Михаил Лермонтовстихотворение«Жалобы турка»

Ты знал ли дикий край, под знойными лучами,
Где рощи и луга поблекшие цветут?
Где хитрость и беспечность злобе дань несут?
Где сердце жителей волнуемо страстями?
И где являются порой
Умы и хладные и твердые как камень?
Но мощь их давится безвременной тоской,
И рано гаснет в них добра спокойный пламень.
Там рано жизнь тяжка бывает для людей,
Там за утехами несется укоризна,
Там стонет человек от рабства и цепей!
Друг! этот край. моя отчизна!

Р. S. Ах! если ты меня поймешь,
Прости свободные намеки;
Пусть истину скрывает ложь:
Что ж делать? — все мы человеки!

Юношеское стихотворение Лермонтова, написано в 1829 году. Острое политическое содержание стихотворения — скорбь об угнетенной родине — вынудило поэта прибегнуть к иносказанию, замаскировать русские впечатления заглавием «Жалобы турка».

Турция в 1820-е годы считалась образцом деспотического государства. Антитурецкие настроения были особенно сильны в период национально-освободительной борьбы греков, вызывавшей сочувствие в русском обществе.

Пукшин Александр Сергеевич
(Великий русский поэт)

По своей революционно-патриотической устремленности стихотворение Лермонтова отражало традиции декабристов. По содержанию имеет соответствие с пушкинской «Деревней», распространявшейся в то время в списках.

Иоганн Вольфганг фон Гёте
(Великий немецкий поэт)

Первый стих «Ты знал ли дикий край, под знойными лучами» сходен с началом «Песни Миньоны» Иоганна Гете («Kennst du das Land»).

База
стихотворений

Авторы стихов

Монолог

В «Монологе» выражены мысли юного Лермонтова о своем поколении. Но и почти спустя десятилетие с тех пор, когда была написана «Дума», духовный облик поколения 30-х годов не изменяется.

Значит, даже в раннем произведении Лермонтов сумел увидеть его характерные черты и причины, их породившие. Говоря о жизни молодых дворян, своих ровесников, поэт отмечает ее однообразие, бесцельность, безрадостность, подчеркивая это выразительными сравнениями с образами из мира природы: северным растеньем, тусклым зимним солнцем, пустыми бурями:

Такое существование приводит к ранним разочарованиям, к утрате веры в любовь и дружбу, убивает желание наслаждаться радостями жизни. Поэтому лермонтовское поколение не знает юности, не ведает «ни любви, ни дружбы сладкой». Но автор отмечает, что у его молодых соотечественников есть и «глубокие познания, жажда славы и пылкая любовь свободы». Однако все эти прекрасные качества не нужны в обществе, где царят насилие, жестокость, пустота. Они оказываются лишними, так как не находят применения. «Мы их употребить не можем», — говорит автор. Кто же в таком случае торжествует в обществе? Лаконичный и горький ответ содержится в первой же строчке стихотворения: «Поверь, ничтожество есть благо в здешнем свете». Все стихотворение пронизано чувством боли и страдания лирического героя, размышляющего, о поколении, к которому он принадлежит. Поэт сам вдыхает душную атмосферу николаевской России, поэтому он прекрасно понимает состояние и настроение своих ровесников. Ведь он один из них. Это подчеркивается неоднократным употреблением местоимения «мы». В «Монологе» звучит сочувствие автора своему поколению, которое не виновато в трагическом финале декабристского восстания, в том, что попытка изменить строй России путем решительного действия потерпела крах, положив начало политической реакции в стране.

Родина для Лермонтова — понятие широкое и многоплановое. Его отношение к России проникнуто болью и гордостью за ее судьбу.

В ранней лирике Лермонтова звучат гражданские мотивы неприятия рабства (“Жалобы турка”), прославление революционного подвига, возвеличение былого могущества России. Социальные проблемы Лермонтов связывает с какими-то глубинными, историческими процессами.

В стихотворении “Монолог” поэт приходит к неожиданному и трагическому выводу — сама Родина обрекает своих детей на бездействие, на жалкое прозябание, на гибель талантов:

Также эти строки из “Монолога” ярко описывают душевное состояние Лермонтова, спровоцированное общественной атмосферой, тем моральным гнетом, который подавлял любую мыслящую личность.

При этом он понимал, что в современном ему обществе невозможно найти применения лучшим человеческим стремлениям.

Полностью раскрывая себя, Лермонтов с беспощадным реализмом подошел к вопросу о способности своего поколения выполнить историческую миссию:

Стих жалобы турка лермонтов

МИХАИЛ ЮРЬЕВИЧ ЛЕРМОНТОВ

В изданиях вольной русской поэзии Михаил Лермонтов представлен, не считая поэмы «Демон»*, семью стихотворениями; это прежде всего «Смерть поэта», затем «Жалобы турка», «Новгород», «Примите дивное посланье. » и «Прощай, немытая Россия. ». Если первое стихотворение в самый короткий срок облетело всю Россию, то другие вошли в рукописные сборники стихотворений гораздо позже — с конца 1840-х — начала 1850-х годов. Еще несколько стихотворений были использованы в революционной пропаганде (например, «Поэт», «Предсказание», «Как часто, пестрою толпою окружен. », «30 июля. — (Париж). 1830 года» и нек. др.), хотя и не получили распространения в списках.

* Списки «Демона» были широко распространены в различных, не всегда сходных редакциях. Первое полное издание вышло в Карлсруэ в 1856 г., полная публикация в России относится к 1860 г.

Жалобы турка (1829)
Предсказание (1830)
Новгород (1830)
Приветствую тебя, воинственных славян. (1832)
Смерть поэта (1837)
Прощай, немытая Россия. (1841)

ЖАЛОБЫ ТУРКА

(Письмо. К другу, иностранцу)

Ты знал ли дикий край, под знойными лучами,
Где рощи и луга поблекшие цветут?
Где хитрость и беспечность злобе дань несут?
Где сердце жителей волнуемо страстями?
И где являются порой
Умы и хладные и твердые как камень?
Но мощь их давится безвременной тоской,
И рано гаснет в них добра спокойный пламень.
Там рано жизнь тяжка бывает для людей,
Там за утехами несется укоризна,
Там стонет человек от рабства и цепей.
Друг! Этот край… моя отчизна!

P. S.
Ах, если ты меня поймешь,
Прости свободные намеки;
Пусть истину скрывает ложь:
Что ж делать? – Все мы человеки.

Лермонтов М. Ю. Стихотворения, не вошедшие в последнее изд. его соч. Берлин, 1862, без загл., с пропусками.

Вольная русская поэзия XVIII-XIX веков. Вступит. статья, сост., вступ. заметки, подг. текста и примеч. С. А. Рейсера. Л., Сов. писатель, 1988 (Б-ка поэта. Большая сер.)

ПРЕДСКАЗАНИЕ

Настанет год, России черный год,
Когда царей корона упадет;
Забудет чернь к ним прежнюю любовь,
И пища многих будет смерть и кровь;
Когда детей, когда невинных жен
Низвергнутый не защитит закон;
Когда чума от смрадных, мертвых тел
Начнет бродить среди печальных сел,
Чтобы платком из хижин вызывать,
И станет глад сей бедный край терзать;
И зарево окрасит волны рек, —
В тот день явится мощный человек,
И ты его узнаешь – и поймешь,
Зачем в руке его булатный нож;
И горе для тебя! Твой плач, твой стон
Ему тогда покажется смешон;
И будет всё ужасно, мрачно в нем,
Как плащ его с возвышенным челом.

Лермонтов М. Ю. Стихотворения, не вошедшие в последнее изд. его соч. Берлин, 1862 (по автографу Пушкинского Дома), без двух последних ст.

Вольная русская поэзия XVIII-XIX веков. Вступит. статья, сост., вступ. заметки, подг. текста и примеч. С. А. Рейсера. Л., Сов. писатель, 1988 (Б-ка поэта. Большая сер.)

НОВГОРОД

Сыны снегов, сыны славян,
Зачем вы мужеством упали?
Зачем. Погибнет ваш тиран,
Как все тираны погибали.
До наших дней при имени свободы
Трепещет ваше сердце и кипит.
Есть бедный град, там видели народы
Всё то, к чему теперь ваш дух летит.

«Русская мысль». 1883, № 4.

Вольная русская поэзия XVIII-XIX веков. Вступит. статья, сост., вступ. заметки, подг. текста и примеч. С. А. Рейсера. Л., Сов. писатель, 1988 (Б-ка поэта. Большая сер.)

Приветствую тебя, воинственных славян
Святая колыбель! Пришелец из чуждых стран,
С восторгом я взирал на сумрачные стены,
Через которые столетий перемены
Безвредно протекли; где вольности одной
Служил тот колокол на башне вечевой,
Который отзвонил ее уничтоженье
И столько гордых душ увлек в свое паденье.
— Скажи мне, Новгород, ужель их больше нет?
Ужели Волхов твой не Волхов прежних лет?
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

«Современник». 1857, № 10 (по автографу Пушкинского Дома), без двух последних стихов.

Вольная русская поэзия XVIII-XIX веков. Вступит. статья, сост., вступ. заметки, подг. текста и примеч. С. А. Рейсера. Л., Сов. писатель, 1988 (Б-ка поэта. Большая сер.)

СМЕРТЬ ПОЭТА

Отмщенья, государь, отмщенья!
Паду к ногам твоим,
Будь справедлив и накажи убийцу,
Чтоб казнь его в позднейшие века
Твой правый суд потомству возвестила,
Чтоб видели злодеи в ней пример.

Погиб поэт! – невольник чести –
Пал, оклеветанный молвой,
С свинцом в груди и жаждой мести,
Поникнув гордой головой.
Не вынесла душа поэта
Позора мелочных обид,
Восстал он против мнений света
Один, как прежде… и убит!
Убит. К чему теперь рыданья,
Пустых похвал ненужный хор
И жалкий лепет оправданья?
Судьбы свершился приговор!
Не вы ль сперва так злобно гнали
Его свободный, смелый дар
И для потехи раздували
Чуть затаившийся пожар?
Что ж? веселитесь… — он мучений
Последних вынести не мог:
Угас, как светоч, дивный гений,
Увял торжественный венок.

Его убийца хладнокровно
Навел удар. спасенья нет:
Пустое сердце бьется ровно,
В руке не дрогнул пистолет.
И что за диво. Издалека,
Подобный сотням беглецов,
На ловлю счастья и чинов
Заброшен к нам по воле рока;
Смеясь, он дерзко презирал
Земли чужой язык и нравы;
Не мог щадить он нашей славы;
Не мог понять в сей миг кровавый,
На что он руку поднимал.
И он убит — и взят могилой,
Как тот певец, неведомый, но милый,
Добыча ревности глухой,
Воспетый им с такою чудной силой,
Сраженный, как и он, безжалостной рукой.

Зачем от мирных нег и дружбы простодушной
Вступил он в этот свет завистливый и душный
Для сердца вольного и пламенных страстей?
Зачем он руку дал клеветникам ничтожным,
Зачем поверил он словам и ласкам ложным,
Он, с юных лет постигнувший людей.

И прежний сняв венок, они венец терновый,
Увитый лаврами, надели на него;
Но иглы тайные сурово
Язвили славное чело;
Отравлены его последние мгновенья
Коварным шепотом насмешливых невежд,
И умер он — с напрасной жаждой мщенья,
С досадой тайною обманутых надежд.
Замолкли звуки чудных песен,
Не раздаваться им опять:
Приют певца угрюм и тесен,
И на устах его печать.

А вы, надменные потомки
Известной подлостью прославленных отцов,
Пятою рабскою поправшие обломки
Игрою счастия обиженных родов!
Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сепию закона,
Пред вами суд и правда — всё молчи.
Но есть и божий суд, наперсники разврата!
Есть грозный суд: он ждет;
Он не доступен звону злата,
И мысли и дела он знает наперед.
Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:
Оно вам не поможет вновь,
И вы не смоете всей вашей черной кровью
Поэта праведную кровь!

29 января — начало февраля 1837

«Полярная звезда» II. Лондон, 1856, под загл. «На смерть Пушкина», без эпиграфа и ст. 43, с вар.; «Лютня: Собр. свободных русских песен и стихотворений». 5-е изд. Э. Л. Каспровича. Лейпциг, 1879, под тем же загл., с вар.

Вольная русская поэзия XVIII-XIX веков. Вступит. статья, сост., вступ. заметки, подг. текста и примеч. С. А. Рейсера. Л., Сов. писатель, 1988 (Б-ка поэта. Большая сер.)

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ.

Быть может, за стеной Кавказа
Укроюсь от твоих пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.

Конец апреля 1841 (?)

«Русская старина». 1887, № 12, с ценз. искажениями.

Вольная русская поэзия XVIII-XIX веков. Вступит. статья, сост., вступ. заметки, подг. текста и примеч. С. А. Рейсера. Л., Сов. писатель, 1988 (Б-ка поэта. Большая сер.)

ПРИМЕЧАНИЯ

Жалобы турка. Впервые полностью в легальной печати: Лермонтов М. Ю. Соч., М., 1889. Т. 1.

Предсказание. Написано под влиянием крестьянских восстаний в 1830 г. в связи с эпидемией холеры. На автографе позднейшая приписка Лермонтова: «Это мечта».

Новгород. Ст-ние не завершено. Существует предположение, что оно обращено к декабристам. Теме Новгорода и его вечевого правления, являвшегося подобием республиканского строя, было посвящено множество произведений русской радикальной литературы XVIII-XIX вв. – Я. Б. Княжнина, Пушкина и в особенности поэтов-декабристов (В. Ф. Раевского, К. Ф. Рылеева, А. И. Одоевского), Л. А. Мея, А. А. Григорьева и др.

Приветствую тебя, воинственных славян… Воинственных славян Святая колыбель! Подразумевается Новгород, где было написано ст-ние. Служил там колокол — вечевой колокол; в 1478 г. Иван III уничтожил в Новгороде вечевое управление и колокол был снят.

Смерть поэта. Впервые в легальной печати: «Библиогр. записки». 1858, № 20 (без последних 16-ти ст.) В списках фигурирует не менее чем под пятью различными загл. Эпиграф восходит к трагедиям французского драматурга Ж. Ротру «Венцеслав» и «Антигона». Источники его рассмотрены в статье: Иванова Т. Об эпиграфе в стихотворении Лермонтова «Смерть поэта» // «Вопросы литературы». 1970, № 8. С. 91—105. Ст-ние было написано едва ли не в день смерти Пушкина. 30 января оно уже переписывалось. 2 февраля с ним познакомился А. И. Тургенев (см.: Мануйлов В. А. Летопись жизни и творчества М. Ю. Лермонтова. М.; Л., 1964. С. 70—74). В III Отделение ст-ние было послано кем-то по почте надписью: «Воззвание к революции». По воспоминанию современика, «стихи Лермонтова на смерть поэта переписывались в десятках тысяч экземпляров, перечитывались и выучивались наизусть всеми» (Панаев И. И. Литературные воспоминания. М., 1950. С. 96). Заключительные 16 ст. были дописаны 7 февраля 1837 г. 21 февраля Лермонтов был арестован, а 25-го — по распоряжению Николая I сослан на Кавказ.

Прощай, немытая Россия… В разных списках с вар.: ст. 4: «послушный», «покорный»; в ст. 6: «царей», «вождей».

«Жалобы турка» М. Лермонтов

Р. S.
Ах! если ты меня поймешь,
Прости свободные намеки;
Пусть истину скрывает ложь:
Что ж делать? — все мы человеки!

Анализ стихотворения Лермонтова «Жалобы турка»

Юный Лермонтов не только всесторонне развит, но и активно интересуется политикой. Однако открыто высказывать свои взгляды не решается по той причине, что еще сведи воспоминания о расправе над декабристами. Тем не менее, в 1829 году 15-летний поэт пишет стихотворение «Жалобы турка», которое будет напечатано лишь спустя полвека в Германии, да и то после тщательной правки цензурой. На это есть свои причины, ведь в стихотворении речь идет совсем не о Турции, которая в тот период переживает не самые лучшие времена, а о России. Слова, вложенные в уста иноверца, вполне применимы и к русским. И провести эту параллель совсем не сложно, если внимательно вчитаться в строки, которые сегодня уже стали бессмертными.

«Ты знал ли дикий край, под знойными лучами, где рощи и луга поблекшие цветут?», — этот вопрос неизвестного собеседника адресован к читателям, которым совсем не трудно угадать в нарисованной вскользь картине характерные черты так любимого поэтом Кавказа. Слова, которые автор вложил в уста турка, звучат довольно пронзительно, когда он перечисляет красоты родного края. Однако очень скоро пейзажная лирика сменяется трезвой оценкой ситуации, когда поэт, рассказывая о родине безымянного турка, отмечает: «Там рано жизнь тяжка бывает для людей, там за утехами несется укоризна, там стонет человек от рабства и цепей!». Не сложно догадаться, на какие именно события и обстоятельства намекает Лермонтов, который является ярым поклонником декабристов и сочувствует тем, кто не побоялся выступить против царизма. Но открыто говорить об этом невозможно, поэтому автор позволяет себе лишь намеки на то, что происходит в России. К слову, в Турции того времени тоже царит тирания, однако это не мешает читателю проводить параллели и делать выводы, которые поражают своей безысходностью и прямолинейностью. Да и сам Лермонтов в финале стихотворения чуть ли не открыто признается в том, что именно он подразумевает в написанных выше строках, отмечая: «Друг! этот край… моя отчизна!».

Постскриптум стихотворения и вовсе развеивает последние сомнения, так как поэт просит у читателя прощения «за свободные намеки». Более того, Лермонтов подчеркивает: «Пусть истину скрывает ложь: что ж делать? — все мы человеки!». После подобных признаний уже ни у кого не остается сомнений, о чем именно речь идет в данном стихотворении, и какой стране оно посвящено.

Следует отметить, что «Жалоба турка» написана в форме письма, адресатом которого является весь русский народ. Правда, сам юный поэт об этом даже не догадывается. Ему не суждено будет увидеть триумф этого произведения, который, во второй половине 19 века станет гимном первых революционеров и символом свободы.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Короткая справка