Анализ стихотворения Маяковского «Товарищу Нетте, пароходу и человеку»

Среди множества стихов, даже среди лирики такого неординарного поэта, каким был В.В.Маяковский, стихотворение «Товарищу Нетте, пароходу и человеку» отличается тем, что посвящено сразу двум героям, вынесенным в его заглавие.

Человек – это дипкурьер Наркоминдел РСФСР, трагически погибший от рук бандитов при исполнении служебного долга. А пароход – это судно, названное именем Нетте в увековечивание его гражданского подвига. Поэт лично был знаком Т.И.Нетте, поэтому не мог не посвятить ему свое стихотворение.

Основная идея произведения

Здравствуй, Нетте!
Как я рад, что ты живой
дымной жизнью труб,
канатов
и крюков.

Далее волна воспоминаний уносит поэта в то прошлое, где он вместе в Нетте «пивал чаи в дипкупе» или спорил об общем знакомом – одним из выдающихся лингвистов прошлого века Романе Якобсоне. В третьей части поэт яркой метафорой описывает подвиг своего друга.

А в конце стихотворения В.В.Маяковский говорит о том, что ради той идеи «жить

Стихотворение по своей сути очень двойственное: оно и лирическое, и пафосное одновременно. Лирическое оно потому, с какой нежностью и заботой говорит поэт, чтобы передать радость встречи с другом, пусть даже и в виде парохода:

Подойди сюда!
Тебе не мелко?

Пафосность стихотворения объясняется его жанровой принадлежностью: это – ярчайший образец гражданской лирики. Каждая фраза – отрывистая, хлесткая, емкая. Говоря современным языком, что ни строфа – то мессидж.

Поэт использует много необычных, ярких эпитетов: «загробный вздор», «расплавленное лето», «след светел и кровав», «револьверный лай». У него очень много олицетворений, что вполне объяснимо, поскольку по ходу произведения идет постоянная перекличка реального человека и парохода: «лунища залегла», «котлами покипел».

Яркая метафора стихотворения – это сравнение спасательных кругов парохода с очками-блюдечками, которые действительно носил Т.И. Нетте. А другое, не менее яркое сравнение – это лунная дорожка после парохода, которая похожа на следы крови, оставленной дипкурьером в вагоне, в котором он погиб.

Аллитерация согласных звуков «с», «р» «л» («смерть», «кровь», «лай», «пароход»), которая как бы режет пространство, и постоянный ассонанс гласных «о» и «а» (например, «надвое порвав») создает особую ритмику стиха. Благодаря этому он похож и на оду, и на торжественную клятву одновременно.

Товарищу Нетте &#151 пароходу и человеку

Я недаром вздрогнул.
Не загробный вздор.
В порт,
горящий,
как расплавленное лето,
разворачивался
и входил
товарищ «Теодор
Нетте».
Это &#151 он.
Я узнаю его.
В блюдечках-очках спасательных кругов.
&#151 Здравствуй, Нетте!
Как я рад, что ты живой
дымной жизнью труб,
канатов и крюков.
Подойди сюда!
Тебе не мелко?
От Батума,
чай, котлами покипел.
Помнишь, Нетте, &#151
в бытность человеком
ты пивал чаи
со мною в дипкупе?
Медлил ты.
Захрапывали сони.
Глаз
кося
в печати сургуча,
напролёт
болтал о Ромке Якобсоне
и смешно потел,
стихи уча.
Засыпал к утру.
Курок
аж палец свел.
Суньтеся &#151
кому охота!
Думал ли,
что через год всего
встречусь я
с тобою &#151
с пароходом.
За кормой лунища.
Ну и здорово!
Залегла,
просторы надвое порвав.
Будто навек
за собой
из битвы коридоровой
тянешь след героя,
светел и кровав.
В коммунизм из книжки
верят средне.
«Мало ли что можно
в книжке намолоть!»
А такое &#151
оживит внезапно «бредни»
и покажет
коммунизма
естество и плоть.
Мы живём,
зажатые
железной клятвой.
За нее &#151
на крест,
и пулею чешите:
это &#151
чтобы в мире
без Россий,
без Латвий
жить единым
человечьим общежитьем.
В наших жилах &#151
кровь, а не водица.
Мы идём
сквозь револьверный лай,
чтобы,
умирая,
воплотиться
в пароходы,
в строчки
и в другие долгие дела.
________________
Мне бы жить и жить,
сквозь годы и мчась.
Но в конце хочу &#151
других желаний нету &#151
встретить я хочу
мой смертный час
так,
как встретил смерть
товарищ Нетте.
1926
__________________
Теодор Нетте &#151 советский дипкурьер,
убитый контрразведчиками при защите
диппочты в поезде на территории Латвии.
Его именем назван один из пароходов
Черноморского флота.
Р. Якобсон &#151 лингвист и стиховед,
представитель формалистической школы
в литературоведении.

«Товарищу Нетте, пароходу и человеку», анализ стихотворения Маяковского

Сейчас мало пишут лирику, тем более гражданскую лирику. А именно такие произведения способны по-настоящему воодушевить человека, «чтоб подымать, и вести, и влечь, которые глазом ослабли», по меткому выражению Владимира Маяковского. Сам поэт создал не один образец гражданской лирики, вызывающей различные чувства: от ненависти до восхищения, от гордости до глубочайшего презрения. Это стало возможным благодаря слиянию лирического чувства и гражданского пафоса.

Образцом подобного творчества можно считать лирическое произведение «Товарищу Нетте, пароходу и человеку» (1926), об анализе которого пойдет речь далее. Случайная встреча с пароходом, названным именем человека, которого Маяковский знал лично, вызывает у поэта размышления не только о подвиге этого человека, но и о героизме вообще, об ответственности за судьбу революционных завоеваний.

Детали встречи запечатлены очень конкретно, что свойственно поэтическому стилю Маяковского. Вот пароход неторопливо «разворачивался и входил» в порт после того, как «от Батума, чай, котлами покипел», вот дымятся его трубы и остается на глади моря пенящийся след.

Само название, ставшее поводом для дальнейших многочисленных подражаний, сразу задает два плана поэтического изображения. Первый — бытовой, обыденный, он связан с воспоминанием о дипломатическом курьере Теодоре Нетте, с которым Маяковский был знаком и даже ехал вместе с ним:

Помнишь, Нетте,-
в бытность человеком
ты пивал чаи
со мною в дипкупе?

Образ самого «товарища Нетте» как будто проступает «в блюдечках-очках спасательных кругов». И до конца неясно, к кому же обращается герой – к пароходу или человеку: «Как я рад, что ты живой!» В феврале 1926 года при защите дипломатической почты в Латвии погиб дипкурьер Наркомата иностранных дел СССР Теодор Нетте, а уже летом Маяковский увидел в Крыму пароход, названный в честь дипломата, и практически сразу написал свое знаменитое стихотворение.

Примечательно, что даже лексика в этой первой части произведения нарочито разговорная, сниженная, ведь разговор идет запросто, поэтому Нетте у поэта «пивал чаи», «глаз кося в печати сургуча, напролет болтал», «смешно потел, стихи уча». Однако для современного читателя может стать настоящим потрясением деталь, которая, возможно, была обычной для советского дипкурьера: «Курок аж палец свел». Такие, казалось бы, простые воспоминания поэта позволяют живо представить себе не только человека, но и героя революции.

Таким образом, первый, бытовой план перерастает во второй – высокий, где-то даже пафосный: ведь речь идет о святых понятиях и для самого поэта, и для героя – перед читателем возникает «коммунизма естество и плоть». Маяковскому было важно не только создать образ стойкого борца за идеалы светлого будущего, но и сказать читателю важные поэтические слова о самой революции. Такое стремление связать отдельный случай – встречу с «пароходом-человеком» — с борьбой народа за победу коммунизма, показать его в свете широкой революционной перспективы характерно для всей поэзии Маяковского 20-х годов.

Любимый Маяковским прием – обращение – в стихотворении не просто ради красного словца: поэт ведет диалог с теми, кого действительно знает. Вот Нетте, каким был «в бытность человеком» и каким знал и помнил его поэт. А вот пароход «Теодор Нетте», который, разворачивается и входит «в порт, горящий, как расплавленное лето». Для Маяковского важна каждая подробность – она становится осязаемой, узнаваемой и яркой. Столь важная для пролетарского поэта мысль о бессмертии словно материализуется, во многом, благодаря двум планам, которые слиты воедино – их невозможно разделить. Будущее для поэта – не пустая мечта: оно начинается сегодня, сейчас. Отвлеченные понятия о героизме, честности и чести в стихотворении буквально «воплощаются», то есть облекаются в плоть: «В наших жилах — кровь, а не водица». Эта мысль о претворении высоких идеалов в реальность наших дней:

Мы идем… чтоб воплотиться
В пароходы, в строчки и другие долгие дела.

Конечно, в этом стихотворении звучат слишком пафосные для современного человека идеи, но желание героя «встретить свой смертный час так, как встретил смерть товарищ Нетте» воспринимается вполне современно, так как героизм проявляется порой и в мирное время.

«Товарищу Нетте, пароходу и человеку» В. Маяковский

«Товарищу Нетте, пароходу и человеку» Владимир Маяковский

Анализ стихотворения Маяковского «Товарищу Нетте, пароходу и человеку»

Владимир Маяковский не любил стихов-посвящений, считая, что людей нужно помнить и ценить, ока они живы. Тем не менее, летом 1926 года он все же поступился своими принципами и создал произведение под названием «Товарищу Нетте, пароходу и человеку».

С дипломатическим курьером Теодором Нетте Маяковский был знаком лично и даже однажды ехал с ним в одном купе, полночи беседуя о политике и литературе. Однако в феврале 1926 года Нетте был застрелен в поезде при попытке ограбления дипломатической почты, и это преступление вызвало широкий резонанс. Каково же было удивление поэта, когда спустя несколько месяцев в Крыму он увидел, как в порту швартуется грузовой пароход «Теодор Нетте», названный в честь погибшего дипломатического курьера.

«Как я рад, что ты живой дымной жизнью труб, канатов и крюков», — пишет Маяковский и мысленно возвращается в прошлое, когда вместе со своим знакомым пил чай в дипломатическом купе поезда, наслаждаясь обществом достаточно образованного молодого человека. Тогда Нетте «напролет болтал о Ромке Якобсоне и смешно потел, стихи уча». Спать ложились далеко за полночь, и при этом Теодор Нетте всегда держал палец на спусковом крючке, готовый в любой момент открыть огонь при попытке нападения на дипломатическую почту. Однако в ту роковую ночь напали не на него, а на курьеров в соседнем купе. При попытке их защитить Теодор Нетте был убит пулей в голову.

Его трагическая и, вместе с тем, героическая история сразу же стала достоянием общественности и поразила Маяковского, который считал, что этот невысокий парень с интеллигентными дужками-очками мало чем отличается от обычных служащих своего времени. Тем не менее, после этого случая поэту пришлось признать, что « в наших жилах – кровь, а не водица», и ради высоких идеалов многие действительно готовы погибнуть, каким бы пафосным ни казалось это утверждение. И поэту очень приятно, что страна действительно помнит своих героев, называя в их часть пароходы, которым суждено славить подвиги героев.

Финальная часть стихотворения является своеобразным обращением поэта к читателям. Маяковский признается, что у «него других желаний нету», кроме как умереть во имя своей родины так же, как сделал это Теодор Нетте – в расцвете лет и ради великих идеалов. Впрочем, поэту была уготована совсем другая судьба, но в одном он не ошибся: его жизнь прервала пуля, а не старость и болезнь, чего поэт опасался больше всего.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: