Михаил Лермонтов«Гусар»

Гусар! ты весел и беспечен,
Надев свой красный доломан;
Но знай — покой души не вечен,
И счастье на земле — обман.

Крутя лениво ус задорный,
Ты вспоминаешь шум пиров;
Но берегися думы черной,
Она черней твоих усов.

Пускай судьба тебя голубит,
И страсть безумная смешит;
Но и тебя никто не любит,
Никто тобой не дорожит.

Когда ты, ментиком блистая,
Торопишь серого коня,
Не мыслит дева молодая:
«Он здесь проехал для меня».

Когда ты вихрем на сраженье
Летишь, бесчувственный герой,
Ничье, ничье благословенье
Не улетает за тобой.

Гусар! ужель душа не слышит
В тебе желания любви?
Скажи мне, где твой ангел дышит?
Где очи милые твои?

Молчишь — и ум твой безнадежней,
Когда полнее твой бокал.
Увы — зачем от жизни прежней
Ты разом сердце оторвал!

Ты не всегда был тем, что ныне,
Ты жил, ты слишком много жил.
И лишь с последнею святыней
Ты пламень сердца схоронил.

Стих лермонтова гусар

Портреты – один из жанров живописи, скульптуры и графики. По портретам мы представляем себе внешность людей, десятилетия или столетия назад запечатленных художниками. Но вместе с внешним сходством портретист неизбежно ставит перед собой задачу отобразить наиболее характерное во внутреннем мире человека, он стремится перенести на полотно «души изменчивой приметы». В портретах писателей изобразительное искусство встречается с литературой, потому что художник не только «следует за мыслями великого человека» с кистью в руке, но и невольно заражается тем, что писатель стремится сказать в своих произведениях.

До нашего времени дошло 15 прижизненных изображений Лермонтова. Это немало, если принять во внимание трагическую судьбу поэта – две ссылки на Кавказ, участие в боевых походах и его раннюю гибель. Ни один портрет Лермонтова, взятый отдельно, не даёт исчерпывающего представления о внешнем облике, о глубине и многогранности внутреннего мира поэта. Если не считать двух детских портретов, то все они созданы за очень короткий промежуток времени – с конца 1834 по начало 1841 (до отъезда Лермонтова из Петербурга в апреле 1841 года), т.е. за 6 с небольшим лет.

1. М.Ю.Лермонтов ребёнком.
Портрет работы неизвестного художника. Масло. 1817-1818.

Самый ранний портрет Лермонтова, 3-4-летнего ребёнка, выполнен неизвестным художником, возможно, крепостным (холст, масло; ГЛМ*). Мальчик изображён в натуральную величину, в белом платье. Здесь отражена его склонность к рисованию: правой рукой он что-то чертит на грифельной доске, в левой держит полуразвёрнутый лист бумаги с какими-то зарисовками. Можно предположить, что художнику удалось уловить основные черты оригинала: широкий открытый лоб, большие глаза с выражением доброты и задумчивости, хорошо очерченные губы, слегка вздёрнутый нос После смерти Е.А.Арсеньевой портрет попал в имение её брата А.А.Столыпина в Саратовской губернии, из его семьи позже – в Мурановский музей, оттуда – в ГЛМ.

Второй портрет также выполнен неизвестным художником, возможно, тоже крепостным (холст, масло; ИРЛИ*). На портрете 6–8-летний мальчик с каштановыми, гладко причёсанными волосами, умным и сосредоточенным взглядом, одетый в красную курточку и синий костюм с золотым шитьём. Парадность портрету придаёт пышный белый воротник. В ИРЛИ портрет поступил из Тархан в 1927 году.

Живописного или графического изображения Лермонтова в период его учения в Москве нет. Большая часть портретов относится уже к последующему, петербургскому периоду жизни. Как свидетельствует А.М.Меринский, товарищ Лермонтова по Школе юнкеров, Е.А.Арсеньева заказала портрет внука в 1834 году , сразу по производстве его в корнеты (холст, масло; ИРЛИ). Меринский тогда же видел этот портрет. Лермонтов изображён в натуральную величину, погрудно, в вицмундире лейб-гвардии Гусарского полка, в шинели, наброшенной на правое плечо, с треуголкой в левой руке. Несмотря на некоторую нарядность изображения и явное стремление художника приукрасить натуру (удлинённое лицо, прямой нос, пышная шевелюра), портрет внушает доверие не только верно переданными красивыми линиями лба, очертанием губ, но и общим мягким, приятным выражением лица и глаз, глубину взгляда которых художнику удалось уловить. До 1865 года о существовании портрета не было известно. Впервые он был опубликован в виде гравюры Брокгауза в 1865 году при первом отдельном издании «Песни про. купца Калашникова», вышедшем у А.И.Глазунова.

Следующий портрет относится к январю-февралю 1837 года. Выполнен он П.Е.Заболотским(1803-1866) по заказу Арсеньевой (картон, масло; ГТГ*). Художник познакомился с Лермонтовым в Петербурге, когда тот был произведён в офицеры, и давал ему уроки живописи.Поэт изображён в расстёгнутом ментике с золотыми шнурами. До смерти Арсеньевой портрет находился в Тарханах, затем через потомков А.А.Столыпина в 1925 году был передан в ГТГ. Заболотский не был крупным мастером, однако портрет, выполненный в реалистической манере, имеет преимущества перед другими и свидетельствует о прекрасном знании художником натуры и дружественном расположении к поэту. Художнику удалось передать настроение грустной задумчивости поэта и схватить характерное лермонтовское выражение глаз. От портрета веет поэтическим обаянием, светлой печалью, одухотворённостью. Среди прижизненных считается одним из лучших.

В том же 1837 году, но уже на Кавказе, в ссылке, Лермонтов создаёт автопортрет на фоне кавказского пейзажа (бумага, акварель; в ГЛМ поступил из ФРГ). На поэте мундир Нижегородского драгунского полка (красный воротник, эполеты, газыри, бурка на плече и шашка). На обороте картонной подложки наклейка с надписью по-немецки: «Michel Lermontoff Russischer Officier u/nd/ Dichter von ihm Selbst gemalt» ( «Михаил Лермонтов, русский офицер и поэт, им самим рисованный»). Автопортрет предназначался любимой женщине – В.А.Лопухиной (Бахметевой), которой Лермонтов и вручил его в июне 1838 года при их последней встрече, перед её отъездом в Германию. Акварельный автопортрет, в котором поэт запечатлел собственное представление о себе, выразил свою затаённую думу, печаль и скрытый трагизм, передал душевную мягкость и доброту, – одно из самых значительных явлений лермонтовской иконографии.

После возвращения из ссылки (с апреля 1838 по апрель 1840), в пору расцвета поэтической деятельности Лермонтова художник А.И.Клюндер(1802-1875) создаёт 4 его портрета. Самый ранний – 1838 года (бумага, акварель; ИРЛИ). Лермонтов в чёрном расстёгнутом сюртуке лейб-гвардии Гусарского полка, с красным воротником на синей подкладке, с эполетами корнета. Нейтральный фон портрета заставляет вглядеться в черты лица Лермонтова, и особенно в его глаза. Портрет подписной, датированный: «38/ХI». Известно, что Клюндер в это время выполнял серии портретов лейб-гусар по их заказу. Портрет Лермонтова – из собрания бывшего командира этого полка М.Г.Хомутова. Долгое время портрет находился в Царскосельском дворце, затем попал в Артиллерийский музей и оттуда – в ИРЛИ.

1840 году П.Е.Заболотский создал второй портрет Лермонтова, запечатлев его на этот раз в штатском сюртуке (картон, масло; ИРЛИ). Лермонтов одет в тёмный двубортный сюртук с красными обшлагами. Этот портрет, как и портрет 1837 года, выполнен опытным художником-реалистом с теплотой и любовью: умный сосредоточенный взгляд, твёрдость выразительных губ обнаруживают волю и, видимо, соответствуют состоянию поэта в начале 1840 года.

Чрезвычайно ценен портрет, выполненный в июле с натуры однополчанином Лермонтова бароном Д.П.Паленом после валерикского боя, в палатке барона Л.В.Россильона. Это – оплечное, профильное изображение (бумага, карандаш; ИРЛИ). У поэта усталый вид, он небрит, в глазах грусть; фуражка помята, ворот сюртука расстёгнут, без эполет. Это – единственный профильный портрет Лермонтова и, возможно, наиболее схожий с оригиналом из всех прижизненных изображений.

Последний прижизненный портрет Лермонтова – 1841 года (до мая) – выполнен во время короткого отпуска поэта, вернувшегося в Петербург из кавказской ссылки. А.А.Краевский, издатель «Отечественных записок», заказал его тогда ещё молодому художнику К.А.Горбунову (1822-1893). Изображение поясное, Лермонтов одет в сюртук Тенгинского пехотного полка (бумага, акварель; ИРЛИ). Работа Горбунова оказалась первым изображением Лермонтова, с которым познакомились читатели, и единственным в течение почти 22 лет, по которому делалось множество гравюр и литографий.

Примечания:
ГЛМ – Государственный Литературный музей
ГТГ – Государственная Третьяковская галерея
ИРЛИ – Институт русской литературы (Пушкинский дом) .

К ПОРТРЕТУ M. Ю. ЛЕРМОНТОВА

Казался ты и сумрачным и властным,
Безумной вспышкой непреклонных сил;
Но ты мечтал об ангельски-прекрасном,
Ты демонски-мятежное любил!

Ты никогда не мог быть безучастным,
От гимнов ты к проклятиям спешил,
И в жизни верил всем мечтам напрасным:
Ответа ждал от женщин и могил!

Но не было ответа. И угрюмо
Ты затаил, о чем томилась дума,
И вышел к нам с усмешкой на устах.

И мы тебя, поэт, не разгадали,
Не поняли младенческой печали
В твоих как будто кованых стихах!
6 — 7 мая 1900

А.А.Ахматова «Ему было подвластно все»

Это было странное, загадочное существо – царскосельский лейб-гусар, живший на Колпинской улице и ездивший в Петербург верхом, потому что бабушке казалась опасной железная дорога, хотя не казались опасными передовые позиции, где, кстати говоря, поручик Лермонтов был представлен к награде за храбрость. Он не увидел царские парки с их растреллиями, камеронами, лжеготикой, зато заметил, как «сквозь туман кремнистый путь блестит». Он оставил без внимания знаменитые петергофские фонтаны, чтобы, глядя на Маркизову Лужу, задумчиво произнести: «Белеет парус одинокий. »
Он, может быть, много и недослушал, но твердо запомнил, что «пела русалка над синей рекой, полна непонятной тоской. »
Он подражал в стихах Пушкину и Байрону и вдруг начал писать нечто такое, где он никому не подражал, зато всем уже целый век хочется подражать ему. Но совершенно очевидно, что это невозможно, ибо он владеет тем, что у актера называют «сотой интонацией». Слово слушается его, как змея заклинателя: от почти площадной эпиграммы до молитвы. Слова, сказанные им о влюбленности, не имеют себе равных ни в какой из поэзий мира.
Это так неожиданно, так просто и так бездонно:

Есть речи – значенье
Темно иль ничтожно,
Но им без волненья
Внимать невозможно.

Если бы он написал только это стихотворение, он был бы уже великим поэтом.
Я уже не говорю о его прозе. Здесь он обогнал самого себя на сто лет и в каждой вещи разрушает миф о том, что проза – достояние лишь зрелого возраста. И даже то, что принято считать недоступным для больших лириков – театр,– ему было подвластно.
. До сих пор не только могила, но и место его гибели полны памяти о нем. Кажется, что над Кавказом витает его дух, перекликаясь с духом другого великого поэта:

Здесь Пушкина изгнанье началось
И Лермонтова кончилось изгнанье.
1964

Гусар — Лермонтов М.Ю.

Гусар! ты весел и беспечен,
Надев свой красный доломан;
Но знай — покой души не вечен,
И счастье на земле — туман!

Крутя лениво ус задорный,
Ты вспоминаешь стук пиров;
Но берегися думы черной, —
Она черней твоих усов.

Пускай судьба тебя голубит,
И страсть безумная смешит;
Но и тебя никто не любит,
Никто тобой не дорожит.

Когда ты, ментиком блистая,
Торопишь серого коня,
Не мыслит дева молодая:
«Он здесь проехал для меня».

Когда ты вихрем на сраженье
Летишь, бесчувственный герой, —
Ничье, ничье благословенье
Не улетает за тобой.

Гусар! ужель душа не слышит
В тебе желания любви?
Скажи мне, где твой ангел дышит?
Где очи милые твои?

Молчишь — и ум твой безнадежней,
Когда полнее твой бокал!
Увы — зачем от жизни прежней
Ты разом сердце оторвал.

Гусар (Михаил Лермонтов)

Гусар! ты весел и беспечен,
Надев свой красный доломан;
Но знай — покой души не вечен,
И счастье на земле — туман.

Крутя лениво ус задорный,
Ты вспоминаешь стук пиров;
Но берегися думы черной,—
Она черней твоих усов.

Пускай судьба тебя голубит,
И страсть безумная смешит;
Но и тебя никто не любит,
Никто тобой не дорожит.

Когда ты, ментиком блистая,
Торопишь серого коня,
Не мыслит дева молодая:
«Он здесь проехал для меня».

Когда ты вихрем на сраженье
Летишь, бесчувственный герой,—
Ничье, ничье благословенье
Не улетает за тобой.

Гусар! ужель душа не слышит
В тебе желания любви?
Скажи мне, где твой ангел дышит?
Где очи милые твои?

Молчишь — и ум твой безнадежней,
Когда полнее твой бокал!
Увы — зачем от жизни прежней
Ты разом сердце оторвал.

Ты не всегда был тем, что ныне,
Ты жил, ты слишком много жил,
И лишь с последнею святыней
Ты пламень сердца схоронил.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector