Молодость — М

«Молодость» Марина Цветаева

Молодость моя! Моя чужая
Молодость! Мой сапожок непарный!
Воспаленные глаза сужая,
Так листок срывают календарный.

Ничего из всей твоей добычи
Не взяла задумчивая Муза.
Молодость моя! —- Назад не кличу-
Ты была мне ношей и обузой.

Ты в ночи нашептывала гребнем,
Ты в ночи оттачивала стрелы.
Щедростью твоей давясь, как щебнем,
За чужие я грехи терпела.

Скипетр тебе вернув до сроку —-
Что уже душе до яств и брашна!
Молодость моя! Моя морока-
Молодость! Мой лоскуток кумашный!

Скоро уж из ласточек —- в колдуньи!
Молодость! Простимся накануне…
Постоим с тобою на ветру!
Смуглая моя! Утешь сестру!

Полыхни малиновою юбкой,
Молодость моя! Моя голубка
Смуглая! Раззор моей души!
Молодость моя! Утешь, спляши!

Полосни лазоревою шалью,
Шалая моя! Пошалевали
Досыта с тобой! —- Спляши, ошпарь!
Золотце мое —- прощай —- янтарь!

Неспроста руки твоей касаюсь,
Как с любовником с тобой прощаюсь.
Вырванная из грудных глубин —-
Молодость моя! —- Иди к другим!

Анализ стихотворения Цветаевой «Молодость»

Многие русские литераторы очень болезненно переживали период своего становления и взросления. Марина Цветаева в этом отношении не является исключением. В 1921 году, через несколько месяцев после своего 29-летия, поэтесса осознала, что из хрупкой и своенравной девчонки превратилась во взрослую женщину, познавшую горечь утрат и разочарований. Юные годы Цветаевой не были безоблачными и счастливыми. Она довольно рано потеряла мать, к которой была сильно привязана, и в 19 лет, мечтая о собственной семье, вышла замуж, однако очень скоро рассталась с иллюзией счастливого брака. Поэтому осенью 1921 года, словно бы подводя итог своей жизни, она написала стихотворение «Молодость», в котором попрощалась с собой – юной девушкой.

Уже в первых строчках произведения Цветаева называет свою молодость «чужой», отмечая – «ничего из всей твоей добычи не взяла задумчивая Муза». Эта фраза означает, что для поэтессы период ее взросления оказался суетным и бесплодным. Несмотря на то, что именно в это время Цветаева начала активно публиковаться, выпустила несколько сборников стихов и получила широкое признание, она убеждена – все это заслуги счастливого детства, плоды того воспитания, которое она получила в семье. В юности же она попросту воспользовалась ими, но при этом не приобрела ничего нового, кроме опыта, который трудно назвать положительным.

Обращаясь к своей молодости, поэтесса подчеркивает: «Ты была мне ношей и обузой». Цветаева убеждена, что могла бы прожить годы беззаботного девичества более счастливо, не изводя себя напрасными страданиями. Ища спасения в браке, поэтесса первое время действительно считала, что ее супруг Сергей Эфронт сможет стать для нее целой вселенной. Однако постепенно чувства к нему охладели, а после рождения дочери Цветаева и вовсе ушла от него к Софии Парнок, что вызвало лавину сплетен и пересудов.

Именно к этому периоду жизни, по-видимому, относится строчка стихотворения «Щедростью твоей давясь, как щебнем, за грехи чужие я терпела». Поэтому поэтесса с болью и грустью отмечает, что готова до срока вернуть своей молодости скипетр, так как больше не чувствует себя веселой, свободной от всяческих обязательств и способной на самые отчаянные поступки особой.

Стихотворение «Молодость» состоит из двух частей, которые были написаны с промежутком в несколько дней. Если в первой части поэтесса обвиняет смою молодость в том, что она была далеко не самой счастливой, то во второй части прощается с ней, признаваясь, то этот период ее жизни все же является для автора самым светлым и дорогим. «Молодость! Простимся на ветру!», — обращается к ней Цветаева, называет ее смуглой сестрой, явно намекая на чернобровую красавицу Парнок, и просит утешения. Поэтесса будто бы предчувствует, что ее жизнь готова совершить новый вираж, который принесет с собой еще больше горечи и обид. По сути, прощаясь со своей молодостью, Цветаева расстается с Россией, так как совсем скоро ей предстоит стать эмигранткой на долгие 17 лет. При этом поэтесса отмечает, что сожалеет о себе молодой, считая, что как бы не сложилась ее жизнь в будущем, этот период все равно будет овеян очарованием, надеждами и любовью.

«Вырванная из грудных глубин – молодость моя! – иди к другим», — напутствует ее поэтесса, понимая, что уже никогда не сможет вернуть прожитые годы, в которых было много страданий и душевных поисков, но которые позволили Цветаевой стать той, кем она стала. Великой русской поэтессой первой половины 20 века, непревзойденным лириком и, вместе с тем, реалистом, который сумел заглянуть в собственную душу и беспристрастно рассказать о своих чувствах окружающим.

The page cannot be found

Please try the following:

  • Make sure that the Web site address displayed in the address bar of your browser is spelled and formatted correctly.
  • If you reached this page by clicking a link, contact the Web site administrator to alert them that the link is incorrectly formatted.
  • Click the Back button to try another link.

HTTP Error 404 — File or directory not found.
Internet Information Services (IIS)

Technical Information (for support personnel)

«Молодость», анализ стихотворения Марины Цветаевой

«Но грустно думать, что напрасно была нам молодость дана», — так написал Александр Сергеевич Пушкин об этой замечательной поре в своем романе «Евгений Онегин». Логично было бы предположить, что размышления о молодости начинают мучить человека уже в зрелом возрасте. Однако многие русские поэты задавались вопросом о значении молодости, даже не перешагнув порог своего тридцатилетия. Марина Цветаева не стала исключением. Едва отметив свой 29-й день рождения, она написала стихотворение «Молодость», написала в два приема с разницей в два дня – 18 и 20 ноября 1921 года.

Первая часть стихотворения – своеобразная претензия к своей молодости, поэтому и звучит неласково: изобилует восклицаниями и повторами. Героиня называет молодость «чужой», «сапожком непарным» (очевидно, теперь уже ненужным) и даже «ношей и обузой». Несмотря на близость значения этих слов, воспринимаются они в разном контексте: ношу все равно тащат, какой бы непосильной она ни была (как свой крест!), а обуза только мешает, и от нее хочется поскорее избавиться. Разве можно так говорить о своей молодости? Героиня утверждает, что даже «задумчивая Муза» ничего не взяла из молодых лет, очевидно, считая, что ничего серьезного и важного в этот период не было создано.

Да, такая молодость не нужна героине, ведь она «щедростью ее давилась, как щебнем», поэтому «назад не кличет», а прощается с ней навеки, воздавая ей все-таки некоторую дань уважения, что подчеркнуто словами высокого стиля:

Скипетр тебе вернув до сроку —
Что уже душе до яств и брашна!

Но уже в самом конце первой части стиха героиня, словно одумавшись, с некоторой долей нежности называет молодость «моя морока», «мой лоскуток кумашный». Это определение с уверенностью можно считать авторским неологизмом, ведь его Цветаева использовала в своей поэме «Царь-девица» (1920) для описания Руси: «Русь кулашная — калашная — кумашная!» Но если в поэме это сочетание созвучных слов создает образ скоморошьей пляски, то в сочетании «лоскуток кумашный» вызывает совсем другое чувство – ласку.

Вторая часть стихотворения, написанная двумя днями позже, начинается по-цветаевски резко: «Скоро уж из ласточек — в колдуньи!» Только так: или молодость, или старость – никакой «золотой» середины. Героиня навсегда расстается со своей молодостью, но не сожаления ждет она от сестры своей названой. Нет, она хочет праздника, разгульной пляски, поэтому и просит молодость: «Спляши, ошпарь!»

Необычно, совершенно футуристически, звучит сочетание выбранных омонимов: шаль — платок и шаль (устар.) – блажь, дурь. Героиня призывает молодость «полоснуть лазоревой шалью», называет «шалая моя», (по сути, «ошалевшая», «блаженная»). Она напоминает, что «пошалевали досыта» с ней — подурачились, попроказничали, потешились.

Такая разгульная молодость не могла не оставить следа, поэтому героиня, обращаясь к ней, говорит: «Разор моей души!»

Действительно, молодость самой Марины пришлась на нелегкие годы. В этот период произошло много трагических событий: и ранняя смерть матери, и разлука с мужем, и смерть дочери Ирины. А 1921 год ознаменовался смертью двух важных для нее людей: в августе умер поэт-символист Александр Блок и был расстрелян по обвинению в заговоре другой поэт – акмеист Николай Гумилев. Эти «коллеги по цеху» были дороги Цветаевой. Возможно, их смерть и подтолкнула ее к решению эмигрировать из России. На долгих 17 лет покинет поэтесса родину. В таком контексте прощание с молодостью означало прощание с родиной, которую Марина все-таки любила. Таруса, Коктебель, Ялта – вот те места, где она когда-то была по-настоящему счастлива. Возможно, поэтому, расставаясь с молодостью, героиня стихотворения сравнивает ее с любовником: «Как с любовником с тобой прощаюсь…» Она понимает, что эта связь рано или поздно будет разорвана, уже сейчас – «вырванная из грудных глубин». И все-таки она не сожалеет, а благословляет:

Марина цветаева твоя неласковая ласточка

О, КАК Я ИНОГДА МУЧИТЕЛЬНО СКОРБЛЮ…

Музыка П. Ренчицкого
Слова А. Круглова

О, как я иногда мучительно скорблю,
Как всей душой тебя хочу СЏ ненавидеть —
За то, что можешь ты без слов меня обидеть,
За то, что я тебя безумно так люблю.
РќРѕ оттого, что СЏ так горячо люблю, —
Позабываю все, когда тебя я вижу,
И если без тебя — тебя СЏ ненавижу,
То при тебе твой взгляд я с трепетом ловлю,
И счастлив тем, что так безумно я люблю!

Антология СЂСѓСЃСЃРєРѕРіРѕ романса. Серебряный век. / РЎРѕСЃС‚., предисл. Рё коммент. Р’. Калугина. — Рњ.: Изд-РІРѕ Р­РєСЃРјРѕ, 2005


Александр Васильевич Круглов
(1852-1915)

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: