Маяковский план стих

В начале 20-х годов в поэзии Маяковского четко обозначилось сатирическое направление. Напечатав одновременно два стихотворения: «Последняя страничка гражданской войны» и «О дряни», поэт переходит от восславления мужества красноармейцев к обличению мещанства и бюрократизма в советском обществе. Пафосная строка «Последней странички. » становится своеобразными эпиграфом стихотворения «О дряни».

Этими словами Маяковский начинает крупный разговор на тему о недостатках, которые, по его мнению, не совместимы с социалистической действительностью, однако прекрасно уживаются в ней. Тревогу поэта вызывает опасная тенденция внедрения мещанина в государственный аппарат:

Сатирические мотивы отчетливо слышались и в «Мистерии-Буфф», и в поэме «150 000 000». Но если раньше сатира Маяковского была обращена против внешних врагов, то теперь поэт переносит «огонь на себя», на внутренние наши недостатки. Прекрасное знание объекта сатиры обеспечивало точность ее попадания, шла ли речь о крупных негативных явлениях советской действительности или о «мелочах». «Стихотворение о Мясницкой, о бабе и о всероссийском масштабе» уже в самом названии сближает, казалось бы, несоизмеримые явления. Это нужно сатирику для того, чтобы советские руководители поняли политическое значение «мелочей».

Юмористически изложенное приключение бабы, пробиравшейся с тележкой к Ярославскому вокзалу и упавшей ночью в яму на Мясницкой, поднимает актуальную по сей день проблему пренебрежительного отношения местных властей к интересам рядовых граждан, которые страдают от неблагоустройства улиц и других подобных «мелочей». Вполне естественно в этом случае их отношение к руководителям. Поэтому автор полностью оправдывает пострадавшую бабу, которая, «взбираясь с этажа на этаж, сверху и меня и власти крыла». Здесь сатирик чувствует и свою ответственность за эти недостатки, не отделяя себя от властей. Таким образом, бытовое сатирическое стихотворение Маяковского фактически продолжает тему, наметившуюся в разговоре «о дряни», где речь шла о тех, кто, занимая значительный государственный пост, прикрывал советской формой чуждое или враждебное содержание. Маяковский срывает маску с опасного внутреннего врага молодого советского государства &#151 мещанства.

Маяковский видел в современной жизни еще одно страшное зло &#151 бюрократизм, который врастал во все сферы государственной деятельности, тормозя развитие советской страны. Так определилась для поэта одна из тем, которая прошла в дальнейшем через все его творчество. Этой теме посвящено стихотворение «Прозаседавшиеся», которое представляет собой сатирическое обобщение крупного плана. Рассказ о фантастическом происшествии в некоем советском учреждении, где «сидят людей половины», выявляет широчайший масштаб бюрократизации государственного аппарата, вызывая ужас, негодование и волнение лирического героя. Но фантастическое заключается даже не в этой дикой мистической картине, а в том, что это нисколько не удивляет секретаря.

Сатирик был потрясен олимпийским спокойствием секретаря, для которого, как и для «товарища Ивана Ваныча», такая жизнь привычна и приемлема. Нужно было изменить то, что стало обычным «нашим бытом». Такая цель, стоявшая перед советским сатириком, заставила его обратиться к драматургии, чтобы сделать зло более зримым и конкретным, воплощенном в комедийном сценическом действе. Две его наиболее популярные комедии &#151 «Клоп» и «Баня» &#151 посвящены борьбе с бюрократизмом.

Узость кругозора, убогий обывательский вкус, стремление к материальным благам характеризует героя пьесы Маяковского «Клоп». «Бывший рабочий, бывший партиец» Петр Присыпкин под влиянием нэпманской стихии перерождается в буржуазного обывателя Пьера Скрипкина. Драматург предлагает читателю и зрителю взглянуть на этот тип современного мещанина из будущего. Для людей коммунистического завтра Скрипкин &#151 такое же вредное насекомое, как клоп, который одним своим присутствием отравляет и заряжает окружающую среду. Подобные скрипкины становятся еще опаснее, обосновавшись в государственных учреждениях, ибо используют данную им власть во зло. Если такое вредное насекомое, как клоп, можно прихлопнуть или посадить в клетку с надписью «Обывателиус вульгарис», то победоносиковы и оптимистенко из «Бани» представляют собой реальную угрозу обществу, ибо в их власти запретить важное и полезное открытие, оставить нуждающихся людей без помощи, сеять вокруг семена лести и раздора, создавать видимость бурной деятельности при полном безделье. Бюрократия опасна тем, что, ничего не делая сама, она активно мешает людям творчески работать, изобретать, стараясь улучшить жизнь.

Поэт средствами сатиры боролся против «паутины кумовства, протекций, волокит», подхалимов, льстецов, которые служат по-молчалински «не делу, а лицам». Маяковский высмеивал трусливых узколобых руководителей, не умеющих сделать шага без указания начальства. Сатира Маяковского «косила» «дрянь», помогала читателю яснее увидеть многочисленные недостатки в обществе и в себе и по мере сил бороться с ними, критически относясь к своим поступкам.

Анализ стихотворения Маяковского «Послушайте» (1914 год)

Тема этой статьи — анализ стихотворения Маяковского «Послушайте!». Год написания интересующего нас произведения — 1914.

Внимательный читатель в стихах, относящихся к периоду, когда было создано стихотворение, услышит не только пренебрежительные, насмешливые, фамильярные интонации. Он поймет, присмотревшись, что за внешней бравадой скрывается одинокая и ранимая душа. Владимира Маяковского отделяла от других поэтов, а также от размеренного, привычного течения жизни человеческая порядочность, которая помогала ему ориентироваться в важных проблемах времени, а также внутренняя убежденность в том, что его нравственные идеалы верны. Такая обособленность рождала в нем душевный протест против среды обывателей, в которой высоким идеалам не было места.

В этой статье мы проведем анализ стихотворения Маяковского «Послушайте!». Вы узнаете, что хотел сказать этим произведением автор, каковы его особенности и использованные в нем средства выразительности. Анализ стихотворения Маяковского «Послушайте!» начнем с названия — слова, повторенного, кроме заголовка, еще два раза — в начале и в конце произведения.

«Послушайте!» — крик души

Стих этот является криком души Владимира Владимировича. Начинается он с обращения к людям: «Послушайте!». Каждый из нас таким восклицанием прерывает часто речь в надежде быть понятым и услышанным. Не просто произносит лирический герой это слово. Он «выдыхает» его, пытаясь отчаянно обратить внимание на волнующую его проблему людей, живущих на земле. Это жалоба поэта не на «равнодушную природу», а на человеческое безразличие. Маяковский как будто ведет спор с воображаемым оппонентом, приземленным и недалеким человеком, мещанином, обывателем, убеждая его в том, что не следует мириться с горем, одиночеством, равнодушием.

Полемика с читателем

Анализ стихотворения Маяковского «Послушайте!» показывает, что весь строй речи именно такой, какой должен быть, когда ведется полемика, дискуссия, когда собеседники тебя не понимают, а ты ищешь лихорадочно аргументы, доводы и надеешься на то, что все-таки поймут. Для этого нужно лишь как следует объяснить, найти наиболее точные и важные выражения. И их находит лирический герой. Накал эмоций, страстей, который он переживает, становится настолько силен, что их нельзя выразить иначе, как только емким многозначным словом «Да?!», которое обращено к тому, кто поддержит и поймет. В нем и забота, и обеспокоенность, и надежда, и сопереживание. Если бы совсем отсутствовала надежда на понимание у лирического героя, он не стал бы так увещевать, убеждать.

Последняя строфа

В стихотворении последняя строфа начинается с того же слова, что и первая («Послушайте!»). Однако в ней авторская мысль развивается совсем иначе — более жизнеутверждающе, оптимистично. Вопросительным по форме является последнее предложение, но оно, в сущности, есть утвердительным. Анализ стихотворения Маяковского «Послушайте!» дает понять, что это риторический вопрос, на который не требуется отвечать.

Рифма, ритм и размер

Маяковский, располагая «лесенкой» свои стихи, добился того, что в произведении каждое слово является весомым, значимым. Необычна рифма Владимира Владимировича, она как будто «внутренняя». Это не очевидное, не явное чередование слогов — белый стих.

А насколько выразительна ритмика! Ритм в поэзии Маяковского является одним из важнейших средств выразительности. Он рождается сначала, а затем возникает образ, идея, мысль. Некоторые полагают, что стихи этого поэта нужно кричать. У него имеются произведения «для площадей». Однако в раннем творчестве преобладают интимные, доверительные интонации. Чувствуется при этом, что поэт лишь хочет казаться уверенным в себе, дерзким, грозным. Но он не такой на самом деле. Напротив, Маяковский неприкаян и одинок, его душа жаждет понимания, любви, дружбы. Отсутствуют неологизмы в этом стихотворении, столь привычные для стиля этого поэта. Монолог его — напряженный, взволнованный.

Поэту, конечно, хорошо известны были традиционные размеры. Например, он вводит органично амфибрахий. Продолжаем дальше проводить анализ стихотворения Маяковского «Послушайте!». Размер стиха такой же (трехсложный) присутствует также в произведении «В метелях полуденной пыли».

Поэтические приемы в произведении

Используемые в произведении поэтические приемы являются очень выразительными. Естественно сочетается фантастика (например, «врывается к богу») с авторскими наблюдениями за внутренним состоянием своего лирического героя. Не одну лишь динамику событий, но также и их эмоциональный накал передает ряд глаголов: «просит», «врывается», «клянется», «плачет». Все эти слова очень экспрессивны, нет ни одного нейтрального. Сама семантика таких глаголов-действий говорит о крайней обостренности чувств, характерной для лирического героя.

Как подтверждает анализ стихотворения Маяковского «Послушайте!», гипербола во второй его части — на первом плане. Непринужденно и свободно объясняется лирический герой со всей вселенной, с мирозданием. Он запросто «врывается» к Богу.

Интонация

Не обличительной, гневной является основная интонация, а доверительной, исповедальной, неуверенной и робкой. Можно говорить о том, что зачастую голоса автора и лирического героя полностью сливаются, их невозможно разделить. Высказанные мысли и чувства, прорвавшиеся наружу, волнуют, бесспорно, самого поэта. Легко в них уловить тревожные ноты («ходит тревожный»), смятение.

Деталь в системе средств выразительности

В системе выразительных средств у поэта огромное значение имеет деталь. Всего лишь из одной состоит характеристика Бога — это «жилистая рука». Настолько эмоциональным, живым, чувственным, зримым является этот эпитет, что руку как будто видишь, чувствуешь, как кровь пульсирует в ее венах. «Длань» (привычный для христианского сознания образ) абсолютно естественно, органично заменяется просто «рукой». В необычной антитезе противопоставлены важные вещи. Поэт говорит о Вселенной, о звездах, о небе. Звезды для одного — это «плевочки», тогда как для другого человека — «жемчужины».

Развернутая метафора

В произведении лирический герой является как раз тем, для кого жизнь немыслима без звездного неба. Он страдает от непонимания, одиночества, мечется, однако не смиряется. Столь велико его отчаяние, что «эту беззвездную муку» ему просто не перенести. Стихотворение является развернутой метафорой, заключающей в себе огромный иносказательный смысл. Нам нужна еще, кроме хлеба насущного, мечта, жизненная цель, красота, духовность.

Вопросы, волнующие поэта

Поэта волнуют философские вопросы о смысле жизни, о добре и зле, смерти и бессмертии, любви и ненависти. Но ему в «звездной» теме чужд мистицизм, свойственный символистам. Однако в полете фантазии Маяковский не уступает ни в коей мере поэтам-мистикам, перебрасывающим свободно мост к безграничному небу от земной тверди. Анализ стихотворения «Послушайте!» Маяковского, кратко представленный в этой статье, доказывает, что его произведение ничуть не хуже, чем творения символистов. Конечно, такая свобода мысли — результат эпохи, в которой казалось, что все подвластно человеку. Пройдут года, в нормальную жизнь превратятся российские катаклизмы, и Владимира Владимировича перестанут считать лишь политическим поэтом, отдавшим революции свою лиру.

Анализ стихотворения Маяковского «Послушайте!» по плану задают проводить школьникам и сегодня. Сейчас не вызывает сомнений то, что Владимир Владимирович — один из величайших и оригинальнейших поэтов в русской литературе.

«Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче » В. Маяковский

«Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче» Владимир Маяковский

(Пушкино. Акулова гора, дача Румянцева,
27 верст по Ярославской жел. дор.)

В сто сорок солнц закат пылал,
в июль катилось лето,
была жара,
жара плыла —
на даче было это.
Пригорок Пушкино горбил
Акуловой горою,
а низ горы —
деревней был,
кривился крыш корою.
А за деревнею —
дыра,
и в ту дыру, наверно,
спускалось солнце каждый раз,
медленно и верно.
А завтра
снова
мир залить
вставало солнце ало.
И день за днем
ужасно злить
меня
вот это
стало.
И так однажды разозлясь,
что в страхе все поблекло,
в упор я крикнул солнцу:
«Слазь!
довольно шляться в пекло!»
Я крикнул солнцу:
«Дармоед!
занежен в облака ты,
а тут — не знай ни зим, ни лет,
сиди, рисуй плакаты!»
Я крикнул солнцу:
«Погоди!
послушай, златолобо,
чем так,
без дела заходить,
ко мне
на чай зашло бы!»
Что я наделал!
Я погиб!
Ко мне,
по доброй воле,
само,
раскинув луч-шаги,
шагает солнце в поле.
Хочу испуг не показать —
и ретируюсь задом.
Уже в саду его глаза.
Уже проходит садом.
В окошки,
в двери,
в щель войдя,
валилась солнца масса,
ввалилось;
дух переведя,
заговорило басом:
«Гоню обратно я огни
впервые с сотворенья.
Ты звал меня?
Чаи гони,
гони, поэт, варенье!»
Слеза из глаз у самого —
жара с ума сводила,
но я ему —
на самовар:
«Ну что ж,
садись, светило!»
Черт дернул дерзости мои
орать ему, —
сконфужен,
я сел на уголок скамьи,
боюсь — не вышло б хуже!
Но странная из солнца ясь
струилась, —
и степенность
забыв,
сижу, разговорясь
с светилом
постепенно.
Про то,
про это говорю,
что-де заела Роста,
а солнце:
«Ладно,
не горюй,
смотри на вещи просто!
А мне, ты думаешь,
светить
легко.
— Поди, попробуй! —
А вот идешь —
взялось идти,
идешь — и светишь в оба!»
Болтали так до темноты —
до бывшей ночи то есть.
Какая тьма уж тут?
На «ты»
мы с ним, совсем освоясь.
И скоро,
дружбы не тая,
бью по плечу его я.
А солнце тоже:
«Ты да я,
нас, товарищ, двое!
Пойдем, поэт,
взорим,
вспоем
у мира в сером хламе.
Я буду солнце лить свое,
а ты — свое,
стихами».
Стена теней,
ночей тюрьма
под солнц двустволкой пала.
Стихов и света кутерьма
сияй во что попало!
Устанет то,
и хочет ночь
прилечь,
тупая сонница.
Вдруг — я
во всю светаю мочь —
и снова день трезвонится.
Светить всегда,
светить везде,
до дней последних донца,
светить —
и никаких гвоздей!
Вот лозунг мой
и солнца!

Анализ стихотворения Маяковского «Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче»

Очень многие стихи Владимира Маяковского славятся удивительной метафоричностью. Именно благодаря этому нехитрому приему автору удалось создавать очень образные произведения, которые можно сравнить с русскими народными сказками. Например, у народного эпоса с произведением «Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче », которое было написано поэтом летом 1920 года, очень много общего. Главным героем этого произведения является солнце, которое поэт сделал одушевленным существом. Именно так в сказках и преданиях изображается небесное светило, которое дарит жизнь и тепло обитателям земли. Однако автор посчитал, что солнце, каждый день путешествующее по небу одним и тем же маршрутом, является бездельником и тунеядцем, которому попросту нечем себя занять.

Однажды, наблюдая за тем, как оно «медленно и верно» спускалось за деревню, Маяковский обратился к небесному светилу с гневной речью, заявив, что «чем так, без дела заходить, ко мне на чай зашло бы!». И – оказался сам не рад такому предложению, так как солнце действительно явилось к Маяковскому в гости, опалив его своим жаром: «Ты звал меня? Чаи гони, гони, поэт, варенье!». В итоге небесное и поэтическое светила провели за одним столом целую ночь, жалуясь друг другу на то, как трудно им живется. И Маяковский осознал, что он в любой момент может отказаться от своих стихов и сменить перо, к примеру, на обычный рубанок. Однако солнце лишено такой возможности, и ему каждый день необходимо вставать и освещать землю. На фоне откровений небесного гостя автор почувствовал себя весьма неуютно и понял, что только такой самоотверженный труд может действительно изменить этот мир, сделать его светлее и чище.

В заключительной части стихотворения «Необычное приключение» Маяковский призывает каждого человека не только следовать своему призванию, но и любое дело выполнять с максимальной самоотдачей. Иначе смысл существования попросту теряется. Ведь люди приходят в этот мир с определенной миссией, которая заключается в том, чтобы «светить всегда, светить везде до дней последних донца». Поэтому нет смысла жаловаться на усталость и сетовать на то, что кому-то судьбой определен более легкий жизненный путь. Беря пример со своего гостя, Маяковский заявляет: «Светить – и никаких гвоздей! Вот лозунг мой – и солнца!». И этой простой фразой подчеркивает, насколько важное значение имеет работа каждого из нас, будь то поэт или же обычный труженик села.

Маяковский план стих

Дверь. На двери — «Нельзя без доклада». Под Марксом, в кресло вкресленный.

По морям, играя, носится с миноносцем миноносица. Льнет, как будто к меду осочка, к миноносцу миноносочка.

Не смоют любовь ни ссоры, ни версты. Продумана.

Я сошью себе черные штаны из бархата голоса моего. Желтую кофту из трех аршин заката. По Невскому мира, по лощеным полосам его.

Дым табачный воздух выел. Комната — глава в крученыховском аде. Вспомни -.

Любовь любому рожденному дадена,— но между служб, доходов и прочего.

Тетраптих Вашу мысль, мечтающую на размягченном мозгу, как выжиревший лакей на засаленной кушетке.

Этот вечер решал — не в любовники выйти ль нам?— темно, никто не увидит нас.

В поцелуе рук ли, губ ли, в дрожи тела близких мне.

Перья-облак, закат расканарейте! Опускайся, южной ночи гнет.

Четыре. Тяжелые, как удар. «Кесарево кесарю — богу богово». А такому.

Петр Иванович Сорокин в страсти — холоден, как лед. Все.

поэма За всех вас, которые нравились или нравятся, хранимых иконами у души в пещере.

Александр Сергеевич, разрешите представиться. Маяковский. Дайте руку.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector