Мертвые души 2

Глава 11
Утром Чичиков не может выехать из города (проспал, не заложили бричку, не подкованы лошади)ть из города (проспал, не заложили бричку, не подкованы лошади). Выезжает только к вечеру, на пути встречает погребальную процессию (похороны прокурора), за гробом идут все чиновники, и каждый размышляет о новом генерал-губернаторе и своих будущих с ним взаимоотношениях. Бричка выезжает из города. Следует лирическое отступление о России. «Русь! Русь! вижу тебя, из моего чудного прекрасного далека тебя вижу: бедно, разбросанно и неприютно в тебе; не развеселят, не испугают взоров дерзкие дива природы, венчанные дерзкими дивами искусства. Открыто-пустынно и ровно все в тебе; как точки, как значки, неприметно торчат среди равнин невысокие твои города, ничто не обольстит и не очарует взора. Но какая же непостижимая, тайная сила влечет к тебе? Почему слышится и раздается немолчно в ушах твоя тоскливая, несущаяся по всей длине и ширине твоей, от моря до моря, песня? Что в ней, в этой песне? Что зовет, и рыдает, и хватает за сердце? Какие звуки болезненно лобзают и стремятся в душу, и вьются около моего сердца? Русь! чего же ты хочешь от меня? какая непостижимая связь таится между нами. Что пророчит сей необъятный простор? Здесь ли, в тебе ли не родиться беспредельной мысли, когда ты Ьама без конца? Здесь ли не быть богатырю, когда есть место, где развернуться и пройти ему? и грозно объемлет меня могучее пространство, страшною силою отразясь во глубине моей; неестественной властью осветились мои очи: у! какая сверкающая, чудная, незнакомая земле даль! Русь. » Следует рассуждение автора о герое литературного произведе ния (это не добродетельный человек) и о происхождении Чичикова. Родители Чичикова были дворянами, сын внешне не похож на них, «жизнь взглянула на него. кисло-неприютно». Отец увез Павлушу в город к родственнице-старушке поступать в училище. Напутствия отца сводились к тому, чтобы мальчик угождал учителям и начальству, водился только с богатыми товарищами, сам ни с кем не делился, а вел себя так, чтобы его угощали, а пуще всего берег копейку. Способностей особых за Чичиковым никогда не водилось, но мальчик обладал «практическим умом», экономил собственные деньги, продавал предложенные ему угощения, показывал за деньги дрессированную мышь, заискивал перед учителями и в результате получил аттестат с золотыми буквами. Ближе к концу училища отец Чичикова умирает, сын продает ветхий домишко и поступает на слуэкбу. Предает выгнанного из школы учителя, которому все его бывшие товарищи помогли и который очень рассчитывал на поддержку своего любимого ученика Чичикова. Чичиков служит, во всем угождая начальнику, ухаживает за его некрасивой дочерью, намекает, что не прочь жениться, добивается продвижения по службе и не женится. Входит в комиссию для построения казенного строения, на которое выделено много денег, но здание строится «не выше фундамента» (строгая экономия и воздержание Чичикова окончились). Новый начальник, военный, с первого взгляда возненавидел Чичикова, и последний вынужден начинать карьеру с нуля. Чичиков поступает на службу на таможню, так как с этого места он может многое поиметь. У Чичикова обнаруживается талант к обыскам и досмотрам. Чичикова повышают, и он представляет проект по поимке контрабандистов. Сам же в это время сговаривается с контрабандистами, получает много денег (400—500 тысяч). Ссорится с товарищем, с которым делился, и их отдают под суд. Изворотливый Чичиков успевает спасти часть денег и вновь начинает все сначала в должности поверенного. Там его и осеняет идея о покупке и перепродаже мертвых душ (он собирается их под видом живых заложить в банк, а получив под залог ссуду, скрыться). Размышляя, как отнесутся читатели к его герою, автор приводит притчу о Кифе Мокиевиче и о Мокии Кифовиче, отце и сыне. Существование отца обращено в умозрительную сторону (образец размышления: «зверь не родится из яйца»), а сын буянит. В ответ на просьбы унять сына, Кифа Мокиевич не желает ни во что вмешиваться, «уж если он и останется собакой, так пусть же не от меня об этом узнают, пусть не я выдал его». В конце поэмы бричка быстро едет по дороге, лошади несутся во весь опор. «И какой же русский не любит быстрой езды?» «Эх, тройка! птица-тройка, кто тебя выдумал? Знать, у бойкого народа ты могла только родиться, в той земле, что не любит шутить, а ровнем-гладнем разметнулась на полсвета, да и ступай считать версты, пока не зарябит тебе в очи. И не хитрый, кажись, дорожный снаряд, не железным схвачен винтом, а наскоро живьем с одним топором да долотом снарядил и собрал тебя ярославский расторопный мужик. Не в немецких ботфортах ямщик: борода да рукавицы, и сидит черт знает на чем; а привстал да замахнулся, да затянул песню — кони вихрем, спицы в колесах смешались в один гладкий круг, только дрогнула дорога, да вскрикнул в испуге остановившийся пешеход — вон она понеслась, понеслась, понеслась. И вон уже видно вдали, как что-то пылит и сверлит воздух. Не так ли и ты, Русь, что бойкая необгонимая тройка несешься? Дымом дымится под тобою дорога, гремят мосты, все отстает и (остается позади. Остановился пораженный божьим чудом созерцатель: не молния ли это, сброшенная с неба? Что значит это наводящее ужас движение? и что за неведомая сила заключена в сих аеведомых рветом конях? Эх, кони, кони, что за кони! Вихри ли сидят в ваших гривах? Чуткое ли ухо горит во всякой вашей килке? Заслышали с вышины знакомую песню, дружно и разом запрягли медные груди и, почти не тронув копытами земли, превратились в одни вытянутые линии, летящие по воздуху, и мчится вся вдохновенная богом!зом запрягли медные груди и, почти не тронув копытами земли, превратились в одни вытянутые линии, летящие по воздуху, и мчится вся вдохновенная богом. Русь, куда ж несешься ты? Дай ответ. Не цает ответа. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и тановится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо все, го ни есть на земли, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства.

/ Краткие содержания / Гоголь Н.В. / Мертвые души / Вариант 3

Смотрите также по произведению «Мертвые души»:

Образ Манилова в поэме Гоголя «Мертвые души» часть 2

Автор описывает Манилова так : «ни то ни се, ни в городе Богдан ни в селе Селифан». Иными словами, Манилов – личность, не наделенная харизмой. С первого взгляда Манилов заинтересовывает : интересная внешность ( голубые глаза и белокурые локоны), улыбка, заискивающее общение, «приятность, в которую чересчур много передано сахару». Однако при дальнейшем общении Манилов начинает отталкивать собеседника, от него «не дождешься никакого живого слова». Манилов часто думает, мечтает. Хозяйство идет само собой, он им не занимается. Мужику ничего не стоит обвести Манилова вокруг пальца: сказать, что идет работать, а на самом деле пойти пьянствовать.

Мечты Манилова абсолютно несбыточны. Например, он мечтает о том, как бы через пруд постороить мост, на котором сидели бы купцы и продавали товар. Это совершенный отрыв от реальности.

Обратимся к интерьеру его дома. В кабинете всегда лежит книжка, уже два года открытая на одной и той же странице. В некоторых комнатах нет мебели, в одной из комнат мебель обтянута рогожей только наполовину. На столе могут стоять рядом изысканный подсвечник и «медный инвалид в сале», причем хозяева это не замечают. Комната Манилова окрашена в тот самый серо-голубой неопределенный цвет, который уже упоминался при описании погоды. На окнах – горки золы, расставленные рядками ( выставление рядков из золы – одно из обычных занятий Манилова, у которого слишком много свободного времени). Иными словами, детали интерьера также подчеркивают рассеянность, мечтательность и непрактичность Манилова.

Поэтика Гоголя (Мертвые души Гоголь Н. В.) [3/4] – Часть 2

Наконец, остановимся на характере моментов неизвестности в сюжете. В первом томе «Мертвых душ» до конца действия неясен исход интриги (уедет ли Чичиков благополучно?). Такого рода неясность была свойственна и «Ревизору».

Отчасти неясен и тот уровень «игры», который представляет Чичиков. Хотя мы с самого начала понимаем, что являемся свидетелями аферы, но в чем состоит ее конкретная цель и механизм, становится полностью ясным лишь в последней главе. Из этой же главы становится ясной и другая не объявленная вначале, но не менее важная «тайна»: какие биографические, личные причины подвели Чичикова к этой афере. История дела оборачивается историей характера — превращение, которое в творчестве Гоголя ставит «Мертвые души» на особое место как произведение эпическое. Как эпическое произведение «Мертвые души» существенно связаны с жанром плутовского романа.

Рассмотрим эту проблему подробнее. М. Бахтин показал, что возникновение европейского романа происходило при перемещении интереса от общей жизни к частной и бытовой и от «публичного человека» к приватному и домашнему. Публичный человек «живет и действует на миру»; все, что происходит с ним, открыто и доступно наблюдателю.

Но все изменилось с перемещением центра тяжести на частную жизнь. Эта жизнь «по природе своей закрыта». «Ее, по существу, можно только подсмотреть и подслушать.

Литература приватной жизни есть, по существу, литература подсматривания и подслушивания — «как другие живут». Тип плута оказался в числе самых подходящих для подобной роли, для особой постановки персонажа. «Такова постановка плута и авантюриста, которые внутренне не причастны к бытовой жизни, не имеют в ней определенного закрепленного места и которые в то же время проходят через эту жизнь и принуждены изучать ее механику, все ее тайные пружины. Но такова в особенности постановка слуги, сменяющего различных хозяев. Слуга — свидетель частной жизни по преимуществу.

Его стесняются так же мало, как и осла. В этой чрезвычайно проницательной характеристике отметим три момента: 1. Плут по своей природе пригоден для смены различных положений, для прохождения через различные состояния, предоставляющие ему роль сквозного героя. 2. Плут по своей психологии, а также своей житейской и, можно сказать, профессиональной установке наиболее близок интимным, скрытым, теневым сторонам приватной жизни, он принужден быть не только их свидетелем и наблюдателем, но и пытливым исследователем. 3. В частную и скрытую жизнь других плут входит на положении «третьего» и (особенно если он в роли слуги) — низшего существа, которого не нужно стесняться, и, следовательно, покровы домашней жизни обнажаются перед ним без особого с его стороны труда и усилий.

Все названные моменты впоследствии преломились, хотя и по-разному, в ситуации возникновения русского романа. Таким образом, «большое сочинение», за которое Гоголь принялся по подсказке Пушкина, оформлялось, с одной стороны, именно как роман. Говорим «с одной стороны», так как у Гоголя постепенно связывались с «Мертвыми душами» дополнительные жанрово-идеологические устремления, превышающие требования романа. Как центральный персонаж, Чичиков обладал всеми преимуществами сквозного героя плутовского романа. Ю. Штридтер суммирует отличие плутовского романа от рыцарского в следующих пунктах: 1. Центральной фигурой является не герой, а антигерой.

2. «Ряд рыцарских приключений заменен рядом проделок». 3. «Если циничный рыцарский роман начинается in médias res, чтобы затем в сложной технике вставок (Schachteltechnik)] наверстать предыстории отдельных персонажей, то плутовской роман начинается с рождения героя и затем линейно нанизывает один эпизод на другой». 4. «Эти эпизоды уже не ставят своей целью дать доказательства рыцарских добродетелей и героической готовности к самопожертвованию, но документируют хитрость плута в обманывающем и обманутом мире. И мир этот — уже не сказочный мир, полный хороших и злых сказочных существ, но современный окружающий мир, перед которым плут держит сатирическое зеркало» ‘.

Большинство этих выводов, при определенной корректировке, приложимо и к «Мертвым душам». Неприложим только пункт третий. «Мертвые души» (первый их том) как раз и начинались médias in res (с аферы Чичикова в городе NN), чтобы затем в сложной технике отступлений наверстать биографии основных героев (в первую очередь Чичикова).

Это связано с тем, что Гоголь отступал от техники старого романа (не только плутовского, но и нравоописательного, романа путешествий и т. д.), округляя действие и внося в него принципы драматургической организации целого. Композиционная основа плутовского романа — почти неограниченная возможность к умножению, накоплению эпизодов. «Мертвые души», напротив, задуманы на последовательном и законченном в себе раскрытии центрального персонажа.

Выражаясь языком Надеждина, Чичиков — не «произвольно придуманная ось», а «существенный центр» всего происходящего в произведении. С этим связано и изменение в самом характере занятий, деятельности персонажа. Обратим внимание: вхождение гоголевского героя в различные сферы жизни не обусловливается традиционно его положением слуги. Изменение не такое уж маловажное: оно характеризует современность ситуации. Это — в предыстории Чичикова.

В основном же действии первого тома (как, впрочем, и последующего) — вхождение Чичикова в различные сферы жизни совершается на основе аферы с мертвыми душами. Предприятие с приобретением ревизских душ позволяло подойти к персонажам с общественной социальной, стороны, причем характерной именно для феодальной России. Но в то же время это была и домашняя, хозяйственная сторона: сфера ведения дел, хозяйского (или нехозяйского) отношения к ним, сфера домашнего бюджета, семейного преуспевания и т. д. Следовательно, предприятие Чичикова позволяло подойти к персонажам и со стороны бытовой, семейно-личной, приватной, даже амбициозной и престижной (количество душ адекватно мере общественного уважения и самоуважения). Со своим странствующим героем Гоголь приоткрывал бытовую сферу не хуже, чем автор плутовских романов. Правда, в жизнь других персонажей Чичиков входит не столько на правах «третьего», сколько «второго», то есть на правах непосредственного партнера в сделке.

Со второй же половины тома — по отношению к городу, к чиновникам — положение Чичикова меняется: он уже не партнер, но лицо высшего порядка (хотя и воображаемое, не действительное), «миллионщик», заставляющий смотреть на себя снизу вверх. Но в обоих случаях — как партнер и как «миллионщик» — он актуализирует традиционную роль посредника: это уже не столько роль наблюдателя, сколько катализатора событий, ускоряющего самораскрытие различных сфер жизни. Но ситуация в «Мертвых душах» не только современная, но, как мы уже говорили, и усложненная, неправильная. Чичиков скупает мертвые ревизские души, и этот момент имеет многообразные последствия.

Мы только что упомянули одно из них: недействительный, «иллюзорный» характер взлета Чичикова — «миллионщика» (аналогичный недействительному, «иллюзорному» положению Хлестакова как ревизора). Преломляется неправильность ситуации и в характере раскрытия различных сфер жизни. Можно заметить, что в смысле интимных тайн, скрытой стороны жизни поэма (по крайней мере ее первый том) сообщает значительно меньше, чем традиционный плутовской роман. Это зависит, конечно, не только от психологической фактуры таких персонажей, как Манилов, Коробочка и т. д., но и от установки сквозного героя Чичикова (и соответственно — установки всего произведения). Чичикова интересует не скрытая сторона жизни, но нечто большее: ее противоположность — «смерть».

Мертвые души. Т. 2 – Николай Гоголь

Гоголь, подобно Данте Алигьери, предполагал сделать поэму «МЁРТВЫЕ ДУШИ» трёхтомной. Сам писатель говорил, что первый том «Мёртвых душ» – это лишь «крыльцо к обширному зданию», а второй и третий тома – чистилище и возрождение. Во втором томе выводились положительные образы, и делалась попытка изобразить нравственное перерождение Чичикова.Однако этот замысел так и не был осуществлен. В ночь с 11 на 12 февраля 1852 г. Гоголь сжёг беловую рукопись второго тома и спустя десять дней умер.Черновые рукописи нескольких глав второго тома были обнаружены при вскрытии бумаг писателя. Нашлись первая глава рукописи, часть второй главы, третья глава, фрагменты четвёртой и заключительной глав.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Please verify you are a human

Access to this page has been denied because we believe you are using automation tools to browse the website.

This may happen as a result of the following:

  • Javascript is disabled or blocked by an extension (ad blockers for example)
  • Your browser does not support cookies

Please make sure that Javascript and cookies are enabled on your browser and that you are not blocking them from loading.

Reference ID: #2fbce2e0-5a46-11ea-913a-fb635d49e2f9

Мертвые души

Описание товара

Павел Луспекаев («Белое солнце пустыни»), Игорь Горбачев («Любовь Яровая»), Олег Басилашвили («Азазель») в сатирической трагикомедии Александра Белинского «Мертвые души».

Сатирическая трагикомедия по одноименной поэме Н.В.Гоголя. Работу над «Мертвыми душами»
Гоголь начал еще в 1835 году по совету Пушкина и на сюжет, подсказанный им.

В «Мертвых душах»
Гоголь поставил самые острые и больные вопросы современной жизни. Уже само название поэмы — «Мертвые души»
— имело огромную разоблачающую силу, носило в себе, по словам Герцена, «что-то наводящее ужас’, «иначе он не мог назвать;
не ревизские — мертвые души, а все эти Ноздревы,
Маниловы и все им подобные — вот мертвые души, и мы их встречаем на каждом шагу…»

Похожие товары

Квартет И (6 DVD)

Дополнительная информация

Формат изображения

Standart 4:3 (1,33:1)

Количество слоев Упаковка Получатель подарка

Мама и бабушка, Коллега (ж), Родные и Друзья (м), Родные и Друзья (ж), Коллега (м)

Ь Мертвые души

При издании “Мертвых душ” Гоголь пожелал сам оформить титульный лист. На нем была изображена коляска Чичикова, символизирующая путь России, а вокруг — множество человеческих черепов. Опубликовать именно этот титульный лист было очень важно для Гоголя, так же как и то, чтобы его книга вышла в свет одновременно с картиной Иванова “Явление Христа народу”. Тема жизни и смерти, возрождения красной нитью проходит через творчество Гоголя. Свою задачу Гоголь видел в исправлении и направлении на истинный путь сердец человеческих, и попытки эти были предприняты через театр, в гражданской деятельности, преподавании и, наконец, в творчестве. “Неча на зеркало пенять, коли рожа крива” — гласит пословица, взятая эпиграфом к “Ревизору”. Пьеса и является этим зеркалом, в которое должен был посмотреться зритель, чтобы увидеть и искоренить свои никчемные страсти. Гоголь считал, что, лишь указывая людям на их недостатки, он может исправить их и оживить души. Нарисовав страшную картину их падения, он заставляет читателя ужаснуться и задуматься. В “Вечерах на хуторе близ Диканьки” кузнец Вакула “малюет черта* с мыслью о спасении. Подобно своему герою, Гоголь продолжает изображать чертей во всех последующих произведениях, чтобы с помощью смеха пригвоздить к позорному столбу пороки человеческие. “В религиозном понимании Гоголя черт есть мистическая сущность и реальное существо, в котором сосредоточилось отрицание Бога, вечное зло. Гоголь как художник при свете смеха исследует природу этой мистической сущности; как человек оружием смеха борется с этим реальным существом: смех Гоголя — борьба человека с чертом”, — писал Мережковский. Хочется добавить, что смех Гоголя — это и борьба с адом за “душу живую”.

“Ревизор” не принес желаемого результата, несмотря на то что пьеса имела большой успех. Современники Гоголя не смогли оценить ее значение. Задачи, которые писатель пытался решить путем воздействия через театр на зрителя, не были выполнены. Гоголь осознает необходимость иной формы и иных путей воздействия на человека. Его “Мертвые души” — это синтез всех возможных путей борьбы за души человеческие. Произведение вмещает в себя как прямой пафос и поучения, так и художественную проповедь, иллюстрированную изображением самих мертвых душ — помещиков и городских чиновников. Лирические отступления также придают произведению смысл художественной проповеди и подводят своеобразный итог изображенным страшным картинам жизни и быта. Апеллируя ко всему человечеству в целом и рассматривая пути духовного воскресения, оживления. Гоголь в лирических отступлениях указывает на то, что “тьма и зло заложены не в социальных оболочках народа, а в духовном ядре” (Н. Бердяев). Предметом изучения писателя и становятся души человеческие, изображенные в страшных картинах “недолжной” жизни.

Уже в самом названии “Мертвых душ” Гоголем определена его задача. Последовательное выявление мертвых душ на “маршруте” Чичикова влечет за собой вопрос: в чем причины той мертвечины? Одна из главных состоит в том, что люди забыли свое прямое назначение. Еще в “Ревизоре” чиновники уездного города заняты всем, чем угодно, но только не своими прямыми обязанностями. • Они представляют собой скопище бездельников, сидящих не на своем месте. В судебной конторе разводятся гуси, разговор вместо государственных дел идет о борзых собаках, а в “Мертвых душах” глава и отец города губернатор занят вышивкой по тюлю. Люди эти потеряли свое место на земле, это уже указывает на некоторое их промежуточное состояние — они между жизнью земной и жизнью потусторонней. Городские чиновники в “Мертвых душах”, “Шинели” также заняты лишь пустословием и бездельем. Вся заслуга губернатора города N состоит в том, что он посадил “роскошный” сад из трех жалких деревьев. Стоит отметить, что сад как метафора души часто используется Гоголем (вспомним про сад у Плюшкина). Эти три чахлых деревца — олицетворение душ городских обитателей. Души их так же близки к смерти, как эти несчастные посадки губернатора. Помещики “Мертвых душ” тоже забыли о своих обязанностях, начиная с Манилова, который вообще не помнит, сколько у него крестьян. Ущербность его подчеркивается детальным описанием его быта — недоделанными креслами, вечно пьяной и вечно спящей дворней. Он не отец и не хозяин своим крестьянам: настоящий помещик, по патриархальным представлениям христианской России, должен служить нравственным примером для своих детей — крестьян, как сюзерен для своих вассалов. Но человек, забывший Бога, человек, у которого атрофировалось понятие о грехе, никак не может быть примером. Обнажается вторая и не менее важная причина омертвления душ по Гоголю — это отказ от Бога. По дороге Чичикову не встретилась ни одна церковь. “Какие искривленные и неисповедимые пути выбирало человечество”, — восклицает Гоголь. Дорога России видится ему ужасной, полной падений, болотных огней и соблазнов. Но все-таки это дорога к Храму, ибо в главе о Плюшкине мы встречаем две церкви; готовится переход ко второму тому — Чистилищу из первого — адского.

Этот переход размыт и непрочен, как и намеренно размыта Гоголем в первом томе антитеза “живой — мертвый”. Гоголь намеренно делает нечеткими границы между живым и мертвым, и эта антитеза обретает метафорический смысл. Предприятие Чичикова предстает перед нами как некий крестовый поход. Он как бы собирает по разным кругам ада тени покойников с целью вывести их к настоящей, живой жизни. Манилов интересуется, с землей ли хочет купить души Чичиков. “Нет, на вывод”, — отвечает Чичиков. Можно предположить, что Гоголь здесь имеет в виду вывод из ада. Именно Чичикову дано сделать это — в поэме он один имеет христианское имя — Павел, которое еще к тому же намекает на апостола Павла. Начинается борьба за оживление, то есть за превращение грешных, мертвых душ в живые на великом пути России к “хранине, назначенной царю в чертог”. Но на этом пути встречается “товар во всех отношениях живой” — это крестьяне. Они оживают в поэтичном описании Собакевича, потом в размышлениях Павла Чичикова как апостола и самого автора. Живыми оказываются те, которые положили “душу всю за други своя”, то есть люди самоотверженные и, не в пример забывшим о своем долге чиновникам, делавшие свое дело. Это Степан Пробка, каретник Михеев, сапожник Максим Телятников, кирпичник Милушкин.

Оживают крестьяне при переписывании Чичиковым списка купленных душ, когда сам автор начинает говорить голосом своего героя. В Евангелии сказано: “кто захочет спасти душу свою, тот ее р потеряет”. Вспомним опять-таки Акакия Акакиевича, который пытался сэкономить на чем угодно, лишь бы заполучить замену живой души — мертвую шинель. Его смерть, хоть она и вызывает сочувствие, не была переходом в лучший мир, а только превратила его в бесплодную тень, наподобие теней-призраков в царстве Аида. Так, житийная оболочка этой повести наполнена вовсе не житийными подвигами. Весь аскетизм и все отшельничество Акакия Акакиевича направлены не на спасение души, а на получение эрзаца шинели. Ситуация эта также обыгрывается в повести “Иван Федорович Шпонька и его тетушка”. Там во сне героя жена превращается в материю, из которой “все шьют сюртуки”. Слово “жена” в произведениях Гоголя часто замещается словом “душа”. “Душа моя”, — обращаются к своим женам Манилов и Собакевич.

Но движение в сторону омертвления в “Шинели” (Акакий Акакиевич становится тенью) и в “Ревизоре” (немая сцена), в “Мертвых душах” используется как бы с обратным знаком. История Чичикова также дана как житие. Маленький Павлуша в детстве всех поражал своей скромностью, но затем он начинает жить только “для копейки”. Позднее Чичиков предстает перед обитателями города N как некий Ринальдо Ринальдини или Копейкин, защитник несчастных. Несчастные — это души, обреченные адским страданиям. Он кричит: “Они не мертвые, не мертвые!” Чичиков выступает их защитником. Примечательно, что Чичиков даже возит с собой саблю, как апостол Павел, у которого был меч.

Самое знаменательное превращение происходит при встрече апостола Павла с апостолом-рыболовом Плюшкиным. “Вон наш рыболов пошел на охоту”, — говорят о нем мужики. В этой метафоре заложен глубокий смысл “вылавливания душ человеческих”. Плюшкин, в рубище, как святой подвижник, вспоминает о том, что он должен был “вылавливать” и собирать вместо бесполезных вещей — эти души человеческие. “Святители мои!” — восклицает он, когда эта мысль озаряет его подсознание. Читателю также сообщается житие Плюшкина, что в корне отличает его от других помещиков и сближает с Чичиковым. Из мира античности Чичиков попадает в мир раннехристианский двух церквей Плюшкина. Используются платоновские ассоциации уподобления души человека упряжке коней (гравюра в доме Плюшкина), вылезающих из грязи. Чичиков и представляет Плюшкина где-то у церковных дверей.

Лирическая стихия после посещения Плюшкина Чичиковым все больше и больше захватывает роман. Одним из самых одухотворенных образов является губернаторская дочка, ее образ написан совсем в другом ключе. Если Плюшкину и Чичикову еще предстоит вспомнить о своем назначении спасения душ, то губернаторская дочка, подобно Беатриче, указывает путь к духовному преображению. Такого образа нет ни в “Шинели”, ни в “Ревизоре”. В лирических отступлениях вырисовывается образ другого мира. Чичиков выезжает из ада с надеждой о возрождении душ, превращении их в живые.

Обобщающий урок по теме «Галерея образов помещиков в поэме Н.В. Гоголя «Мертвые души»»

  1. Обобщить знания учащихся о помещиках поэмы, выявить в них типичное, что объединяет их в галерею мёртвых душ, современное значение таких понятий, как “маниловщина”, “ноздрёвщина” и другие;
  2. Показать воспитывающее значение поэмы;
  3. Продолжить развитие умения доказательно отстаивать собственное мнение.
  • Портрет Н.В.Гоголя.
  • Портреты помещиков.
  • Высказывания критиков.
  • Формы работы. Представлены разные модели совместной деятельности: коллективная, групповая, индивидуальная.

    Действительно, каждый из нас,
    какой бы он ни был хороший человек,
    если вникнет в себя с тем беспристрастием,
    с каким вникает в других, —
    то непременно найдет в себе,
    в большей или меньшей степени,
    многие из элементов многих героев Гоголя.

    Ход урока

    I. Организационный момент.

    II. Работа по теме:

    Тема сегодняшнего урока — “Галерея образов помещиков в поэме Н.В.Гоголя “Мертвые души”. Слово “галерея” в переносном значении имеет значение “длинный ряд, вереница типов”, так значит, цель нашего урока – найти то общее, что роднит помещиков Н.В.Гоголя, ответить на вопрос, почему они объединены в одну галерею типов, хотя каждый из помещиков, с которыми встречается Чичиков, обладает своей, резко обозначенной индивидуальностью. С понятием “тип” мы также знакомы. Тип – это образ, содержащий характерные черты какой-либо группы людей. Употребляя слово “тип”, мы имеем в виду то свойство персонажа, которое позволяет в нём увидеть многих знакомых людей. К героям “Мёртвых душ” это имеет непосредственное отношение.

    В.Г.Белинский писал: “Действительно, каждый из нас, какой бы он ни был хороший человек, если вникнет с тем беспристрастием, с каким вникает в других, — то непременно найдет в себе, в большей или меньшей степени, многие из элементов многих героев Гоголя”.

    Таким образом, герои Н.В.Гоголя имеют, с одной стороны, общечеловеческое значение, с другой стороны, — это помещики определенной эпохи и представители широких слоёв крепостнической России.

    1. Итак, что же, по вашему мнению, объединяет всех помещиков, нарисованных Н.В.Гоголя? (Ответы учащихся)

    2. Вы представили разные мнения, что же объединяет помещиков. Помогут углубить ваши знания сведения о приёмах, которые использует Гоголь, раскрывая образы помещиков.

    Все портреты помещиков даны в главах, расположенных в определенном порядке. В чем же смысл такого расположения глав?

    Манилов
    Коробочка
    Ноздрёв
    Собакевич
    Плюшкин

    Нарастают ли постепенно отрицательные качества в героях? Или же они, герои, представлены читателю по принципу контраста? Сентиментальный Манилов – заземленная Коробочка, собирательница Коробочка – транжир Ноздрёв, кулак Собакевич и прореха на человечестве Плюшкин:

    Манилов – Коробочка
    Коробочка – Ноздрёв
    Собакевич – Плюшкин

    Примерный ответ: Гоголь даёт эти главы в определенном порядке. Бесхозяйственного помещика Манилова (2 глава) сменяет мечтательная скопидомка Коробочка (3 глава), безалаберного прожигателя жизни Ноздрева (4 глава) – прижимистый Собакевич (5 глава). Завершает эту галерею Плюшкин – скряга, доведший своё имение и крестьян до полного разорения. Даже крепкие хозяйства Коробочки и Собакевича в действительности нежизнеспособны, поскольку такие формы ведения хозяйства уже отживали свой век.

    Ещё с большей выразительностью в “портретных главах” показана картина морального упадка помещичьего класса. От праздного мечтателя, живущего в мире своих грёз Манилова к дубинноголовой Коробочке, от неё к бесшабашному моту, вралю и шулеру Ноздрёву, далее к оскотиневшемуся кулаку Собакевичу и, наконец, к утратившему все моральные качества Плюшкину (“прорехе на человечестве”) ведет нас Гоголь, показывая всё большее моральное падение, разложение представителей помещичьего мира.

    3. Мы выяснили, как композиция помогает понять характеры героев, их духовную декларацию.

    4. Но и речь героев тоже прекрасно характеризует помещиков. Гоголь пользуется речевой характеристикой как приёмом заострения характеров.

    Ответ заранее подготовленных учащихся: Гоголю присуща многослойная характеристика героев: посредством своих вещей, через отношение к людям, через собственную речь. В речи Манилова поражает пустота содержания. Вот один из образцов его речи: “Конечно, другое дело, если бы соседство было хорошее, если бы, например, такой человек, с которым бы в некотором роде можно было поговорить о любезности, о хорошем обращении, следить какую-нибудь науку, чтобы этак расшевелило душу, дало бы, так сказать, паренье этакое…”. Речь Манилова похожа на него самого. Такая же сладкая, неопределенная, бессодержательная.

    Речь Коробочки примитивная по содержанию и форме, насыщена словами и оборотами деревенского просторечия: ихний, исподнее, нешто, маненько, каково почивали, прихлебнете чайку, забранки пригинаешь, заседателя подмаслила. Характерно радушное “батюшка”, “отец мой”, с которыми она обращается к Чичикову как радушная хозяйка. Для её речи характерны интонации жалобы, неуверенности, естественные у старосветской помещицы, чувствующей, что условия жизни меняются.

    Речь Ноздрева, как и он сам, отличается стремительностью и неуправляемостью. У него слова бегут друг за другом, без обязательной связи, без всякой логики: “…Поручик Кувшинников…Ах, братец, какой премилый человек. Этот, братец, и в гальбик, и в банчишку, и во все, что хочешь. Эх, Чичиков, ну что бы тебе стоило приехать? Право, свинтус ты за это, скотовод эдакой! Поцелуй меня, душа, смерть люблю тебя. ”

    У Ноздрева слова без внутренней цензуры – как и он сам, без внутреннего контроля.

    Речь Собакевича представляет резкий контраст речи Манилова и Ноздрева. Собакевич говорит, “как рубит”. Его реплики лаконичны, слова и выражения откровенно грубы. Он не терпит многословия, расплывчатых фраз, неточности в выражениях. В ответ на длинную речь Чичикова о “несуществующих” душах Собакевич “без малейшего удивления, словно шла речь о хлебе”, спросил: “Вам нужно мертвых душ? Извольте, я готов продать”.

    Речь Плюшкина напоминает непрерывное брюзжание. За исключением тех случаев, когда Плюшкин выражает свою радость по поводу неожиданной удачной сделки и ещё нескольких реплик, проникнутых человеческими чувствами, его речь – сплошные жалобы: жалобы на бедность, на дворовых, на беглых, на родственников. Его речь пересыпана бранными словами: какая рожа, глуп ведь, как дерево; дурак, мошенница, каналья, разбойники; черти тебя припекут, бессовестные тунеядцы. В то же время, говоря о предметах неодушевленных, Плюшкин часто пользуется уменьшительными и ласкательными существительными: ликерчик, графинчик, рюмочка, денежки, реестрик. Совершенно естественно, что язык помещика, многие годы общающегося с крестьянами, насыщен просторечными словами и выражениями: бают, здоровенный кукиш, напичкались, подитка, эхва, ужо снесу.

    5. Итак, мы увидели, как композиция и речевая характеристика помогают Гоголю глубже раскрыть характеры героев, показать их полное оскудение души. И с учётом уже сказанного вернёмся к вопросу, с которого мы начали урок: что же объединяет помещиков, нарисованных Гоголем? Надеюсь, ваши первоначальные мнения также стали глубже.

    Примерный ответ: Они предстали перед читателем в качестве торговцев крестьянами. Тот факт, что они торгуют не реальными, а мертвыми душами – не смягчает остроты нарисованных Гоголем сцен. Наоборот, он эту остроту увеличивает. Получается, что все помещики, в том числе и такие “милые”, как Манилов, готовы не только торговать людьми, но и пойти на весьма сомнительные сделки.

    Все они представители сословия, занимающего высокую, руководящую роль в обществе. Они должны быть людьми образованными, просвещёнными, деятельными, умными и заботиться об интересах общества.

    На самом деле перед нами невежественные, ограниченные обыватели, жизнь которых проходит в пустой болтовне или пустой активности (полная бездуховность, отсутствие высоких побуждений, притупление всех человеческих чувств, отсутствие общественно-полезной деятельности). Все они – мёртвые души.

    6. Это наш с вами вывод. А как же критики ответили на этот вопрос? По этому поводу мнения критиков разделились. Одни считают, что “ни тени добра, ни единой светлой мысли, ни одного человеческого чувства нет в них”. (Г.А.Гуковский. Реализм Гоголя. 1959.)

    Другие утверждают, что гоголевские герои и не добродетельны, и не порочны. Это “обыкновенные”, “средние” люди, но воссозданные с уникальной – гоголевскою – “яркостью, силой и крупностью”; они пошлы, но, по убеждению этих критиков, в первой половине XIX века слово “пошлый” означало “обыкновенный”; Гоголь показал “обыкновенность обыкновенного человека”.

    (В.В.Кожинов. Поэма Гоголя. 1995)

    “Гоголь проводит Чичикова сквозь строй истинно русских людей, каждый из которых – эпическая фигура. И Манилов, и Собакевич, и Коробочка, и Плюшкин – все они пришли из мира сказки. В них легко узнать Кощея Бессмертного или Бабу Ягу. …Величественные в своих страстях и пороках…эти былинные герои представляют Русь страной сказочной, чудесной, абсурдной. Безумие заменяет им здравый смысл и трезвый расчёт. Здесь нет нормы – только исключения. Здесь каждая мелочь важна и таинственна”. (П.Л.Вайль, А.А.Генис. Родная речь. 1991)

    Ответы учащихся: “Думаю, что это обыкновенные люди, которые живут и сейчас. Плюшкин и Коробочка – скупые в разной степени; Манилов и Ноздрев – мечтатели, не умеющие воплотить свою мечту в реальность, поэтому они лгут, чтобы возвысить себя в обществе. А Собакевич – это человек, думающий только о себе и своей выгоде”.

    “Я согласен с мнением Вайля и Гениса, потому что тоже вижу в гоголевских помещиках сказочные образы: Плюшкин – Кощей Бессмертный; Коробочка – Баба Яга; Собакевич – Медведь, вышедший из русской сказки; Манилов – кот Баюн, завлекающий в своё сонное царство; Ноздрёв – это былинный Соловей-разбойник. Имена героев Гоголя, как и сказочные персонажи, стали нарицательными. Так же, как герои сказок, помещики Гоголя просты и понятны читателю, который словно возвращается в детство, когда читает о злом Кощее или неуклюжем Михайле Потапыче. Как и в сказках, важную роль играет и обстановка в жилищах героев. Например, дом Коробочки, в котором есть снадобья и отвары, в нашем воображении сразу становится избушкой Бабы Яги, а дом Плюшкина с его затхлостью, сыростью, пылью – дворцом Кащея Бессмертного”.

    (Учащиеся готовили ответ на этот вопрос как домашнее письменное задание.

    Ответы, которые совпадали с традиционной точкой зрения, здесь не представлены).

    7. Сам Гоголь тоже говорит о типичности своих героев в лирических отступлениях. (Выступление заранее подготовленного учащегося)

    8. О том, что гоголевские характеры типичны для того времени, подтверждает и роман Пушкина “Евгений Онегин”. Вспомним сцену приезда гостей на именины к Татьяне Лариной:

    С своей супругою дородной
    Приехал толстый Пустяков;
    Гвоздин, хозяин превосходный,
    Владелец нищих мужиков;
    Скотинины, чета седая,
    С детьми всех возрастов, считая
    От тридцати до двух годов;
    Уездный франтик Петушков,
    Мой брат двоюродный, Буянов,
    В пуху, в картузе с козырьком
    (Как вам, конечно, он знаком),
    И отставной поручик Флянов,
    Тяжелый сплетник, старый плут,
    Обжора, взяточник и шут.

    Чем похожи гоголевские герои на персонажей пушкинского романа? (Ответы учащихс)

    9. Но оказывается, и в современном обществе живы такие типы людей, как герои Н.В.Гоголя. В чём же современное значение образов помещиков “Мёртвых душ”? (Ответы учащихся)

    III. Заключительное слово учителя.

    Итак, ребята, сегодня на уроке шел разговор о типичности гоголевских героев для того времени и для нашего, недаром эпиграфом являются слова В.Г.Белинского. Мнения ваши разделились, и это правильно: сколько людей, столько и мнений.

    Я желаю, чтобы вы не были похожи на этих героев.

    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: