Михаил лермонтов стих смерть поэта

Одним из величайших поэтов XIX века мы можем смело назвать Михаила Юрьевича Лермонтова. Его стихи многие учат наизусть, для кого-то он — любимый поэт. Казалось бы, мы все о нем знаем: жизнь, творчество, идеалы, принципы. А так ли это на самом деле? Кого-то стихи Лермонтова не трогают, для кого-то он — гений, великий творец слова. Кто-то не может ни строчки понять из его стихотворений, кто-то с ним просто не согласен. Одни им восхищаются, другие учатся у него жизни, реалистическому отношению к миру.

А я просто люблю его стихи. Люблю их читать, изучать, понимать. Мне нравится, обращаясь заново к его творениям «Выхожу один я на дорогу. » и «Родина», находить в них новый для меня смысл. Стихи этого поэта не дарят успокоение или чувство умиротворения. Нет! Они заставляют думать о жизни и смерти, о любви и ненависти, счастье и горе, о назначении человека, о предназначении поэта и поэзии.

Как и у многих других поэтов, последняя тема становится у Лермонтова одной из ведущих. Она была раскрыта и А. С. Пушкиным, и, впоследствии, А. Блоком, А. Ахматовой. М. Ю. Лермонтов говорил о назначении поэта и поэзии своими словами: грустными и жестокими, правдивыми и справедливыми. Его стихи «Поэт», «Смерть поэта», «Пророк», «1831-го июня 11 дня» , наверное, лучше всего помогают нам понять взгляд Лермонтова на назначение поэта и поэзии, понять его самого.

С самого начала своего творческого пути, уже в четырнадцать лет, Михаил Юрьевич задумывался о своем предназначении в этой жизни, о предназначении каждого поэта. Именно тогда он и пишет свое стихотворение «Поэт» («Когда Рафаэль вдохновенный»). Сравнивая поэта с художником Рафаэлем, сравнивая свои стихи с картинами живописца, а его Музу — со своей, Лермонтов наполняет стихотворение яркой образностью, контрастностью. Перед нами возникает живая картинка, воплощенные в слова представления и мечты:

Когда Рафаэль вдохновенный

Пречистой девы лик священный

Живою кистью окончал,

Своим искусством восхищенный,

Он пред картиною упал!

Он забывал порыв небесный. И далее:

Таков поэт: чуть мысль блеснет,

Как он пером своим прольет

Но долго, долго ум хранит

Оптимизм, упоение своим даром врываются в эти строки. Мы видим, что для М. Ю. Лермонтова счастье — творить. С каким восторгом он описывает свое вдохновение, нисходящее на него. Так и льется радость из строк стихотворения. И нам самим неожиданно хочется сесть и, следуя примеру Лермонтова, покориться Музе и выразить свои чувства поэтическими образами.

Сколько оптимизма, сколько здесь надежды на будущее! Но вдруг:

Холодной буквой трудно объяснить

Боренье дум. Нет звуков у людей

Довольно сильных, чтоб изобразить

Что это? Где упоение своей силой, стремление сделать мир прекраснее с помощью своей поэзии?

Реальность настигла поэта. Он внезапно понял, прозрел: не все можно сказать словами, не все чувства можно выразить. А самое главное — не все тебя поймут!

И я влачу мучительные дни Без цели оклеветан, одинок.

Говорил ли Лермонтов только о себе? Не кажется ли вам, что здесь звучат отголоски еще чьей-то судьбы?

Погиб поэт! — невольник чести

Пал, оклеветанный молвой.

В своем стихотворении «Смерть поэта» Лермонтов грозно и непреклонно выносит приговор своим современникам, обществу, в котором он творил. Не смогли они уберечь поэта, не смогли его понять. Они не услышали его призывов и воззваний, не приняли его правды. Теперь носить ему [Пушкину] венок терновый, что язвит его чело, «приют певца» теперь «угрюм и тесен», да «на устах его печать». Сколько горечи и боли, обиды в словах Лермонтова:

Не мог щадить он нашей славы,

Не мог понять в сей миг кровавый,

На что он руку поднимал!

Не может Лермонтов простить своим современникам смерти дивного гения, светоча русской поэзии. Черными, темными красками описывает Лермонтов свои чувства; его слова наполняют и нас болью и обидой, гневом и унижением:

А вы, надменные потомки!

И вы не смоете всей вашей черной кровью

Поэта праведную кровь!

Где светлый поэт с мечтами и устремлениями? Он «потерялся» в реальности, он увидел мир, какой он есть. Он увидел «пророков» своего времени:

В наш век изнеженный, не так ли, ты, поэт

Свое утратил назначенье.

Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк?

Лермонтов видит, что поэты — певцы правды и справедливости — променяли свое предназначение на злато и серебро. Он возмущен и поражен. Он не хочет их понять. Как можно, встав на путь служения народу, забыть о нем. Как истинный поэт, наследник Ломоносова и Державина, Жуковского и Пушкина, Лермонтов всегда остается верен своему предназначению. Он уверен в том, что нашел свой смысл в жизни. И как бы ни было тяжело, главное — чтобы его услышали и поняли.

Поняли ли его? Услышали ли? Сомневаюсь! Люди боятся слышать правду, боятся верить грозному слову. Горькая правда или сладкая ложь?

Лермонтов выбрал первое! Он пророк, служитель народа; словом он приносит в толпу смирение, поэтической строкой помогает людям увидеть свет и понять самих себя, но:

С тех пор, как вечный судия

Мне дал всеведенье пророка,

В глазах людей читаю я

Страницы злобы и порока.

В этом стихотворении («Пророк») Лермонтов выразил свое понимание предназначения поэта и поэзии. И не только: он показал всю суть его несчастий и уготованную ему судьбу. Природа ласково его встречает, тварь земная покорна ему, звезды, лучами играя, слушают его. А в городе, где шум и гам «гуляют», там старики лишь детям говорят, что горд он был и с миром не ужился, угрюм и худ пророк:

Смотрите, как он наг и беден,

Как презирают все его!

А он идет вперед, он ведь пророк, и жизнь его бессмысленна без слова. Ему судьбой назначено нести в толпу свет, а изгонять оттуда тьму. И всю свою жизнь, все лучшие годы своей жизни поэт-пророк, не останавливаясь, будет идти к своей цели. Так шел Лермонтов, а до него — Пушкин, а потом — Есенин, Цветаева, Ахматова.

Читая стихи Лермонтова о назначении поэта и поэзии, не говорите, что они пессимистичны, что от светлого понимания своего предназначения он пришел к тому, что стал тяготиться своим даром. Нет! Это не так! Вчитывайтесь, вдумывайтесь! Вы увидите свет, вы увидите любовь к народу, желание творить и дарить людям радость. Не это ли главное предназначение поэта и поэзии?

Шепнуть о том, пред чем язык немеет,

Усилить бой бестрепетных сердец.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Лермонтов М.Ю. / Разное / М. Ю. Лермонтов о назначении поэта и поэзии

Смотрите также по разным произведениям Лермонтова:

Михаил Лермонтов
стихотворение
«Смерть поэта»

Отмщенье, государь, отмщенье!
Паду к ногам твоим:
Будь справедлив и накажи убийцу,
Чтоб казнь его в позднейшие века
Твой правый суд потомству возвестила,
Чтоб видели злодеи в ней пример.

Погиб поэт! — невольник чести —
Пал, оклеветанный молвой,
С свинцом в груди и жаждой мести,
Поникнув гордой головой.
Не вынесла душа поэта
Позора мелочных обид,
Восстал он против мнений света
Один как прежде. и убит!
Убит. к чему теперь рыданья,
Пустых похвал ненужный хор,
И жалкий лепет оправданья?
Судьбы свершился приговор!
Не вы ль сперва так злобно гнали
Его свободный, смелый дар
И для потехи раздували
Чуть затаившийся пожар?
Что ж? веселитесь. — он мучений
Последних вынести не мог:
Угас, как светоч, дивный гений,
Увял торжественный венок.
Его убийца хладнокровно
Навел удар. спасенья нет:
Пустое сердце бьется ровно,
В руке не дрогнул пистолет.
И что за диво. издалёка,
Подобный сотням беглецов,
На ловлю счастья и чинов
Заброшен к нам по воле рока;
Смеясь, он дерзко презирал
Земли чужой язык и нравы;
Не мог щадить он нашей славы;
Не мог понять в сей миг кровавый,
На что он руку поднимал.

И он убит — и взят могилой,
Как тот певец, неведомый, но милый,
Добыча ревности глухой,
Воспетый им с такою чудной силой,
Сраженный, как и он, безжалостной рукой.

Зачем от мирных нег и дружбы простодушной
Вступил он в этот свет завистливый и душный
Для сердца вольного и пламенных страстей?
Зачем он руку дал клеветникам ничтожным,
Зачем поверил он словам и ласкам ложным,
Он, с юных лет постигнувший людей.

И прежний сняв венок — они венец терновый,
Увитый лаврами, надели на него:
Но иглы тайные сурово
Язвили славное чело;
Отравлены его последние мгновенья
Коварным шопотом насмешливых невежд,
И умер он — с напрасной жаждой мщенья,
С досадой тайною обманутых надежд.
Замолкли звуки чудных песен,
Не раздаваться им опять:
Приют певца угрюм и тесен,
И на устах его печать. —

А вы, надменные потомки
Известной подлостью прославленных отцов,
Пятою рабскою поправшие обломки
Игрою счастия обиженных родов!
Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда — всё молчи.
Но есть и божий суд, наперсники разврата!
Есть грозный суд: он ждет;
Он не доступен звону злата,
И мысли и дела он знает наперед.
Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:
Оно вам не поможет вновь,
И вы не смоете всей вашей черной кровью
Поэта праведную кровь!

Стихотворение является откликом на смерть А. С. Пушкина; написано в 1837 году.

Пушкин Александр Сергеевич
(Великий русский поэт)

Стихотворение «Смерть поэта» занимает в истории отечественной литературы особое место: это наиболее ранняя по времени и несравненная по поэтической силе обобщающая оценка исторического, всенародного значения Пушкина.

Стихотворение имело широкий общественный резонанс. Дуэль и смерть Пушкина, клевета и интриги против поэта в кругах придворной аристократии вызвали глубокое возмущение среди передовой части русского общества. Лермонтов выразил эти настроения в мужественных, исполненных поэтической силы стихах, которые разошлись во множестве списков среди современников.

Однако, в придворных кругах стихотворение было расценено как «бесстыдное вольнодумство, более чем преступное».
На Лермонтова было заведено дело «О непозволительных стихах. »; в середине февраля 1837 года он был арестован, а уже 25-го стало известно решение Николая I перевести Лермонтова «тем же чином в Нижегородский драгунский полк» (ссылка на Кавказ).

Михаил Лермонтов
«Смерть поэта»

Короткая справка
Отмщенье, государь, отмщенье!
Паду к ногам твоим:
Будь справедлив и накажи убийцу,
Чтоб казнь его в позднейшие века
Твой правый суд потомству возвестила,
Чтоб видели злодеи в ней пример.

Погиб поэт! — невольник чести —
Пал, оклеветанный молвой,
С свинцом в груди и жаждой мести,
Поникнув гордой головой.
Не вынесла душа поэта
Позора мелочных обид,
Восстал он против мнений света
Один как прежде. и убит!
Убит. к чему теперь рыданья,
Пустых похвал ненужный хор,
И жалкий лепет оправданья?
Судьбы свершился приговор!
Не вы ль сперва так злобно гнали
Его свободный, смелый дар
И для потехи раздували
Чуть затаившийся пожар?
Что ж? веселитесь. — он мучений
Последних вынести не мог:
Угас, как светоч, дивный гений,
Увял торжественный венок.
Его убийца хладнокровно
Навел удар. спасенья нет:
Пустое сердце бьется ровно,
В руке не дрогнул пистолет.
И что за диво. издалёка,
Подобный сотням беглецов,
На ловлю счастья и чинов
Заброшен к нам по воле рока;
Смеясь, он дерзко презирал
Земли чужой язык и нравы;
Не мог щадить он нашей славы;
Не мог понять в сей миг кровавый,
На что он руку поднимал.

И он убит — и взят могилой,
Как тот певец, неведомый, но милый,
Добыча ревности глухой,
Воспетый им с такою чудной силой,
Сраженный, как и он, безжалостной рукой.

Зачем от мирных нег и дружбы простодушной
Вступил он в этот свет завистливый и душный
Для сердца вольного и пламенных страстей?
Зачем он руку дал клеветникам ничтожным,
Зачем поверил он словам и ласкам ложным,
Он, с юных лет постигнувший людей.

И прежний сняв венок — они венец терновый,
Увитый лаврами, надели на него:
Но иглы тайные сурово
Язвили славное чело;
Отравлены его последние мгновенья
Коварным шопотом насмешливых невежд,
И умер он — с напрасной жаждой мщенья,
С досадой тайною обманутых надежд.
Замолкли звуки чудных песен,
Не раздаваться им опять:
Приют певца угрюм и тесен,
И на устах его печать. —

А вы, надменные потомки
Известной подлостью прославленных отцов,
Пятою рабскою поправшие обломки
Игрою счастия обиженных родов!
Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда — всё молчи.
Но есть и божий суд, наперсники разврата!
Есть грозный суд: он ждет;
Он не доступен звону злата,
И мысли и дела он знает наперед.
Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:
Оно вам не поможет вновь,
И вы не смоете всей вашей черной кровью
Поэта праведную кровь!

Данное стихотворение М. Ю. Лермонтова написано на смерть величайшего русского поэта А. С. Пушкина .

М.Ю.Лермонтов

Смерть поэта. Погиб поэт! — невольник чести.

Смерть поэта

Эпиграф к «Смерти поэта» взят из трагедии французского драматурга Ж. Ротру «Венцеслав» (1648) в неопубликованном русском переводе А. А. Жандра (1789—1873).

Найти официальный Вулкан для андроид с рабочими слотами не так сложно, как вы можете подумать, так что начинайте получать свои деньги без проблем. Зарабатывайте вместе с официальными клубами и не тратьте время на левые заведения.

Основная часть «Смерти поэта» (ст. 1—56) была, вероятно, написана 28 янв. 1837 г. (дата в деле «О непозволительных стихах. »). Пушкин умер 29 янв., но слухи о его гибели распространялись в Петербурге накануне. В воскресенье 7 февр., после посещения Лермонтова его двоюродным братом — камер-юнкером, чиновником министерства иностранных дел Н. А. Столыпиным, — были написаны заключительные строки, начиная со слов «А вы, надменные потомки. ». Сохранились свидетельства современников о том, что эти строки — ответ Лермонтова на спор со Столыпиным, разделявшим позицию великосветских кругов, которые, оправдывая поведение Дантеса и Геккерна, утверждали, что они «не подлежат ни законам, ни суду русскому» (Воспоминания. С. 390). В своем «объяснении» на суде С. А. Раевский стремился свести смысл заключительных строк к спору со Столыпиным о Дантесе и отвести внимание от их политического содержания: отвечают за гибель Пушкина высшие придворные круги, «жадною толпой стоящие у трона». За девять дней, отделяющих первые 56 строк от заключительной части, произошло много событий, и Лермонтов сумел полнее оценить политический смысл и масштаб национальной трагедии. Теперь он с полным основанием мог назвать высшую знать «наперсниками разврата». Лермонтов узнал о трусливой позиции правительства, распорядившегося тайно похоронить Пушкина, запретившего упоминать о его гибели в печати. По свидетельству П. П. Семенова-Тян-Шанского, Лермонтов побывал у гроба Пушкина в доме поэта на набережной Мойки (это могло быть только 29 янв.). Даже самые близкие друзья покойного до 10—11 февр. не знали о важнейших эпизодах его семейной драмы: оберегая репутацию Натальи Николаевны, Пушкин скрывал многие факты. Это выясняется из писем П. А. Вяземского и др. материалов (см.: Абрамович С. А. Письма П. А. Вяземского о гибели поэта. ЛГ. 1987, 28 янв.). В события, предшествующие дуэли, автор «Смерти поэта», видимо, был посвящен лицами из пушкинского круга (возможно, В. Ф. Одоевским, А. И. Тургеневым), сослуживцами по лейб-гвардии гусарскому полку, среди которых было много знакомых Пушкина, а также доктором Н. Ф. Арендтом, посещавшим болевшего в это время Лермонтова. Особо следует сказать о поручике Иване Николаевиче Гончарове (брате Натальи Николаевны). Недавно опубликованное его письмо к брату («Лит. Россия». 1986, 21 нояб.) и сделанные Лермонтовым портретные зарисовки Гончарова 1836—1837 гг. (установлено А. Н. Марковым в 1986 г.), свидетельствуют о товарищеских отношениях между ними. Гончаров участвовал в попытке предотвращения дуэли, был в курсе аудиенции в Аничковом дворце 23 нояб. 1836 г.

По рассказам современников, один из списков стихотворения с надписью «Воззвание к революции» был доставлен царю (Воспоминания. С. 186—187). Николай I в ярости «велел старшему лейб-медику гвардейского корпуса посетить этого господина и удостовериться, не помешан ли он» (Воспоминания. С. 393). 25 февр. 1837 г. последовало высочайшее повеление о ссылке Лермонтова на Кавказ в Нижегородский драгунский полк и о месячном аресте с последующей ссылкой в Олонецкую губернию С. А. Раевского. Стихотворение «Смерть поэта» разошлось по России во множестве списков и создало его автору репутацию смелого вольнодумца и достойного преемника Пушкина. По силе обличительного пафоса оно намного превзошло стихотворения других поэтов об этой трагедии (см.: Федоров А. В. «Смерть поэта» среди других откликов на гибель Пушкина «Рус. литература». 1964, № 3. С. 32—45). Необычен характер лермонтовского стихотворения: сочетание элегического и ораторского начал. Отзвуки пушкинских тем и образов придают особую убедительность позиции Лермонтова как наследника пушкинской музы. Ст. 2. «невольник чести» — цитата из поэмы Пушкина «Кавказский пленник»; ст. 4. «Поникнув гордой головой» — реминисценция стихотворения «Поэт»; в ст. 35 «Как тот певец неведомый, но милый» и далее Лермонтов вспоминает о Владимире Ленском (из «Евгения Онегина»); ст. 39 «Зачем от мирных нег и дружбы простодушной» и след. близки к элегии Пушкина «Андрей Шенье» («Зачем от жизни сей, ленивой и простой, Я ринулся туда, где ужас роковой. »). Концовка стихотворения перекликается с «Моей родословной» Пушкина (характеристика новой знати).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: