На клочке туалетной бумаги

На клочке туалетной бумаги

Ненаучно-фантастическая сатирическая драмка-поэмка в сослагательном наклонении.

А если бы…
Марина Ивановна Цветаева жила бы позднее
и зарегистрировалась бы на Общелит.ру.

Читатели автора «Марина Цветаева»:
Цвиристель Пошлевич
Шафран (он же зайчик)
Ната Крутова
Сто_колик
Кореш Барэн
Осаннов88
Архаип

страничка «Полученные отзывы»

От Цвиристель Пошлевич на «Соперница, а я к тебе приду»:
— Гениально. Читать всем!

МАРИНА ЦВЕТАЕВА:
— Я просто поэт. Спасибо, Цвиристель.

Цвиристель Пошлевич :
— Вы назвались поэтом, а не поэтессой?
Я тогда к Вам с особенным интересом:
Ваше имя и пол – неужели обманка?
Признавайтесь, Марина,
Что Вы лесбиянка!
Называться поэтом другой нет причины:
Лесбиянка! Притом ещё — в роли мужчины!

МАРИНА ЦВЕТАЕВА:
— Лесбиянка? Мужчина? Ваш юмор не в точку:
Как же я родила в свет и сына, и дочку.

От Шафран на «Моим стихам, как драгоценным винам…»:
— Это Ваши то – драгоценные вина.
Извините за дерзость. Не скромно, Марина.

Наталья Крутова:
— Зайчик сильно перегрелся,
Стал задирой-стервецом,
То ли белены объелся,
То ль съел тухлое яйцо.
Зайцу тошно, зайцу дурно,
Бескультурье так и прёт.
Кушай, сайт литературный,
Свежий заячий помёт.

МАРИНА ЦВЕТАЕВА:
— А Вы правы – что не скромно. А и правда – что грешу.
Если обществу противно, сяду, всё перепишу.

От Сто_колик на «Моим стихам, как драгоценным винам»:
— Заходите ко мне, дорогая Марина.
Все поэмки мои – тоже гарные вина.
Я пишу сразу набело, не жалея листов,
Только Ваших 400, а моих — 1100.
Как же радуюсь я, что, Марина, мы с Вами
Пишем всё об одном, но иными словами!
С надеждой Надежда!

Кореш Барэн:
— Ага, только у тебя не вина, а бражка; вы пишете разными словами: Марина выражается, а ты выражопываешься.

Сто_колик:
— Хамишь, Корешь. Если бы ты видел мою ..опу, ты бы ей с почтением поклонился. С надеждой Надежда.

МАРИНА ЦВЕТАЕВА:
— Спасибо, Кореш. Я Вашу «Красную Крову» почитала. Вы новый Байрон!

Кореш Барэн:
— Я благодарствую, Марина.
А коль Вас будут обижать,
Зовите Барэна к экстриму —
Заткнуть всем глотки, напужать.
Кто надоел и кто постыл,
Всем подзатыльников отвешу —
Мы враз узреем вражий тыл.
Не брешу.
Я хоть дворовая собака,
Но за звезду полезу в драку,
Зови, Марина, не вопрос:
Я ваш навеки верный пёс!

От Цвиристель Пошлевич на «Мне нравится, что Вы больны не мной»:
— О, Марина, премощный поэтический бицепс!
Если женщина ты, то был рад ошибиться.
Не понадобится нам с тобою братание,
А с твоею фамилией жить бы в нашей Нетании.
Мой сработал рефлекс.
Всё, Мариша в осаде.
Ты какой любишь секс?
Снизу, спереди, сзади?
Не смотри на мои на седые лета.
Видеть голую генийшу – просто мечта!
Приезжай-ка ко мне: есть в заначке перина,
Преширокая также двуспалка-кровать.
Будь моею и не ерепенься, Марина,
(А иначе на сайте Вам не сдобровать).

От Осаннов88 на «Генералы 1812 года»:
— Здравствуйте, Марина. А Вы — Человек.
С наилучшими пожеланиями к Вам — Олег.
И Вы тоже, как и я, шагнули в народ?
(Не без кости в народе сейчас бутерброд)))
Прекрасный дебют на сайте.
Поздравляю Вас, Вы в анонсе. Дерзайте.

МАРИНА ЦВЕТАЕВА:
— К-г,к-г,к-г.
Как коллега коллеге
Объясните, Олег, мне…
Я тут новая, мне предлагают постель,
(И не скрою, что это еврей Цвиристель.)
Так хотелось побыть средь серьёзных поэтов…
Ну а что получается: как ты не пой,
Сходит с рук пошлость и домогательство это?
Видно, здесь Модуратор глухо-немо-слепой?

Осаннов88:
— Понимаю, Марина, тут на сайте вампук.
Модуратор слепой и, похоже, без рук.
Ничего не поделаешь, сук торчал и торчит —
Господин Цвиристель главный пись тут и чит.

МАРИНА ЦВЕТАЕВА:
— Слушай, вещий Олег, возникает вопрос:
Мы шагнули в народ? Или в свежий навоз?

Осаннов88:
— Соглашаюсь, Марина. Но без терний – не сад.
И уж коли шагнули, ни шагу назад!

Архаип:
— Поимейте совесть, господа, среди нас поистине Звезда!

ЦВИРИСТЕЛЬ ПОШЛЕВИЧ:
— А звезда не женщина? Не баба?
Ей нужна узда, и я к ней по ухабам.
Я к Звездюлечке моей по буеракам.
Морская женщина, встань ра-а-а-а-а-а-ком!

МАРИНА ЦВЕТАЕВА:
— Я пожалуй разозлюсь
И пораньше удавлюсь.
Хоть и мал комар, а больно.
Всё. Блокируюсь. Довольно.

Вечерние поля в росе,
Над ними — вороны.
Благословляю всех, благословляю всех,
благословляю всех на все четыре стороны!

Факты и Лайфхаки

Популярные новости

Средняя температура и количество осадков будут выше нормы

По их словам, на мужчине не осталось живого места

Причиной этого может быть падения рубля

Ее признали виновной в халатности

© ТОО «Internet Portal Nur» Интернет Портал Нур, 2009-2020

Все права защищены

Республика Казахстан, 050060

г. Алматы, ул. Байзакова, 280 БЦ «Almaty Towers», 6 этаж

«Фильм нужен, чтобы молодые знали: есть на Руси такой поэт — Цветаева»

В прокат выходит историко-биографическая драма «Зеркала» Марины Мигуновой первая картина о жизни и смерти Марины Цветаевой. Корреспондент «Известий» Николай Корнацкий встретился с ректором Театрального института имени Бориса Щукина, народным артистом России Евгением Князевым, исполнившим в фильме роль Бориса Пастернака.

— Как вы попали в картину?

— Мне позвонили и предложили сыграть роль Бориса Пастернака, что, конечно, меня удивило — я вот никакого внешнего сходства между нами не вижу. Но мне пояснили, что это будет не столько биографический, сколько собирательный образ московского приятеля Цветаевой — поэтому фамилия моего героя не называется, в титрах он обозначен просто по имени. Хотя, если поискать, то определенные параллели с судьбой Бориса Леонидовича можно найти.

Я прочел сценарий, и меня поразил эпизод, когда Борис пересказывает Марине свой знаменитый телефонный разговор со Сталиным, где он кается, исповедуется за проявленную слабость, почти просит отпущения грехов — вождь спросил тогда совета, что делать с Мандельштамом, чья судьба висела на волоске, а Борис Леонидович не смог найти нужных слов. Я задался вопросом, имеем ли мы право выносить это на всеобщее обсуждение? Мне кажется, что да, имеем.

Когда мы говорим, что вот этот человек так никогда бы не поступил, а вот тот способен и не на такое, мы очень упрощаем личность. В каждом человеке намешано как плохое, так и хорошее. Мы все имеем право на слабости, страхи, иллюзии. На мой взгляд, Пастернак не струсил, нет. Он был сконфужен, пришел в замешательство от факта, что к нему обращается сам Сталин. Он был очарован талантом, мощью, личностью Сталина. Миллионы людей его боготворили, так почему не мог боготворить Пастернак? Однако это никак не умаляет его талант поэта и заслуги в литературе.

— Кроме вас, в фильме ключевые роли играют два других выпускника Щукинского училища — Виктор Добронравов (Константин Родзевич) и Роман Полянский (Сергей Эфрон). В итоге в картину пришло что-то «вахтанговское»?

— Когда выходят новые фильмы, я всегда ищу среди актеров наших выпускников, и приятно, что очень часто нахожу. Я горжусь, что наши ребята очень востребованы в профессии, а особенно приятно за Витю Добронравова — он же у меня на курсе учился. Как наше присутствие в кадре повлияло — не могу сказать. Лично мне кино как зрителю понравилось.

Это безусловно важная, необходимая картина — хотя бы для того, чтобы молодые люди узнали, что есть на Руси такой поэт, неординарный, страстный, в свое время непонятый. Как писала сама Цветаева: «Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черед». Это время признания уже пришло.

Мне тема близка еще и потому, что именно Марина Цветаева дала мне путевку в профессию. В 1981 году Евгений Рубенович Симонов позвал меня в Театр Вахтангова репетировать цветаевскую пьесу «Приключение». Позже, в 1985 году, он ее соединит с другой пьесой Марины Ивановны — «Феникс» и поставит спектакль «Три возраста Казановы», где я сыграю молодого Казанову, Василий Семенович Лановой — Казанову среднего возраста, Юрий Васильевич Яковлев — старшего. Это, кстати, была первая постановка Цветаевой в театре, она продержалась в репертуаре 18 лет.

Помню, как мы — Симонов, Яковлев, Лановой, девушки-актрисы и я — ходили в здание в Борисоглебском переулке, где до революции жила поэтесса. Тогда это был еще жилой дом, и Надежда Ивановна Катаева-Лыткина, будущий создатель дома-музея, просила у жильцов разрешения показать нам комнаты, которые когда-то принадлежали Цветаевым.

— Если посмотреть на вашу фильмографию, видно, что вам часто предлагают играть исторических персонажей. Прорицатель Вольф Мессинг в известном телесериале, видные большевики Лев Троцкий, Григорий Зиновьев.

— Более того, недавно в сериале о Любови Орловой и Григории Александрове я сыграл и Сталина. Это очень мощная, сложная фигура, к ней невозможно подходить в однозначными оценками — позитивными или негативными. Наполеона также многие ненавидели, другие боготворили. Но оба они остались в истории, безусловно.

Я мечтаю, чтобы кто-нибудь написал сценарий о жизненном пути Троцкого и предложил сыграть главную роль. У этого деятеля была чрезвычайно насыщенная, бурная жизнь. Одно из первых лиц государства, трибун революции, создатель Красной Армии, Мейерхольд посвящает ему спектакли, а затем — травля, бесславная высылка из страны…

Безусловно, все выдающиеся личности очень интересны, так как через их судьбы проглядывает большая история. Но, знаете, люди всегда остаются людьми, сущность наша неизменна, а история развивается по спирали и постоянно повторяется.

Четыре главы любовного романа

В том, что за все это время о Марине Цветаевой не было снято ни одного фильма (сериал Михаила Козакова «Очарование зла», где Цветаева — персонаж второстепенный, не в счет), нет ничего удивительного. В жизни поэта было много моментов спорных или даже скандальных, а кинобиография в России часто старается соперничать в назидательности со скульптурным монументом.

И «Зеркала», которым где-то отчаянно не хватает тонкости, а где-то смелости, здесь не исключение. В фильме Марины Мигуновой («Граф Монтенегро», «И падает снег…») к минимуму сведены многочисленные цветаевские увлечения; о гомоэротической связи с Софией Парнок упоминается лишь мимоходом; полностью опущена короткая жизнь второй дочери, Ирины, умершей в возрасте трех лет в Кунцевском приюте.

Под чутким контролем Юрия Арабова молодая сценаристка Анастасия Саркисян ловко сжала бурную биографию Цветаевой в четыре главы любовного романа с главным мужчиной ее жизни — Сергеем Эфроном. Пролог — их знакомство через посредство Максимилиана Волошина в Коктебеле в 1911 году. Затем — 1922 год, Прага, где он, она и их новый товарищ Константин Родзевич на несколько мучительных месяцев неумолимо вязнут в «любовном треугольнике». Далее, с 1925 года Эфроны уже в Париже, Сергея вербует НКВД и втягивает в убийство Евгения Рейсса. И, наконец, потеряв надежду обрести покой на чужбине, они возвращаются домой в Советскую Россию за лучшей долей, а находят смерть.

Стоит отдать должное Арабову и его школе — история выстроена с архитектурной точностью, однако при реализации глубина высказывания как-то резко обмельчала. Прекрасная актриса Виктория Исакова играет не человека, а воплощенную нервозность, фурию в человечьем обличии, стремящуюся подчинить себе окружающих. А они, окружающие, хоть и ропщут, но подчиняются.

Ключевая сцена фильма: Родзевич (любовник) и Эфрон (муж), оба брошенные Цветаевой, сидят на полу в темной комнате и глушат спирт — от тоски и приобретенного знания, что они всего лишь «декорации» для моноспектакля гениальной, но жестокой актрисы. Одним словом, «зеркала», которые существуют исключительно для того, чтобы поэт смотрел на свое отражение.

Никто не спорит, что у поэта свои отношения с реальностью, и он имеет определенное право на чувство превосходства. Юрий Живаго в романе Пастернака мысленно бросал своим скучным и одномерным друзьям: «Единственно живое и яркое в вас — это то, что вы жили в одно время со мной и меня знали», то есть фактом своей жизни рядом со мной дали мне возможность «отразиться» в вас. В «Зеркалах» эта мысль проводится слишком прямолинейно и слишком нарочито, чтобы восприниматься как откровение.

Марина Цветаева: ее стихи о порочной любви привлекли Эльдара Рязанова

К 120-летию поэтессы «Вокруг ТВ» вспоминает картины, в которых прозвучали ее произведения.

8 октября исполняется 120 лет со дня рожденияМарины Цветаевой. Вероятно, это один из самых популярных в наше время поэтов, по крайней мере, стихи Цветаевой постоянно звучат в современных фильмах. Мы решили вспомнить самые известные из них.

«О бедном гусаре замолвите слово»

Рассказывая о стихах Цветаевой, звучащих в кино, нельзя не вспомнить о фильме «О бедном гусаре замолвите слово», где исполняется один из самых известных романсов «Серые шинели» («Романс Настеньки»). В его основу легло стихотворение «Генералам двенадцатого года», которое юная Марина Цветаева в 1913 году посвятила мужу Сергею Эфрону, белому офицеру, в котором видела продолжение тех самых бравых генералов Отечественной войны. Хотя литературоведы считают, что посвящение условно, а на самом деле все стихотворение написано о том самом Тучкове-четвертом (Александр Тучков был четвертым, младшим братом в семье, за что и получил свое прозвище) – герое войны, чью гравюру хранила Цветаева. На это указывает, например, тот факт, что в черновиках «вы» написано с большой буквы.

В 1982 году на экраны вышел фильм Эдуарда Хагагортяна «Государственная граница. Восточный рубеж», в котором звучит песня «Марш офицеров» на музыку Валерия Челнокова. В основу песни легло стихотворение Марины Цветаевой «Дон», написанное в 1918 году. Здесь звучит романс «Горечь! Горечь! Вечный привкус», написанный Мариной Ивановной в 1917 году – в самое непростое для России время. Эта песня больше всего известна в исполнении Эдиты Пьехи, хотя композицию исполняли и другие певцы, например, ВИА «Веселые ребята».

Одна из самых известных песен на стихи Цветаевой звучит в фильме Эльдара Рязанова «Жестокий романс», который вышел в 1984 году. Всем хорошо знаком романс на музыку Андрея Петрова «Под лаской плюшевого пледа» в исполнении Валентины Пономаревой. Интересно, что в основу романса легло стихотворение из цикла «Подруга», который Цветаева посвятила своей любовнице Софье Парнок. Эти порочные отношения породили множество красивейших стихов о любви, звучавших в советских фильмах. Кстати, сама Парнок тоже была поэтессой. Биографы Цветаевой говорят, что в Софье ее поразило сочетание женственности и ребячества, наивности и греховности. Эти отношения настолько захватили Цветаеву, что она, будучи на тот момент женой и матерью, начала ощущать себя мужчиной и даже стихи писала от лица пылко влюбленного юноши. «Под лаской плюшевого пледа» — как раз одно из них.

Некоторые приписывают Цветаевой и текст романса «Любовь – волшебная страна», который звучит в этом же фильме, но на самом деле это знаменитое стихотворение написал сам Рязанов.

Эльдар Рязанов по-особому относится к творчеству Цветаевой, а ее стихи звучат во многих его фильмах. Не обошлась без цветаевской поэзии и знаменитая «Ирония судьбы». В картине песню «Мне нравится, что вы больны не мной» исполняетАлла Пугачева, а само стихотворение было написано в 1915 году и посвящено Маврикию Александровичу Минцу – будущему мужу сестры Цветаевой Александры, причем, этот факт долго оставался тайной, и открыла ее сама Александра. Маврикий Александрович оказывал Марине Ивановне знаки внимания, приклонялся перед ее талантом, а она принимала это за симпатию, хотя на тот момент он уже был обручен с Александрой. Сестра поэтессы уверена: Цветаева без труда могла бы завоевать сердце Минца и отменить помолвку, но не стала делать этого из-за благородства и молча переживала свое чувство.

Марина Цветаева с сестрой

В фильме также звучит песня «Благославляю вас» в исполнении Пугачевой. Стихотворение, которое легло в ее основу, было написано Цветаевой для Софьи Парнок после их расставания. Кстати, биографы до сих пор гадают, что послужило причиной к разрыву отношений, которые длились три года: мнение общества обеих женщин не волновало, они жили вместе и не скрывали отношений, в их романе было много страсти, истерик и стихов, но обе, измотав друг друга, устали и разошлись. Цветаева вернулась к мужу, но, по мнению биографов, на протяжение всей жизни выбирала для себя потом слабых любовников, чтобы чувствовать себя мужчиной рядом с ними.

«Долгое прощание»

Звучат стихи Цветаевой и в фильме Сергея Урсуляка «Долгое прощание». Песню «Моя маленькая» исполняет актриса Полина Агуреева, а написана она на стихотворение «Ландыш, ландыш белоснежный». Эти стихи Цветаева посвятила актрисе Софье Голлидэй, она была влюблена в нее после разрыва с другой Соней – Парнок. Отношения с Голлидэй были нежными, дружескими, совсем не такими, как с Парнок. Интересно, что, вступив в интимную связь друг с другом, женщины параллельно влюблялись в мужчин, причем порой в одних и тех же. Любовь к мужчинам оказалась сильнее, и Сонечка разорвала отношения с Цветаевой.

Марина Ивановна об этом рассуждала так: «Сонечка от меня ушла— в свою женскую судьбу. Ее неприход ко мне был только ее послушанием своему женскому назначению: любить мужчину — в конце концов все равно какого — и любить его одного до смерти.
Ни в одну из заповедей — я, моя к ней любовь, ее ко мне любовь, наша с ней любовь— не входила. О нас с ней в церкви не пели и в Евангелии не писали».

Что же касается стихотворения «Ландыш, ландыш белоснежный», то, услышав его впервые, Сонечка попросила высечь эти слова на своем могильном камне. Она умерла молодой, но эта просьба выполнена так и не была.

Конечно, это далеко не все фильмы, в которых звучат стихи Цветаевой. Многих, наверное, удивит, что самые красивые романсы о любви, которые мы знаем с детства и которые звучали в советских картинах, были посвящены Цветаевой женщинам и рассказывают о запретной, греховной любви. Но поэзия, как известно, очищает и превозносит даже греховные чувства, и поэтому уже неважно, когда и зачем были написаны эти стихи. Важно, что они продолжают жить и стали украшением замечательных фильмов.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: