Имя твое

«Имя твое — птица в руке…» Марина Цветаева

Имя твое — птица в руке,
Имя твое — льдинка на языке.
Одно-единственное движенье губ.
Имя твое — пять букв.
Мячик, пойманный на лету,
Серебряный бубенец во рту.

Камень, кинутый в тихий пруд,
Всхлипнет так, как тебя зовут.
В легком щелканье ночных копыт
Громкое имя твое гремит.
И назовет его нам в висок
Звонко щелкающий курок.

Имя твое — ах, нельзя! —
Имя твое — поцелуй в глаза,
В нежную стужу недвижных век.
Имя твое — поцелуй в снег.
Ключевой, ледяной, голубой глоток…
С именем твоим — сон глубок.

Анализ стихотворения Цветаевой «Имя твое — птица в руке…»

Марина Цветаева весьма скептически относилась к творчеству знакомых ей поэтов Единственным человеком, которого она боготворила в прямом смысле этого слова, являлся Александр Блок. Цветаева признавалась, что его стихи не имеют ничего общего с земным и обыденным, они написаны не человеком, а неким возвышенным и мифическим существом.

Цветаева не была близко знакома с Блоком, хотя часто бывала на его литературных вечерах и каждый раз не переставала удивляться силе обаяния этого незаурядного человека. Неудивительно, что в него были влюблены многие женщины, среди которых оказались даже близкие подруги поэтессы. Тем не менее, о своих чувствах к Блоку Цветаева никогда не говорила, считая, что в данном случае и речи не может быть о любви. Ведь для нее поэт был недосягаем, и ничто не могло принизить этот образ, созданный в воображении женщины, так любящей мечтать.

Марина Цветаева посвятила этому поэту довольно много стихов, которые позже были оформлены в цикл «К Блоку». Часть из них поэтесса написала еще при жизни кумира, включая произведение под названием «Имя твое – птица в руке…», которое увидело свет в 1916 году. Это стихотворение в полной мере отражает то искреннее восхищение, которое Цветаева испытывает к Блоку, утверждая, что это чувство – одно из самых сильных, которое она испытывала когда-либо в своей жизни.

Имя Блока ассоциируется у поэтессы с птицей в руке и льдинкой на языке. «Одно-единственное движенье губ. Имя твое – пять букв», — утверждает автор. Здесь следует внести некоторую ясность, так как фамилия Блока действительно до революции писалась с ятью на конце, поэтому состояла из пяти букв. И произносилась на одном дыхании, что не преминула отметить поэтесса. Считая себя недостойной того, чтобы даже развивать тему возможных взаимоотношений с этим удивительным человеком, Цветаева словно бы пробует на язык его имя и записывает те ассоциации, которые у нее рождаются. «Мячик, пойманный на лету, серебряный бубенец во рту» — вот далеко не все эпитеты, которыми автор награждает своего героя. Его имя – это звук брошенного в воду камня, женский всхлип, цокот копыт и раскаты грома. «И назовет нам его в висок звонко щелкающий курок», — отмечает поэтесса.

Несмотря на свое трепетное отношение к Блоку Цветаева все же позволяет себе небольшую вольность и заявляет: «Имя твое – поцелуй в глаза». Но от него веет холодом потустороннего мира, ведь поэтесса до сих пор не верит в то, что такой человек может существовать в природе. Уже после смерти Блока она напишет о том, что ее удивляет не его трагическая картина, а то, что он вообще жил среди обычных людей, создавая при этом неземные стихи, глубокие и наполненные сокровенным смыслом. Для Цветаевой Блок так и остался поэтом-загадкой, в творчестве которого было очень много мистического. И именно это возводило его в ранг некоего божества, с которым Цветаева просто не решала себя сравнивать, считая, что недостойна даже находится рядом с этим необыкновенным человеком.

Обращаясь к нему, поэтесса подчеркивает: «С именем твоим – сон глубок». И в этой фразе нет наигранности, так как Цветаева действительно засыпает с томиком стихов Блока в руках. Ей грезятся удивительные миры и страны, а образ поэта становится настолько навязчивым, что автор даже ловит себя на мысли о некой духовной связи с этим человеком. Однако проверить, так ли это на самом деле, ей не удается. Цветаева живет в Москве, а Блок – в Санкт-Петербурге, их встречи носят редкий и случайный характер, в них нет романтики и высоких отношений. Но это не смущает Цветаеву, для которой стихи поэта являются лучшим доказательством бессмертия души.

Цикл «Стихи к Блоку» как выражение субъективных представлений Марины Цветаевой о Блоке

Рубрика: Филология, лингвистика

Дата публикации: 04.08.2014 2014-08-04

Статья просмотрена: 5769 раз

Библиографическое описание:

Толегенова Г. Ж., Сарыбаева С. А. Цикл «Стихи к Блоку» как выражение субъективных представлений Марины Цветаевой о Блоке // Молодой ученый. — 2014. — №12. — С. 433-436. — URL https://moluch.ru/archive/71/11876/ (дата обращения: 28.02.2020).

Цикл «Стихи к Блоку» — один из самых крупных «именных» циклов Цветаевой. Складывался он постепенно. В апреле-мае 1916 года было написано восемь стихотворений. Девятое стихотворение цикла было написано четыре года спустя, в мае 1920 года, после того как она впервые услышала и увидела Блока на его московских выступлениях. В августе-декабре 1921 года Цветаева создает семь стихотворений — горестный и трагический реквием на смерть поэта.

Окончательный состав цикла определился в 1922 году. В этом году он вышел отдельной небольшой книгой в Берлине.

Цикл включает в себя два раздела. Первый — стихотворения, написанные до смерти Блока (1–9), второй — стихотворения 1921 года (10–16).

Шестнадцать стихотворений цикла, обращенных к Блоку, разнообразны. В то же время цикл воспринимается как сложное динамическое единство. По отношению к циклу стихов можно говорить о сюжетных тенденциях или о «лирическом сюжете» в развитии которого существенное значение имеет «диалектика душевно-эмоциональных состояний» [см. В.Орлов].

В цикле «Стихи к Блоку» сюжет развивается во времени (стихотворения расположены в строго хронологической последовательности), в пространстве (в разномасштабных категориях его восприятия: Москва, Петроград, Россия, бытие). В процессе движения сюжет обогащается новыми мотивами, коллизиями. Мотив роковой гибели «высокого героя», насыщенность цикла мифологическими образами позволяет говорить об элементах трагедии.

«Никакими извилинами мозга не объяснить чудо поэта», — говорила Цветаева в своих стихах и прозе, посвященной другим поэтам, и она не столько умозаключала, сколько проникалась лично творческой его сутью и воплощала «преображенную правду» о поэте. И писать о нем, считает Цветаева, надо не книгу статей, а «книгу бытия», но его бытия, «бытия в нем» [4].

Первое стихотворение цикла своеобразный звуковой камертон.

Оно построено на образно-семантическом обыгрывании звучания имени Блок.

Имя твое — птица в руке.

Имя твое — льдинка на языке [5, с. 68].

В этих строках имя поэта вызывает у нее звуковые ассоциации с образами бьющейся птицы в руке и льдинки, что звенит на кончике языка.

Мячик, пойманный на лету,

Серебряный бубенец во рту… [5, с. 68]

Мы сами можем вспомнить, что когда мы ловим мяч или когда звенит бубенчик, слышится звук, чем-то похожий на сочетание этих звуков — «блок», что было тонко подмечено Мариной Цветаевой.

В следующих строках она проводит ассоциации между фамилией поэта и звуком, который слышится при падении камня в тихий пруд:

Камень, кинутый в тихий пруд,

Всхлипнет так, как тебя зовут… [5, с. 68]

Затем она сравнивает фамилию поэта с щелканьем ночных копыт:

В легком щелканье ночных копыт

Громкое имя твое гремит [5, с. 68].

Цветаева подчеркивает: «громкое имя», то есть имя известного поэта. Она сравнивает его и со звуком щелкающего курка:

И назовет его нам в висок

Звонко щелкающий курок [5, с. 68].

Дальше она опять проводит сложные звуковые ассоциации:

Имя твое поцелуй в глаза,

В нежную стужу недвижных век,

Имя твое — поцелуй в снег [5, с. 68].

Ключевой, ледяной, голубой глоток сравнивает Цветаева со звучанием фамилии поэта. С именем твоим сон глубок,- пишет она.

Это стихотворение очень точно показывает, какое значение придавала слову, в частности имени Цветаева. Имя собственное не просто представляет его носителя, но порождает цепь ассоциаций. И в этом стихотворении М.Цветаева проводит звуковые ассоциации с именем поэта. Эти ассоциации множатся, звеня, сверкая, холодея («серебряный бубенец вo рту», «мячик, пойманный на лету», «поцелуй в снег», «ключевой, ледяной, голубой глоток»). Создается ощущение звонкости, легкости полета, ключевой незамутненности 6одрящей свежести, снежной белизны. Но уже в этом стихотворении нет однозначности: в радостно-светлую атмосферу мажорного звучания вторгаются ассоциации иного, диссонирующего с первым рядом («камень, кинутый в тихий пруд, и назовет его нам в висок/ Звонко щелкающий курок»). Веселый звон серебряных бубенцов — и звон щелкающего у виска курка, радость полета и «с именем твоим сон глубок», возможно смертный сон. Так уже в начале цикла драматизируется музыка блоковского имени.

Ощущения, называемые в стихотворении многообразны. Это ощущения: 1) звуковые (серебряный бубенец, в легком щелканье ночных копыт, щелкающий курок, всхлипнет); 2) осязательные: холод (льдинка на языке, в нежную стужу недвижных век, поцелуй в снег, ледяной, ключевой, голубой глоток), нежность (нежную стужу, поцелуй в глаза) легкость (льдинка, птица в руке, одно-единственное движение губ, мячик); 3) зрительные: прозрачность, белый и голубой цвет (льдинка, снег, пруд, ледяной, ключевой, голубой глоток); 4) ощущение движения; это движение можно не только увидеть, но и услышать (камень, кинутый в тихий пруд, всхлипнет так как тебя зовут) и почувствовать осязанием — потрогать руками (птица в руке, мячик, пойманный на лету); 5) ощущение времени: миг и длительность (одно единственное движение губ, пять букв); 6) психологические: запретность (имя твоё — ах, нельзя) и притягательность (поцелуй в глаза, с именем твоим сон глубок).

Это стихотворение построено на контрастах, воспринимаемых всеми органами чувств.

Л. В. Зубова выделяет 6 контрастных рядов: тепло — холод: птица — в руке, льдинка — на языке; нежность — бесчувственность: всхлипнет — камень, нежную — недвижных; звонкость- тишина; ночных — щелканье, громкое имя твое гремит — с именем твоим сон глубок; громкость — тихость: в легком щелканье — громкое имя твое гремит; стремительность, мгновенность движения — его замедленность: птица — в руке, одно единственное движение губ — пять букв; притягательность, близость — запретность: поцелуй в глаза — ах, нельзя.

Ряд «тепло — нежность — звонкость — близость — движение» продолжается такими понятиями как жизнь изменчивость, бренность, смерть, а ряд «холод — бесчувственность — тишина — неподвижность — понятиями смерть, вечность, жизнь, в бессмертии» [2, с. 58].

Противоположные понятия соединяются в идее остановленного мгновения, исчезновения, растворения. Они пересекаются в конечной точке и естественно переходят друг в друга.

В этом стихотворении имя поэта только подразумевается, но не упоминается — так в средневековье не называлось прямо имя бога или святого,- потому что Блок физически отсутствует в жизни Цветаевой, потому что он для неё целая Вселенная. Назвать его — значит сделать его земным, а это противоречит представлениям Цветаевой о Блоке.

Второе стихотворение навеяно мистикой, где все несколько сумбурно, отрывочно. В нем уже намечаются взаимоотношения между Блоком и Цветаевой (завязка лирического сюжета):

Рыцарь без укоризны,

В мою молодую жизнь? [5, с. 68–69]

Так начинается второе стихотворение, такими эпитетами характеризует Цветаева Блока. И уже не так важны звуковые ассоциации как в предыдущем стихотворении.

Марина Цветаева вглядывается сквозь «снеговую ризу» образ героя, который меняется на протяжении всего стихотворения: то «он» «рыцарь без укоризны», «снежный лебедь, то «ворог», могущий сглазить, погубить.

0н поет «за синими окнами» — она откликается, он зовет её в неизвестность, она готова идти за ним даже на гибель. В этом стихотворении проявляется двойственность эмоциональных ощущений и действий Цветаевой: идти за ним в след и — оградиться, откреститься:

Аминь, аминь, рассыпься!

Это стихотворение также интересно с точки зрения рассмотрения поэтического языка М.Цветаевой. В нем проявились многие его особенности. Одной из таких особенностей является «языковой сдвиг в позиции поэтического переноса» [2, с. 34].

В терминологии поэтики «перенос — это перенос части синтаксически целой фразы из одной стихотворной строки в другую, вызванный несовпадением заканчивающей строку постоянной ритмической паузы с паузой смысловой» [6, с. 84].

Перенос у Цветаевой — это средство выделения слова, его актуализации, звукового усиления. (Снежный лебедь /Мне под ноги перья стелет. Так по перьям /Иду к двери, за которой смерть; Длинным криком. Лебединым кликой -/Зовет [5, с. 69]). Такой сильный строфический раздел естественно вызывает и сильную актуализацию слова.

Перенос является средством оживления стертой метафоры. В произведениях Цветаевой этот прием, традиционный для поэзии ХХ века, воспринимается как новаторство, как признак индивидуального стиля М.Цветаевой, так как применяется очень часто и с максимальными функциональными нагрузками.

Л.Зубова одной из особенностей этого стихотворения и всего творчества Цветаевой считает паронимическую аттракцию: «паронимическая аттракция (распространение фонетических подобий на семантику слов) с одной стороны сближается с поэтической этимологией, так как здесь имеются элементы переосмысления, с другой стороны — с аллитерацией (чисто звуковыми повторами, звукописью)» [2, с. 56]: Нежный призрак /Рыцарь без укоризны/ Кем ты призван/ В мою молодую жизнь [5, с. 68].

Цветаева соединяет в одном стихотворении блоковские образы разных циклов. «Нежный призрак», «Рыцарь без укоризны» — отголосок «Стихов о Прекрасной Даме». Но изображается рыцарь в преддверии ночи, с ним приходит образ города, снежно-ветровой стихии, тревожного предчувствия гибели (То не ветер/ Гонит меня по городу. /Ох, уж третий вечер я чую ворога [5, с. 69]). Так «рыцарь без укоризны» оказывается в атмосфере, родственной «Снежной маски». Но есть здесь и приметы третьего плана, иных более масштабных измерений бытия Блока, о которых говорит в своем исследовании В. Голицына: «Образы в этом стихотворении, как и в цикле вообще тяготеют к смысловой многозначности, которая зависит от контекста, в котором они выступают в разных сопряжениях и взаимодействиях. Так, например, образ лебедя в сопряжении с образом рыцаря создает возможность ассоциативной связи с музыкально-поэтическим вагнеровским мифом о Лоэнгрине, вариант мифа о Парсифале, и чаше Грааля» [1, с. 34].

Взаимодействие образов «снежного певца» и «снежного лебедя» как бы усиливает в нашем восприятии представление о лирическом песенном даре Блока. (Он поет мне/ За синими окнами/ Он поет мне/ Бубенцами далекими./ Длинным криком,/ Лебединым кликом/ Зовет) [5, с. 69]. В этой протяженности лебединого клика, в звоне далеких бубенцов как бы улавливаются зовы блоковской России, с ее просторами, расхлябанными колеями, многоликими народами, мчащейся тройкой и Куликовым полем.

И уже в этом стихотворении выделяется устойчивый, всеохватывающий признак Блока: он певец.

Мало в лирике обращений к своему собрату по поэзии, где бы с такой силой прозвучали возвышенно–трепетная любовь и преклонение перед гением художника, как те, что запечатлены в «Стихах к Блоку».

1. Голицына В. Блоковский сборник. //Ученые записки Тартуского университета. 1989, № 9.

2. Зубова Л. Семантика художественного образа. ЛГУ, — Л., 1988.

3. Орлов В. Марина Цветаева. Судьба. Характер. Поэзия. //Цветаева М. Избранное. — М., 1989.

4. Цветаева М. Искусство при свете совести. //Электронный ресурс: www.tsvetaeva.com/prose/pr_iskustvo_pri_sovesti.php

5. Цветаева М. Стихотворения. Поэмы. — М., 1991.

6. Цветкова М. В. Поэтика слова. — М., 1978.

Урок литературы в 11 классе «Поэтический цикл Марины Цветаевой «Стихи к блоку»

УПРАВЛЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЕМ АДМИНИСТРАЦИИ

МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ КРЫМСКИЙ РАЙОН

МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА № 16

ул. Тельмана 32, с. Молдаванское,

Крымский район, Краснодарский край, 353344,

тел. (861-31) 6-93-44

ОГРН 10223004061713 ИНН 2337017196

«Поэтический цикл Марины Цветаевой «Стихи к Блоку»

Автор Врадий Вера Ивановна, учитель русского языка и литературы

Помочь учащимся увидеть особенности поэтического взгляда М.Цветаевой на личность другого человека – поэта Александра Блока.

1.В совместной деятельности с учащимися показать важность звучания имени Блока для Цветаевой, приоткрыть тайну данного поэтического образа.

2. Выявить поэтические детали, характеризующие отношение

М. Цветаевой к Блоку.

3. Прийти к пониманию того, что стихотворение, адресованное одному конкретному человеку, может затрагивать личные чувства каждого.

4. Развить умение давать оценку прочитанным текстам, систематизировать лекционный материал, сопоставлять, анализировать, творчески осмысливать материал.

1. Организационный момент.

2. Этап первичного восприятия текста.

3. Постановка проблемного вопроса урока.

4. Этап анализа поэтического текста.

( 1 часть – совместное обсуждение начала произведения, выход на осмысление ключевого понятия текста — «Имя Твое»,

2 часть — работа в творческих группах ).

5. Представление ответов рабочих творческих групп учащихся.

6. Этап подведения итогов, логическое завершение работы.

7. Домашнее задание.

Звучит запись стихотворения Марины Цветаевой в исполнении А. Фрейдлих.

1. Вступительное слово учителя:

Цикл стихотворений «Стихи к Блоку» — одно из вершинных творений Марины Цветаевой. Поэзия Блока – давнее увлечение поэтессы, которое с годами стало её высокой всепоглощающей любовью. Читая стихи, посвящённые А. Блоку, не веришь, что два великих поэта не были даже знакомы. Только дважды Марине Цветаевой посчастливилось видеть его во время выступления в Москве в мае 1920 года. Поэзию Блока Цветаева считала явлением общечеловеческим, выходящим за пределы литературы. «Святое сердце Александра Блока», по мнению Цветаевой, вобрало все беды и страдания человечества, все тревоги и печали. « Стихи к Блоку» — страстный монолог влюблённости поэтессы к «рыцарю без укоризны», «ангелу», «снежному лебедю». Образ Блоку для Цветаевой в этом цикле отождествляется с образом Поэзии, способной, по её мнению, спасти мир.

Марина Цветаева постоянно подчёркивает дистанцию, которая разделяет её с Блоком, говорит о невозможности равновеликого общения:

Но моя река – да с твоей рекой,

Но моя рука – да с твоей рукой

Не сойдутся, Радость моя, доколь

Не догонит заря – зари.

— Как вы думаете, почему Марина Цветаева посвятила Александру Блоку цикл стихотворений?

— Быть может, у вас появились какие-то вопросы к автору данного текста?

— Кем является поэт Александр Блок для большинства наших современников?( звучат ответы учащихся)

3. Постановка проблемного вопроса урока

— Можем ли мы с вами сейчас ответить на вопрос, кем был поэт Александр Блок для Марины Цветаевой?

— Что для этого нужно сделать?

Учащиеся : П рочитать стихотворения, в них раскрывается душа Марины Ивановны; найти воспоминания ее современников, рассказывающих про то, что связывало в реальной жизни Марину Цветаеву и Александра Блока.

В цикле «Стихи к Блоку» 16 стихотворений, они писались с апреля 1916 года по декабрь 1921 года и обращены в равной мере как к живому поэту, когда она повторить вослед за А.Ахматовой: «Не странно ли, что знали мы его?», так и к уже покинувшему землю и оставшемуся навсегда в вечности.

Марина Цветаева называла Александра Блока первым поэтом ее души. Просиявший в апреле 1916 года Марине Ивановне образ Блока вновь является ей. С 1 по 18 мая она пишет еще семь стихотворений своего цикла «Стихи к Блоку», жанр которых, пожалуй, трудно определить. Это и прославление, и песня и молитва… Вот, например, такие строки:

Мимо окон моих – бесстрастный —

Ты пройдешь в снеговой тиши,

Божий праведник мой прекрасный,

Свете тихий моей души.

Преклонение перед талантом Блока подобно преклонению перед совершенством небожителя. Не случайно М. Цветаева многократно повторяет слово «крылья», создавая портрет божьего праведника, ангела:

Вещие вьюги кружили вдоль жил,

Плечи сутулые гнулись от крыл…

«О, поглядите – как // Крылья его поломаны!»; «Крылья изведали право: лететь!»; «Рваные ризы, крыло в крови…// Это последнее он: Живи!»; «Не проломанное ребро — // Переломленное крыло»; «Не чинят крыл»; «Лишь одно ещё в нём жило: // Переломленное крыло».

Божественное происхождение своего идеала, его святость, духовную чистоту и благородство Цветаева утверждает при помощи цветовой символики. Белый цвет, семантизированный словом «снег», — символ святости и непорочности «нежного призрака».

Рыцарь без укоризны,

В мою молодую жизнь?

Учитель: Для того, чтобы прочувствовать смысл «белого» цвета в стихотворениях поэтессы, попробуйте выписать из цикла «Стихов к Блоку» слова, ассоциирующиеся с белым цветом.

Учащиеся: Кроме слов «снег», «снежный», употребляются слова — «метель», «вьюга», которые имеют здесь иную смысловую нагрузку: выражают скорбь по ушедшему из жизни поэту:

Не полог, а птица

Раскрыла два белых крыла!

— И снова родиться,

Чтоб снова метель замела?

Учитель: я предлагаю вам объединиться в группы по 4 человека и проанализировать и другие стихотворения цикла. Для этого попробуйте ответить на следующие вопросы:

— В чем смысл стихотворения?

— С кем или с чем сравнивает Цветаева Блока?

— Какому этапу жизни Блока посвящено стихотворение?

Учащиеся самостоятельно анализируют стихотворения «Цепок, цепок венец из терний. », «Днепром разламывая лёд. », «А над равниной…», « Спит, муки твоея — веселье. », после чего по одному выступающему от группы читают стихотворение вслух и отвечают на поставленные вопросы.

Цепок, цепок венец из терний!

Что усопшему – трепет черни,

Женской лести лебяжий пух…

Проходил, одинок и глух,

Пустотою безглазых статуй.

Лишь одно ещё в нём жило:

Блок — Поэт и Сын Человеческий. Как Христос, он был послан на землю научить людей быть добрыми и милосердными, но оказался «пасынком» среди них, был отвергнут ими, предан «чернью» и подвергнут мученической смерти.

Днепром разламывая лёд,

Гробовым не смущаясь тёсом.

Русь – Пасхою к тебе плывёт,

Так, сердце, плачь и славословь!

Пусть вопль твой – тысяча который? –

Ревнует смертная любовь,

Другая – радуется хору.

Цветаева утверждает, подобно евангельскому Христу Поэт должен воскреснуть. Стихотворение повествует о смерти Блока, о личной скорби Цветаевой, которую она приобщает к о всеобщей скорби.

А над равниной —
Крик лебединый.
Матерь, ужель не узнала сына?
Это с заоблачной — он — версты,
Это последнее — он — прости.

А над равниной —
Вещая вьюга.
Дева, ужель не узнала друга?
Рваные ризы, крыло в крови…
Это последнее он: — Живи!

Над окаянной —
Взлет осиянный.
Праведник душу урвал — осанна!
Каторжник койку-обрел-теплынь.
Пасынок к матери в дом. — Аминь.

После воскресения должно последовать возвращение на небо, где вечная жизнь и гармония, — эта мысль поэтессы выражена в стихотворении цикла – «А над равниной…» Стихотворение написано после смерти Александра Блока.

Спит, муки твоея — веселье,
Спит, сердца выстраданный рай.
Над Иверскою колыбелью
— Блаженная! — помедлить дай.
Не суетность меня, не зависть
В дом привела, — не воспрети!
Я дитятко твое восславить
Пришла, как древле — пастухи…

В разделе «Подруга», завершающем цикл «Стихов к Блоку», звучит мысль Цветаевой: близок день нового явления «праведника», а следовательно – и возрождения Поэзии.

Учитель: Особо следует обратить внимание на стихотворении этого цикла «Как сонный, как пьяный…» (1921), где талант Блока сравнивается с божественным даром древнегреческого певца и музыканта Орфея, растерзанного мстительными вакханками. По преданию, голова и лира легендарного певца были брошены ими в Гебр (древнее название реки Марицы во Фракии)

Серебряным звоном полна,

Вдоль сонного Гебра

Стихотворение было написано после смерти Блока и явилось своеобразным реквиемом.

Вопросы для закрепления:

— Что послужило причиной создания поэтического цикла «Стихи к Блоку»?

— Как используется цветовая символика в этом цикле?

— Какова роль христианских мотивов в анализируемых текстах?

Красный цвет контрастирует с символическим белым цветом в «Стихах к Блоку» и дополняет его. Найдите в текстах цикла тому подтверждение. Попробуйте объяснить символический смысл слов, выражающих красный цвет.

Завершая художественный анализ блоковского цикла, давайте послушаем поэтическое откровение Марины Цветаевой — стихотворение «Имя твоё – птица в руке…» (1916), которым вам предлагается выучить наизусть.

Звучит запись стихотворения Марины Цветаевой в исполнении А. Фрейдлих.

Имя твое — птица в руке,
Имя твое — льдинка на языке,
Одно единственное движенье губ,
Имя твое — пять букв…

Марина ЦветаеваСтихи к Блоку

Пешеходная экскурсия «Москва детства Марины Цветаевой» с посещением Дома поэтов в Трехпрудном переулке
13 апреля 2019 (сб) 11:00
500 руб.

Дом поэтов в Трехпрудном переулке

Эту экскурсию мы еще будем повторять по выходным. Со временем планируем разработать разные цветаевские маршруты и рассказать о разных периодах жизни поэта. А также вы в любой момент можете посетить Дом поэтов, расположенный на месте отчего дома Марины Цветаевой, просто так.

Маринин дом Часть VII [19 Apr 2018|05:01pm]
vittasim

Продолжаем путешествие по квартире Марины Цветаевой в Борисоглебском переулке.
«Да, и еще кухня! Знаешь какая? Совсем непохожая! Не кухня! Очень большая, тоже разлатая, в два окна — это все направо, и совсем непонятно, куда эти окна выходят — тоже во двор, должно быть, — но не может же двор обходить все комнаты! Там должен быть другой дом, дом соседей. « (Марина Цветаева)

Маринин дом. Часть VI [28 Feb 2018|05:31pm]
vittasim

Продолжаем путешествие по квартире Марины Цветаевой в Борисоглебском переулке.
«Выходишь в переднюю, а она неожиданно изгибается — и не резко, не поворот, а какие-то полукруглые стены — и подходишь к лесенке.» (Марина Цветаева)

Маринин дом. Часть V. [18 Feb 2018|07:56pm]
vittasim

«А справа от высоких белых дверей… Такая странная комната — и такая родная… У окна во двор, оно под углом с Алиным, я поставлю свой письменный стол. Больше ничего, собственно. Люстру повешу. Куплю маленькую, не пышную. Да, и диван у стены против двери, справа за спиной, когда за столом буду сидеть. И стена как-то изгибается, непонятно — справа углубление: здесь станет мамин книжный шкаф и на нем — бюст Амазонки. Углубление нарочно для шкафа. Шкаф мамин очень высок… Его можно в Алину залу — вот и все! А на секретер — Амазонку. Окно мое — прямо в голубей, их на наружном подоконнике — тьма… Большая фортка. И такой угол в этой комнате, она маленькая, но в ней дух дома. » (Марина Цветаева)

Маринин дом. Часть III. [03 Feb 2018|06:31pm]
vittasim

Продолжаем прогулку по квартире Марины Цветаевой в Борисоглебском переулке, где она жила с 1914г по 1922г. И снова – Марина: «Проходишь эту потолочную комнату – а там темная, маленькая. Ощупью доходишь до двери – двери двойные, высокие…»

Немного юмора [01 Feb 2018|11:12am]
soamo

Отсюда:
https://www.ozon.ru/context/detail/id/7484688/

4 comments|post comment
Маринин дом. Часть II. [29 Jan 2018|05:18pm]
vittasim

Продолжаем путешествие по Марининому дому. Открываем входную дверь. Внутри дома сохранилась парадная лестница из белого песчаника, с дубовыми перилами на литых чугунных балясинах.
«Входишь — темно, потому что не горит лампочка. Ну, это вставим! Проходишь площадку — есть ли справа квартира, я не заметила, слева — есть! Начинается лестница.» (Марина Цветаева)

Фотография из интернета

Маринин дом. Часть I. [28 Jan 2018|05:24pm]
vittasim

Недалеко от Арбата, в Борисоглебском переулке в 1862 году были построены четыре особняка, объединенные зеленым двором с колодцем, службами и клумбой. В единственном сохранившимся четырехквартирном полуособняке – образце московского классицизма — Марина Цветаева с мужем Сергеем Эфроном и маленькой дочерью Ариадной в сентябре 1914 годе сняла квартиру №3, самую фантастическую в этом доме. Эта квартира пленяет воображение неожиданной сменой объема и освещения, головокружительностью переходов и закоулков.

125-летие Марины Цветаевой отметят сотней мероприятий [12 Feb 2017|04:01pm]
lit_street

Москва. 6 февраля. INTERFAX.RU — В рамках празднования 125-летия со дня рождения поэтессы Марины Цветаевой по всей России пройдет более 100 мероприятий — выставок, поэтических чтений и конференций, сказал руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, председатель оргкомитета по празднованию юбилея Михаил Сеславинский

«Основной мемориальный вечер пройдет в Центральном доме литераторов ориентировочно 9 октября», — заявил он журналистам в понедельник.

31 августа [31 Aug 2016|10:41am]
soamo

Записка сыну:

«Мурлыга! Прости меня, но дальше было бы хуже. Я тяжело больна, это уже не я. Люблю тебя безумно. Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе и Але — если увидишь — что любила их до последней минуты и объясни, что попала в тупик.»

31 августа 1941 года.

4 comments|post comment
Ариадна Эфрон и Галина Ванечкова [28 Nov 2015|01:31pm]
ext_3014168

Оригинал взят у e11enai в Ариадна Эфрон и Галина Ванечкова

В 3-м номере журнала «Урал» за 2015 г. опубликованы воспоминания Галины Ванечковой о встрече с Ариадной Эфрон, а также адресованные ей письма Ариадны Сергеевны.

Галина Ванечкова. Фото взято у prahatsvetaeva

«Елабуга, отдай Марину». [05 Oct 2015|04:02pm]
m2kozhemyakin

Пьеса о судьбе и трагической гибели Марины Цветаевой.
Сочинение — аффтара и Елены Раскиной. Сыграна творческой лабораторией МГЛИ «Блуждающие звезды» в 2013 году на сцене Музея «Серебряного века» в Москве, повторно — в 2015 г. в Феодосии на фестивале «Алые паруса»(фрагменты).

Марина Цветаева — Надежда Кухальская, Сергей Эфрон — Филипп Добрынин.

Л-т ГБ Петров — аффтар, Валя — Ирина Серанди.

Пролог.
Август 1941 года. Разрушенная церковь Покрова Божией Матери в Елабуге. На руинах — двое. Марина Цветаева и мальчик-подросток, будущий писатель и поэт Станислав Романовский. Они еще не знают друг друга. Марина рассматривает чудом сохранившиеся фрески. На одной из них Св. Николай Мирликийский удерживает руку палача, занесшего над осужденными свой меч.

С т а с и к, (перехватив взгляд Марины): Он спасет их, этот святой. Ведь они ни в чем не виноваты!
М а р и н а: А если виноваты?
С т а с и к: Все равно спасет. Он же — добрый.
М а р и н а: Это Николай Чудотворец. Ты знаешь такого святого?
С т а с и к: Знаю, мне мама рассказывала.
М а р и н а: Ты молись ему. Всегда надо молиться. Ты — за меня, я — за тебя. Так и спасемся вместе. Тебя как зовут?
С т а с и к (важно): Стас Романовский. Я из эвакуированных.
М а р и н а: Я тоже из эвакуированных. Мы здесь с сыном. Он постарше тебя. Его Георгием зовут.
С т а с и к: А вы чем занимаетесь?
М а р и н а: Я — поэт.
Стасик: Поэт. А я думал — поэты другие.
М а р и н а (заинтересованно): Какие же?
С т а с и к: Ну, как Маяковский! Или как Пушкин. Или эта. Ну, на птицу которая похожа! На фотографии она еще с таким носом!! Как ее?
М а р и н а: Анна Андреевна Ахматова. А что, не похожа я на поэта?
С т а с и к: У поэтов лица такие. гордые, светлые! А вы. Какая-то вы несчастная.
М а р и н а: Когда-то у меня тоже было гордое лицо. В другой жизни. В другом месте. В другом городе.
С т а с и к: Это в Москве что ли? А здесь где вы живете?
М а р и н а: Тут рядом, у фонтана.
С т а с и к: А, у ‘фонтала’? Местные его так называют! Там, где из ржавой трубы ржавая вода бьет, и женщины белье стирают?
М а р и н а: Да. Теперь только такие фонтаны остались. Раньше другие были. Красивые.

Ни гремучего фонтана,
Ни горячих звезд.
На груди у Дон Жуана
Православный крест.

Новоселье. Домовый дневник Марины Эфрон [03 Jun 2015|05:24pm]
lit_street

С сентября прошлого года в Доме-музее Марины Цветаевой в Москве проходит серия разножанровых перформансов «Новоселье или Домовый дневник Марины Эфрон», посвященная 100-летию переезда семьи поэта в дом в Борисоглебском переулке.
Авторы рассказывают: «Молодые актеры покажут зрителям въезд семейства одного из самых значимых русских поэтов XX века в новую квартиру — присутствующие смогут побывать на новоселье 100-летней давности. Проект состоит из 9 частей — медиа-перфомансов разных жанров (элементы театра, пантомимы, танца, музыки, поэзии, видео, кино), объединённых одной темой-метафорой «новоселье в доме».

Под катом я собрала видеозаписи всех уже прошедших представлений этого проекта.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: