Марина цветаева и сергей эфрон история любви

You are using an outdated browser. Please upgrade your browser to improve your experience and security.

Ошибка 404 Страница не найдена

В связи с полной реновацией нашего сайта была изменена его структура. А значительная часть ранее опубликованных материалов пока ещё не перенесены на новую версию сайта.

Из-за этого в поисковых системах и социальных сетях многие ссылки на страницы нашего сайта в настоящее время не работают.

Приносим наши извинения за причинённые неудобства и рассчитываем на ваше понимание.

В ближайшие месяцы мы восстановим все публикации на нашем сайте в полном объёме. А поисковые системы, в свою очередь, постепенно удалят из выдачи неработающие ссылки.

423600 Республика Татарстан, г. Елабуга, ул. Гассара, д. 9

© ГБУК «Елабужский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповеденик» Условия использования материалов сайта

Серебряная нить Ариадны или Аля

Приведенными тремя эпиграфами (см. справа на белом поле) обозначен ретроспективно внутренний подтекст книги, которая будет посвящена дочери М. Цветаевой, «история жизни и история души» которой неоднократно освещалась в цветаеведении. [1] В 2007 году появилась и отдельная книга С. Макаренко о судьбе Ариадны, носящая художественный характер, а не строго литературоведческий. [2]

Наше художественно-документальное повествование, о котором в этом сообщении кратко скажем, преследует следующую цель – увидеть, по выражению Б. Пастернака « волшебный источник будущности» Ариадны Эфрон [3], трагическая жизнь которой представляет собой образец жертвенного служения своей Матери – Поэту. Замечательно сказал С. Виленский в предисловии к вышеозначенному трехтомнику, где собраны письма, воспоминания, проза, стихотворения и стихотворные переводы: «Ее письма – праздник русской речи. В них светятся ненаписанные повести и романы. В них жизнь, неотделимая от нашей.Цветаева- мать и Цветаева-дочь, с ее миражами и прозрением. Одаряя нас живым словом, они идут в будущее» [4]

Показать судьбу творчество Ариадны Эфрон, блестящего переводчика, талантливого художника, драматизм ее трагической судьбы – цель книги « Серебряная нить Ариадны». Проделана большая предварительная работа по сбору материала: это и работа в архивах (РГАЛИ), библиотеках Москвы и Петербурга, это и путешествия по цветаевским местам(Москва, Таруса, Коктебель, Феодосия, а также Прага (пригороды – Мокропсы, Вшеноры), Франция (пригороды Парижа – Медон, Ванв, Кла мар), наконец, Туруханск Красноярского края, где в ссылке провела много лет Ариадна Сергеевна.

Задумана книга была еще в дни столетия со дня рождения М. Цветаевой, когда нам выпало счастье присутствовать на открытии Дома-музея Марины Цветаевой (Борисоглебский, 6). Тогда уже пришло понимание, что дочь Цветаевой совершила подвиг Любви, великий подвиг ВОСКРЕСЕНИЯ, возвращения Цветаевой России, Гениально одаренная девочка с раннего детства понимала ,чувствовала, какой большой поэт ее мать, была ей незаменимым помощником во всех трудностях «быта», а после гибели Цветаевой всю себя отдала великому делу — публикации произведений Цветаевой на Родине.

Листаем альбом «Нить Ариадны» [5] с выставки из фондов Дома-музея Марины Цветаевой и видим огромные, в пол-лица, прекрасные глаза Ариадны Сергеевны: то восторженно-светлые глаза юной девушки, то безмерно усталые — прозрачные, холодноватые, словно впитавшие всю белизну снегов Заполярья, и снова глаза четырехлетней девочки – глаза –звездочки…

Звезда над люлькой и звезда над гробом, / А посредине – голубым сугробом большая жизнь…
Хоть я тебе и мать, / Мне больше нечего сказать тебе, / Звезда моя!

Жизнь Ариадны Эфрон вместила в себя так много, что для осмысления ее представляется необходимой задуманная книга о ярком пути замечательно одаренного человека, жизнь которого попала под молох сталинских репрессий, преодолевшего все и вышедшего из испытаний несломленной.

« Если несмотря на все испытанное, ты так жива еще и не сломлена, то это только живущий Бог в тебе, особая сила души твоей, все же торжествующая и поющая всегда в последнем счете…»,- этими словами Б. Пастернака (из письма А. Эфрон [6] также можно высветить смысл повествования судьбе. Можно сказать, великой дочери великой матери Поэта. Завершаем стихотворением, родившимся по дороге на чествание 100-летия со дня рождения Цветаевой, памятуя о том, что в 1912 году будем вспоминать об Ариадне, Але…

Вечная рана — Мать… (см. справа на белом поле)

Библиография: 1. Ариадна Эфрон. История жизни, история души — М., Возвращение, 2008 г. 2. Макаренко С. Цветаева и С. Эфрон. Судьба Ариадны. М., Алгоритм, 2007 г. 3. Ариадна Эфрон, История жизни… с. 6. 4. Там же, с. 6. 5. Нить Ариадны. Выставка из фондов Дома-Музея Марины Цветаевой и частных коллекций. — М., Дом-Музей Марины Цветаевой, 2008. 6. Ариадна Эфрон, История жизни, история души… с.6.

Аля! — Маленькая тень
На огромном горизонте,
Тщетно говорю: не троньте.

Не протянуть звездные нити
От вещей к звездам золотым.
Я их вижу, и в дни сомнений,
Как по струнам, вожу по ним…

Марина! Спасибо за мир!

Вечная рана — Мать…
Ей было страшно терять дочь…
Там же, в ночи, что минет,
Вижу, Марина, боль твою – сына!
Грех умирать, ты была – Мать.

Ветром скажу я: Простите!
Я не допела ширь твою, Русь!
И нет ни тайн, ни наитий-
Словом белым вернусь
Видишь ли в облаке света радугу?

Радость и грусть…
Словом белым вернусь!

Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома
—Феодосия Цветаевых
—Коктебельские вечера
—Гостиная Цветаевых
—Марина Цветаева
—Анастасия Цветаева
— «Я жила на Бульварной» (АЦ)
—Дом-музей М. и А. Цветаевых
—Феодосия Марины Цветаевой
—Крым в судьбе М. Цветаевой
—Максимилиан Волошин
—Василий Дембовецкий
— —Константин Богаевский
—Литературная гостиная
—Гостевая книга музея
Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей
—Хронология М. Цветаевой
—Хронология А. Цветаевой
—Биография М. Цветаевой
—Биография А. Цветаевой
—Исследования и публикации
—Воспоминания А. Цветаевой
—Документальные фильмы
—Цветаевские фестивали
—Адрес музея и контакты
—Лента новостей музея
—Открытые фонды музея
—Музейная педагогика
—Ссылки на другие музеи

© 2011-2018 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым «Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник «Киммерия М. А. Волошина»

Новости

ПРЕМЬЕРА В РОССИИ. «Зеркала»

1 ноября в 22:50 на телеканале «Россия К» – премьера в России драмы Марины Мигуновой «Зеркала», посвященной трагической судьбе Марины Цветаевой. По окончании фильма в 01:00 – документальная лента «Марина Цветаева. Последний дневник».

Драма «Зеркала» (1 ноября в 22:50) – это первый художественный фильм о судьбе Марины Цветаевой – трагической и неоднозначной. Документальных фильмов о великом русском поэте предостаточно, но первой, кто рискнул сделать знакомую всем и в то же время неизвестную даже близким Цветаеву героиней большого кино, стала режиссер Марина Мигунова. Более пяти лет она вынашивала идею снять фильм о ней. Для режиссера – это и эксперимент, и потребность осознать личность поэта, и желание приблизится к разгадке тайны этой мужественной и хрупкой женщины. По словам Мигуновой, она пыталась быть честной, ни один факт биографии поэта ее «Зеркала» не искажают. «Я очень люблю Цветаеву, абсолютно ее оправдываю, преклоняюсь перед ней за ее честность, за ее бесстрашие, за ее верность самой себе, – говорит Марина Мигунова. – Это самая трагическая судьба всего поколения Серебряного века. Цветаева сама говорила: «Я нуждаюсь в разъяснении меня». И вот эта попытка объяснения ее – она мной предпринята. Это не просто биография, а приношение поэту, масштабной личности, женщине, которая бросала вызов судьбе».

Фильм состоит из новелл, каждая из которых посвящена определенному периоду жизни Цветаевой. Действие происходит в России, Праге, Париже и снова в России.

Безмятежный Крым 1911 года, встреча с Сергеем Эфроном, про которого она сразу сказала, что он словно шестикрылый Серафим, который является каждому поэту. «Она влюбилась в него с первого взгляда и сразу поставила ему очень высокую планку, до которой он пытался всю жизнь дотянуться, – считает Роман Полянский, сыгравший роль Сергея Эфрона. – Это ему не удавалось, ему было тяжело, потому что Цветаева жила страстями, ураганом».

Эмиграция в Прагу в начале 1920-х годов, еще одна встреча – с Константином Родзевичем – человеком, не очень разбиравшимся в стихах, но ставшим ее новым объектом страсти и героем двух произведений «Поэмы Горы» и «Поэмы Конца». По словам Цветаевой, этот период был лучшим и в творчестве, и по состоянию души. Блистательная ураганная лирика написана в Чехии, за три месяца – 90 стихотворений. «Какие удивительные стихи Вы пишите, Марина, – писал ей Борис Пастернак. – Как больно, что сейчас Вы больше меня. Вы возмутительно большой поэт. «Поэма Конца» – нечто совершенно гениальное, простите за восторженность, верх возможного мастерства». Именно чешский период Марины Цветаевой будут сравнивать потом с Болдинской осенью Пушкина.

Но главной линией в «Зеркалах» становятся ее отношения с Эфроном. На фоне эпохальных событий в мире разворачивается история любви Цветаевой и Эфрона – от первой встречи в Коктебеле в 1911 году до страшного 1941 года, когда она получила известие о его смерти. Роман длиною в 30 лет и длиною в трагическую жизнь.

«Моя Цветаева до этой картины – это, конечно, исключительно стихи, фантастическая, гениальная поэзия, – признается исполнительница главной роли Виктория Исакова. – Но так глубоко я не интересовалась ее судьбой, во время съемок мне открылась совсем незнакомая, другая Марина Цветаева…».

После фильма в 01:00 – документальная лента «Марина Цветаева. Последний дневник». Рабочая тетрадь, возобновленная в начале сентября 1940 года в Москве, – главный документ последнего года жизни Марины Цветаевой. Вплоть до эвакуации в августе 1941 Цветаева поверяла дневнику сокровенные мысли о прошлом и горькие раздумья над трагическим настоящим.

Пресс-служба телеканала «Россия К»

Марина Цветаева и Сергей Эфрон: история любви, судьбы, эпохи

Описание разработки

«Душевный строй поэта располагает к катастрофе»

В синее небо, ширя глаза

Как восклицаешь: «Будет гроза!»

На проходимца вскинувши бровь

Как восклицаешь: «Будет любовь!»

Сквозь равнодушья серые мхи

Так восклицаю: «Будут стихи!»

«Мне очень мало нужно было, чтобы быть счастливой: свой стол, здоровье своих, любая погода, вся свобода… всё. Счастливому человеку жизнь должна радоваться, поощрять его в этом редком даре, потому что от счастливого идет счастье. От меня шло. Здорово шло. Я чужими тяжестями взваленными играла, как играют гирями. От меня шла свобода. Человек в душе знал, что выбросившись из окна, упадет вверх!»

«Макс, я, на вёслах турки-контрабандисты. Лодка острая и быстрая, рыба-пила. Коктебель за много миль. Едем час. Десятисаженный грот в глубокую грудь скалы».

«А это, Марина, вход в Аид. Сюда Орфей входил за Эвридикой. Сюда, Марина, надо ходить одному. И ты одна вошла, Марина. Я … я не в счет, я только средство, как эти весла».

«Макс, я выйду замуж только за того, кто из всего побережья угадает, какой мой любимый камень».

«Марина, влюбленные, как тебе уже может быть известно, глупеют, и когда тот, кого ты полюбишь, принесет тебе булыжник, ты совершенно искренне поверишь, что это твой любимый камень».

«Макс, я от всего умнею, даже от любви».

«А с камешком сошлось, ибо Сергей Яковлевич Эфрон чуть ли не в первый день знакомства отрыл и вручил мне (величайшая редкость!) генуэзскую сердоликовую бусу, которая по сей день со мной. Я тут же решаю: никогда, что бы ни было, с ним не расставаться! И в январе 1912 года, дождавшись его восемнадцатилетия, я выхожу за него замуж».

Писала я на аспидной доске,

И на листочках вееров поблеклых,

И на речном, и на морском песке,

Коньками по льду и кольцом на стеклах,

И на стволах, которым сотни зим,

И, наконец, чтоб было всем известно! –

Что ты любим! Любим! Любим! Любим!

Расписывалась радугой небесной.

Их семейная жизнь была полна эмоциями. Самыми разными. Марина, считавшая взаимную любовь тупиком, не раздумывая бросалась в омут «безответности» и «обреченности», описывая ураганы и бури своих переживаний в стихах. Но при этом не отпуская от себя Сергея. А он, как человек интеллигентный, преданный, любящий, старался тактично сглаживать углы и обходить щекотливые темы.

Казалось, их безоблачному счастью не будет конца. 5 сентября 1912 года в семье появилась старшая дочь Ариадна (Аля). В апреле 1917 года – младшая Ирина. А дальше… дальше в их жизнь темным крылом вмешалась эпоха.

Душой они всегда оставались вместе, даже когда Сергей пропал без вести, отправившись на Дон в отряды Добровольческой белой армии. Тогда Марина написала ему письмо – живому или мертвому:

«Если Бог сделает это чудо – оставит Вас в живых , я буду ходить за Вами как собака».

Молитва была услышана. Но ее исполнение далось дорогой ценой – прощанием с Родиной.

Их любовь была сильнее двух войн, двух революций, двух контрразведок и сотен разлук. Она отвоевала его у всех.

(романс «Я тебя отвоюю»)

Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес,

Оттого что лес – моя колыбель и могила – лес,

Оттого что я на земле стою – лишь одной ногой,

Оттого что я о тебе спою – как никто другой.

Я тебя отвоюю у всех других, у той одной,

Ты не будешь ничей жених, я – ничьей женой,

И в последнем споре возьму тебя – замолчи!

У того, с которым Иаков стоял в ночи!

Я тебя отвоюю у всех времен, у всех ночей,

У всех золотых знамен, у всех мечей,

Я ключи закину и псов прогоню с крыльца –

Оттого что в земной ночи я вернее пса.

Я тебя отвоюю у всех других, у той одной,

Ты не будешь ничей жених, я – ничьей женой,

И в последнем споре возьму тебя – замолчи!

У того, с которым Иаков стоял в ночи!

«Всё меня вытолкнуло в Россию, в которую я ехать не могу. Там я не нужна, здесь я невозможна. Я с моим бесстрашием, я не умеющая не ответить и не могущая подписать приветственный адрес великому Сталину, ибо не я его назвала великим».

Москва! Какой огромный, странноприимный дом!

Всяк на Руси бездомный, мы все к тебе придем.

Клейму позорить плечи, за голенищем – нож.

Издалека-далече – ты все же позовешь.

«Уважаемый товарищ Берия! Последний раз, когда я хотела навести справки о ходе следствия по делу моего мужа, Сергея Яковлевича Эфрона, арестованного 10 октября 1939 года, сотрудник НКВД посоветовал обратиться к вам с просьбою о свидании. Подробно о моих близких и о себе я уже писала в декабре минувшего года. Напоминаю вам только, что после двухлетней разлуки я успела побыть с мужем совсем недолго, что он тяжело болен, что я прожила с ним тридцать лет жизни и лучшего человека не встретила. Сердечно прошу вас, уважаемый товарищ Берия, если есть малейшая возможность, разрешить мне просимое свидание.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: