Марина цветаева всюду бегут дороги

Иду по улице —
Народ сторонится.
Как от разбойницы,
Как от покойницы.

Уж знают все, каким
Молюсь угодникам
Да по зелененьким,
Да по часовенкам.

Моя, подруженьки,
Моя, моя вина.
Из голубого льна
Не тките савана.

На вечный сон за то,
Что не спала одна —
Под дикой яблоней
Ложусь без ладана.

Марина цветаева всюду бегут дороги

«Я с вызовом ношу его кольцо!»
начало :: продолжение :: окончание :: список публикаций
27 января исполнилось 2012 года 100 лет со дня венчания Марины Цветаевой и Сергея Эфрона

В 1913 году Марина снова в Феодосии. Она вместе с мужем Сергеем Эфроном и дочерью Алей с октября 1913 до июня 1914 живёт на . Решение пожить в Крыму, в Феодосии, пришло после похорон отца Марины Цветаевой, который умер 30 августа 1913 года. В это время в Феодосии жила и Анастасия Цветаева. В одном из своих писем в Москву писала: «Насчет Феодосии мы решили как-то сразу, не сговариваясь». У Марины начался совершенно новый этап – феодосийский. Осенью и зимой 1913 года, Цветаева читала свои стихи на литературных вечерах в Феодосии, многие из стихотворений того времени были посвящены Сергею Эфрону. Юный Сергей Эфрон женился на Марине, не закончив последнего класса гимназии, поэтому именно в Феодосийской мужской гимназии Эфрон, сдав около экзаменов экстерном, получил аттестат, с которым поступил в 1914 году в Московский университет.

Анастасия Ивановна, сестра Марины Цветаевой, написала в своих «Воспоминаниях»: «Марина была счастлива с ее удивительным мужем, с ее изумительной маленькой дочкой – в те предвоенные годы… Это было время расцвета Марининой красоты. Ее золотоволосая голова, пушистая, с вьющимися у висков струйками легких кудрей, с густым блеском над бровями подрезанных, как у детей, волос. Ясная зелень ее глаз, затуманенная близоруким взглядом, застенчиво уклоняющимся, имеет в себе что-то колдовское… Да, в это время Марина была счастлива».

Начавшаяся в июле 1914 года война разрушила не только крымскую идиллию, но и жизнь целого поколения… Сергей твердо решил идти на фронт братом милосердия в санитарный поезд. Цветаева быстро взрослела; прежней жизни, безоблачной и счастливой, уже не могло быть… В апреле 1917 года Марина родила вторую дочь. Беззаботные, быстро промчавшиеся времена, когда можно было позволить себе жить тем, чем хотелось, отступали все дальше в прошлое. Жестокое время неустанно вторгалось в ее жизнь. Осень 1917 года. Марина Цветаева в Феодосии. В самый разгар октябрьских событий Цветаева уезжает в Москву в тревоге за мужа, затем возвращается вместе с ним в Крым. В Феодосии она собирается провести зиму. Марина Цветаева ждала приезда из Москвы сестры Сергея – Веры Эфрон, которая должна была привезти дочерей Марины – Ариадну и Ирину. Но так сложилось, что Вера Эфрон не смогла привезти Алю и Ирину в Феодосию, и 25 ноября М. И. Цветаева уехала Москву. Больше в Крыму М. И. Цветаева никогда не бывала. По словам Ариадны Сергеевны Эфрон, Марина Цветаева «Крым…искала везде и всюду – всю жизнь».

А впереди – гражданская война. Муж, Сергей Эфрон, на фронте. Он воюет на стороне Белой армии. Связь между Мариной и Серёжей прерывается. Она страшно переживает за мужа. Белый офицер, он отныне превратится для Цветаевой в мечту, в прекрасного «белого лебедя», героического и обреченного. Сергей Эфрон, за время, проведённое на фронте, никогда не служил при штабе, всегда находился в первых рядах, дважды был ранен. Он участвовал в боях в Крыму. Вместе с остатками белогвардейских войск бежит в Турцию. В 1921 году французы предложили всем желающим русским эмигрантам отправиться в славянские страны. Так Эфрон оказывается в Праге. А Марина почти три года не имела никаких сведений о муже… Наиболее трудным для Марины Цветаевой оказался 1919 год, запомнившийся самым черным, самым чумным, самым смертным… Холод, голод, страдания, голодные дочери… Садовое искусство во все времена являлось отражением культуры и художественного сознания той или иной эпохи, той или иной страны. В настоящее время оно развивается, приобретая новые черты. Элементы садово-паркового оформления в виде ландшафтного дизайна все чаще используются сегодня на преусадебных участках, дачах, котеджах.

Дороги хлебушек и мука!
Кушаем – дырку от кренделька.
Да, на дороге теперь большой
С коробом – страшно, страшней – с душой!
Тыщи – в кубышку, товар – в камыш…
Ну, а души-то не утаишь!

В ноябре 1919 г. Цветаева, отчаявшись, отдаёт детей в Кунцевский приют, там их обещают кормить. Вскоре пришла беда: Аля заболела. Тяжелобольную дочь Марина Ивановна привезла в Москву. Дни и ночи она отвоевывала свою девочку у смерти. А в это время в приюте умирает от голода и болезни младшая, Ирина. Обещание «кормить» сдержано никем не было… Они остались вдвоем: убитая горем Марина и рано повзрослевшая, всё понимающая Аля. А ещё – мысли о Серёже. Тревожное ожидание… Писатель Илья Эренбург отправился в в заграничную командировку, ему чудом удалось отыскать Сергея в Праге…

Мне жаворонок
Обронил с высоты,
Что за морем ты,
Не за облаком ты!

Жив и здоров!
Громче громов –
Как топором –
Радость!

Цветаева решается ехать к мужу. «Наша встреча – чудо… Только при нем я могу жить, как живу – совершенно свободная». Они жили в Берлине, Праге, Париже… 1 февраля 1925 года у Цветаевой родился давно желанный сын. Она назвала его Георгием, но домашние называли его тепло и ласково — Мур. Марина Ивановна всё больше чувствовала себя чужой и ненужной в эмигрантской среде. Вокруг неё — глухая стена непонимания и одиночества.

Тоска по родине! Давно
Разоблаченная морока!
Мне совершенно все равно —
Где совершенно одинокой…

Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,
И все — равно, и все — едино.
Но если по дороге куст
Встает, особенно — рябина.

Цветаева понимала, что и Сергей не может найти свое место в этой чужой для них жизни, как бросается в разные дела и во всех начинаниях терпит поражение. Все больше и больше его тянуло в советскую Россию, где он мечтал, наконец, найти душевный покой. С начала 30-х годов Сергей Эфрон состоял на службе в советской разведке. Он вынужден был скрывать свою деятельность от близких. Марина Ивановна, конечно, догадывалась о многом… Она видела, что их детей, Алю и Мура, Сергей воспитывал в просоветском духе, ею неприемлемом. Но она подавляла в себе несогласие с ним. Она была человеком большого чувства долга. Когда-то она соединила свою жизнь с Серёжей и поэтому должна быть с ним до конца, в горе или в радости… Ставшая взрослой Аля вернулась в Советский Союз в марте 1937.

Осенью 1937 года в связи с убийством чекиста-невозвращенца Игнатия Рейсса Сергей Эфрон вынужден был спешно и тайно уехать из Парижа в Москву. Марина Ивановна осталась с Муром. Теперь их отъезд на Родину был практически предрешен, хотя она и понимала, что это уже не та страна, какой была раньше…

С фонарем обшарьте
Весь подлунный свет!
Той страны — на карте
Нет, в пространстве — нет…

…Той, где на монетах —
Молодость моя —
Той России — нету.
— Как и той меня.

Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома
—Феодосия Цветаевых
—Коктебельские вечера
—Гостиная Цветаевых
—Марина Цветаева
—Анастасия Цветаева
— «Я жила на Бульварной» (АЦ)
—Дом-музей М. и А. Цветаевых
—Феодосия Марины Цветаевой
—Крым в судьбе М. Цветаевой
—Максимилиан Волошин
—Василий Дембовецкий
— —Константин Богаевский
—Литературная гостиная
—Гостевая книга музея
Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей
—Хронология М. Цветаевой
—Хронология А. Цветаевой
—Биография М. Цветаевой
—Биография А. Цветаевой
—Исследования и публикации
—Воспоминания А. Цветаевой
—Документальные фильмы
—Цветаевские фестивали
—Адрес музея и контакты
—Лента новостей музея
—Открытые фонды музея
—Музейная педагогика
—Ссылки на другие музеи

© 2011-2018 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым «Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник «Киммерия М. А. Волошина»

Роза Мира и новое религиозное сознание

Воздушный Замок

  • Игра в бисер – карта
  • Собор – наши авторы
  • Интерактивная книга и форум
  • Тезаурос – образовательный ресурс
  • Галерея
  • Библиотека:
    • Перекличка вестников
    • Фонотека
    • Репортажи и аудиобеседы
    • Детский зал
  • Авторские проекты:
    • Иконология и иеротопия
    • Впадаю в море
    • Философия синтеза
    • Дудачество
    • Современная внеевропейская музыка
    • КАРР!
    • Аэродром

Культурный поиск

Библиотека и фонотека

421. Вот и сошлись дороги (Антон Дельвиг, Марина Цветаева)

Голова ль моя, головушка,
Голова ли молодецкая,
Что болишь ты, что ты клонишься
Ко груди, к плечу могучему?
Ты не то была, удалая,
В прежни годы, в дни разгульные,
В русых кудрях, в красоте твоей,
В той ли шапке, шапке бархатной,
Соболями отороченной.
Днём ли в те поры я выеду,
В очи солнце – ты не хмуришься;
В тёмном лесе в ночь ненастную
Ты найдёшь тропу заглохшую;
Красна ль девица приглянется –
И без слов ей всё повыскажешь;
Повстречаются ль недобрые –
Только взглянут и вспокаются.
Что ж теперь ты думу думаешь,
Думу крепкую, тяжелую?
Иль ты с сердцем перемолвилась,
Иль одно вы с ним задумали?
Иль прилука молодецкая
Ни из сердца, ни с ума нейдёт?

Уж не вырваться из клеточки
Певчей птичке конопляночке,
Знать, и вам не видеть более
Прежней воли с прежней радостью.

Всюду бегут дороги,
По лесу, по пустыне,
В ранний и поздний час.

Люди по ним ходят,
Ходят по ним дроги,
В ранний и поздний час.

Топчут песок и глину
Страннические ноги,
Топчут кремень и грязь…

Кто на ветру – убогий?
Всяк на большой дороге –
Переодетый князь!

Треплются их отрепья
Всюду, где небо – сине,
Всюду, где Бог – судья.

Сталкивает их цепи,
Смешивает отрепья
Парная колея.

Так по земной пустыне,
Кинув земную пажить
И сторонясь жилья,

Нищенствуют и княжат –
Каторжные княгини,
Каторжные князья.

Вот и сошлись дороги,
Вот мы и сшиблись клином.
Тёмен, ох, тёмен час.

Это не я с тобою, –
Это беда с бедою
Каторжная – сошлась.

Что же! Целуй в губы,
Коли тебя, любый,
Бог от меня не спас.

Всех по одной дороге
Поволокут дроги –
В ранний ли, поздний час.

Мотивы лирики Цветаевой

Жизнь посылает некоторым поэтам такую судьбу, которая с первых же шагов сознательного бытия ставит их в самые благоприятные условия развития природного дара. Такой (яркой и трагической) была судьба Марины Цветаевой, крупного и значительного поэта первой половины нашего века. Все в ее личности и поэзии (для нее это нерасторжимое единство) резко выходило из общего круга традиционных представлений, господствующих литературных вкусов. В этом была и сила, и самобытность ее поэтического слова. Со страстной убежденностью провозглашенный

Моя любимая поэтесса М.Цветаева родилась в Москве 26 сентября 1892 года:

Рябина стала символом судьбы, тоже переходной и горькой. Через всю жизнь пронесла Цветаева свою любовь к Москве, отчему дому. Она вобрала в себя мятежную натуру матери. Недаром самые проникновенные стихи в ее прозе – о Пугачеве, а в стихах – о Родине.

Стихи были для Цветаевой почти единственным средством самовыражения. Она поверяла им все:

«По тебе тоскует наша зала,-

Ты в тени ее видал едва –

По тебе тоскуют те слова,

Что в тени тебе я не сказала».

Следует отметить, что победоносная слава шла к Цветаевой подобно шквалу. Если Ахматову сравнивали с Сапфо, то Цветаева была Никой Самофракийской. Уже в 1912 году выходит ее сборник стихов «Волшебный фонарь». Характерно обращение к читателю, которым открывался этот сборник:

«Милый читатель! Смеясь как ребенок,

Весело встреть мой волшебный фонарь,

Искренний смех твой, да будет он звонок

И безотчетен, как встарь».

В «Волшебном фонаре» Цветаевой мы видим зарисовки семейного быта, очерки милых лиц мамы, сестры, знакомых, есть пейзажи Москвы и Тарусы:

«В небе – вечер, в небе – тучки,

В зимнем сумраке бульвар.

Наша девочка устала,

Держат маленькие ручки синий шар».

В этой книге впервые появилась у Марины Цветаевой тема любви.

Многие нынешние сборники Цветаевой открываются стихотворением «Моим стихам, написанным так рано…». созданное в 1913 году, в пору юности, оно стало программным и пророческим.

«Моим стихам, написанным так рано,

Что и не знала я, что я – поэт,

Сорвавшимся, как брызги из фонтана,

Как искры из ракет,

Ворвавшимся, как маленькие черти,

В святилище, где сон и фимиам,

Моим стихам, как драгоценным винам,

Настанет свой черед».

Трагедия Цветаевой началась с первых же ее шагов в литературе. То была трагедия одиночества и непризнанности.

Прекрасными были цветаевские стихотворения «Последняя встреча», «Декабрь и январь», «Эпилог», «Итог дня».

В 1913-1915 гг. Цветаева создает свои «Юношеские стихи», которые никогда не издавались. Сейчас большинство произведений напечатано, но стихи рассыпаны по различным сборникам. Необходимо сказать, что «Юношеские стихи» полны жизнелюбия и крепкого нравственного здоровья. В них много солнца, воздуха, моря и юного счастья.

Что касается революции 1917 года, то ее понимание было сложным, противоречивым. Кровь, проливаемая в гражданской войне, отталкивала Цветаеву от революции:

«Белый был – красным стал:

Красным был – белый стал:

Это был плач, крик души поэтессы. В 1922 г. вышла ее первая книга «Версты», состоящая из стихов, написанных в 1916 г. В «Верстах» воспета любовь к городу на Неве, в них много пространства, дорог, ветра, быстро бегущих туч и солнца, лунных ночей.

В «Верстах» есть целый цикл стихов, посвященных Блоку. Он для Цветаевой – «рыцарь без укоризны».

В том же году Марина переезжает в Берлин, где она за два с половиной месяца написала около тридцати стихотворений.

В ноябре 1925 года Цветаева уже в Париже, где прожила 14 лет. Во Франции она пишет свою «Поэму Лестницы» – одно из самых острых, антибуржуазных произведений. Можно с уверенностью сказать, что «Поэма Лестницы» – вершина эпического творчества поэтессы в парижский период. В 1939 году Цветаева возвращается в Россию, так как она хорошо знала, что найдет только здесь истинных почитателей ее огромного таланта. Но на родине ее ожидали нищета и непечатание, арестованы ее дочь и муж С.Эфрон, которых она нежно любила.

Одним из последних произведений Цветаевой было стихотворение «Не умрешь, народ», которое достойно завершило ее творческий путь. Оно звучит как проклятие фашизму, прославляет бессмертие народов, борющихся за свою независимость.

Поэзия Цветаевой открыто вошла в наши дни. Наконец-то и навсегда обрела она читателя – огромного, как океан: народного читателя, какого при жизни ей так не хватало.

В общей истории отечественной поэзии Марина Цветаева всегда будет занимать особое достойное место. Подлинное новаторство ее поэтической речи было естественным воплощением в слове мятущегося, вечно ищущего истины, беспокойного духа.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector