Мертвые души 2

Глава 11
Утром Чичиков не может выехать из города (проспал, не заложили бричку, не подкованы лошади)ть из города (проспал, не заложили бричку, не подкованы лошади). Выезжает только к вечеру, на пути встречает погребальную процессию (похороны прокурора), за гробом идут все чиновники, и каждый размышляет о новом генерал-губернаторе и своих будущих с ним взаимоотношениях. Бричка выезжает из города. Следует лирическое отступление о России. «Русь! Русь! вижу тебя, из моего чудного прекрасного далека тебя вижу: бедно, разбросанно и неприютно в тебе; не развеселят, не испугают взоров дерзкие дива природы, венчанные дерзкими дивами искусства. Открыто-пустынно и ровно все в тебе; как точки, как значки, неприметно торчат среди равнин невысокие твои города, ничто не обольстит и не очарует взора. Но какая же непостижимая, тайная сила влечет к тебе? Почему слышится и раздается немолчно в ушах твоя тоскливая, несущаяся по всей длине и ширине твоей, от моря до моря, песня? Что в ней, в этой песне? Что зовет, и рыдает, и хватает за сердце? Какие звуки болезненно лобзают и стремятся в душу, и вьются около моего сердца? Русь! чего же ты хочешь от меня? какая непостижимая связь таится между нами. Что пророчит сей необъятный простор? Здесь ли, в тебе ли не родиться беспредельной мысли, когда ты Ьама без конца? Здесь ли не быть богатырю, когда есть место, где развернуться и пройти ему? и грозно объемлет меня могучее пространство, страшною силою отразясь во глубине моей; неестественной властью осветились мои очи: у! какая сверкающая, чудная, незнакомая земле даль! Русь. » Следует рассуждение автора о герое литературного произведе ния (это не добродетельный человек) и о происхождении Чичикова. Родители Чичикова были дворянами, сын внешне не похож на них, «жизнь взглянула на него. кисло-неприютно». Отец увез Павлушу в город к родственнице-старушке поступать в училище. Напутствия отца сводились к тому, чтобы мальчик угождал учителям и начальству, водился только с богатыми товарищами, сам ни с кем не делился, а вел себя так, чтобы его угощали, а пуще всего берег копейку. Способностей особых за Чичиковым никогда не водилось, но мальчик обладал «практическим умом», экономил собственные деньги, продавал предложенные ему угощения, показывал за деньги дрессированную мышь, заискивал перед учителями и в результате получил аттестат с золотыми буквами. Ближе к концу училища отец Чичикова умирает, сын продает ветхий домишко и поступает на слуэкбу. Предает выгнанного из школы учителя, которому все его бывшие товарищи помогли и который очень рассчитывал на поддержку своего любимого ученика Чичикова. Чичиков служит, во всем угождая начальнику, ухаживает за его некрасивой дочерью, намекает, что не прочь жениться, добивается продвижения по службе и не женится. Входит в комиссию для построения казенного строения, на которое выделено много денег, но здание строится «не выше фундамента» (строгая экономия и воздержание Чичикова окончились). Новый начальник, военный, с первого взгляда возненавидел Чичикова, и последний вынужден начинать карьеру с нуля. Чичиков поступает на службу на таможню, так как с этого места он может многое поиметь. У Чичикова обнаруживается талант к обыскам и досмотрам. Чичикова повышают, и он представляет проект по поимке контрабандистов. Сам же в это время сговаривается с контрабандистами, получает много денег (400—500 тысяч). Ссорится с товарищем, с которым делился, и их отдают под суд. Изворотливый Чичиков успевает спасти часть денег и вновь начинает все сначала в должности поверенного. Там его и осеняет идея о покупке и перепродаже мертвых душ (он собирается их под видом живых заложить в банк, а получив под залог ссуду, скрыться). Размышляя, как отнесутся читатели к его герою, автор приводит притчу о Кифе Мокиевиче и о Мокии Кифовиче, отце и сыне. Существование отца обращено в умозрительную сторону (образец размышления: «зверь не родится из яйца»), а сын буянит. В ответ на просьбы унять сына, Кифа Мокиевич не желает ни во что вмешиваться, «уж если он и останется собакой, так пусть же не от меня об этом узнают, пусть не я выдал его». В конце поэмы бричка быстро едет по дороге, лошади несутся во весь опор. «И какой же русский не любит быстрой езды?» «Эх, тройка! птица-тройка, кто тебя выдумал? Знать, у бойкого народа ты могла только родиться, в той земле, что не любит шутить, а ровнем-гладнем разметнулась на полсвета, да и ступай считать версты, пока не зарябит тебе в очи. И не хитрый, кажись, дорожный снаряд, не железным схвачен винтом, а наскоро живьем с одним топором да долотом снарядил и собрал тебя ярославский расторопный мужик. Не в немецких ботфортах ямщик: борода да рукавицы, и сидит черт знает на чем; а привстал да замахнулся, да затянул песню — кони вихрем, спицы в колесах смешались в один гладкий круг, только дрогнула дорога, да вскрикнул в испуге остановившийся пешеход — вон она понеслась, понеслась, понеслась. И вон уже видно вдали, как что-то пылит и сверлит воздух. Не так ли и ты, Русь, что бойкая необгонимая тройка несешься? Дымом дымится под тобою дорога, гремят мосты, все отстает и (остается позади. Остановился пораженный божьим чудом созерцатель: не молния ли это, сброшенная с неба? Что значит это наводящее ужас движение? и что за неведомая сила заключена в сих аеведомых рветом конях? Эх, кони, кони, что за кони! Вихри ли сидят в ваших гривах? Чуткое ли ухо горит во всякой вашей килке? Заслышали с вышины знакомую песню, дружно и разом запрягли медные груди и, почти не тронув копытами земли, превратились в одни вытянутые линии, летящие по воздуху, и мчится вся вдохновенная богом!зом запрягли медные груди и, почти не тронув копытами земли, превратились в одни вытянутые линии, летящие по воздуху, и мчится вся вдохновенная богом. Русь, куда ж несешься ты? Дай ответ. Не цает ответа. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и тановится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо все, го ни есть на земли, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства.

/ Краткие содержания / Гоголь Н.В. / Мертвые души / Вариант 3

Смотрите также по произведению «Мертвые души»:

Краткое содержание «Мертвые души», 11 глава

Краткое содержание «Мертвые души». Введение

Данная статья будет посвящена анализу и краткому изложению поэмы «Мертвые души» великого русского прозаика Николая Васильевича Гоголя. В своем произведении

«Мертвые души», краткое содержание 11 главы. Побег из города

Начинается заключительная часть поэмы с подготовки Чичикова к отъезду. Перед

Краткое содержание «Мертвые души». Биография Чичикова

Мало что рассказано о родителях героя, ясно лишь то, что они были дворянами, однако, очень бедными. Жизнь посмотрела на нашего героя кисло-неприветливо. Детство Павлуша помнил смутно, самые яркие воспоминания — вечно угрюмый отец наказывает его за то, что тот отвлекся от правописания. Переехав в город и поступив в

Глава одиннадцатая поэмы Гоголя “Мертвые души” в сокращении. Краткое содержание главы 11

Но все случилось не так, как предполагал Чичиков. Во-первых, проснулся он позже, чем собирался. Встав, он потребовал узнать, все ли готово к отъезду и заложена ли бричка, но ему доложили что ничего не готово и бричка не заложена. Он рассердился и устроил допрос Селифану, который нашел сразу несколько отговорок: лошадей ковать надо, колесо перетянуть, бричку починить… Более всего Чичикова вывело из себя то, что Селифан знал обо всем этом давно и ничего не говорил. Селифан же во время допроса потупил голову и ничего не отвечал, лишь, казалось, говорил сам себе: «Вишь ты, как оно мудрено случилось; и знал ведь, да не сказал!»

Рассерженный Чичиков приказал Селифану привести кузнеца и за два часа все исправить. Около четверти часа ушло у Чичикова на то, чтобы договориться обо всем с кузнецами, которые, заподозрив что дело спешное, запросили за работу денег в шесть раз больше, чем обычно. Сколько он не горячился, они не уступали, и провозились с работой пять с половиной часов.

Когда бричка была заложена, наш герой, купив в дорогу два калача, уселся получше, и экипаж, пошатываясь, двинулся вперед. На одном из поворотов бричка остановилась, потому что должна была пропустить вперед траурную процессию. Чичиков велел Петрушке спросить, кого хоронят, а когда узнал, что прокурора, задернул занавески и спрятался в угол. Он боялся, как бы чиновники не узнали его, но им было не до этого. Каждый из них думал о новом генерал-губернаторе и о том, как он будет вести дела. Дамы в траурных чепцах, выглядывавшие из повозок, были заняты разговорами.

Когда дорога освободилась, Чичиков с облегчением вздохнул и произнес от души: «Вот, прокурор! жил, жил, а потом и умер! И вот напечатают в газетах, что скончался, к прискорбию подчиненных и всего человечества, почтенный гражданин, редкий отец, примерный супруг, и много напишут всякой всячины… А если разобрать хорошенько дело, так на поверку у тебя всего только и было, что густые брови…» Чичиков приказал Селифану ехать побыстрее и подумал, что встретившиеся на пути похороны – хорошая примета.

Бричка выехала за город, и обеим сторонам дороги вновь показались серые деревни с самоварами, бабами и бойким бородатым хозяином, пешеходы в лаптях, солдаты верхом на лошадях и бескрайние поля.

Русь! Русь! вижу тебя, из моего чудного, прекрасного далека тебя вижу: бедно, разбросанно и неприютно в тебе; не развеселят, не испугают взоров дерзкие дива природы, венчанные дерзкими дивами искусства, города с многооконными высокими дворцами, вросшими в утесы, картинные дерева и плющи, вросшие в домы, в шуме и в вечной пыли водопадов; не опрокинется назад голова посмотреть на громоздящиеся без конца над нею и в вышине каменные глыбы; не блеснут сквозь наброшенные одна на другую темные арки, опутанные виноградными сучьями, плющами и несметными миллионами диких роз, не блеснут сквозь них вдали вечные линии сияющих гор, несущихся в серебряные ясные небеса. Открыто-пустынно и ровно все в тебе; как точки, как значки, неприметно торчат среди равнин невысокие твои города; ничто не обольстит и не очарует взора. Но какая же непостижимая, тайная сила влечет к тебе? Почему слышится и раздается немолчно в ушах твоя тоскливая, несущаяся по всей длине и ширине твоей, от моря до моря, песня? Что в ней, в этой песне? Что зовет, и рыдает, и хватает за сердце? Какие звуки болезненно лобзают, и стремятся в душу, и вьются около моего сердца? Русь! чего же ты хочешь от меня? какая непостижимая связь таится между нами? Что глядишь ты так, и зачем все, что ни есть в тебе, обратило на меня полные ожидания очи. И еще, полный недоумения, неподвижно стою я, а уже главу осенило грозное облако, тяжелое грядущими дождями, и онемела мысль пред твоим пространством. Что пророчит сей необъятный простор? Здесь ли, в тебе ли не родиться беспредельной мысли, когда ты сама без конца? Здесь ли не быть богатырю, когда есть место, где развернуться и пройтись ему? И грозно объемлет меня могучее пространство, страшною силою отразясь во глубине моей; неестественной властью осветились мои очи: у! какая сверкающая, чудная, незнакомая земле даль! Русь.

Какое странное, и манящее, и несущее, и чудесное в слове: дорога! и как чудна она сама, эта дорога: ясный день, осенние листья, холодный воздух. покрепче в дорожную шинель, шапку на уши, тесней и уютней прижмемся к углу! В последний раз пробежавшая дрожь прохватила члены, и уже сменила ее приятная теплота. Кони мчатся.

Боже! как ты хороша подчас, далекая, далекая дорога! Сколько раз, как погибающий и тонущий, я хватался за тебя, и ты всякий раз меня великодушно выносила и спасала! А сколько родилось в тебе чудных замыслов, поэтических грез, сколько перечувствовалось дивных впечатлений.

Чичиков в дороге сначала не чувствовал ничего и только посматривал назад, желая убедиться, что город остался позади. Когда город остался далеко позади, он посматривал лишь на дорогу, но через некоторое время закрыл глаза и склонил голову к подушке. И пришло время сказать несколько слов о нем самом.

Вряд ли герой понравился дамам, так как они обычно любят «решительное совершенство». И даже если бы автор заглянул ему в душу более глубоко и придал его образу зеркальную чистоту, из этого все равно бы ничего не вышло. Не в пользу Чичикова говорили, в первую очередь, его полнота и средние лета. И все же автор, зная обо всем этом, не пожелал сделать героем добродетельного человека, но он надеется, что читатель в этой повести почувствует «иные, еще доселе не бранные струны…, несметное богатство русского духа». Итак, автор не взял в герои добродетельного человека, потому что решил дать ему отдых, «потому что в лошадь обратили добродетельного человека, и нет писателя, который бы ни ездил на нем, понукая и кнутом и всем чем ни попало…, потому что не уважают добродетельного человека». «Нет, пора наконец припрячь и подлеца. Итак, припряжем подлеца!»

Происхождение Чичикова темно и скромно. Отец его, бедный дворянин, был постоянно болен. «Жизнь при начале взглянула на него как-то кисло-неприютно, сквозь какое-то мутное, занесенное снегом окошко: ни друга, ни товарища в детстве!» Но однажды отец повез Павлушу в город, где ему предстояло учиться в городском училище, и дал ему «умное наставление»: «Смотри же Павлуша, учись, не дури и не повесничай, а больше всего угождай учителям и начальникам… С товарищами не водись, они тебя добру не научат; а если уж пошло на то, так водись с теми, которые побогаче, чтобы при случае могли быть тебе полезными. Не угощай и не потчевай никого, а веди себя лучше так, чтобы тебя угощали, а больше всего береги и копи копейку: эта вещь надежнее всего на свете…»

Особенных способностей к какой-нибудь науке у мальчика не оказалось; отличился он больше прилежанием и опрятностью; но зато со стороны практической показал большой ум. По отношению к товарищам он сумел себя поставить так, что они его угощали, а он их – нет, а иногда припрятанное угощенье потом им же и продавал. Еще ребенком он научился отказывать себе во всем. Деньги, которые оставил ему отец, он не растратил, а, напротив, преумножил. Вначале слепил из воска снегиря, и, покрасив, выгодно продал. Затем принялся за более выгодные дела: продавал голодным одноклассникам накупленные заранее булки и пряники. Два месяца потратил на то, чтобы научить маленькую мышку стоять на задних лапках, чтобы потом выгодно ее продать. Деньги он копил, зашивая в мешочки.

В отношении к начальству он повел себя еще умнее. Сидеть на лавке так смирно, как он, не умел никто. Надо заметить, что учитель был «большой любитель тишины и хорошего поведения» и терпеть не мог умных учеников – ему казалось, что они должны над ним насмехаться. Как только заканчивался урок, Чичиков опрометью бросался к учителю и подавал ему треух; он выходил первый из класса и старался попасться ему раза три на дороге, каждый раз снимая шапку. Благодаря стараниям, при выпуске Чичиков получил аттестат и книгу с золотыми буквами за примерное прилежание и благонадежное поведение.

В это время умер его отец. Как оказалось, он умел давать только советы, сам же оставил сыну в наследство лишь ветхий дом, который Чичикову удалось продать за тысячу рублей. В это же время выгнали из училища того самого учителя, который любил тишину и примерное поведение. Он запил и опустился. Бывшие его ученики решили ему помочь и собрать денег. Павлуша Чичиков предпочел остаться в стороне, дав лишь какой-то серебряный пятак, которые товарищи тут же бросили ему назад. А бедный учитель, узнав о поступке любимого ученика, расплакался как ребенок и смог лишь сказать: «Эх, Павлуша! вот как переменяется человек! Надул, сильно надул…»

Гоголь «Мертвые души» — краткое содержание

Все удивлялись: зачем покупать мертвые души и при чем тут губернаторская дочка? “В городской толкотне оказалось вдруг два совершенно противоположных мнения и образовалися вдруг две противоположные партии: мужская и женская. Мужская партия, самая бестолковая, обратила внимание на мертвые души. Женская занялась исключительно похищением губернаторской дочки”. Бедной блондинке очень досталось от матери, губернаторша приказала не принимать Чичикова ни под каким видом. Что касается мужчин, то некоторые решили, уж не прислан ли был Чичиков для какой проверки и под словами “мертвые души” подразумеваются больные, умершие в значительном количестве от повальной горячки.
В это время в губернию как раз был назначен новый генерал-губернатор, так что все было возможно. И вообще в городе грешки водились, и каждый вспомнил о своих. “Как нарочно, в то время, когда господа чиновники и без того находились в затруднительном положении, пришли к губернатору разом две бумаги”: одна про фальшивомонетчика, скрывающегося под разными именами, а другая об убежавшем разбойнике. Тут все припомнили, что не знают, кто такой на самом деле Чичиков. Расспросили тех, кто продавал ему мертвые души, но яснее не стало. Петрушка и Селифан тоже ничего путного не сказали. Так что решено было собраться у полицеймейстера.
ГЛАВА X
Собравшись у полицеймейстера, чиновники замечают, как они все осунулись и похудели, фраки как будто сделались заметно просторней. В самом деле, и назначение нового генерал-губернатора, и полученные серьезные бумаги, и эти бог знает какие слухи. было от чего похудеть. “В собравшемся на сей раз совете очень заметно было отсутствие той необходи- Мертвые души
страница 8
мой вещи, которую в простонародье называют толком. Вообще мы как-то не создались для представительских заседаний. Во всех наших собраниях. присутствует препорядочная путаница. Только и удаются те совещания, которые составляются для того, чтобы покутить или пообедать. Например, затеявши какое-нибудь благотворительное общество для бедных и пожертвовавши значительные суммы, мы тотчас в ознаменование такого похвального поступка задаем обед всем первым сановникам города, разумеется, на половину всей пожертвованной суммы; на остальные нанимается тут же для комитета великолепная квартира. а затем и остается всей суммы для бедных пять рублей с полтиною. ” Но нынешнее собрание было совсем другого рода. “Но при всем том вышло черт знает что такое. ” Один говорил, что Чичиков делатель государственных ассигнаций, и потом сам прибавлял: “а может, и не делатель”; другой утверждал, что он чиновник генерал-губернаторской канцелярии, и тут же присовокуплял: “а впрочем, черт его знает, на лбу ведь не прочтешь”. Всех ошарашил почтмейстер, заявив, что Чичиков не кто иной, как капитан Копейкин. Рассказал он примерно вот что.
Повесть о капитане Копейкине
Во время кампании двенадцатого года ему оторвало руку и ногу. Распоряжений никаких насчет раненых тогда еще не было. Капитан Копейкин наведался к отцу, а тот говорит: “мне нечем тебя кормить, ясам едва достаю хлеб”.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: