Стихи о советском паспорте (Маяковский)

← Красавицы Стихи о советском паспорте
автор Владимир Владимирович Маяковский
Нота Китаю →
См. Стихотворения 1929 . Источник: Маяковский В. В. Полное собрание сочинений: В 13 т. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Худож. лит., 1955—1961. Т.10. в ФЭБ

Я волком бы
Я волком бы выгрыз
Я волком бы выгрыз бюрократизм.
К мандатам
К мандатам почтения нету.
К любым
К любым чертям с матерями
К любым чертям с матерями катись
любая бумажка.
10 любая бумажка. Но эту…
По длинному фронту
По длинному фронту купе
По длинному фронту купе и кают
чиновник
чиновник учтивый
чиновник учтивый движется.
Сдают паспорта,
Сдают паспорта, и я
Сдают паспорта, и я сдаю

  • 20 мою
    мою пурпурную книжицу.
    К одним паспортам —
    К одним паспортам — улыбка у рта.
    К другим —
    К другим — отношение плевое.
    С почтеньем
    С почтеньем берут, например,
    С почтеньем берут, например, паспорта
    с двухспальным
  • 30 с двухспальным английским левою.
    Глазами
    Глазами доброго дядю выев,
    не переставая
    не переставая кланяться,
    берут,
    берут, как будто берут чаевые,
    паспорт
    паспорт американца.
    На польский —
  • 40 На польский — глядят,
    На польский — глядят, как в афишу коза.
    На польский —
    На польский — выпяливают глаза
    в тугой
    в тугой полицейской слоновости —
    откуда, мол,
    откуда, мол, и что это за
    географические новости?
    И не повернув
  • 50 И не повернув головы качан
    и чувств
    и чувств никаких
    и чувств никаких не изведав,
    берут,
    берут, не моргнув,
    берут, не моргнув, паспорта датчан
    и разных
    и разных прочих
    и разных прочих шведов,
  • 60 И вдруг,
    И вдруг, как будто
    И вдруг, как будто ожогом,
    И вдруг, как будто ожогом, рот
    скривило
    скривило господину.
    Это
    Это господин чиновник
    Это господин чиновник берет
    мою
  • 70 мою краснокожую паспортину.
    Берет —
    Берет — как бомбу,
    Берет — как бомбу, берет —
    Берет — как бомбу, берет — как ежа,
    как бритву
    как бритву обоюдоострую,
    берет,
    берет, как гремучую
    берет, как гремучую в 20 жал
  • 80 змею
    змею двухметроворостую.
    Моргнул
    Моргнул многозначаще
    Моргнул многозначаще глаз носильщика,
    хоть вещи
    хоть вещи снесет задаром вам.
    Жандарм
    Жандарм вопросительно
    Жандарм вопросительно смотрит на сыщика,
  • 90 сыщик
    сыщик на жандарма.
    С каким наслажденьем
    С каким наслажденьем жандармской кастой
    я был бы
    я был бы исхлестан и распят
    за то,
    за то, что в руках у меня
    за то, что в руках у меня молоткастый,
    серпастый
  • 100 серпастый советский паспорт.
    Я волком бы
    Я волком бы выгрыз
    Я волком бы выгрыз бюрократизм.
    К мандатам
    К мандатам почтения нету.
    К любым
    К любым чертям с матерями
    К любым чертям с матерями катись
    любая бумажка.
  • 110 любая бумажка. Но эту…
    Я
    Я достаю
    Я достаю из широких штанин
    дубликатом
    дубликатом бесценного груза.
    Читайте,
    Читайте, завидуйте,
    Читайте, завидуйте, я —
    Читайте, завидуйте, я — гражданин
  • 120 Советского Союза.

    Примечания

    Сб. «Туда и обратно»; журн. «Огонек», М. 1930, № 12, 30 апреля; Сочинения, т. 8.

    Приводится по тексту сборника «Туда и обратно».

    Написано в июле 1929 г. Текст стихотворения, помеченный этой датой, по-видимому, тогда же был сдан в редакцию журнала «Огонек», но публикация его задержалась; в журнале «Огонек» стихотворение появилось уже после смерти Маяковского вместе со стихотворением «Нота Китаю» среди материалов, посвященных памяти поэта. Ошибочно указано: «Неизданные стихи Владимира Маяковского о Советском паспорте».

    Варианты и разночтения

    Журн. «Огонек», М 1930, № 12, 30 апреля:

    44—45 в тупой
    в тупой полицейской слоновости

    85—89 Он вещи
    Он вещи снес бы задаром вам!
    Но…
    Но… жандарм
    Но… жандарм вопросительно
    Но… жандарм вопросительно смотрит на сыщика,

    Владимир Маяковский

    Левый марш*

    * О том, как создавалось это стихотворение, Маяковский рассказывал, выступая в Доме Комсомола 25 марта 1930 года: «Мне позвонили из бывшего Гвардейского экипажа и потребовали, чтобы я приехал читать стихи, и вот я на извозчике написал «Левый марш». Конечно, я раньше заготовил отдельные строфы, а тут только объединил адресованные к матросам».

    ** Леевой (творительный падеж от «леева») — неологизм Маяковского от слова «лить». Стальная леева — это те пули и снаряды (потоки стали), которые интервенты обрушили на молодую Советскую республику.

    О дряни

    * Галифе (франц.) — военные брюки особого докроя, облегающие колени и расширяющиеся кверху.

    Прозаседавшиеся

    * Тео — театральный отдел Главполитпросвета при Наркомпросе РСФСР. Гукон — Главное управление коннозаводства при Наркомземе.

    БЛЕК ЭНД УАЙТ

    Разговор с фининспектором о поэзии

    Товарищу Нетте — пароходу и человеку

    Теодор Нетте — советский дипкурьер, убитый контрразведчиками при защите диппочты в поезде на территории Латвии. Его именем назван один из пароходов Черноморского флота.
    Р. Якобсон — лингвист и стиховед, представитель формалистической школы в литературоведении.

    Маяковский я достаю из широких штанин стихотворение

    ИЗ УЛИЦЫ В УЛИЦУ
    У-
    лица.
    Лица
    у
    догов
    годов
    рез-
    че.
    Че-
    рез
    железных коней
    с окон бегущих домов
    прыгнули первые кубы.
    Лебеди шей колокольных,
    гнитесь в силках проводов!
    В небе жирафий рисунок готов
    выпестрить ржавые чубы.
    Пестр, как форель,
    сын
    безузорной пашни.
    Фокусник
    рельсы
    тянет из пасти трамвая,
    скрыт циферблатами башни.
    Мы завоеваны!
    Ванны.
    Души.
    Лифт.
    Лиф души расстегнули.
    Тело жгут руки.
    Кричи, не кричи:
    «Я не хотела!» —
    резок
    жгут
    муки.
    Ветер колючий
    трубе
    вырывает
    дымчатой шерсти клок.
    Лысый фонарь
    сладострастно снимает
    с улицы
    черный чулок.

    ПОСЛУШАЙТЕ!
    Послушайте!
    Ведь, если звезды зажигают —
    значит — это кому-нибудь нужно?
    Значит — кто-то хочет, чтобы они были?
    Значит — кто-то называет эти плевочки
    жемчужиной?

    СТИХИ О СОВЕТСКОМ ПАСПОРТЕ
    Я волком бы
    выгрыз
    бюрократизм.
    К мандатам
    почтения нету.
    К любым
    чертям с матерями
    катись
    любая бумажка.
    Но эту.

    По длинному фронту
    купе
    и кают
    чиновник
    учтивый движется.
    Сдают паспорта,
    и я
    сдаю
    мою
    пурпурную книжицу.

    К одним паспортам —
    улыбка у рта.
    К другим —
    отношение плевое.
    С почтеньем
    берут, например,
    паспорта
    с двухспальным
    английским левою.

    Глазами
    доброго дядю выев,
    не переставая
    кланяться,
    берут,
    как будто берут чаевые,
    паспорт
    американца.

    На польский —
    глядят,
    как в афишу коза.
    На польский —
    выпяливают глаза
    в тугой
    полицейской слоновости —
    откуда, мол,
    и что это за
    географические новости?

    И не повернув
    головы кочан
    и чувств
    никаких
    не изведав,
    берут,
    не моргнув,
    паспорта датчан
    и разных
    прочих
    шведов.

    И вдруг,
    как будто
    ожогом,
    рот
    скривило
    господину.
    Это
    господин чиновник
    берет
    мою
    краснокожую паспортину.

    Берет —
    как бомбу,
    берет —
    как ежа,
    как бритву
    обоюдоострую,
    берет,
    как гремучую
    в 20 жал
    змею
    двухметроворостую.

    Моргнул
    многозначаще
    глаз носильщика,
    хоть вещи
    снесет задаром вам.
    Жандарм
    вопросительно
    смотрит на сыщика,
    сыщик
    на жандарма.

    С каким наслажденьем
    жандармской кастой
    я был бы
    исхлестан и распят
    за то,
    что в руках у меня
    молоткастый,
    серпастый
    советский паспорт.

    Я волком бы
    выгрыз
    бюрократизм.
    К мандатам
    почтения нету.
    К любым
    чертям с матерями
    катись
    любая бумажка.
    Но эту.

    Я
    достаю
    из широких штанин
    дубликатом
    бесценного груза.
    Читайте,
    завидуйте,
    я —
    гражданин
    Советского Союза.

    СЕКРЕТ МОЛОДОСТИ
    Нет,
    не те «молодежь»,
    кто, забившись
    в лужайку да в лодку,
    начинает
    под визг и галдеж
    прополаскивать
    водкой
    глотку,
    Нет,
    не те «молодежь»,
    кто весной
    ночами хорошими,
    раскривлявшись
    модой одеж,
    подметают
    бульвары
    клешами.
    Нет,
    не те «молодежь»,
    кто восхода
    жизни зарево,
    услыхав в крови
    зудеж,
    на романы
    разбазаривает.
    Разве
    это молодость?
    Нет!
    Мало
    быть
    восемнадцати лет.
    Молодые —
    это те,
    кто бойцовым
    рядам поределым
    скажет
    именем
    всех детей:
    «Мы
    земную жизнь переделаем!»
    Молодежь —
    это имя —
    дар
    тем,
    кто влит в боевой КИМ,
    тем,
    кто бьется,
    чтоб дни труда
    были радостны
    и легки!

    ХОРОШО!
    Октябрьская поэма (отрывок)
    1

    ОБЛАКО В ШТАНАХ
    (отвывок из поэмы)

    Вашу мысль,
    мечтающую на размягченном мозгу,
    как выжиревший лакей на засаленной кушетке,
    буду дразнить об окровавленный сердца лоскут:
    досыта изъиздеваюсь, нахальный и едкий.

    НИЧЕГО НЕ ПОНИМАЮТ
    Вошел к парикмахеру, сказал — спокойный:
    «Будьте добры, причешите мне уши».
    Гладкий парикмахер сразу стал хвойный,
    лицо вытянулось, как у груши.
    «Сумасшедший!
    Рыжий!» —
    запрыгали слова.
    Ругань металась от писка до писка,
    и до-о-о-о-лго
    хихикала чья-то голова,
    выдергиваясь из толпы, как старая редиска.

    ПРОЩАНЬЕ
    В авто,
    последний франк разменяв.
    — В котором часу на Марсель?
    Париж
    бежит,
    провожая меня,
    во всей
    невозможной красе.
    Подступай
    к глазам,
    разлуки жижа,
    сердце
    мне
    сантиментальностью расквась!
    Я хотел бы
    жить
    и умереть в Париже,
    если б не было
    такой земли —
    Москва.

    ДОМ ГЕРЦЕНА
    Расклокотался в колокол Герцен,
    чуть
    языком
    не отбил бочок.
    И дозвонился!
    Скрипнули дверцы,
    все повалили
    в его кабачок.

    Обыватель любопытен —
    все узнать бы о пиите!
    Увидать
    в питье,
    в едении
    автора произведения.
    Не удержишь на веревке!
    Люди лезут.
    Валят валом.
    Здесь
    свои командировки
    пропивать провинциалам.
    С «шимми»,
    с «фоксами» знакомясь,
    мечут искры из очков
    на чудовищную помесь —
    помесь вальса
    с казачком.
    За ножками котлет свиных
    компания ответственных.
    На искусительнице-змие
    глазами
    чуть не женятся,
    но буркают —
    «Буржуазия.
    богемцы.
    разложеньице. «

    Не девицы —
    а растраты.
    Раз
    взглянув
    на этих дев,
    каждый
    должен
    стать кастратом,
    навсегда охолодев.
    Вертят глазом
    так и этак,
    улыбаются уста
    тем,
    кто вписан в финанкете
    скромным именем —
    «кустарь».

    Ус обвис намокшей веткой,
    желтое,
    как йод,
    пиво
    на шальвары в клетку
    сонный русский льет.
    Шепчет дева,
    губки крася,
    юбок выставя ажур:
    «Ну, поедем.
    что ты, Вася!
    Вот те крест —
    не заражу. »
    Уехал в брюках клетчатых.
    «Где вы те-пе-рь. »
    Кто лечит их?

    Богемою
    себя не пачкая,
    сидит холеная нэпачка;
    два иностранца
    ее,
    за духи,
    выловят в танцах
    из этой ухи.

    В конце
    унылый начинающий —
    не укупить ему вина еще.
    В реках пива,
    в ливнях водок,
    соблюдая юный стыд,
    он сидит
    и ждет кого-то,
    кто придет
    и угостит.

    Сидят они,
    сижу и я,
    во славу Герцена жуя.

    Герцен, Герцен,
    загробным вечером,
    скажите пожалуйста,
    вам не снится ли,
    как вас
    удивительно увековечили
    пивом,
    фокстротом
    и венским шницелем?

    Прав
    один рифмач упорный,
    в трезвом будучи уме,
    на дверях
    мужской уборной
    бодро
    вывел резюме:
    «Хрен цена
    вашему дому Герцена».
    Обычно
    заборные надписи плоски,
    но с этой — согласен!
    В. Маяковский.

    Специальный почтовый штемпель
    Дата гашения — 05.09.2018.

    Маяковский я достаю из широких штанин стихотворение

    Стихи о советском паспорте

    Я волком бы
    выграз
    бюрократизм.
    К мандатам
    почтения нету.
    К любым
    чертям с матерями
    катись
    любая бумажка.

    Но эту.
    По длинному фронту
    купе
    и кают
    чиновник
    учтивый движется.
    Сдают паспорта,
    и я
    сдаю
    мою
    пурпурную книжицу.
    К одним паспортам —
    улыбка у рта.
    К другим —
    отношение плевое.
    С почтеньем
    берут, например,
    паспорта
    с двухспальным
    английским левою.
    Глазами
    доброго дядю выев,
    не переставая
    кланяться,
    берут,
    как будто берут чаевые,
    паспорт
    американца.
    На польский —
    глядят,
    как в афишу коза.
    На польский —
    выпяливают глаза
    в тугой
    полицейской слоновости —
    откуда, мол,
    и что это за
    географические новости?
    И не повернув
    головы кочан
    и чувств
    никаких
    не изведав,
    берут,
    не моргнув,
    паспорта датчан
    и разных
    прочих
    шведов.
    И вдруг,
    как будто
    ожогом,
    рот
    скривило
    господину.
    Это
    господин чиновник
    берет
    мою
    краснокожую паспортину.
    Берет —
    как бомбу,
    берет —
    как ежа,
    как бритву
    обоюдоострую,
    берет,
    как гремучую
    в 20 жал
    змею
    двухметроворостую.
    Моргнул
    многозначаще
    глаз носильщика,
    хоть вещи
    снесет задаром вам.
    Жандарм
    вопросительно
    смотрит на сыщика,
    сыщик
    на жандарма.
    С каким наслажденьем
    жандармской кастой
    я был бы
    исхлестан и распят
    за то,
    что в руках у меня
    молоткастый,
    серпастый
    советский паспорт.
    Я волком бы
    выгрыз
    бюрократизм.
    К мандатам
    почтения нету.
    К любым
    чертям с матерями
    катись
    любая бумажка.
    Но эту.
    Я
    достаю
    из широких штанин
    дубликатом
    бесценного груза.
    Читайте,
    завидуйте,
    я —
    гражданин
    Советского Союза.

    Владимир Маяковский: стихи о советском паспорте.
    «Стихи о любви и стихи про любовь» — Любовная лирика русских поэтов & Антология русский поэзии. © Copyright Пётр Соловьёв

  • Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: