Топ-5 — лучшие стихи про одиночество

Тема одиночества близка и понятна многим русским поэтам. В этом нет ничего удивительного, так как многие из них при жизни оказались непризнанными, их творчество значительно опережало время, и было оценено по достоинству гораздо позже. Жизнь таких людей оказалась лишенной простых человеческих радостей, самой ценой из которых является общение. Одиночество стало их вторым «я», образом жизни и мыслей. Но, в то же время, помогло создать множество прекрасных и глубоких произведений, заставило острее чувствовать окружающий мир и собственную неприкаянность.

5 место. Для некоторых поэтов одиночество является синонимом отсутствия любви. Именно это чувство дает возможность человеку в полной мере ощущать себя счастливым. Когда любовь уходит, то в душе селится пустота. И даже если тот, кто еще недавно был самым близким и родным человеком, по-прежнему находится рядом, его уже не существует в твоем мире, наполненном печалью и тоской. Именно этим чувствам посвятил свое стихотворение «Одиночество в любви» поэт Дмитрий Мережковский. В его понимании любовь – это вечный поединок, в котором идет борьба за свободу. И тот, кто выходит из него победителем, получает в награду одиночество. «Я жил один, один умру», — пишет поэт, утверждая, что только смерть сможет научить людей любить без оглядки, открыто и по-настоящему.

«Одиночество в любви» Д.Мережковский

Темнеет. В городе чужом
Друг против друга мы сидим,
В холодном сумраке ночном,
Страдаем оба и молчим.

И оба поняли давно,
Как речь бессильна и мертва:
Чем сердце бедное полно,
Того не выразят слова.

Не виноват никто ни в чем:
Кто гордость победить не мог,
Тот будет вечно одинок,
Кто любит, — должен быть рабом.

Стремясь к блаженству и добру,
Влача томительные дни,
Мы все — одни, всегда — одни:
Я жил один, один умру.

На стеклах бледного окна
Потух вечерний полусвет.-
Любить научит смерть одна
Все то, к чему возврата нет.

4 место. В свою очередь, поэт Николай Рубцов олицетворяет одиночество со старостью и смертью. Для него эти понятия весьма близки, так как пожилой человек, друзья которого постепенно уходят из жизни, теряет людей, с которыми его объединяли общие интересы. В итоге в своем стихотворении «Замерзают мои георгины» поэт отмечает, что к концу жизни чувство одиночества и осознание того, что человек никому не нужен, становятся настолько сильными, что на их фоне смерть кажется единственным способом избавления от душевных страданий.

«Посвящение другу» Н.Рубцов

Замерзают мои георгины.
И последние ночи близки.
И на комья желтеющей глины
За ограду летят лепестки…
Нет, меня не порадует — что ты! —
Одинокая странствий звезда.
Пролетели мои самолеты,
Просвистели мои поезда.
Прогудели мои пароходы,
Проскрипели телеги мои, —
Я пришел к тебе в дни непогоды,
Так изволь, хоть водой напои!
Не порвать мне житейские цепи,
Не умчаться, глазами горя,
В пугачевские вольные степи,
Где гуляла душа бунтаря.
Не порвать мне мучительной связи
С долгой осенью нашей земли,
С деревцом у сырой коновязи,
С журавлями в холодной дали…
Но люблю тебя в дни непогоды
И желаю тебе навсегда,
Чтоб гудели твои пароходы,
Чтоб свистели твои поезда!

3 место. Подобные мысли, к слову, были свойственны и поэту Николаю Некрасову, который также считал старость синонимом одиночества. В своем стихотворении «Умру я скоро. Жалкое наследство…» автор пишет о том, что преклонный возраст – это не только мудрость, знания и опыт, но и потери друзей, семьи и всех тех, кто в молодости дарил радость общения. И сожалеет, что к концу жизни остался один, на чужбине, лишенный самого важного – заботы и участия со стороны тех, кого когда-то любил.

«Умру я скоро. Жалкое наследство…» Н.Некрасов

Умру я скоро. Жалкое наследство,
О родина! оставлю я тебе.
Под гнетом роковым провел я детство
И молодость — в мучительной борьбе.
Недолгая нас буря укрепляет,
Хоть ею мы мгновенно смущены,
Но долгая — навеки поселяет
В душе привычки робкой тишины.
На мне года гнетущих впечатлений
Оставили неизгладимый след.
Как мало знал свободных вдохновений,
О родина! печальный твой поэт!
Каких преград не встретил мимоходом
С своей угрюмой музой на пути.
За каплю крови, общую с народом,
И малый труд в заслугу мне сочти!

Не торговал я лирой, но, бывало,
Когда грозил неумолимый рок,
У лиры звук неверный исторгала
Моя рука.. Давно я одинок;
Вначале шел я с дружною семьею,
Но где они, друзья мои, теперь?
Одни давно рассталися со мною,
Перед другими сам я запер дверь;
Те жребием постигнуты жестоким,
А те прешли уже земной предел…
За то, что я остался одиноким,
Что я ни в ком опоры не имел,
Что я, друзей теряя с каждым годом,
Встречал врагов всё больше на пути —
За каплю крови, общую с народом,
Прости меня, о родина! прости!

Я призван был воспеть твои страданья,
Терпеньем изумляющий народ!
И бросить хоть единый луч сознанья
На путь, которым бог тебя ведет,
Но, жизнь любя, к ее минутным благам
Прикованный привычкой и средой,
Я к цели шел колеблющимся шагом,
Я для нее не жертвовал собой,
И песнь моя бесследно пролетела,
И до народа не дошла она,
Одна любовь сказаться в ней успела
К тебе, моя родная сторона!
За то, что я, черствея с каждым годом,
Ее умел в душе моей спасти,
За каплю крови, общую с народом,
Мои вины, о родина! прости.

2 место. Поэт Сергей Есенин также посвятил ряд стихов одиночеству, считая, что это состояние свойственно каждому человеку в той или иной мере. У кого-то оно вызывает печаль и разочарование, других же заставляет переосмыслить собственную жизнь и попытаться ее изменить. У Есенина одиночество ассоциируется с осенью – любимой порой года поэта. Однако в стихотворении «Отговорила роща золотая» он сравнивает свое одиночество с природой, которая готовится в зимней спячке. При этом Есенин отмечает, что каждый человек, став взрослым и покинув отчий дом, становится вечным странником и заложником этого чувства, которое заставляет его совершать пустые и необдуманные поступки. А после жалеть об этом и вновь пытаться найти забвение в обществе друзей, вина и женщин.

«Отговорила роща золотая» С.Есенин

Отговорила роща золотая
Березовым, веселым языком,
И журавли, печально пролетая,
Уж не жалеют больше ни о ком.

Кого жалеть? Ведь каждый в мире странник —
Пройдет, зайдет и вновь покинет дом.
О всех ушедших грезит конопляник
С широким месяцем над голубым прудом.

Стою один среди равнины голой,
А журавлей относит ветром в даль,
Я полон дум о юности веселой,
Но ничего в прошедшем мне не жаль.

Не жаль мне лет, растраченных напрасно,
Не жаль души сиреневую цветь.
В саду горит костер рябины красной,
Но никого не может он согреть.

Не обгорят рябиновые кисти,
От желтизны не пропадет трава,
Как дерево роняет тихо листья,
Так я роняю грустные слова.

И если время, ветром разметая,
Сгребет их все в один ненужный ком…
Скажите так… что роща золотая
Отговорила милым языком.

1 место. Пожалуй, наиболее часто в своем творчестве к теме одиночества обращался поэт Михаил Лермонтов, для которого подобное состояние души стало привычным и почти естественным. Поэтические образы, создаваемые им, нередко являются одинокими странниками, которые порой и сами не знаю, куда держат свой путь. Однако в стихотворении «Как страшно жизни сей оковы» Лермонтов открыто, без метафорических сравнений, рассуждает на тему одиночества, отмечая, что радость и веселье с человеком готовы разделить многие, а грусть и печаль – никто.

Как страшно жизни сей оковы
Нам в одиночестве влачить.
Делить веселье — все готовы:
Никто не хочет грусть делить.

Один я здесь, как царь воздушный,
Страданья в сердце стеснены,
И вижу, как судьбе послушно,
Года уходят, будто сны;

И вновь приходят, с позлащенной,
Но той же старою мечтой,
И вижу гроб уединенный,
Он ждет; что ж медлить над землей?

Никто о том не покрушится,
И будут (я уверен в том)
О смерти больше веселится,
Чем о рождении моем…

Стихи о одиночестве

Стихи известных русских поэтов о одиночестве.

Одиночество — общий удел
Фёдор Сологуб

Одиночество — общий удел,
Да не всякий его сознает,-
Ты себя обмануть не хотел,
И оно тебе ад создает.

И не рад ты, и рад ты ему,
Но с тоской безутешной твоей
Никогда не пойдешь ни к кому —
И чего б ты просил у людей?

Никому не завидовал ты,
Пожелать ничего ты не мог,
И тебя увлекают мечты
На просторы пустынных дорог.

Когда сижу я ночью одиноко.
Николай Огарёв

Когда сижу я ночью одиноко
И образы святые в тишине
Так из души я вывожу глубоко,
И звонкий стих звучит чудесно мне,—

Я счастлив! мне уж никого не надо.
Весь мир во мне! Создание души
Самой душе есть лучшая отрада,
И так его лелею я в тиши.

И вижу я тогда, как дерзновенно,
Исполнен мыслью, дивный Прометей
Унес с небес богов огонь священный
И в тишине творит своих людей.

А одиночество бывает сразу
Борис Смоленский

А одиночество бывает сразу —
С последними прощальными гудками.
Рассунуты скорей рукопожатья,
Один толчок, назад поплыл перрон,
Друзья бегут,
заглядывают в окна,
Но круто обрывается платформа.
И ты один — в дороге.
Семафоры
Поднимут руки вверх,
страшась разгона.
Мелькнут пакгаузы —
и город кончен.
Пошли писать поляны и поля.

Вечерний лес дорогу распахнет
У дымного открытого окна,
Закурит не спеша,
и будет молча
Глядеть тебе в глаза,
припоминая,
Что будто где-то видел он тебя.

Как стыдно одному ходить в кинотеатры
без друга, без подруги, без жены,
где так сеансы все коротковаты
и так их ожидания длинны!
Как стыдно —
в нервной замкнутой войне
с насмешливостью парочек в фойе
жевать, краснея, в уголке пирожное,
как будто что-то в этом есть порочное.
Мы,
одиночества стесняясь,
от тоски
бросаемся в какие-то компании,
и дружб никчемных обязательства кабальные
преследуют до гробовой доски.
Компании нелепо образуются —
в одних все пьют да пьют,
не образумятся.
В других все заняты лишь тряпками и девками,
а в третьих —
вроде спорами идейными,
но приглядишься —
те же в них черты.
Разнообразные формы суеты!
То та,
то эта шумная компания.
Из скольких я успел удрать —
не счесть!
Уже как будто в новом был капкане я,
но вырвался,
на нем оставив шерсть.
Я вырвался!
Ты спереди, пустынная
свобода.
А на черта ты нужна!
Ты милая,
но ты же и постылая,
как нелюбимая и верная жена.
А ты, любимая?
Как поживаешь ты?
Избавилась ли ты от суеты;
И чьи сейчас глаза твои раскосые
и плечи твои белые роскошные?
Ты думаешь, что я, наверно, мщу,
что я сейчас в такси куда-то мчу,
но если я и мчу,
то где мне высадиться?
Ведь все равно мне от тебя не высвободиться!
Со мною женщины в себя уходят,
чувствуя,

Я спал, и смыла пена белая
Меня с родного корабля,
И в черных водах, помертвелая,
Открылась мне моя земля.

Она полна конями быстрыми
И красным золотом пещер,
Но ночью вспыхивают искрами
Глаза блуждающих пантер.

Там травы славятся узорами
И реки словно зеркала,
Но рощи полны мандрагорами,
Цветами ужаса и зла.

На синевато-белом мраморе
Я высоко воздвиг маяк,
Чтоб пробегающие на море
Далеко видели мой стяг.

Я предлагал им перья страуса,
Плоды, коралловую нить,
Но ни один стремленья паруса
Не захотел остановить.

Все чтили древнего оракула
И приговор его суда
О том, чтоб вечно сердце плакало
У всех заброшенных сюда.

И надо мною одиночество
Возносит огненную плеть
За то, что древнее пророчество
Мне суждено преодолеть.

И ветер, и дождик, и мгла
Над холодной пустыней воды.
Здесь жизнь до весны умерла,
До весны опустели сады.
Я на даче один. Мне темно
За мольбертом, и дует в окно.

Вчера ты была у меня,
Но тебе уж тоскливо со мной.
Под вечер ненастного дня
Ты мне стала казаться женой.
Что ж, прощай! Как-нибудь до весны
Проживу и один — без жены.

Сегодня идут без конца
Те же тучи — гряда за грядой.
Твой след под дождем у крыльця
Расплылся, налился водой.
И мне больно глядеть одному
В предвечернюю серую тьму.

Мне крикнуть хотелось вослед:
«Воротись, я сроднился с тобой!»
Но для женщины прошлого нет:
Разлюбила — и стал ей чужой.
Что ж! Камин затоплю, буду пить.
Хорошо бы собаку купить.

Как часто, бросив взор с утесистой вершины,
Сажусь задумчивый в тени древес густой,
И развиваются передо мной
Разнообразные вечерние картины!
Здесь пенится река, долины красота,
И тщетно в мрачну даль за ней стремится око;
Там дремлющая зыбь лазурного пруда
Светлеет в тишине глубокой.
По темной зелени дерев
Зари последний луч еще приметно бродит,
Луна медлительно с полуночи восходит
На колеснице облаков,
И с колокольни одинокой
Разнесся благовест протяжный и глухой;
Прохожий слушает,— и колокол далекий
С последним шумом дня сливает голос свой.
Прекрасен мир! Но восхищенью
В иссохшем сердце места нет.
По чуждой мне земле скитаюсь сирой тенью,
И мертвого согреть бессилен солнца свет.
С холма на холм скользит мой взор унылый
И гаснет медленно в ужасной пустоте;
Но, ах, где встречу то, что б взор остановило?
И счастья нет, при всей природы красоте.
И вы, мои поля, и рощи, и долины,
Вы мертвы! И от вас дух жизни улетел!
И что мне в вас теперь, бездушные картины.
Нет в мире одного — и мир весь опустел.
Встает ли день, нощные ль сходят тени,—
И мрак и свет противны мне.
Моя судьба не знает изменений —
И горесть вечная в душевной глубине!
Но долго ль страннику томиться в заточенье.
Когда на лучший мир покину дольный прах,
Тот мир, где нет сирот, где вере исполненье,
Где солнцы истинны в нетленных небесах.

Как страшно жизни сей оковы
Нам в одиночестве влачить.
Делить веселье — все готовы:
Никто не хочет грусть делить.

Один я здесь, как царь воздушный,
Страданья в сердце стеснены,
И вижу, как судьбе послушно,
Года уходят, будто сны;

И вновь приходят, с позлащенной,
Но той же старою мечтой,
И вижу гроб уединенный,
Он ждет; что ж медлить над землей?

Никто о том не покрушится,
И будут (я уверен в том)
О смерти больше веселится,
Чем о рождении моем.

Стою у власти, душой одинок
Александр Блок

Стою у власти, душой одинок,
Владыка земной красоты.
Ты, полный страсти ночной цветок,
Полюбила мои черты.

Склоняясь низко к моей груди,
Ты печальна, мой вешний цвет.
Здесь сердце близко, но там впереди
Разгадки для жизни нет.

И, многовластный, числю, как встарь,
Ворожу и гадаю вновь,
Как с жизнью страстной я, мудрый царь,
Сочетаю Тебя, Любовь?

Беспокойно сегодня мое одиночество
Георгий Иванов

Беспокойно сегодня мое одиночество —
У портрета стою — и томит тишина.
Мой прапрадед Василий — не вспомню я отчества —
Как живой, прямо в душу глядит с полотна.

Темно-синий камзол отставного военного,
Арапчонок у ног и турецкий кальян.
В заскорузлой руке — серебристого пенного
Круглый ковш. Только, видно, помещик не пьян.

Хмурит брови седые над взорами карими,
Опустились морщины у темного рта.
Эта грудь, уцелев под столькими ударами
Неприятельских шашек,— тоской налита.

Что ж? На старости лет с сыновьями не справиться,
Иль плечам тяжелы прожитые года,
Иль до смерти мила крепостная красавица,
Что завистник-сосед не продаст никогда?

Нет, иное томит. Как сквозь полог затученный
Прорезается белое пламя луны,—
Тихий призрак встает в подземельи замученной
Неповинной страдалицы — первой жены.

Не избыть этой муки в разгуле неистовом,
Не залить угрызения влагой хмельной.
Запершись в кабинете — покончил бы выстрелом
С невеселою жизнью,— да в небе темно.

И теперь, заклейменный семейным преданием,
Как живой, как живой, он глядит с полотна,
Точно нету прощенья его злодеяниям
И загробная жизнь, как земная,— черна.

Стихи об одиночестве

Я в одиночестве как в море
Уже купаюсь с головой.
Оно не доля и не горе,
А выбор осторожный мой.

И от него не стану плакать,
Не стоит это моих слез.
За окнами и так уж слякоть,
Которую развозит дождь.

Мне с тобой рядом странно,
Холодно. одиноко.
Кажется, что спонтанно
Выбрана наша дорога.

В пустой квартире, в тишине
Ты вспоминаешь обо мне?
А может, снюсь тебе порой
И ты под утро сам не свой?

Я буду рада, если так.
Не сделаю навстречу шаг.
Все это – заслужил сполна.
Теперь один и я одна!

Снова в гости заглянуло
Одиночество ко мне.
Небо тучей затянуло.
Сердце больше не поет.

Нет покоя в одиночестве,
Хоть порой его так хочется.
Надоедает быть забытою
И от этого сердитою.

Как волчица воешь ночкою,
Ставишь запятые с точками
На своей былой истории.
Поменять бы траекторию.

Без тебя все не то
И пусты города.
Руки прячу в пальто
И бреду в никуда.

Я хочу, чтоб ты был,
Чтобы было тепло.
Чтобы не было зим
И в душе тяжело.

Так устала ходить
Одиноко. одна.
Я мечтаю любить,
Пробудиться от сна!

Ночь, чашка кофе на столе,
А в паре – только блюдце.
Кошки давно в моей душе
Отчаянно скребутся.

Курить не хочется, в дыму
Итак давно сознание.
Сама не знаю почему
Одна. как в наказание.

Одиноко брожу по городу,
Закрываясь от ветра воротом.
Меня боги, наверное, сглазили,
Что я благами пользуюсь разными.

А на деле – в подушку рыдания
Вечерами. с воспоминаниями.
Как когда-то жила неплохо я,
Когда не была одинокая.

Та хочется руки согреть на груди,
Не класть одиноко их на батарею.
Но губы сказали ему: «уходи»,
Хоть сердце стучало: « не верю!»

Теперь я сама. все могу, все равно.
Себе как молитву твержу постоянно.
Рубцами покрылись, наверное, давно
В душе нанесенные ревностью раны.

Этой ночью я буду одна.
Грусть печали-мой разум овеет,
Разделю я с бокалом вина-
Свои чувства- что в сердце теплеют,

Потеряв счет часам и минутам, так
Тревожно вновь сердце стучит и твой образ,
Как призрак былого- мне тебя позабыть не велит!
И хотя между нами пространство, я тебя так же

Нежно люблю, но обиды жестокой коварство- ранит
Сердце и губит душу. наше счастье-как хрупкая
Ваза на осколки разбилось об ложь! и как больно понять,
Мой любимый, что тебя не увижу я вновь.

Одиночество — черная кошка
Перебежала мне как-то дорожку.
И теперь я все время одна,
Будто ночью на небе луна.

Грустно, пусто вокруг и темно.
Я сижу, молча глядя в окно,
А за ним где-то падает свет,
Где-то там, где сейчас меня нет.

Где-то дарят ночному бульвару
Любви первой цветы и слова.
Я сижу тут и молча мечтаю,
Думать хочет моя голова.

Одиночество. так ли уж плохо
Час другой у окна просидеть?
И смотреть, как холодное око
Серенаду тебе будет петь.

И смотреть, как вокруг все кружится,
Заметая вчерашние дни.
Этот вечер еще повторится.
Мы с луной будет снова одни.

Стихи про одиночество

И ветер, и дождик, и мгла
Над холодной пустыней воды.
Здесь жизнь до весны умерла,
До весны опустели сады.
Я на даче один. Мне темно
За мольбертом, и дует в окно.

Вчера ты была у меня,
Но тебе уж тоскливо со мной.
Под вечер ненастного дня
Ты мне стала казаться женой.
Что ж, прощай! Как-нибудь до весны
Проживу и один — без жены.

Сегодня идут без конца
Те же тучи — гряда за грядой.
Твой след под дождем у крыльца
Расплылся, налился водой.
И мне больно глядеть одному
В предвечернюю серую тьму.

Мне крикнуть хотелось вослед:
«Воротись, я сроднился с тобой!»
Но для женщины прошлого нет:
Разлюбила — и стал ей чужой.
Что ж! Камин затоплю, буду пить.
Хорошо бы собаку купить.

Я, я, я! Что за дикое слово!
Неужели вон тот — это я?
Разве мама любила такого,
Желто-серого, полуседого
И всезнающего, как змея?

Разве мальчик, в Останкине летом
Танцевавший на дачных балах,-
Это я, тот, кто каждым ответом
Желторотым внушает поэтам
Отвращение, злобу и страх?

Разве тот, кто в полночные споры
Всю мальчишечью вкладывал прыть,-
Это я, тот же самый, который
На трагические разговоры
Научился молчать и шутить?

Впрочем — так и всегда на средине
Рокового земного пути:
От ничтожной причины — к причине,
А глядишь — заплутался в пустыне,
И своих же следов не найти.

Да, меня не пантера прыжками
На парижский чердак загнала.
И Виргилия нет за плечами,-
Только есть одиночество — в раме
Говорящего правду стекла.

Перекресток семи дорог

Если сто раз с утра – все не так,
Если пришла пора сделать шаг,
Если ты одинок,
Значит, настал твой срок
И ждет за углом перекресток семи дорог…

Там не найти людей,
Там нет машин…
Есть только семь путей,
И ты – один…
И как повернуть туда,
Где светит твоя звезда?
Ты выбираешь раз и навсегда…

Перекресток семи дорог, вот и я…
Перекресток семи дорог – жизнь моя.
Пусть загнал я Судьбу свою,
Но в каком бы не пел краю,
Все мне кажется, я опять на тебе стою.

Сколько минуло лет, сколько дней…
Я прошагал весь свет, проплыл сто морей…
И вроде все – как всегда,
Вот только – одна беда:
Все мне кажется, я на нем сверну вникуда.

Перекресток семи дорог, вот и я…
Перекресток семи дорог – жизнь моя.
Пусть загнал я Судьбу свою,
Но в каком бы не шел строю,
Все мне кажется, я опять на тебе стою…

По улице моей который год

По улице моей который год
звучат шаги — мои друзья уходят.
Друзей моих медлительный уход
той темноте за окнами угоден.

Запущены моих друзей дела,
нет в их домах ни музыки, ни пенья,
и лишь, как прежде, девочки Дега
голубенькие оправляют перья.

Ну что ж, ну что ж, да не разбудит страх
вас, беззащитных, среди этой ночи.
К предательству таинственная страсть,
друзья мои, туманит ваши очи.

О одиночество, как твой характер крут!
Посверкивая циркулем железным,
как холодно ты замыкаешь круг,
не внемля увереньям бесполезным.

Так призови меня и награди!
Твой баловень, обласканный тобою,
утешусь, прислонясь к твоей груди,
умоюсь твоей стужей голубою.

Дай стать на цыпочки в твоем лесу,
на том конце замедленного жеста
найти листву, и поднести к лицу,
и ощутить сиротство, как блаженство.

Даруй мне тишь твоих библиотек,
твоих концертов строгие мотивы,
и — мудрая — я позабуду тех,
кто умерли или доселе живы.

И я познаю мудрость и печаль,
свой тайный смысл доверят мне предметы.
Природа, прислонясь к моим плечам,
объявит свои детские секреты.

И вот тогда — из слез, из темноты,
из бедного невежества былого
друзей моих прекрасные черты
появятся и растворятся снова.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector