Марина Цветаева«Разлука»

Сереже

1

Башенный бой
Где-то в Кремле.
Где на земле,
Где —

Крепость моя,
Кротость моя,
Доблесть моя,
Святость моя.

Башенный бой.
Брошенный бой.
Где на земле —
Мой
Дом,
Мой — сон,
Мой — смех,
Мой — свет,
Узких подошв — след.

Точно рукой
Сброшенный в ночь —
Бой.

Уроненные так давно
Вздымаю руки.
В пустое черное окно
Пустые руки
Бросаю в полуночный бой
Часов, — домой
Хочу! — Вот так: вниз головой
— С башни! — Домой!

Не о булыжник площадной:
В шепот и шелест.
Мне некий Воин молодой
Крыло подстелет.

Всё круче, всё круче
Заламывать руки!
Меж нами не версты
Земные, — разлуки
Небесные реки, лазурные земли,
Где друг мой навеки уже —
Неотъемлем.

Стремит столбовая
В серебряных сбруях.
Я рук не ломаю!
Я только тяну их
— Без звука! —
Как дерево-машет-рябина
В разлуку,
Во след журавлиному клину.

Стремит журавлиный,
Стремит безоглядно.
Я спеси не сбавлю!
Я в смерти — нарядной
Пребуду — твоей быстроте златоперой
Последней опорой
В потерях простора!

Смуглой оливой
Скрой изголовье.
Боги ревнивы
К смертной любови.

Каждый им шелест
Внятен и шорох.
Знай, не тебе лишь
Юноша дорог.

Роскошью майской
Кто-то разгневан.
Остерегайся
Зоркого неба.

Думаешь — скалы
Манят, утесы,
Думаешь, славы
Медноголосый

Зов его — в гущу,
Грудью на копья?
Вал восстающий
— Думаешь — топит?

Дольнее жало
— Веришь — вонзилось?
Пуще опалы —
Царская милость!

Плачешь, что поздно
Бродит в низинах.
Не земнородных
Бойся, — незримых!

Каждый им волос
Ведом на гребне.
Тысячеоки
Боги, как древле.

Бойся не тины, —
Тверди небесной!
Ненасытимо —
Сердце Зевеса!

Тихонько
Рукой осторожной и тонкой
Распутаю путы:
Ручонки — и ржанью
Послушная, зашелестит амазонка
По звонким, пустым ступеням расставанья.

Топочет и ржет
В осиянном пролете
Крылатый. — В глаза — полыханье рассвета.
Ручонки, ручонки!
Напрасно зовете:
Меж ними — струистая лестница Леты.

Седой — не увидишь,
Большим — не увижу.
Из глаз неподвижных
Слезинки не выжмешь.

На всю твою муку,
Раззор — плач:
— Брось руку!
Оставь плащ!

В бесстрастии
Каменноокой камеи,
В дверях не помедлю,
Как матери медлят:

(Всей тяжестью крови,
Колен, глаз —
В последний земной
Раз!)

Не крадущимся перешибленным зверем, —
Нет, каменной глыбою
Выйду из двери —
Из жизни. — О чем же
Слезам течь,
Раз — камень с твоих
Плеч!

Не камень! — Уже
Широтою орлиною —
Плащ! — и уже по лазурным стремнинам
В тот град осиянный,
Куда — взять
Не смеет дитя
Мать.

Ростком серебряным
Рванулся ввысь.
Чтоб не узрел его
Зевес —
Молись!

При первом шелесте
Страшись и стой.
Ревнивы к прелести
Они мужской.

Звериной челюсти
Страшней — их зов.
Ревниво к прелести
Гнездо богов.

Цветами, лаврами
Заманят ввысь.
Чтоб не избрал его
Зевес —
Молись!

Все небо в грохоте
Орлиных крыл.
Всей грудью грохайся —
Чтоб не сокрыл.

В орлином грохоте
— О клюв! О кровь! —
Ягненок крохотный
Повис — Любовь.

Простоволосая,
Всей грудью — ниц.
Чтоб не вознес его
Зевес —
Молись!

Я знаю, я знаю,
Что прелесть земная,
Что эта резная,
Прелестная чаша —
Не более наша,
Чем воздух,
Чем звезды,
Чем гнезда,
Повисшие в зорях.

Я знаю, я знаю,
Кто чаше — хозяин!
Но легкую ногу вперед — башней
В орлиную высь!
И крылом — чашу
От грозных и розовых уст —
Бога!

Твои. черты,
Запечатленные Кануном.
Я буду стариться, а ты
Останешься таким же юным.

Твои. черты,
Обточенные ветром знойным.
Я буду горбиться, а ты
Останешься таким же стройным.

Волос полyденная тень,
Склоненная к моим сединам.
Ровесник мой год в год, день в день,
Мне постепенно станешь сыном.

Нам вместе было тридцать шесть,
Прелестная мы были пара.
И — радугой — благая весть:
. — не буду старой!

Последняя прелесть,
Последняя тяжесть:
Ребенок, у ног моих
Бьющий в ладоши.

Но с этой последнею
Прелестью — справлюсь,
И эту последнюю тяжесть я —
Сброшу.
.
Всей женскою лестью
Язвя вдохновенной,
Как будто не отрок
У ног, а любовник —

О шествиях —
Вдоль изумленной Вселенной
Под ливнем лавровым,
Под ливнем дубовым.

Последняя прелесть,
Последняя тяжесть —
Ребенок, за плащ ухватившийся. — В муке

Рожденный! — Когда-нибудь людям
расскажешь,
Что не было равной —
В искусстве Разлуки!

Версты цветаева стихи

Вам понравился сайт Sentido.ru?
Есть несколько способов помочь его развитию:

2. Стать модератором сайта, получив права добавлять тексты, стихи, переводы на сайт. Для этого нужно отправить свои контакты администратору сайта.

3. Стать спонсором или партнером сайта. Подробности можно узнать здесь.

Первый раз на сайте? Рекомендуем посетить его лучшие страницы:

3. Напеть давно забытый мотив бесконечности, послушать мелодию о лютой ненависти и святой любви, погрустить вдвоем вместе с летним дождем.

Для вашего удобства мы создали виджеты быстрого доступа к сайту через главную страницу Яндекса. Имеется возможность установить три виджета быстрого доступа (как по отдельности, так и все вместе):
1. К переводам лучших иностранных песен;
2. К текстам песен отечественных и иностранных исполнителей;
3. К лучшим стихам и рассказам о любви классиков жанра и современных авторов.

Для установки перейдите на страницу виджетов

Двадцатка самых популярных стихов на сайте Sentido.Ru:

1. Рождественский Роберт — Я в глазах твоих утону, можно?
2. Пушкин Александр — Письмо Онегина Татьяне (отрывок из романа «Евгений Онегин»)
3. Пушкин Александр — Письмо Татьяны Онегину (отрывок из романа «Евгений Онегин»)
4. Асадов Эдуард — Я могу тебя очень ждать…
5. Рождественский Роберт — Будь, пожалуйста, послабее
6. Рождественский Роберт — Мы совпали с тобой
7. Асеев Николай — Я не могу без тебя жить!
8. Цветаева Марина — Мне нравится, что Вы больны не мной…
9. Есенин Сергей — Ты меня не любишь, не жалеешь
10. Ахматова Анна — Двадцать первое. Ночь. Понедельник.
11. Визбор Юрий — Мне твердят, что скоро ты любовь найдешь.
12. Высоцкая Ольга — Любовь — она бывает разной
13. Асадов Эдуард — Ты далеко сегодня от меня…
14. Дементьев Андрей — Ни о чем не жалейте
15. Пушкин Александр — Я помню чудное мгновенье.
16. Пастернак Борис — Любить иных – тяжелый крест…
17. Друнина Юлия — Ты – рядом
18. Есенин Сергей — Заметался пожар голубой.
19. Рождественский Роберт — Приходить к тебе
20. Северянин Игорь — Встречаются, чтоб расставаться

Рас-стояние: версты, мили.
Нас рас-ставили, рас-садили,
Чтобы тихо себя вели
По двум разным концам земли.

Рас-стояние: версты, дали.
Нас расклеили, распаяли,
В две руки развели, распяв,
И не знали, что это — сплав

Вдохновений и сухожилий.
Не рассорили — рассорили,
Расслоили.
Стена да ров.
Расселили нас, как орлов-

Заговорщиков: версты, дали.
Не расстроили — растеряли.
По трущобам земных широт
Рассовали нас, как сирот.

Который уж, ну который — март?!
Разбили нас — как колоду карт!

Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск, Москва: Полифакт, 1995.

Данный экземпляр продан. Найти книгу можно через поиск на сайте AntiqueBooks.ru, запомнить наш сайт легко — АнтикварныеКниги.рф

Уменьшенный формат: 12,6 * 16,2см.; 122 стр.
Экземпляр в оригинальном изящном цельнотканевом переплёте. Форзацы светлого тона с мотивами геометрического орнамента. Шёлковое ляссе.
Сборник условно разделён на следующие циклы: » Стихи о Москве «, » Стихи к Блоку «, » Стихи к Ахматовой «, » Даниил » и другие произведения, которые не объединены общим подзаголовком. Всего 84 стихотворения.

Эпиграфом для сборника взяты слова: » Птицы райские поют, В рай войти нам не дают. » Первоначально Цветаева хотела назвать книгу » Китеж-град «, однако потом — передумала и назвала » Версты «. В » Сводных тетрадях » Цветаевой есть такая запись: » Стихи о России ( Китеж-град или Версты ). Чуть позднее — пометка: NB! Как хорошо, что не Китеж–град! Есть, кажется, в Париже такая книжная, а м.б. гастрономическая русская лавочка. — 1932 » .
Анонсы сборника с таким названием появились в газете » Последние новости » ( Книга в Советской России.1922. 12 января. №534 ) и журнале » Вестник литературы » ( Хроника. М.,1922. №1. С.24).
Отзывов на книгу было немного, однако те, кто писал о сборнике — давали неоднозначные, иногда полярно противоположные оценки. Георгий Адамович в статье » Русская поэзия » дал двойственную оценку стихам этого сборника: » Нельзя не упомянуть о двух московских сборниках: о цветаевских » Верстах «, очень неровных, небрежных, но неотразимо-пленительных в своей свежести, и о глубокой и прекрасной книжке Мандельштама » Tristia «.
Осип Мандельштам дал резко негативную характеристику » Верстам » ( Россия. 1922. №1. Литературная Москва ): » Для Москвы самый печальный знак — богородичное рукоделие Марины Цветаевой, перекликающееся с сомнительной торжественностью петербургской поэтессы Анны Радловой. Худшее в литературной Москве — это женская поэзия Безвкусица и историческая фальшь стихов Марины Цветаевой о России — лженародных и лжемосковских — неизмеримо ниже стихов Адалис, чей голос подчас достигает мужской силы и правды «.
Семён Родов в статье » Оригинальная » поэзия Госиздата » ( На посту. М. 1923. №2/3 ) назвал Цветаеву » грешницей на исповеди у Госиздата » и подверг резкой критике » Версты «, выразив негодование по поводу того, что в книге встречаются строки о церкви и Богородице.

Ты запрокидываешь голову
Затем, что ты гордец и враль.
Какого спутника весёлого
Привёл мне нынешний февраль!

Преследуемы оборванцами
И медленно пуская дым,
Торжественными чужестранцами
Проходим городом родным.

Чьи руки бережные нежили
Твои ресницы, красота,
И по каким терновалежиям
Лавровая тебя верста. —

Не спрашиваю. Дух мой алчущий
Переборол уже мечту.
В тебе божественного мальчика, —
Десятилетнего я чту.

Помедлим у реки, полощущей
Цветные бусы фонарей.
Я доведу тебя до площади,
Видавшей отроков-царей.

Мальчишескую боль высвистывай,
И сердце зажимай в горсти.
Мой хладнокровный, мой неистовый
Вольноотпущенник — прости!

Последнее российское прижизненное издание стихов Марины Цветаевой.

Данного издания нет в наличии

PS: Чтобы продать подобное антикварное издание разместите объявление на сайте AntiqueBooks.ru, или обратитесь к нашим экспертам. Мы помогаем продавать редкие антикварные книги.

«Версты. Стихи», Марина Цветаева, Москва, Государственное Издательство, 1922г.

«Никто ничего не отнял. » М. Цветаева

«Никто ничего не отнял!…» Марина Цветаева

Никто ничего не отнял!
Мне сладостно, что мы врозь.
Целую Вас — через сотни
Разъединяющих верст.

Я знаю, наш дар — неравен,
Мой голос впервые — тих.
Что вам, молодой Державин,
Мой невоспитанный стих!

На страшный полет крещу Вас:
Лети, молодой орел!
Ты солнце стерпел, не щурясь,
Юный ли взгляд мой тяжел?

Нежней и бесповоротней
Никто не глядел Вам вслед…
Целую Вас — через сотни
Разъединяющих лет.

Анализ стихотворения Цветаевой «Никто ничего не отнял!…»

Первая встреча Цветаевой и Мандельштама состоялась в 1915 году в Коктебеле. Тесно общаться они стали несколько позже — в начале 1916-го, когда поэтесса приехала в Петербург. Жажда проводить время вместе у молодых людей была настолько сильной, что Осип Эмильевич последовал в Первопрестольную вслед за Мариной Ивановной. В течение следующих шести месяцев он регулярно навещал Цветаеву. Летом Мандельштам фактически сбежал в Крым, не желая более искать свиданий с поэтессой. Впоследствии им приходилось пересекаться, но во встречах этих не было трепета, взаимного восхищения, влюбленности, как в период с февраля по июнь 1916 года. К тому времени относятся стихотворения, которые литераторы посвятили друг другу: три произведения Мандельштама и десять — цветаевских.

Именно Осипу Эмильевичу адресовано знаменитое «Никто ничего не отнял. ». В нем лирическая героиня уверена в невероятной силе настоящих чувств. Истинная любовь дает человеку возможность преодолеть все преграды, среди которых — расстояние в сотни верст, в сотни лет. Полное погружение в стихию чувств — важнейшая черта личности лирической героини. Ей необходимо буйство страстей, тогда и разлука будет нипочем. В стихотворении Цветаева называет Мандельштама «молодым Державиным». Спустя много лет она немного пояснит это сравнение в статье «Поэт-альпинист», посвященной практически забытому сейчас Николаю Гронскому. По мнению Марины Ивановны, «у Мандельштама Державин именно — традиция, словесная и даже словарная». То есть Осип Эмильевич пишет как Гавриил Романович, но не дышит его воздухом.

«Никто ничего не отнял. » — произведение необыкновенно музыкальное, что вообще характерно для творчества Цветаевой. Сама поэтесса свои стихотворения сравнивала с песнями. Как-то раз она сказала короткую, но очень точную фразу: «Пастернак в стихах видит, а я слышу». Великий композитор Сергей Прокофьев в поэзии Марины Ивановны отмечал присутствие пульсирования ритма, ускоренного биения крови. Кроме того, стиль Цветаевой — воплощение в словах экзальтации, экстаза, надрыва. Поэтому в стихотворении «Никто ничего не отнял. » — обилие восклицательных знаков и тире. Строки получаются энергичными, экспрессивными. Тем не менее, произведение выходит очень женским. Особенно ярко это выражено в заключительной строфе:
Нежней и бесповоротней
Никто не глядел Вам вслед…
Целую Вас — через сотни
Разъединяющих лет.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: