Мир природы и ее роль в жизни человека (по лирике Б

Время все отчетливее выявляет масштабы художественного мира Б. Пастернака. Высшей мерой проявления жизни, носительницей её смысла была для поэта природа. Жизнь, пьянящая радость ощущения единения во всем живом – в цикле стихотворений «Весна». Поэт восторженно удивляется новому расцвету природы.
Книга «Сестра моя – жизнь», вышедшая в 1922 году, парадоксально совмещает поэтику футуризма с романтической традицией. «Сестра моя – жизнь» – своеобразный любовный роман, роман в стихах, состоящий из одних лирических отступлений. О поступках людей почти ничего не говорится, повествовательное начало сведено к минимуму.
Природа же в стихах Пастернака одухотворена, наделена свойствами субъекта. Она становится действующим лицом наравне с человеком. Человек лишь выражает словами действия, поступки природы.
Композиторское умение Пастернака в звуке передавать и внешний, и внутренний мир приводит у него к тому, что подчас звучание, а не привычное значение слов определяет у поэта отбор этих образов:
Отростки ливня грязнут в гроздьях
И долго, долго, до зари
Кропают с кровель свой акростих,
Пуская в рифму пузыри.
(«Поэзия», 1922)
Шум дождя и звук падающих капель в этих строчках чувствуешь, можно сказать, губами и кончиком языка, и, не ощущая этого, трудно объяснить, почему у ливня появились «отростки», которые «грязнут в гроздьях» садовых растений.
Философичность стихов Пастернака заключается в том, что они разрешают самую важную проблему XX века – проблему трагического разлада человека и мира, ставшего для человека враждебным и лишенным смысла. Действительно, прекрасная и могучая природа современному человеку, не находящему более поддержки в вере, видится равнодушной, даже жестокой: стихийные бедствия, эпидемии, космические катаклизмы, кажется, в любой момент готовы стереть людей с лица земли. Природа равнодушна к человеку – но не у Пастернака.
Окружающий мир пронизан человеческой эмоцией, и уже поэтому не может быть чужд человеку. Поэтическое сравнение и метафора оказываются превосходным средством сближать человеческое и природное, одухотворять внешний мир и растворять в природе – внутренний.
Если для акмеистов многовековая культура служила спасительным убежищем от небытия и вселенского хаоса, источником смысла в этом мире, то Пастернак живет чувством своей причастности всему миру, в том числе и не «окультуренному» человеческой жизнедеятельностью:
Природа, мир, тайник вселенной,
Я службу долгую твою,
Объятый дрожью сокровенной
В слезах от счастья отстою.
(«Когда разгуляется», 1956).
Мотив дождя, являющийся центральным в книге «Сестра моя – жизнь», неоднократно встречающийся в ряде стихотворений, подчас с определением «весенний», символизирует оживление, возрождение, любовь. Пастернаковский «весенний дождь» пробуждает аналогии с библейским образом живой воды.
Вот стихотворение из цикла «Развлечения любимой», помещенного в книге «Сестра моя – жизнь». Оно переполнено счастливой любовью и является ее своеобразной формулой.
Название цикла, название стихотворения, первая строфа позволяют представить себе следующее: герой вдвоем со своей любимой, в лодке, отдыхает, вокруг летнее цветение природы. То ли сердце колотится от волнения, то ли лодка покачивается на волнах, но все существо героя переполнено ощущением счастья, любви и главное – нешуточности, серьезности и торжественности этой любви. О последнем говорит обращенное то ли к спутнице, то ли к читателю восклицание-предупреждение:
…о, погоди!
Это ведь может со всяким случиться!
Счастливый полдень любви по своей значимости для человека не уступает тайне звездного неба, всей мощи истории и культуры («Гераклу громадному»), наконец, всей бездне прошедшего и будущего времени (на щелканье славок – небольших певчих птичек, вроде воробьев, – можно промотать целые века, лишь бы «она» была рядом).
Четырехстопный дактиль с дактилическими же окончаниями (во второй и третьей строфах) хорошо передает «заклинательные» интонации предельно взволнованной речи. Напор внутреннего волнения такой, что пятикратный повтор конструкций с ключевым словом «это» («это ведь значит…» и др.) не оставляет впечатления поэтического приема, а кажется вполне понятным нежеланием произносить вслух слово «любовь», так много значащее для героя. Обратим внимание также на знаменитые пастернаковские метафоры, соединенные с метонимией: «лодка колотится», да еще не где-то, а в «сонной груди»; «ивы целуют» не только героя (и героиню), но и лодку (уключины) – поистине «все во мне – и я во всем» (Ф. Тютчев).
Стихотворение на редкость музыкально. Первые три строчки построены на звуках «л», «д», и «и» – так и слышится сонное колыхание воды. Начало второй строфы пронизывает поющее «э»:
Этим вЕдь в пЕснЕ тЕшатся всЕ.
Это вЕдь значит – пЕпЕл сирЕнЕвый…
Нарядное слово «роскошь» как бы продолжается своими звуками в последующем: словосочетании «кРоШеной РомаШКи в Росе». В последней же строфе «л» и «р» напоминают о щелканье славок.
В лирике Пастернака предстает мир, утративший устойчивость. Одна из важнейших тем в творчестве этого времени – место человека в истории, которая представлена хаосом:
И хаос опять взлетает на свет,
Как во времена ископаемых.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Пастернак Б.Л. / Стихотворения / Мир природы и ее роль в жизни человека (по лирике Б. Пастернака)

Смотрите также по произведению «Стихотворения»:

Пастернак стихотворение жизнь

Одно из последних стихотворений Б.Пастернака «Единственные дни» было написано в 1959 г. и впервые опубликовано в сборнике «Стихотворения и поэмы» (М., 1961), а позднее вошло в книгу стихов «Когда разгуляется» (1956-1959) 1 .
После ряда лет молчания, когда поэт вынужден был заниматься только переводами, появляются стихи, в которых преобладает «естественная, непосредственная простота. простота емкая, сложная, простота пушкинская и человеческая. » 2 .

На протяженье многих зим
Я помню дни солнцеворота,
И каждый был неповторим
И повторялся вновь без счета.

И целая их череда
Составилась мало-помалу –
Тех дней единственных, когда
Нам кажется, что время стало.

Я помню их наперечет:
Зима подходит к середине,
Дороги мокнут, с крыш течет
И солнце греется на льдине.

И любящие, как во сне,
Друг к другу тянутся поспешней,
И на деревьях в вышине
Потеют от тепла скворешни.

И полусонным стрелкам лень
Ворочаться на циферблате,
И дольше века длится день,
И не кончается объятье.

В этих стихах удивительно прозрачные языковые образы, не утрачивающие при этом экспрессии и глубины. Сравнения и олицетворения, как и в прежних стихах Пастернака, выполняют ведущую роль в создании выразительности, а динамика действия заключена в глаголе и метафоре.
Поэт описывает дни солнцеворота (так в народе называют солнцестояние), выстроившиеся чередой в его памяти. Дни многих зим прожитой жизни, и каждый из этих «повторяющихся без счета» дней был «неповторим», единственен в своем роде. В этом стихотворении нет сложных ассоциативных ходов, больших философских раздумий, составляющих основу многих стихотворений Б.Пастернака. Но под внешней простотой, конкретностью поэтических образов кроется эмоционально-семантическая насыщенность стиха. Исследователи отмечают характерную особенность поэзии Пастернака – присутствие авторского «я» в каждом стихотворении. Реалии внешнего мира не описываются ради них самих, они – способ выражения личных чувств и раздумий. Сам Б.Пастернак писал, что искусство есть запись смещения действительности, производимого чувством. Окружающая действительность не является конечной целью творчества, а, олицетворенная, становясь субъектом действия, отражает движения чувств («Охранная грамота»).
В «Единственных днях» поэт стремился передать самый «облик» дней, посетившие его тогда чувства. С чувствами этими для автора непрерывно связаны впечатления окружающего мира, состояние людей в эти дни.

Зима подходит к середине,
Дороги мокнут, с крыш течет.
.
И любящие, как во сне,
Друг к другу тянутся поспешней.

Выразительной простотой строк Б.Пастернак достигает того, что поэтическое откровение не воспринимается как чужое, ощущение отстраненности у читателя исчезает: зрительные ассоциации порождают ассоциации эмоциональные. Образное и эмоциональное сближение с личными переживаниями поэта достигается и строками:

Тех дней единственных, когда
Нам кажется, что время стало.

Здесь местоимение нам сменяет состояние я предыдущей строфы, а нанизывание придаточных предложений (Тех дней, когда нам кажется, что. ), в которые слово когда вносит оттенок субъективной модальности, создает разговорный характер.
Мы не встретим в стихотворении словесно выраженного описания личного эмоционального состояния (за исключением, пожалуй, строки Нам кажется, что время стало). Чувства характеризуются отвлеченно-метафорически, и даже вполне конкретные картины «приобретают значение прекрасных поэтических абстракций», создавая ощущение предчувствия перемен, кажущейся бесконечности дня (И дольше века длится день).
Композиционно стихотворение как бы распадается на две части. Первые две строфы – это введение в тему, а третья, четвертая и пятая – раскрытие темы. Единство стихотворения создается пронизывающим его общим эмоциональным настроением и структурной связью частей: вторая часть – поэтическое объяснение первой. При этом все стихотворение – раскрытие смысла заглавия «Единственные дни». Стоящее в заглавии слово дни еще не имеет для читателя никакой иной семантики, кроме общесловарной. Но в тексте это общесловарное значение приобретает значение, сторящееся на семантической основе всего стихотворения.
Слово единственные, усиленное инверсионным повторением (Тех дней единственных) и контекстуальными синонимами (дни солнцеворота, каждый был неповторим), во второй части стихотворения получает конкретное образное выражение, обретая новые смысловые и эмоциональные приращения.
Контекстуальный синоним неповторим соотносится не только со словом единственные, но и со словом повторялся. В строках И каждый был неповторим И повторялся вновь без счета, связанных смысловым единством, анафорическим и звуковым повтором, возникает и внутренняя смысловая взаимозависимость слов неповторимповторялся, образующих семантический оксюморон.
Таким образом, в первой части стихотворения поэт подготавливает читателя к воспоминаниям о «единственных днях», одновременно указывая на повторяемость, закономерность происходящего. И повторялся вновь без счета, И целая их череда.
Третья и четвертая строфы – это описание самих «дней солнцеворота». Лаконичность синтаксических конструкций, свойственная всему стихотворению, здесь особенно подчеркнута содержательной композицией строф. Их строки напоминают скупые, но выразительные мазки живописи. Обращает на себя внимание почти полное отсутствие эпитетов и сравнений, которыми так богаты ранние стихи Б.Пастернака. Лишенная тропов, третья строфа только заканчивается семантическим оксюмороном с одновременным олицетворением: И солнце греется на льдине, где собственно оксюморон греться на льдине осложняется существительным солнце, вступающим в необычное сочетание с глаголом греться. Видимо, подобная языковая образность вызвана картиной отраженного в подтаявшей льдине солнца.
Четвертая строфа является семантическим продолжением перечислений третьей строфы. Это подчеркивает и появившееся на стыке третьей и четвертой строф анафорическое и: И солнце греется на льдине. И любящие, как во сне.
Сами строки, составляющие четвертую строфу, оказываются парно параллельными: первая-вторая – третья-четвертая строки опираются на анафорическое и первой и четвертой строк и тождество ритмической конструкции.
В четвертой строфе характер перечислений нарушается: описание природы неожиданно сменяется описанием проявления чувств: И любящие, как во сне, Друг к другу тянутся поспешней. Лирический тон строки как бы диссонирует со словосочетанием тянутся поспешней, но значение слова поспешней («очень быстро, торопливо») не актуализируется в них благодаря сравнению как во сне. Это сравнение придает положительную окраску слову поспешней и одновременно, образуя смысловое единство со словами любящие, тянутся поспешней, способствует возникновению нового смысла: «смутно, зыбко, инстинктивно».
Последние две строки четвертой строфы – возврат к описанию природы: И на деревьях в вышине Потеют от тепла скворешни. С помощью олицетворения поэт создает здесь метафорический образ: Потеют от тепла скворешни – становятся влажными от растаявшего снега.
Третья и четвертая строфы, наполненные выразительными образами, раскрывают внутреннее состояние поэта, передают его мировосприятие, заражают читателя его настроением.
Но смысловой квинтэссенцией всего стихотворения является последняя, пятая строфа. И полусонным стрелкам лень Ворочаться на циферблате. Из объема значений слов полусонные, лень, ворочаться выделяется общее смысловое ядро – остановившееся время. Значение это еще больше конкретизируется в строке И дольше века длится день, которая построена на приеме семантического оксюморона. Вообще тема временной длительности, протяженности проходит через все стихотворение. Она звучит и в первой части стихотворения: Нам кажется, что время стало, и во второй – как своеобразная семантическая перекличка:

И полусонным стрелкам лень
Ворочаться на циферблате,
И дольше века длится день.

Тема времени лексически выражена в первых двух строфах, образующих своеобразный контекстуально-синонимический ряд: повторялся, без счета, целая . череда составилась мало-помалу. Ощущение бесконечности дня подчеркивается и использованными в описании глаголами настоящего времени, несовершенного вида: подходит, мокнут, греется, тянутся, потеют, длится, не кончается. В строке И дольше века длится день тема временной длительности получает естественное, органичное завершение, здесь как бы «фокусируется» осмысленное поэтом как реальность остановившееся время 3 .
Для понимания последней строки (И не кончается объятье), вероятно, нужно иметь в виду и «экстралингвистические факторы». Стихотворение было написано поэтом в конце жизни, но все оно пронизано светлым чувством. Семантическое наполнение слова объятье предполагает положительную тему: «чувство радости, жизни». Особенность поэзии Б.Пастернака в том, что в стихах он стремится донести до читателя мысли гораздо более сложные, чем те, которые возникают из суммы значений слов. Возможно, что многое из того хорошего, светлого, что было в жизни, ассоциируется у поэта с «днями солнцеворота», когда живут с ощущением перемен, в предчувствии радости. И слово объятье в контексте стихотворения получает новые смысловые приращения. И не кончается объятье – не кончается радостное, светлое чувство, не кончается жизнь.
Одной из организующих стихотворение фигур является анафора. Она переплетает, стягивает стихотворные строки в единое смысловое целое. Семантическое единство создают и межстрофные повторы: Я помню дни солнцеворота. Я помню их наперечет.
В стихотворении практически нет слов, которые требовали бы лингвистического толкования. Нет архаизмов, фразеологизмов или часто используемой поэтом разговорно-просторечной лексики (за исключением слова солнцеворот). Поэтичность, выразительность стихотворения создаются не обилием языковых средств, а неожиданным соединением самых простых, хорошо известных слов.

Пастернак стихотворение жизнь

Гул затих. Я вышел на подмостки.
Прислонясь к дверному косяку,
Я ловлю в далеком отголоске,
Что случится на моем веку.

На меня наставлен сумрак ночи
Тысячью биноклей на оси.
Если только можно, Aвва Oтче,
Чашу эту мимо пронеси.

Я люблю твой замысел упрямый
И играть согласен эту роль.
Но сейчас идет другая драма,
И на этот раз меня уволь.

Но продуман распорядок действий,
И неотвратим конец пути.
Я один, все тонет в фарисействе.
Жизнь прожить — не поле перейти.

Гул затих. Я погрузился в воду.
Поднырнув под бережок крутой,
Я смотрю на красоту природы,
Что растет под самою водой.

На меня глядят с испугом рыбы
Сотнями малюсеньких глазков.
Я молюсь сквозь временные всхлипы,
Чтоб не знать их матерей-отцов.

Я смотрю по сторонам и прямо,
Под водой играя чью-то роль.
Рыбы, звезды – всё зовёт упрямо,
Возвращаться снова, вновь и вновь.

Но запасы воздуха иссякли,
И пора на сушу выходить.
Я стряхаю теплой влаги капли:
Жизнь прожить – не море переплыть.

Все мои произведения распространяются под лицензией Creative Commons (CC-BY-NC-ND)

Ваш комментарий

имя: Каору
Гамлет-как-то совсем не «Гамлет», а Пастернак удался. В контрасте друг с другом смотрятся особенно хорошо.
дата: Январь 04, 2011 — 06:55
имя: Федор
Проходил мимо, прочитал. Ерунда какая-то — рифма есть, а смысла нет.
дата: Декабрь 16, 2010 — 07:03
имя: Татьяна
Екатерина, Вы неправы! Во-первых, литературная пародия (как жанр) имеетдавние традиции, во-вторых, Вы (как поклонница Пастернака) слишком уж вульгарно выражаетесь.
дата: Май 27, 2010 — 00:01
имя: LIZI
ПРИКОЛЬНО НАПИСАНО)))) Я ДУМАЮ ПАСТЕРНАК НЕ ОБИДИЛСЯ БЫ))))
дата: Март 01, 2010 — 20:23
имя: Ginner
Екатерина, почему же не имею права? У нас свобода слова. Снимают же римейки старых картин, ремиксы песен — почему я не имею права написать своё стихотворение, лишь подражаю Пастернаку? :)
дата: Февраль 16, 2010 — 04:53
имя: Екатерина
Ваша пародия — дерьмище. Вы не имели никакого права издеваться над гениальным стихотворением. Засуньте в жопу вашу самооценку и ваше творчество.
дата: Февраль 11, 2010 — 21:33
имя: Ginner
kristik, стихи пишутся и для смеха также. Смысл стихотворения Бориса Леонидовича — знаю, просто захотелось — спародировать, не более ))
дата: Март 19, 2008 — 09:13
имя: kritik
pomojmu stixi pi6utsa ne dla rifmi i smexa. zadumajsa. i podumaj o smisle slov Pasternaka.
дата: Март 19, 2008 — 07:17
имя: Ginner
2 johasam — я вообще-то не девушка ))))
дата: Март 14, 2008 — 01:12
имя: johasam
вообще-то искала пастернака.)
прикольное стихотворение.согласна что ты талантлива.и с чувством юмора.
дата: Март 13, 2008 — 22:57
имя: эдуард
довольно не плохо
дата: Январь 27, 2008 — 02:07
имя: Ксюша
Очень лирическое и проницательное стихотворение.
дата: Декабрь 17, 2007 — 23:37
имя: Злой эльф
Такие стихи только подчеркивают, насколько талантлив Пастернак.
дата: Октябрь 28, 2007 — 18:03
имя: Tvin
хорошо написано!Молодец!
дата: Сентябрь 30, 2007 — 19:47
имя: Katarina
Здорово!Просто умничка. :))))
дата: Июнь 04, 2007 — 05:10
имя: Ginner
Ну если заглянешь — пройди на 1-ую страницу сайта — там написано обо мне :)))
дата: Апрель 25, 2007 — 09:57
имя: дашка
Опять я, можешь написать еще что нибудь интиресненькое, а сколько тебе лет. Я обязательно загляну на твой сайт еще разочек дрругой.
дата: Апрель 25, 2007 — 03:25
имя: дашка
просто здорово. Ты молодец.
дата: Апрель 25, 2007 — 03:22
имя: deadman
suck
дата: Апрель 20, 2007 — 14:20
имя: настена
Стихотворение о предназначении поэта: внести гармонию в обычную жизнь.
дата: Апрель 20, 2007 — 02:25

Интересное

Связаться со мной

Приветствую! Этот сайт посвящен моему творчеству, стихам, которые я пишу время от времени уже более 10 лет, с 2002 года. Надеюсь, вам что-то понравится, что сможете найти в каких-то стихотворениях себя.

«Гамлет» Б. Пастернак

«Гамлет» Борис Пастернак

Гул затих. Я вышел на подмостки.
Прислонясь к дверному косяку,
Я ловлю в далеком отголоске,
Что случится на моем веку.

На меня наставлен сумрак ночи
Тысячью биноклей на оси.
Если только можно, Aвва Oтче,
Чашу эту мимо пронеси.

Я люблю твой замысел упрямый
И играть согласен эту роль.
Но сейчас идет другая драма,
И на этот раз меня уволь.

Но продуман распорядок действий,
И неотвратим конец пути.
Я один, все тонет в фарисействе.
Жизнь прожить — не поле перейти.

Анализ стихотворения Пастернака «Гамлет»

Роман Бориса Пастернака «Доктор Живаго» открывается стихотворением «Гамлет», которое поэт приписывает авторству своего героя. Впоследствии это произведение приобрело огромную популярность, потому как в нем дается ответ на вопрос, что же такое человек, и может ли он оставаться самим собой до конца жизни.

История возникновения этого произведения довольно необычна. Помимо литературной деятельности Борис Пастернак, владеющий несколькими иностранными языками, занимался переводами. И именно его авторству принадлежит самая знаменитая русскоязычная версия знаменитого «Гамлета» Уильям Шекспира. Работая с первоисточником, поэт смог в полной мере ощутить трагедию главного героя, поставленного перед непростым выбором. Однако свое произведение он посвятил актерам, которым предстоит сыграть эту непростую роль на сцене, поэтому стихотворение начинается со строк: «Гул затих. Я вышел на подмостки, прислоняясь к дверному косяку». Однако, описывая те чувства, которые испытывает человек в образе Гамлета, Пастернак имеет ввиду не только актеров. Образ, созданный поэтом, гораздо шире и глубиннее. Он является собирательным и включает в себя множество ипостасей, которые обобщены обычными эмоциями. Если рассматривать их с философской точки зрения, то каждый из нас, будь то Юрий Живаго, шекспировский Гамлет, сам Пастернак или же любой другой человек, рано или поздно встает перед жизненным выбором. И. приняв какое-то решение, испытывает не только волнение, но и страх от осознания того что есть только одно мгновение, когда можно что-то изменить или же исправить, после которого наступает так называемая «точка невозврата», когда все последующие поступки уже не будут иметь никакого значения. Поэтому главный герой стихотворения, обращаясь в переполненный зал, просит: «Если только можно, Авве Отче, чашу эту мимо пронеси». Это означает, что в качестве актера он боится сыграть свою роль недостаточно хорошо и вызвать осуждение публики. Однако если разобраться, то любой человек ведет себя точно также вне зависимости от того, кем он является, ведь в жизни каждому из нас приходится лицедействовать. И от того, насколько хорошо и убедительно сыграна роль, зависит абсолютно все – успешная карьера, личное счастье, реализация собственного творческого потенциала.

Обращаясь к судьбе, которая предопределена для каждого человека, Пастернак отмечает: «Я люблю твой замысел упрямый и играть согласен эту роль». Это означает, что автор не намерен противиться очевидным вещам, он – фаталист. Именно так живет большинство из нас, полагаясь на старое доброе «авось», даже не осознавая, что иногда важно не только хорошо выучить свою роль, но и знать содержание всей пьесы, которое может меняться и трактоваться по-разному. Поэтому фраза поэта о том, что «сейчас идет другая драма. И на этот раз меня уволь» сегодня, как и 70 лет назад, может расцениваться, как открытый бунт человека, осознающего, что его заставляют стать участником заранее спланированного представления, о котором он не имеет ни малейшего представления. И это неприкрытое желание отказаться от навязанной роли в условиях тоталитарного режима вызывает искреннее восхищение поэтом, который, в первую очередь, является гражданином своей страны и не желает быть чьей-то марионеткой.

Тем не менее, Пастернак признает, что бороться с системой, которая обладает отлаженным механизмом манипуляции людьми, совершенно бесполезно, так как «продуман распорядок действий и неотвратим конец пути». Потому автор признается, что в своем желании быть личностью он одинок. Финальная же фраза этого стихотворения о том, что «жизнь прожить – не поле перейти» свидетельствует о том, как трудно человеку оставаться искренним и верным самому себе в тех ситуациях, когда окружающие ожидают от него совсем иного.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: