Я с вызовом ношу его кольцо… — М

«Я с вызовом ношу его кольцо…» Марина Цветаева

Я с вызовом ношу его кольцо!
— Да, в Вечности — жена, не на бумаге! —
Чрезмерно узкое его лицо
Подобно шпаге.

Безмолвен рот его, углами вниз,
Мучительно-великолепны брови.
В его лице трагически слились
Две древних крови.

Он тонок первой тонкостью ветвей.
Его глаза — прекрасно-бесполезны! —
Под крыльями раскинутых бровей —
Две бездны.

В его лице я рыцарству верна,
— Всем вам, кто жил и умирал без страху! —
Такие — в роковые времена —
Слагают стансы — и идут на плаху.

Анализ стихотворения Цветаевой «Я с вызовом ношу его кольцо…»

История любви Марины Цветаевой и Сергея Эфронта полна загадок и мистических совпадений. Они познакомились во время отдыха в Коктебеле, и в первый же вечер молодой человек подарил юной поэтессе сердолик, ее любимый камень. Следует отметить, что немногим ранее Цветаева пообещала своему другу Максимилиану Волошину, что выйдет замуж за того мужчину, кто сможет угадать название ее любимого камня. Этим счастливцем и оказался Сергей Эфронт, свадьба с которым состоялась в январе 1912 года. Роскошный сердолик Цветаева вставила в кольцо, с которым не расставалась до конца своей жизни.

В ее отношениях с Эфронтом были взлеты и падения, Цветаева даже уходила от него на несколько месяцев из-за бурного романа со свое подругой Софьей Парнок. Тем не менее, в 1914 году она написала стихотворение «Я с вызовом ношу его кольцо…», в котором рассказала о своих истинных чувствах к супругу. Кольцо с сердоликом стало для нее не просто дорогим сердцу украшением, а символом любви и душевного единства с человеком, который по воле судьбы стал ее супругом. Поэтесса признается, что является его женой не на бумаге, а в вечности, подтверждая тем самым, что этот необычный союз был благословлен небесами.

Описывая внешность своего супруга, поэтесса отмечает, что он высок, худощав и «тонок первой тонкостью ветвей». Глаза Сергея Эфронта напоминают Цветаевой две бездны «под крыльями раскинутых бровей». Казалось бы, в его облике нет ничего мужественного и выдающегося. Того, что так нравится поэтессе в представителях сильного пола. Как бы вскользь она отмечает, что «в его лице трагически слились две крови», и это действительно так, потому что матерью Сергея Эфронта была русская дворянка, а отцом – выходец из мелкопоместной еврейской семьи. И именно этот удивительный симбиоз наградил супруга поэтессы стойкостью духа и всеми теми качествами, которыми обладают настоящие рыцари.

«Такие – в роковые времена – слагают стансы – и идут на плаху», — отмечает Марина Цветаева, не подозревая, что этим строкам очень скоро суждено стать пророческими. Пройдет еще несколько лет, и во время революции Сергей Эфронт встанет на сторону белогвардейцев, а позже вынужден будет эмигрировать во Францию. Вскоре к нему присоединится Марина Цветаева, которая будет безумно тосковать по России и, в конце концов, уговорит мужа вернуться на родину. Это решение станет роковым в судьбе семьи, так как в октябре 1941 года Сергей Эфронт будет арестован и расстрелян, отправившись на уготованную для него плаху.

Марина цветаева и сердолик

Бывают поэты «с биографией» и «без биографии». В сочинениях первых отражен сюжет их жизни, их судьба и поэзия образуют единое целое; у вторых жизнь и поэзия существуют отдельно друг от друга, для понимания их стихов знание биография словно бы не нужно. Цветаева — в высшей степени «поэт с биографией». Свое происхождение, обстоятельства жизни были осмыслены и переосмыслены ею в традициях романтического мифа о поэте — избраннике и страдальце.

Исследовательница поэзии Цветаевой С. Ельницкая так характеризует позицию поэта в мире: «Отношение Цветаевой-поэта к миру — это позиция:
— идеалиста-максималиста: ориентация не на то, что есть (данное), а на то, что быть должно (должное), т. е. исключительно на идеал, не существующий в реальной действительности; идеал приобретает форму мифа типа «возвышенного обмана»;
— пристрастного борца с ненавистным несовершенным миром: все, что не соответствует идеалу, упорно преодолевается, гневно отвергается и уничтожается как низкое, презренное;
— с другой стороны — страстная проповедь, прославление, громогласно-декларативное отстаивание идеала, яростная «защита мира высшего от мира низшего», доходящие порой до фанатичного навязывания своей истины; творца, не только разрушающего старый, несовершенный мир, и несовершенного себя, но и творящего новый, совершенный мир и высшего себя; миротворчество в таком случае есть мифотворчество;
— романтика-индивидуалиста, для которого главные события разворачиваются не в реальной жизни, а в душе, а преобразование мира осуществляется не во внешней сфере «строительства жизни», а в области души и духа, как созидание нового, высшего себя и своего мира» (Ельницкая С. Поэтический мир Цветаевой. Конфликт лирического героя и действительности. Wien, 1990. [Wiener Slawistischer Almanach. Sonderband 30]. С. 7).

Семья. Детские годы и юность. Первые стихи

Марина Ивановна Цветаева родилась 26 сентября ст. стиля (9 октября нов. стиля) 1892 г. в Москве.
Родителями Цветаевой были Иван Владимирович Цветаев и Мария Александровна Цветаева (урожденная Мейн). Отец, сын сельского священника, филолог-классик, профессор, возглавлял кафедру истории и теории искусств Московского университета, был хранителем отделения изящных искусств и классических древностей в Московском Публичном и в Румянцевском музеях. В 1912 г. по его инициативе в Москве был открыт Музей Александра III (ныне Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина). Созданию музея И.В. Цветаев посвятил многие годы своей жизни. В отце Цветаева ценила преданность собственным стремлениям и подвижнический труд, которые, как утверждала, унаследовала именно от него. Намного позднее, в 1930-х гг., она посвятила отцу несколько мемуарных очерков («Музей Александра III», «Лавровый венок», «Открытие музея», «Отец и его музей»). В отце Цветаева видела интеллигента, служащего высокой культуре. Однако Иван Владимирович, будучи человеком рационалистического склада и почти не имея свободного времени для воспитания детей, оказал на Цветаеву, с раннего детства жившую романтическими представлениями, меньшее влияние, чем мать.

Мария Александровна была второй женой Ивана Владимировича, она вышла замуж не по любви, вынужденная, под влиянием своих родителей, расстаться с любимым и любившим ее человеком, который был женат. Брак родителей Цветаевой не был счастливым: отец был привязан к первой жене, умершей В.Д. Иловайской, мать тяжело переживала эту привязанность. Мария Александровна в отличие от отца была натурой восторженно-романтической, требовательной вплоть до суровости к дочерям — Марине и ее младшей сестре Асе (Анастасии); прекрасно игравшая на пианино, она надеялась, что в дочерях также проявится музыкальный талант, и болезненно переживала крушение этих надежд. Мать передала Цветаевой и свой нравственный и духовный максимализм, и романтическое противостояние обыденности, и трагическое мироощущение. Дочь Цветаевой, Ариадна Эфрон так передала впечатления своей матери о Марии Александровне: «Детей своих Мария Александровна растила не только на сухом хлебе долга: она открыла им глаза на никогда не изменяющее человеку, вечное чудо природы, одарила их многими радостями детства, волшебством семейных праздников, рождественских елок, дала им в руки лучшие в мире книги — те, что прочитываются впервые; возле нее было просторно уму, сердцу, воображению» (Эфрон А. Страницы воспоминаний // Марина Цветаева в воспоминаниях современников: Рождение поэта. М., 2002. С. 193). В 1914 г., в возрасте двадцати одного года, Цветаева так сказала о себе, сестре Анастасии и о матери в письме литератору и мыслителю В.В. Розанову: «Ее измученная душа живет в нас, — только мы открываем то, что она скрывала. Ее мятеж, ее безумье, ее жажда дошли в нас до крика» (8 апреля 1914 г. // Цветаева М. Собрание сочинений: В 7 т. Т. 6. Письма. М., 1995. С. 124). Мать Марии Александровны была полькой, польское происхождение Марии Александровны стало частью поэтической мифологии Цветаевой-поэта, уподоблявшей себя польской аристократке Марине Мнишек, жене русского самозванца Григория (Лжедмитрия I) Отрепьева. По отцовской линии Мария Александровна была из обрусевших немцев. «М И , бывало, говорила про себя, что по матери и отцу в ней слились три крови, и от них — любовь к Москве, польский гонор и привязанность к Германии, — вспоминал знакомый Цветаевой, литератор М.Л. Слоним (Слоним М. О Марине Цветаевой: Из воспоминаний // Марина Цветаева в воспоминаниях современников: Годы эмиграции. М., 2002. С. 95). Мария Александровна умерла в 1906 г., когда Марина была еще юной девушкой. К памяти матери дочь сохранила восторженное преклонение. Матери Марина Ивановна посвятила очерки-воспоминания, написанные в 1930-х гг. («Мать и музыка», «Сказка матери»).

Несмотря на духовно близкие отношения с матерью, Цветаева ощущала себя в родительском доме одиноко и отчужденно. Она намеренно закрывала свой внутренний мир и для сестры Аси, и для сводных брата и сестры — Андрея и Валерии. Даже с Марией Александровной не было полного взаимного понимания. Юная Марина жила в мире прочитанных ею книг, в мире возвышенных романтических образов.

Зимнее время года Цветаевы проводили в Москве, лето — в городе Тарусе Калужской губернии. Здесь юная Цветаева полюбила русские пейзажи — широкие поля и бескрайние леса, многие часы она отдала пешим прогулкам по окрестностям Тарусы. Ездили Цветаевы и за границу. В 1903 г. Цветаева училась во французском интернате в Лозанне (Швейцария), осенью 1904 — весной 1905 г. обучалась вместе с сестрой в немецком пансионе во Фрейбурге (Германия), летом 1909 г. одна отправилась в Париж, где слушала курс старинной французской литературы в Сорбонне.

По собственным воспоминаниям, Цветаева начала писать стихи в шестилетнем возрасте. В 1906-1907 гг. она написала повесть (или рассказ) «Четвертые», в 1906 г. перевела на русский язык драму французского писателя Э. Ростана «Орленок», посвященную трагической судьбе сына Наполеона, герцога Рейхштадтского (ни повесть, ни перевод драмы не сохранились). С этого времени Наполеон и его сын, разлученный с отцом и рано умерший, становятся одними из самых дорогих для Цветаевой исторических персонажей. В литературе ей были особенно дороги творения немецких романтиков, переведенные В.А. Жуковским, т произведения А.С. Пушкина.

В печати произведения Цветаевой появились в 1910 г., когда она издала на собственные средства свою первую книгу стихов — «Вечерний альбом». Поступок юной Цветаевой был неожиданным и имел демонстративный характер: было принято, что серьезные поэты сначала печатают стихотворения в журналах и лишь затем, обретя известность и прочную литературную репутацию, решаются издать свои сочинения отдельной книгой. Цветаева имела все возможности избрать традиционный путь вхождения в литературу. Ко времени выхода сборника она была знакома с несколькими литераторами — с поэтом и теоретиком символизма Эллисом (псевдоним Л.Л. Кобылинского), с поэтом и переводчиком В.О. Нилендером. Игнорируя принятые правила литературного поведения, поступая подобно поэтам-дилетантам, Цветаева решительно демонстрировала собственную независимость и нежелание соответствовать социальной роли «литератора». Писание стихов она представляла не как профессиональное занятие, а как частное дело и одновременно как непосредственное самовыражение.

Частный, «домашний» характер первой цветаевской книги был задан в заглавии: альбомами именовались обычно рукописные книги, в которые влюбленные барышни записывали свои стихотворные признания. Названию соответствовало оформление: сборник был издан на плотной «альбомной» бумаге и переплетен в плотную «альбомную» зеленую обложку.

Стихи «Вечернего альбома» отличались «домашностью», в них варьировались такие мотивы, как пробуждение юной девичьей души, как счастье доверительных отношений, связывающих лирическую героиню и ее мать, как радости впечатлений от мира природы, как первая влюбленность, как дружба со сверстницами-гимназистсками. Раздел «Любовь» составили стихотворения, обращенные к В.О. Нилендеру, которым тогда была увлечена Цветаева. Стихи Цветаевой неожиданно сочетали темы и настроения, присущие детской поэзии, с виртуозной поэтической техникой.

Поэтизация быта, автобиографическая обнаженность, установка на дневниковый принцип, свойственные «Вечернему альбому», унаследованы стихотворениями, составившими вторую книгу Цветаевой, «Волшебный фонарь» (1912).

«Вечерний альбома» был очень доброжелательно встречен критикой: новизну тона, эмоциональную достоверность книги отметили В.Я. Брюсов, М.А. Волошин, Н.С. Гумилев, М.С. Шагинян. Сравнивая цветаевскую книгу со стихами других русских поэтов — женщин, Волошин писал: » [Н]и у одной из них эта женская, эта девичья интимность не достигала такой наивности и искренности, как у Марины Цветаевой. Это очень юная и неопытная книга — «Вечерний альбом». Ее нужно читать подряд, как дневник, и тогда каждая строчка будет понятна и уместна. Она вся на грани последних дней детства и первой юности» (Волошин М. А. Женская поэзия // Марина Цветаева в критике современников: В 2 ч. М., 2003. Ч. 1. 1910—1941 годы. Родство и чуждость. С. 24) «Волшебный фонарь» был воспринят как относительная неудача, как повторение оригинальных черт первой книги, лишенное поэтической новизны. Сама Цветаева также чувствовала, что начинает повторяться. Она переживает в 1912 г. творческий кризис; за весь год было написано только два стихотворения. Кризис был преодолен весной 1913 г. В 1913 г. Цветаева выпустила новый сборник — «Из двух книг». За исключением одного нового текста в книгу вошли стихи, прежде напечатанные в двух первых сборниках. Однако, составляя свою третью книгу, она очень строго отбирала тексты: из двухсот тридцати девяти стихотворений, входивших в «Вечерний альбом» и в «Волшебный фонарь», были перепечатаны только сорок. Такая требовательность свидетельствовала о поэтическом росте автора. Но при этом Цветаева по-прежнему чуралась литературных кругов, хотя познакомилась или подружилась с некоторыми писателями и поэтами (одним из самых близких ее друзей стал М.А. Волошин, которому Цветаева позднее посвятила мемуарный очерк «Живое о живом», 1933). Она не осознавала себя литератором. Поэзия оставалась для нее частным делом и высокой страстью, но не профессиональным делом.

Зимой 1910—1911 гг. М.А. Волошин пригласил Марину Цветаеву и ее сестру Анастасию (Асю) провести лето 1911 г. в восточном Крыму, в Коктебеле, где жил он сам. В Коктебеле Цветаева познакомилась с Сергеем Яковлевичем Эфроном. Однажды, полушутя, она сказала Волошину, что выйдет замуж только за того, кто угадает, каков ее любимый камень. Вскоре Сергей Эфрон подарил ей найденный на морском берегу сердоликовый камешек. Сердолик и был любимым камнем Цветаевой.

В Сергее Эфроне, который был моложе ее на год, Цветаева увидела воплощенный идеал благородства, рыцарства и вместе с тем беззащитность. Любовь к Эфрону была для нее и преклонением, и духовным союзом, и почти материнской заботой. «Я с вызовом ношу его кольцо / — Да, в Вечности — жена, не на бумаге. — / Его чрезмерно узкое лицо / Подобно шпаге», — написала Цветаева об Эфроне, принимая любовь как клятву: «В его лице я рыцарству верна». Встречу с ним Цветаева восприняла как начало новой, взрослой жизни и как обретение счастья: «Настоящее, первое счастье / Не из книг!». В январе 1912 г. произошло венчание Цветаевой и Сергея Эфрона. 5 сентября (старого стиля) у них родилась дочь Ариадна (Аля).

презентация по теме «Жизнь и творчество Марины Цветаевой»
презентация к уроку по литературе (9 класс) по теме

Данный материал представляет собой презентацию, посвященную жизни и творчеству поэта серебряного века Марине Цветаевой.

Скачать:

Вложение Размер
cvetaeva.ppt 2.96 МБ

Предварительный просмотр:

Подписи к слайдам:

« Поэт – редкий гость на этой земле. И потому каждый его день должен быть праздником. А я только и слышу вокруг: «Ваши стихи не нужны, ваши стихи не понятны, ваши стихи – формализм». Но ведь человек, назвавший мои стихи формализмом – просто бессовестный. Это я вам говорю из будущего. А будущее свое я очень хорошо вижу. Ах, как я хорошо вижу, как будут любить меня через сто лет! Как придут слушать меня через сто лет!» М.Цветаева Марина Цветаева

26 сентября (8 октября) 1892 год а в Москве, в семье профессора Московского университета (позже основателя Музея изобразительных искусств) Ивана Владимировича Цветаева и его жены, Марии Александровны, урожденной Мейн, родилась дочь Марина, а спустя два года — Анастасия.

Красною кистью Красною кистью Рябина зажглась . Падали листья, Я родилась. Спорили сотни Колоколов. День был субботний: Иван Богослов. Мне и доныне Хочется грызть Жаркой рябины Горькую кисть

В 1910 г Москве вышла первая книга стихов Марины Цветаевой « Вечерний альбом », получившая одобрительную рецензию М. А. Волошина. В первом альбоме М. Цветаевой появляется лирическая героиня — молодая девушка, мечтающая о любви. Она облекает свои переживания в лирические стихотворения о невозвратности минувшего и о верности любящей. 1912год – второй сборник стихотворений «Волшебный фонарь». 1 913год – третий сборник стихов «Из двух книг». В это время Цветаева — «великолепная и победоносная» — жила уже очень напряженной душевной жизнью. Она уже хорошо знала цену себе как поэту.

Сергей Эфрон и Марина Цветаева встретились 5 мая 1911 года на пустынном коктебельском берегу. В Коктебеле по всему пляжу было рассеяно много драгоценных камней: сердолики, хризолиты, агаты. Марина шла по берегу, собирала камни и вдруг заметила бледного темноволосого юношу, который лежал в шезлонге и грелся на солнце. -Будьте добры, найдите мне, пожалуйста, камешек, — почему-то сказала Марина, а сама загадала, что если этот юноша найдет ей розовый сердолик, то она выйдет за него замуж. Юноша, не отрывая своих огромных глаз от глаз девушки, на ощупь нашел камень и зажал его в ладони. А когда раскрыл ладонь, то Марина увидела розовый сердолик. Это была судьба. Обвенчались Марина Цветаева и Сергей Эфрон 27 января 1912 года. Сергей подарил любимой кольцо, на внутренней стороне которого была выгравирована дата свадьбы и имя Марина.

1917-1921 Во время революции н аписано множество лирических, а также гражданских стихотворений, которые войдут впоследствии в книгу « Лебединый Стан » (при жизни М. Цветаевой издана не была). Поэтессе пришлось одной воспитывать двух дочерей и вести домашнее хозяйство, к чему она совсем не была готова. Чтобы спасти девочек от голодной смерти, она решилась на отчаянный шаг: отдала их в приют. Но вскоре они заболели, и Марина забрала старшую домой. Спустя два месяца младшая умерла в приюте. Как писала сама Марина: «Старшую у тьмы выхватывая – Младшей не уберегла». Для Цветаевой такой поворот судьбы стал тяжелым испытанием. Стихи поэтессы сразу потеряли свою звучность, мелодику, от которой так и веяло жизнью

В 1922 году Марина Цветаева, измученная долгой разлукой с мужем, уезжает вместе с дочерью за границу к Сергею, оказавшемуся в рядах белой эмиграции. Чехия – центр русской эмиграции начала 20-х, родина всех, кто без страны. Здесь написаны лучшие её стихи, здесь вся семья была вместе, здесь появился на свет её сын – Георгий (Мур. ) .

Эмиграция встретила Цветаеву как единомышленницу. Но затем все изменилось. Эмигрантские журналы постепенно перестали печатать ее стихи. Вокруг все теснее смыкалась глухая стена одиночества. «Мой читатель остается в России, куда мои стихи: не доходят. » — писала Марина Цветаева. Находясь 17 лет в эмиграции, она постоянно думала о Родине.

В эмиграции Сергей Эфрон в эмиграции начал заниматься прокоммунистической деятельностью. Одним из условий благополучного переезда в Россию было обязательное участие в деятельности НКВД. Тень осуждения пала и на поэтессу. Цветаеву перестали навещать друзья, и постепенно она начала осознавать, к чему может привести поспешное решение мужа. Повзрослевшая Аля разделяла взгляды отца. Один за другим уезжали члены семьи: сначала Аля, а затем и Сергей, привлеченный ее восторженными письмами.

19 июня 1939 года М.И. Цветаева с сыном приехали в Москву. 27 августа. Арестована Ариадна Эфрон. 10 октября. Арестован С. Я. Эфрон. 23 декабря. Марина пишет письмо Л. П. Берии — о муже и дочери, просит разобраться. Ответа не получила. Август 1941: «Мурлыга! Прости меня, но дальше было бы еще хуже… Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе, Але – если увидишь – что любила их до последней минуты и объясни, что попала в тупик». Мур не смог ничего передать: Аля отбывала срок, отец вскоре будет расстрелян, сам Мур Эфрон погибнет на фронте

Ушла из жизни 31августа 1941 года. Могила Марины Цветаевой не будет найдена никогда. Но разве это важно? Важно то, что сказала она сама: Птица-Феникс – я, только в огне пою! Поддержите высокую жизнь мою! Высоко горю – и горю дотла! И да будет вам ночь – светла! г.Елабуга 31 августа 1941г.

По теме: методические разработки, презентации и конспекты

Разработка программы данного курса обусловлена непродолжительным изучением темы «Творчество Марины Цветаевой» (всего 3 часа). Школьная программа не даёт возможности подробно изучить творчество Марины .

Методическая разработка знакомит с основными вехами жизни М.И.Цветаевой и определяет основные черты личности поэтессы. Сопровождается лирическими стихотворениями, отражающими различные периоды жизни и.

11 класс. Уроки литературы. Литературно-музыкальная композиция.

Урок обобщения изученного материала.

на сайте размеще конспект к уроку. Презентацию к нему можно найти на моей странице на proshkola.ru.

Посвящается жизни и творчеству Марины Цветаевой…Цель: привлечь внимание учащихся к поэтической судьбе МариныЦв.

Презентация к уроку литературы в 11 классе «Биография и творчество Марины Цветаевой».

Личности 3/2006

ГОРЬКИЙ ДАР СТИХОВ

Ей был дан дар могучий, непреодолимый, и невыносимо трагический. Невозможно понять, вырос ли этот трагизм из всех несчастий ее жизни, или же наоборот жизнь стала трагедией под влиянием ее – изначально темного – поэтического дара… У Марины Цветаевой было мало счастья, мало спокойствия, и даже стихи, любимые люди и любимые дети не принесли ей успокоения. Она нашла его сама – в Елабуге, в трагическом для всех 1941 году…

О черная гора,
Затмившая весь свет!
Пора – пора – пора
Творцу вернуть билет.
Отказываюсь – быть.

…А между тем детство ее можно было на первый взгляд назвать счастливым. Обеспеченная профессорская семья, любящие родители, елки, театры, выезды на дачу под Тарусу… Но за всем этим тоже скрывалась трагедия.

Юная Марина с детства привыкла жить в состоянии внутреннего одиночества – постоянные переезды не давали ей возможности обзавестись друзьями; свой внутренний мир – богатый, разнообразный, глубоко поэтический – она питала книгами. С раннего детства она увлекалась чтением, с шести лет начала писать стихи, причем не только по-русски, но и по-французски и по-немецки. Ей было всего одиннадцать лет, когда она поняла: ее призвание – литература, поэзия…

С людьми Марина всю жизнь сходилась очень тяжело, была застенчива, закрыта и конфликтна, ее страстность скорее отталкивала тех, кто ей нравился. Ее томила жажда любви, преклонения. С детства Марине стали необходимы культы, страстные влюбленности, во многом заменяющие ей настоящее общение, – все равно в кого: в красавицу-подругу, в персонажа прочитанной книги, в Наполеона…

В 1910 году Марина Цветаева на собственные деньги издает свой первый сборник – «Вечерний альбом». Молодая поэтесса послала томики стихов Валерию Брюсову, Максимилиану Волошину и Андрею Белому. Одним из похваливших был известный поэт Максимилиан Волошин: «Невзрослый» стих Марины Цветаевой, иногда неуверенный в себе и ломающийся, как детский голос, умеет передать оттенки, недоступные стиху более взрослому. Чувствуешь, что этому невзрослому стиху доступно многое, о чем нам, взрослым, мечтать нечего…». Марина вступила с ним в переписку, а уже на следующий год, бросив гимназию, уехала в нему в Коктебель.

С людьми Марина всю жизнь сходилась очень тяжело, была застенчива, закрыта и конфликтна, ее страстность скорее отталкивала тех, кто ей нравился

Именно здесь встретила она того, кому суждено было стать главным в ее жизни. Его звали Сергей Яковлевич Эфрон, и по прихоти судьбы, воспринятой как знак свыше, он родился в один день с Мариной, только годом позже. Они встретились на пустынном берегу. Печально-красивый юноша с проникающим в душу взглядом «сине-зеленых, серо-синих всегда полузакрытых глаз» стал собирать с нею камешки. И Марина загадала: если он найдет и подарит ей сердолик – она выйдет за него замуж… На раскрытой ладони Сережа протянул ей розовый, изнутри светящийся камень.

Они были друг для друга – чудом. Позднее написанные, но вдохновленные тем летом 1911 года Маринины стихи:

…Так, утомленный и спокойный,
Лежите, юная заря,
Но взглянете – и вспыхнут войны,
И горы двинутся в моря,
И новые зажгутся луны,
И лягут яростные львы
По наклоненью вашей юной
Великолепной головы.

Они обвенчались в январе 1912 года. Через месяц Марина выпустила свой второй сборник «Волшебный фонарь» (встреченный в печати куда прохладнее, чем «Вечерний альбом»), а спустя еще несколько дней молодые уехали в свадебное путешествие по Европе. 5 (18) сентября у Эфронов родилась дочь Ариадна. Это был период абсолютного, полного счастья.

Это пик, вершина ее супружеского и женского счастья. Ничего подобного больше не будет НИКОГДА.

В 1913 году, меньше чем через год после открытия Музея, умер профессор Цветаев. Скромнейший человек и вечный труженик, отец всю жизнь, отказывая себе во всем, копил для детей, и скопленное за жизнь распределил с трогательной отцовской заботливостью. Благодаря наследству матери и отца Марина могла вести относительно безбедное существование; но других источников дохода не было. О том, чтобы жить на литературные заработки, как наивно предполагал Сергей Эфрон, не было и речи. Она много выступает на литературных вечерах, участвует в конкурсах и литературных диспутах. Это приносит известность и — новые проблемы.

А между тем детство ее можно было на первый взгляд назвать счастливым. Обеспеченная профессорская семья, любящие родители, елки, театры, выезды на дачу под Тарусу… Но за всем этим тоже скрывалась трагедия

О, безоглядность юности, не позволяющая
обуздать жажду любви, желание нравиться,
Быть нежной, бешеной и шумной,
– Так жаждать жить! –
Очаровательной и умной, –
Прелестной быть!
Нежнее всех, кто есть и были,
Не знать вины…

Поэтесса и сторонница нетрадиционной любви Софья Яковлевна Парнок влюбляется в Цветаеву и прилагает немало усилий, чтобы это чувство стало взаимным. Ей не помешало ни счастливое замужество Марины, ни наличие у той маленькой дочери. Роман был таким страстным, что с ним был вынужден смириться даже Сергей Эфрон: он ведь всегда понимал, что его жена – талантливейшая поэтесса, и ее нельзя мерять общими мерками. «Ее жизнь была клубком прозрений и ошибок» – напишет позднее Илья Эренбург.

Сергей Эфрон был весьма одарен, но далеко не так, как Марина. Во всяком случае, он так и не реализовался, его считали неудачником. А ей было нужно, ей было НЕОБХОДИМО восхищаться предметом своей любви. Марина была слишком гордой, чтобы признаться кому-нибудь – и в первую очередь себе – в своем разочаровании.

Поддержкой и опорой ей были стихи, которые она писала во множестве, хоть так пытаясь избавиться от постоянной тревоги и страха за близких. Душа Марины ищет спасения от тягот окружающей действительности и черпает вдохновение во влюбленностях. Любовью, восхищением, страстью она жила, это была ее среда обитания…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector