Маяковский В

Маяковский Владимир Владимирович (1893 — 1930)
Биография
Родился Владимир Владимирович Маяковский 19 июля (по старому стилю — 7 июля) 1893 в селе Багдади недалеко от Кутаисси (Грузия), в семье лесничего. В 1901-1906 Владимир Маяковский учился в классической гимназии в Кутаисси. В 1906, после смерти отца, Маяковский вместе с матерью и сестрами переехал в Москву. Учился в пятой гимназии, в 1908 — в подготовительном классе Строгановского училища, в 1911-1914 — в фигурном классе Московского училища живописи, ваяния и зодчества, из которого был исключен за участие в скандальных выступлениях футуристов. В 1908 Владимир Маяковский вступил в РСДРП(б), занялся пропагандой, работал в нелегальной типографии, был трижды арестован. В 1909 провел 11 месяцев в Бутырской тюрьме, впоследствии называя это время началом стихотворной деятельности. 17 ноября 1912 Владимир Маяковский впервые выступил с публичным чтением стихов в Петербургском кафе-кабаре «Бродячая собака». Первая публикация стихов состоялась в 1912, в футуристическом сборнике «Пощечина общественному вкусу». В 1912-1913 было опубликовано около 30 стихотворений. В декабре 1913 в театре «Луна-парк» в Петербурге была поставлена трагедия «Владимир Маяковский», где он выступал в качестве режиссера и исполнителя главной роли. В 1913 состоялась первая работа в кино — сценарий фильма «Погоня за славой». В 1912-1913 в Петербурге познакомился с А.А. Блоком и В. Хлебниковым, в 1914 — с Максимом Горьким, в 1915 — с И.Е. Репиным, с К.И. Чуковским. С 1915 по март 1919 Маяковский жил в Петрограде. С октября 1915 по октябрь 1917 проходил военную службу чертежником в Петроградской автомобильной школе. После Октябрьской революции работал в Наркомпросе. В ноябре 1918 в зале Театра музыкальной драмы (ныне Большой зал консерватории) была поставлена пьеса Маяковского «Мистерия-буфф» (режиссеры В.Э. Мейерхольд и Маяковский, художник К.С. Малевич). В 1919 вышло в свет первое собрание сочинений «Все сочиненное Владимиром Маяковским». В марте 1919 Владимир Маяковский переезжает в Москву, где работает в «Окнах РОСТА» (Российского телеграфного агентства) — рисует плакаты со стихотворными текстами агитационного характера (за 3 года было создано около 1100 «окон»), занимается промышленной и книжной графикой. Совершил множество поездок в США (в течение 3 месяцев в 1925), Германию, Францию, на Кубу. Маяковский возглавлял литературную группу ЛЕФ (Левый фронт искусств), а позднее — РЕФ (Революционный фронт искусств); в 1923 — 1925 редактировал журнал «ЛЕФ», а в 1927-1928 — «Новый ЛЕФ». Придя к выводу, что замкнутые группировки препятствуют нормальному творческому общению советских писателей, в феврале 1930 Маяковский вступил в РАПП (Российская Ассоциация пролетарских писателей), что вызвало осуждение со стороны его друзей. Отчуждение и общественная травля усугублялись личной драмой: ему упорно стали отказывать в выезде за границу, где должна была состояться встреча с той женщиной, с которой поэт намеревался связать свою жизнь. С апреля 1926 Маяковский жил преимущественно в Москве, в Гендриковом переулке (с 1935 — переулок Маяковского; с 1937 в доме находится Библиотека-музей Маяковского), д. 15/13, вместе с супругами Брик. Здесь бывали А.В. Луначарский, В.Э. Мейерхольд, С.М. Эйзенштейн, М.Е. Кольцов, И.Э. Бабель, В.Б. Шкловский. 14 апреля 1930 Владимир Маяковский погиб: по официальной версии — покончил жизнь самоубийством. Похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище. Во время поездки в США, Маяковский познакомился с американкой Элли Джонс, от которой у него осталась дочь Патриция, ставшая известной феминисткой, специалистом в области философии, социологии и семейной экономики, автором 15 книг (включая книгу «Маяковский на Манхэттене» (Mayakovsky in Manhattan) и преподавателем нью-йоркского колледжа Леман. Доктор наук Патриция Томпсон, утверждающая, что она унаследовала от отца бунтарский характер, считает себя «Маяковским в юбке». С 1990-х периодически приезжает в Россию. По сведениям Всесоюзной книжной палаты на 1 января 1973 года общий тираж книг Владимира Маяковского составлял 74 млн. 525 тыс.; его произведения были переведены на 56 языков народов СССР и на 42 иностранных языка. Произведения Маяковского-художника: портретные зарисовки, эскизы лубков, театральные работы, плакаты, книжная графика. Работы Владимира Маяковского в кино: сценарии к фильмам «Погоня за славой» (1913), «Барышня и хулиган» (по произведению «Учительница рабочих» Э. Д’Амичиса, 1918, снимался в главной роли), «Не для денег родившийся» (по «Мартину Идену» Дж. Лондона, 1918, снимался в главной роли), «Закованная фильмой» (1918, снимался в главной роли), «На фронт» (1920, агитфильм), «Дети» («Трое», 1928), «Декабрюхов и Октябрюхов» (1928), «Слон и спичка» (1926 — 1927, не был поставлен), «Сердце кино» (1926 — 1927, не был поставлен), «Любовь Шкафолюбова» (1926 — 1927, не был поставлен), «Как поживаете?» (1926 — 1927, не был поставлен), «История одного нагана» (1926 — 1927, не был поставлен), «Товарищ Копытко» (1926 — 1927, не был поставлен; отдельные моменты были использовал в пьесе «Баня»), «Позабудь про камин» (1926 — 1927, не был поставлен; сценарий был переработан в комедию «Клоп»). Литературные произведения Владимира Маяковского: стихотворения, поэмы, фельетоны, публицестические статьи, пьесы: «Владимир Маяковский» (1913, трагедия), «Штатская шрапнель» (ноябрь 1914, статья), «Война объявлена» (июль 1914), «Мама и убитый немцами вечер» (ноябрь 1914), «Облако в штанах»(1915 лирическая поэма), «Флейта-позвоночник» (1916, поэма), «Война и мир» (1916, отдельное издание — 1917, поэма), «Человек»(1916 — 1917, опубликована — 1918, поэма), «Мистерия-Буфф» (1918, 2-й вариант — 1921, пьеса), «Левый марш» (1918), «Хорошее отношение к лошадям» (1918), «150 000 000» (1919 — 1920, 1-е издание без имени автора, 1921, поэма), «Прозаседавшиеся» (1922), «Люблю» (1922), «Про это» (1923), «Владимир Ильич Ленин» (1924, поэма), «Париж» (1924 — 1925, цикл стихов), «Стихи об Америке» (1925 — 1926, цикл стихов), «Товарищу Нетте, пароходу и человеку» (1926), «Сергею Есенину» (1926), «Хорошо!» (1927, поэма), «Письмо Татьяне Яковлевой» (1928), «Помпадур» (1928), «Клоп» (1928, поставлена в 1929, пьеса), «Разговор с товарищем Лениным» (1929), «Стихи о советском паспорте» (1929), «Баня» (1929, поставлена в 1930, пьеса), «Во весь голос» (1930, поэма), стихи для детей, «Я сам» (автобиографическая повесть).

/ Биографии / Маяковский В.В.

Смотрите также по Маяковскому:

Короткие стихотворения поэта Владимира Маяковского для школьников.

Инженеру хорошо,
а доктору —
лучше,
я б детей лечить пошел,
пусть меня научат.
Я приеду к Пете,
я приеду к Поле.
— Здравствуйте, дети!
Кто у вас болен?
Как живете,
как животик? —
Погляжу
из очков
кончики язычков.
— Поставьте этот градусник
под мышку, детишки.-
И ставят дети радостно
градусник под мышки.
— Вам бы
очень хорошо
проглотить порошок
и микстуру
ложечкой
пить понемножечку.
Вам
в постельку лечь
поспать бы,
вам —
компрессик на живот,
и тогда
у вас
до свадьбы
се, конечно, заживет.
Докторам хорошо,
а рабочим —
лучше,
я б в рабочие пошел,
пусть меня научат.
Вставай!
Иди!
Гудок зовет,
и мы приходим на завод.
Народа — уйма целая,
тысяча двести.
его один не сделает —
сделаем вместе,
Можем
железо
ножницами резать,
краном висящим
тяжести тащим;
олот паровой
гнет и рельсы травой.
Олово плавим,
машинами правим.
Работа всякого
нужна одинаково.
Я гайки делаю,
а ты
для гайки
делаешь винты.
И идет
работа всех
прямо в сборочный цех.
Болты,
лезьте
в дыры ровные,
части
вместе
сбей
огромные.
Там —
дым,
здесь —
гром.
Гро-
мим
весь
дом.
И вот
вылазит паровоз,
чтоб вас
и нас
и нес
и вез.
На заводе хорошо,
а в трамвае —
лучше,
я б кондуктором пошел,
пусть меня научат.
Кондукторам
езда везде.
С большою сумкой кожаной
ему всегда,
ему весь день
в трамваях ездить можно.
— Большие и дети,
берите билетик,
билеты разные,
бери любые —
зеленые,
красные
голубые.-
Ездим рельсами.
Окончилась рельса,
слезли у леса мы,
садись
и грейся.
Кондуктору хорошо,
а шоферу —
лучше,
я б в шоферы пошел,
пусть меня научат.
Фырчит машина скорая,
летит, скользя,
хороший шофер я —
сдержать нельзя.
Только скажите,
вам куда надо —
без рельсы
жителей
доставлю на дом.
Е-
дем,
ду-
дим:
«С пу-
ти
уй-
ди!»

Быть шофером хорошо,
а летчиком —
лучше,
я бы в летчики пошел,
пусть меня научат.
аливаю в бак бензин,
завожу пропеллер.
«В небеса, мотор, вези,
чтобы птицы пели».
Бояться не надо
ни дождя,
ни града.
Облетаю тучку,
тучку-летучку.
Белой чайкой паря,
полетел за моря.
ез разговору
облетаю гору.
«Вези, мотор,
чтоб нас довез
до звезд
и до луны,
хотя луна
и масса звезд
совсем отдалены».
Летчику хорошо,
а матросу —
лучше,
я б в матросы пошел,
усть меня научат.
У меня на шапке лента,
на матроске
якоря.
Я проплавал это лето,
океаны покоря.
апрасно, волны, скачете —
морской дорожкой
на реях и по мачте
карабкаюсь кошкой.
Сдавайся, ветер вьюжный,
сдавайся, буря скверная,
открою
полюс
Южный,
а Северный —
наверное.

Книгу переворошив,
намотай себе на ус —
все работы хороши,
выбирай
на вкус!

Вот вы, мужчина, у вас в усах капуста
Где-то недокушанных, недоеденных щей;
Вот вы, женщина, на вас белила густо,
Вы смотрите устрицей из раковин вещей.

Все вы на бабочку поэтиного сердца
Взгромоздитесь, грязные, в калошах и без калош.
Толпа озвереет, будет тереться,
Ощетинит ножки стоглавая вошь.

А если сегодня мне, грубому гунну,
Кривляться перед вами не захочется — и вот
Я захохочу и радостно плюну,
Плюну в лицо вам.
Я — бесценных слов транжир и мот.

Проносят девоньки крохотные шумики.
Ящики гула пронесет грузовоз.
Рысак прошуршит в сетчатой тунике.
Трамвай расплещет перекаты гроз.

Все на площадь сквозь туннели пассажей
Плывут каналами перекрещенных дум,
Где мордой перекошенный, размалеванный сажей
На царство базаров коронован шум.

Автомобиль подкрасил губы
У блеклой женщины Карьера,
А с прилетавших рвали шубы
Два огневые фокстерьера.

И лишь светящаяся груша
О тень сломала копья драки,
На ветке лож с цветами плюша
Повисли тягостные фраки.

Кроме этой шапочки, доставшейся кадету,
Ни черта в нем красного не было и нету.

Услышит кадет — революция где-то,
Шапочка сейчас же на голове кадета.

Жили припеваючи за кадетом кадет,
И отец кадета, и кадетов дед.

Поднялся однажды пребольшущий ветер,
В клочья шапчонку изорвал на кадете.

И остался он черный. А видевшие это
Волки революции сцапали кадета.

Известно, какая у волков диета.
Вместе с манжетами сожрали кадета.

Когда будете делать политику, дети,
Не забудьте сказочку об этом кадете.

Пусть земля кричит, в покое обабившись:
«Ты зеленые весны идешь насиловать!»
Я брошу солнцу, нагло осклабившись:
«На глади асфальта мне хорошо грассировать!»

Не потому ли, что небо голубо,
А земля мне любовница в этой праздничной чистке,
Я дарю вам стихи, веселые, как би-ба-бо
И острые и нужные, как зубочистки!

Женщины, любящие мое мясо, и эта
Девушка, смотрящая на меня, как на брата,
Закидайте улыбками меня, поэта,-
Я цветами нашью их мне на кофту фата!

Чтоб бешеной пляской землю овить,
Скучную, как банка консервов,
Давайте весенних бабочек ловить
Сетью ненужных нервов!

И по камням острым, как глаза ораторов,
Красавцы-отцы здоровенных томов,
Потащим мордами умных психиаторов
И бросим за решетки сумасшедших домов!

А сами сквозь город, иссохший как Онания,
С толпой фонарей желтолицых, как скопцы,
Голодным самкам накормим желания,
Поросшие шерстью красавцы-самцы!

А если веселостью песьей
Закружат созвездия «Магги»-
Бюро похоронныех процессий
Свои проведут саркофаги.

Когда же, хмур и плачевен,
Загасит фонарные знаки,
Влюбляйтесь под небом харчевен
В фаянсовых чайников маки!

От первой до третьей — люди;
Четвертая была верблюдик.

К ним, любопытством объятая,
По дороге пристала пятая,

От нее в небосинем лоне
Разбежались за слоником слоник.

И, не знаю, спугнула шестая ли,
Тучки взяли все — и растаяли.

И следом за ними, гонясь и сжирав,
Солнце погналось — желтый жираф.

«Нате» В. Маяковский

«Нате!» Владимир Маяковский

Через час отсюда в чистый переулок
вытечет по человеку ваш обрюзгший жир,
а я вам открыл столько стихов шкатулок,
я — бесценных слов мот и транжир.

Вот вы, мужчина, у вас в усах капуста
Где-то недокушанных, недоеденных щей;
вот вы, женщина, на вас белила густо,
вы смотрите устрицей из раковин вещей.

Все вы на бабочку поэтиного сердца
взгромоздитесь, грязные, в калошах и без калош.
Толпа озвереет, будет тереться,
ощетинит ножки стоглавая вошь.

А если сегодня мне, грубому гунну,
кривляться перед вами не захочется — и вот
я захохочу и радостно плюну,
плюну в лицо вам
я — бесценных слов транжир и мот.

Анализ стихотворения Маяковского «Нате»

Литературный мир на рубеже 19 и 20 веков претерпевает существенные изменения, появляется множество различных течений и направлений, которые не вписываются в общепринятые каноны. Но даже в этом хаосе и сумбуре, из которого лишь спустя несколько десятилетий предстоит выкристаллизоваться настоящим бриллиантам русской поэзии, фигура Владимира Маяковского изначально играет весьма эпатажную роль. Слог, чувство ритма, построение фраз – эти отличительные особенности позволяют безошибочно узнать произведения поэта в море литературных экспериментов. При этом каждая рифмованная строчка Маяковского несет в себе определенную смысловую нагрузку, которая порой выражается в достаточно грубой и шокирующей форме.

Стихотворение «Нате!», созданное в 1913 году, относится к раннему периоду творчества поэта, у которого еще только начинает формироваться общественное мировоззрение. Данный этап поэтических экспериментов Маяковского по праву можно назвать бунтарским, так как форма для него имеет второстепенное значение, а вот содержанию автор уделяет особое внимание. Его излюбленный прием – противопоставление, которым поэт владеет мастерски, что позволяет создавать яркие и многогранные литературные образы. «Нате!» — это своеобразный вызов буржуазному обществу, для которого поэзия по-прежнему является аморфным искусством, призванным услаждать слух. Поэтому автор, которому приходится зарабатывать себе на жизнь публичным чтением собственных стихов, весьма возмущен таким потребительским отношением к литературе. Его стихотворение «Нате!» как раз таки и посвящено всем тем, кто видит не суть поэзии, а лишь ее оболочку, пустую обертку, в которую можно вложить любое лакомство, вкуса которого обыватели так и не смогут почувствовать.

Уже с первых строчек своего произведения Владимир Маяковский обращается к толпе, пытаясь ее спровоцировать, задеть побольнее и расшевелить. Его цель проста и ясна – заставить людей, которые причисляют себя к касте истинных ценителей искусства, взглянуть на себя со стороны. В итоге вырисовывается весьма ироничная и карикатурная картина, которая заставляет улыбаться даже тех, кто в образе мужчины, у которого «в усах капуста» или женщины, смотрящей «устрицей из раковины вещей», узнают самих себя.

Но это – лишь начала фантасмагории и куража, которым решил предаться поэт, бунтуя против окружающей его действительности. Себя он считает транжиром и мотом бесценных слов, подчеркивая тем самым, что в данный момент тратит талант на тех, кто не способен оценить его по достоинству. Для него все почитатели литературы являются толпой, которая напоминает стоглавую вошь и паразитирует на теле и душе истинного поэта. Спрятаться от этой пестрой массы человеку, который вынужден регулярно выступать перед публикой, невозможно. Равно как и отказаться от того, чтобы писать стихи, выплескивая в них все свои чувства. Однако Маяковский не намерен просто так сдаваться, поэтому оставляет за собой право «радостно плюнуть» в лицо многотысячной толпе, выражая ей свое презрение.

Подобная нарочитая грубость является не только стремлением выразить презрение тем, для кого посещение литературных чтений является данью моды. Таким нехитрым способом молодой Маяковский, ко всему прочему, хочет привлечь внимание к своему творчеству, неординарному, лишенному романтики и сентиментальности, но обладающему несомненным шармом и притягательностью. Эпатажные выходки для поэта являются вполне обычным явлением, однако за напускным безразличием, язвительностью и сатирой прячется очень ранимая и чувственная натура, которой не чужды возвышенные порывы и душевные терзания.

Творчество Маяковского

Творчество Маяковского и по сегодняшний день остается выдающимся художественным достижением русской поэзии нач. XX ст. Его произведения не лишенные идеологических перекосов и пропагандистской риторики, но они не могут перечеркнуть объективной значимости и масштаба художественного таланта Маяковского, реформаторской сути его поэтических экспериментов, которые для современников, да и для потомков поэта ассоциировались с революцией в искусстве.

Маяковский родился в Грузии, где минуло его детство. После смерти отца в 1906 г. семья перебралась в Москву, где Маяковский вступил в 4-ий класс Пятой московской гимназии. В 1908 г. его отчислили оттуда, а через месяц Маяковского арестовала полиция в подпольной типографии Московского комитета РСДРП. На протяжении следующего года его еще дважды арестовывали. В 1910—1911 г. Маяковский занимался в студии художника П. Келина, а потом учился в Училище живописи, познакомился с художником и поэтом Д. Бурлюком, под влиянием которого формировались авангардистские эстетические вкусы Маяковского.

Первые стихи Маяковский написал в 1909 г.в тюрьме, к которой попал через связь с подпольными революционными организациями. Стихи поэта-дебютанта были написаны в довольно традиционной манере, которая подражала поэзии русских символистов, и сам М. сразу же от них отказался. Настоящим поэтическим крещением для М. стало его знакомство в 1911 г. с поэтами-футуристами. В 1912 г. M. вместе с другими футуристами выдал альманах «Пощечина общественным вкусам» («Пощёчина общественному вкусу»), подписанный Д. Бурлюком, О. Крученых и В. Маяковским. Со стихами Маяковского «Ночь» («Ночь») и «Утро» («Утро»), в которых в эпатажно дерзкой манере провозглашал разрыв с традициями русской классики, призвал к созданию нового языка и литературы, такой, которая бы отвечала духу современной «машины» цивилизации и задачам революционного преобразования мира. Практическим воплощением декларированных Маяковским в альманахе футуристических тезисов постоянная постановка в петербургском театре «Луна-парк» в 1913 г. его стихотворной трагедии «Владимир М.» («Владимир М.»). Лично автор выступил режиссером и исполнителем главной роли — поэта, который страдает в ненавистном ему современном городе, который калечит души людей, которые хотя и избирают поэта своим князем, но не способны оценить принесенную им жертву. В 1913 г. Маяковский вместе с другими футуристами осуществил большое турне городами СССР: Симферополь, Севастополь, Керчь, Одесса, Кишинев, Николаев, Киев, Минск, Казань, Пенза, Ростова, Саратов, Тифлис, Баку. Художественной интерпретацией программы нового искусства футуристы не ограничивались и старались внедрять у жизнь свои лозунги практически, в частности даже одеждой и поведением. Их поэтические выступления, посещение кофеен или даже обычная прогулка по городу нередко сопровождались скандалами, потасовкой, вмешательством полиции.

Под знаком увлечения футуристическими лозунгами перестройки мира и искусства находится все творчество М. дореволюционного периода, ее характеризует пафос возражения буржуазной действительности, которая, по мнению поэта, морально калечит человека, осознание трагедии существования человека в мире наживы, призывы к революционному обновлению мира: стихи «Пекло города» («Адище города», 1913), «Нате!» («Нате!», 1913), сборник «Я» (1913), поэмы «Облачко в штанах» («Облако в штанах», 1915), « Флейта-Позвоночник» (« Флейта-Позвоночник», 1915), «Война и мир» («Война и мир», 1916), «Человек» («Человек», 1916) и др. Поэт резко возражал Первую мировую войну, которую характеризовал как бессмысленную кровавую бойню: статья «Гражданская шрапнель» (Штатская шрапнель», 1914), стихе «Война объявлена» («Война объявлена», 1914),(«Мама и убитый немцами вечер», 1914) и др. С саркастической иронией поэт относится к лицемерному миру бюрократов, карьеристов, которые дискредитируют честную работу, чистая совесть и высокое искусство: («Гимн судье», 1915), «Гимн ученому»,(«Гимн ученому», 1915), «Гимн хабарю» («Гимн взятке», 1915) и др.

Вершиной дореволюционного творчества Маяковского есть поэма «Облачко в штанах», какая стала своеобразным программным произведением поэта, в которой он наиболее четко и выразительно изложил свои мировоззренческие и эстетичные установки. В поэме, которую сам поэт называл «катехизисом современного искусства», провозглашаются и в образной форме конкретизируются четыре лозунга: «Прочь ваша любовь», «прочь ваш порядок», «прочь ваше искусство», «прочь вашу религию» — «четыре вопля четырех частей». Сквозным лейтмотивом через всю поэму проходит образ человека, который страдает от неполноты и лицемерности бытия, которое его окружает, который протестует и стремится к настоящему человеческому счастью. Начальное название поэмы — «Тринадцатый апостол» — было перечеркнуто цензурой, но именно оно более глубоко и точно передает основной пафос этого произведения и всего раннего творчества Маяковского. Апостол — это учений Христоса, призван внедрять у жизнь его учения, но в М. этот образ быстрее приближается к тому, который позднее появится в знаменитой поэме О. Блока «Двенадцать». Двенадцать — это традиционное число ближайших учеников Христоса и появление в этом ряде тринадцатого, «лишнего» за библейскими канонами, апостола воспринимается как вызов традиционному мирозданию, как альтернативная модель нового мировозрения. Тринадцатый апостол Маяковского — это и символ революционного обновления жизни, к которому стремился поэт, и вместе с тем метафора, способна передать настоящий масштаб поэтического явления спикера нового мира — Маяковского.

Тогдашняя поэзия Маяковского порождает не просто отдельные нелады и недостатки современного общества, она порождает самую возможность его существования, основоположные, коренные принципы его бытия, приобретает масштаб космического бунта, в котором поэт ощущает себя равным Богу. Поэтому в своих желаниях было подчеркнуто антитрадиционность лирического героя Маяковского. Доходило к максимальным эпатажам, так, что, казалось бы давали «пощечины общественному вкусу», требовали у парикмахера «причесать он ухо» («Ничто не понимал. »), становится на корточки и лает по-собачьему («Вот так я сделался собакой. «) и с вызовом заявляет: «Я люблю смотреть, как умирают дети. » («Я»), бросает у зал во время выступления: «я захохочу и радостно плюну, плюну в лицо вам. » («Нате!»). Вместе с высоким ростом и громким голосом Маяковского все это создавало неповторимый образ поэта-борца, апостола-предвестника нового мира. «Поэтика раннего Маяковского, — пишет О. Мясников, — это поэтика грандиозного.

В его поэзии тех лет все предельно напряжено. Его лирический герой ощущает себя способным и обязанным решать не только задачаи переустройства собственной души, а и всего человечества, задача не только земные, а и космические. Гиперболизация и сложная метафоризация — характерные особенности стиля раннего Маяковского. Лирический герой раннего Маяковского чувствует чрезвычайно неуютно в буржуазно-мещанскому среде. Он ненавидит и пренебрегает всех, кто мешает Человеку из прописной буквы жить по-человечески. Проблема гуманизма — одна из центральных проблем раннего Маяковского.

Предыдущий реферат из данного раздела: Моя революция. Маяковский

Следующее сочинение из данной рубрики: Парадоксальная новелла Мопассана

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: