Марина цветаева фильмы о ней

Документальные фильмы о судьбе и творчестве семьи Цветаевых
«Марина Цветаева. Роман её души»
назад в каталог фильмов

Режиссер – Татьяна Малова, автор сценария — Наталия Спиридонова,
оператор — Алексей Горбатов, музыка – Максим Созонов,
художественный руководитель — Лев Николаев.
В фильме принимали участие актеры: Галина Тюнина, Наталья Бажанова, Евгений Князев, Кирилл Пирогов

О жизни Марины Цветаевой известно много, сняты фильмы, написаны книги. Но именно сейчас, по истечении отведенного времени, открываются ее «главные сокровенные» документы, письма, записи. Документальный фильм «Марина Цветаева. Роман её души» (2002 г.) знакомит зрителей с уникальным пражским архивом Марины Цветаевой и восстанавливает тот период ее жизни, который, по словам поэта, «был лучшим и в творчестве, и по состоянию души».

В мае 1922 года Цветаева оставляет свой дом в России ради встречи с мужем. От Сергея очень долго не было вестей. И, наконец, весточка: «Сергей Эфрон в Праге». 7-летняя Аля вспоминает их встречу после разлуки: «Сережа подбежал с искаженным от счастья лицом и обнял Марину, медленно раскрывавшую ему навстречу руки. Долго-долго-долго стояли они, намертво обнявшись, и только потом стали вытирать друг другу ладонями щеки, мокрые от слез».

Прага понравилась Марине Цветаевой с первого взгляда: воздух, люди, цветы, чистота, старые-старые камни и совсем другая жизнь. Ей тогда было 29 лет. На какое-то время восторг и счастье отодвинули в далекое прошлое совсем недавние страхи во время перестрелок в Москве, голод, казавшийся вечным, холод и самое страшное – смерть младшей дочери Ирины.

Чешский период Марины Цветаевой потом будут сравнивать с Болдинской осенью Пушкина. Лучшую, ураганную свою лирику она пишет в Чехии.

Именно в Чехии в 1923 году Марина Цветаева встретила свою большую любовь — Константина Родзевича. Это чувство разбудило в ней ее саму, настоящую. За три месяца Марина Цветаева написала 90 стихотворений.

Вершиной творчества Марины Цветаевой в Чехии считается «Поэма Горы» и «Поэма Конца», посвященные К. Родзевичу.

Из письма Марины Цветаевой Родзевичу: «Я ухожу от Вас, любя Вас всей душой… Все это будет Поэмой Конца…».

С 12 декабря 1923 года началась для Марины Цветаевой другая жизнь. В этот день она написала одно из лучших своих стихотворений – «Поэму Конца» — на одном дыхании. В этот день она написала последнюю записку Родзевичу. Последний раз они прошли по ночной Праге. Марина вернулась домой и сделала запись в своем блокноте: «12 декабря 1923 года, среда. Конец моей жизни. Хочу умереть в Праге. Чтобы меня сожгли».

Из письма Пастернака:

«Какие удивительные стихи Вы пишите, Марина. Как больно, что сейчас Вы больше меня. Вы возмутительно большой поэт. «Поэма Конца» – нечто совершенно гениальное, простите за восторженность, верх возможного мастерства».

В фильме использована переписка Марины Цветаевой с Константином Родзевичем, архив которой был закрыт 40 лет по распоряжению Ариадны Эфрон. Съемки проходили в Праге, Горних Мокропсах, Дольних Мокропсах, Новых Дворах, в деревеньке Йиоловиште и во Вшенорах.

В небе, ржавее жести,
Перст столба.
Встал на означенном месте,
Как судьба.

— Без четверти. Исправен?
— Смерть не ждет.
Преувеличенно низок
Шляпы взлет.

В каждой реснице — вызов.
Рот сведен.
Преувеличенно низок
Был поклон.

— Без четверти. Точен?-
Голос лгал.
Сердце упало: что с ним?
Мозг: сигнал!
Небо дурных предвестий:
Ржавь и жесть.
Ждал на обычном месте.
Время: шесть.

Сей поцелуй без звука:
Губ столбняк.
Так — государыням руку,
Мертвым — так.

Мчащийся простолюдин
Локтем — в бок.
Преувеличенно — нуден
Взвыл гудок.

Взвыл, — как собака, взвизгнул,
Длился, злясь.
(Преувеличенность жизни
В смертный час.)

То, что вчера — по пояс,
Вдруг — до звезд.
(Преувеличенно, то есть:
Во весь рост.)

Мысленно: милый, милый.
— Час? Седьмой.
В кинематограф, или? —
Взрыв: Домой!

Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома
—Феодосия Цветаевых
—Коктебельские вечера
—Гостиная Цветаевых
—Марина Цветаева
—Анастасия Цветаева
— «Я жила на Бульварной» (АЦ)
—Дом-музей М. и А. Цветаевых
—Феодосия Марины Цветаевой
—Крым в судьбе М. Цветаевой
—Максимилиан Волошин
—Василий Дембовецкий
— —Константин Богаевский
—Литературная гостиная
—Гостевая книга музея
Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей
—Хронология М. Цветаевой
—Хронология А. Цветаевой
—Биография М. Цветаевой
—Биография А. Цветаевой
—Исследования и публикации
—Воспоминания А. Цветаевой
—Документальные фильмы
—Цветаевские фестивали
—Адрес музея и контакты
—Лента новостей музея
—Открытые фонды музея
—Музейная педагогика
—Ссылки на другие музеи

© 2011-2018 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым «Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник «Киммерия М. А. Волошина»

Новости

На фестивале «Московская премьера» представили фильм о жизни Марины Цветаевой

Марина в «Зеркалах». Сразу два сеанса в один день фестиваль отечественного кино «Московская премьера» отдал фильму о трагической судьбе Марины Цветаевой. О поэте снимают документальные фильмы, в многосерийной картине Михаила Козакова «Очарование зла» роль поэта исполнила Галина Тюнина, но «Зеркала» – это первый игровой художественный фильм о Цветаевой. Правда, режиссер Марина Мигунова настаивает – ее картина это все-таки не просто биография, скорее приношение поэту. Лента была создана при поддержке телеканала «Россия 1». Рассказывают «Новости культуры».

То, что зал будет полным – стало понятно еще до показа. Увидеть на большом экране ту, которую каждый знает еще со школьной скамьи, чьи строки каждый читает по-своему – в Доме кино аншлаги два сеанса подряд. За те несколько минут до начала, Марина Мигунова, конечно, волнуется – этот фильм о поэте вынашивала целых шесть лет, стала первой, кто рискнул знакомую всем и неизвестную даже близким Марину Цветаеву сделать героиней большого кино.

Ее стихов в фильме не много, они звучат неожиданно, часто – читает их не сама Цветаева. Все начнется в Крыму в 1911-ом, продолжится в Праге, Париже и сталинской России — за два часа – 30 лет трагической жизни – сценарий фильма о поэте писала тоже поэт, ученица Юрия Арабова, Анастасия Саркисян.

«Я поняла, что меня в этом материале лично интересует тема человека и судьбы, – рассказывает Анастасия Саркисян. – Цветаева личность такого масштаба, что она действительно могла спорить с судьбой, что она и делала».

Но вот еще первые кадры – безмятежные светлые. Дача Максимилиана Волошина, встреча с тем, про кого сразу сказала: «словно шестикрылый серафим, который является каждому поэту». Когда взяла за руку Сергея Эфрона, то уже навсегда привела его в свою жизнь. Для этой роли актер Роман Полянский похудел на 10 килограммов – чтобы быть похожим на юного Сергея Эфрона, приехавшего в Крым лечить больные легкие.

«Когда у них была первая встреча в Коктебеле, она в него сразу влюбилась и поставила ему сразу планку, и он всю жизнь пытался до нее дотянуться, – говорит актер. – Это ему не удавалось, ему было тяжело в этом, потому что Марина Цветаева жила ураганом».

Фильм разбит на новеллы, каждая посвящена определенному периоду жизни – в эмиграции, и по возвращении. И главная линия – история женщины и мужчины, ее отношения с Сергеем Эфроном, с той самой встречи в Коктебеле и до страшного 41-го года, когда Цветаева получила известие о его смерти.

«И в этом фильме я преклоняюсь перед ней, – признается Марина Мигунова. – Действительно, Арабов мне говорил: “Ты слишком перед ней приседаешь, потому что если бы ты позволила себе более вольную трактовку, у нас был бы более интересный фильм”. Но при этом при всем нет ни одного факта биографии который был бы искажен в этом фильме».

Не просто изложение фактов ее биографии – режиссер признается: это словно приношение поэту, женщине с короткой мальчишеской стрижкой, невероятной судьбой, той, что создала гениальные строки – Марина Цветаева в этих «Зеркалах» отражается

Зеркала

страна слоган — режиссер Марина Мигунова сценарий Юрий Арабов, Анастасия Саркисян продюсер Марина Мигунова, Анна Каминская, Антон Златопольский оператор Сергей Мачильский композитор Алексей Айги художник Дмитрий Онищенко, Леонид Свинцицкий, Екатерина Гмыря монтаж Андрей Осадчий, Марина Мигунова жанр драма, семейный, биография, история зрители премьера (мир) премьера (РФ) цифровой релиз релиз на DVD возраст зрителям, достигшим 16 лет время 130 мин. / 02:10

Фестиваль российского кино «Sputnik»

В главных ролях:

показать всех »

Лето. Крым. Последние годы перед революцией. Молодая Марина Цветаева встречает гимназиста Сергея Эфрона. И только она знает, что эти отношения оба пронесут через всю свою жизнь.

Действие фильма происходит в разных странах и городах — в Москве, Париже, Праге и Коктебеле. На фоне эпохальных событий в мире развивается чувственная история отношений мужчины и женщины. «Зеркала» — это отражения великой Цветаевой в ее возлюбленных — муже и любовниках.

  • В основе сценария – биография Марины Цветаевой.
Если вам понравился этот , не пропустите. развернуть ↓ Если вам понравился этот , не пропустите Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их. все рекомендации к фильм у ( 20 ) скрытые оцененные фильмы ( 5 )
Порекомендуйте фильмы, похожие на « »
по жанру, сюжету, создателям и т.д.
*внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
Отзывы и рецензии зрителей
  • Добавить рецензию.
  • Все:15
  • Положительные:8
  • Отрицательные:3
  • Процент:66.7%
  • Нейтральные:4

«Лучшая победа над временем и тяготеньем — это вычеркнуться из зеркал »

Странно, фильм о любимой Цветаевой, а сказать практически нечего. Развожу руками

Знаете, как Цветаева откликнулась на смерть любимого поэта Рильке? Она, до крайности взволнованная, сказала Марку Слониму, принесшему ей эту весть: «Я его никогда не видела и теперь никогда не увижу». После просмотра фильма Марины Мигуновой хочется произнести те же слова. Я ее никогда не увижу «Зеркала» доказали, что Цветаеву в кино показать невозможно, неосуществимо это. В поэтической рефлексии Марины о смерти Райнера очень нравится мысль: «Есть ты — есть стих: сам и есть ты — Стих!» Мнится мне, Цветаева тоже есть стих, подчас вожделевший бумагу более чем жизнь. И говорить о ней можно лишь стихами. И слезами

Визуализация не то что бы все портит (Исакова — прекрасная актриса, и срывы, и непокой, и полеты во сне и наяву — все может дать), просто стихи, как и музыку, практически нельзя сыграть. Копии выходят именно копиями, пусть и щадящими оригинал. Видимо, поэтому все образы фильма «Зеркала» недоживы и недомертвы, словно тени теней. А от Цветаевой должно захватывать дух, потому что дух ее был всегда захвачен. И мир ее — предельность крутых высот и столь же крутых спусков. Причем падая — она взлетала, а взлетая — падала. В ее лексиконе и характере — бездна гипербол и превосходных степеней (пуще, слаще ). Она — воплощенная жажда «еще всее сказать» — голову сломаешь, как это, и все же она так могла, потому что всё сказать — это для нее слишком мало, лишь «всее» — в самый раз. Цветаевские смыслы идут горлом, словно лавина, землетрясенье и обвал вместе взятые. «С целым морем целой мною!» — автопортрет лихой, как «Нате!» Можно это показать камерой, париком, прилежной стилизацией под эпоху и тонной легковесных аллегорий? Лестница, непослушные часы, зеркало, плаха с топорами, бабочка эта вездесущая, наконец Стоит ли окрыленность иллюстрировать крыльями?

Есть и еще одно обстоятельство, почти непереводимое на язык кино. Цветаева жила не в жизни. Это не просто романтическая отрешенность от реальности: «Нет ни жизни, нет ни смерти, — третье, //Новое». Вечность Только она ей «по плечу и росту». Все вокруг — «люди времени (вечного недохвата его)», а она послана в мир жить и умереть для нашего «породнения» с Вечностью. Про Райнера Марина сказала: «Духовидец? Нет. Ты сам был дух. Духовидцами были мы». Вот и ее образ не должен становится осязаемым, как не могут быть осязаемыми дух и поэзия. Мало у каких режиссеров получалось выразить души, отвязав гирьку плотского начала, сбросив «кожаные ризы» (Тарковский, Бергман, Сокуров, Звягинцев); причем сделать это тонко, не пользуясь бронебойным приемом антитезы, когда резко рассогласованы душа и быт, «кляксы безобразных прозаизмов» (Н. Гумилев), мелкие некрасивые подробности жизни. Изобразить цветаевскую «жизнь духа и в духе» у Мигуновой не получилось, то, как она несла крест поэзии — тоже. В «Зеркалах» есть логика, есть факты, есть доказательства, есть версии (кончины, например), но нет чуда, дара высокого и светлого, как небесное знамение. Судьба Цветаевой испещрена знамениями — кровоточащими стигматами избранности. Стигматы эти в фильме смотрятся уродливо, словно сквозь лупу, доводятся до гротескно однозначной ясности, как бледный конь и красное одеяло.

В игре Исаевой нет стигматов, лишь слышна дрожь приближающейся истерики (не фатума). К тому же ее Марина Цветаева в фильме неуемно торжественна, высокопарна. Впрочем, громкие слова, словно в неумелой трагедии, то и дело срываются с уст и других героев. Все время педалируется затаенная жестокость Цветаевой, хотя точнее, честнее, мудрее было бы отталкиваться от другого — от «искалеченной нежности» (Б. Пастернак), сердечности и доброты.

Когда-то Гумилев иронично заметил, что А. Блок то безумно тоскует о Прекрасной Даме, то безумно хохочет над нею. Вот и с героиней «Зеркал» во время просмотра выходит похожее. Влюбленная в Цветаеву Мигунова, безусловно, не желает этого, потому ее кино — явный пример «нашей, до смертного часа, косолапости в любви», а также доказательство правоты Цветаевой в ее знаменитой «Ошибке»: «Нельзя мечту свою хватать руками, //Нельзя мечту свою держать в руках!» И ловить зеркалом тоже

«Лучшая победа над временем и тяготеньем — это вычеркнуться из зеркал » Марина Цветаева.

Во всех неподписанных кавычках — слова Марины Цветаевой.

«Восемнадцать, девятнадцать, двадцать Через двадцать лет я умру.»

Марина Цветаева — мой любимый поэт Серебряного века, только ее стихи мне практически полностью близки, пускай и не близка она сама и ее жизнь. За пять лет своего увлечения Цветаевой я прочла многие биографии о ней и т. д, наиболее сильное впечатление произвела книга Л. Бояджиевой «Марина Цветаева. Неправильная любовь», которая по своему сюжету, кстати, очень близка к данному фильму, только, конечно, гораздо подробнее и полнее рассказывает о жизни этой великой и гениальной женщины.

Сам же фильм намного короче и показывает лишь некоторые события из жизни Марины и ее семьи, однако в данном случае это хорошо — при просмотре не ощущается никакой затянутости, два часа пролетают незаметно. Только слишком уж быстрый перенос событий на мой взгляд — первые десять минут нам показывают Марину 20-летней девушкой, а затем уже спустя десять лет, потом еще десять, и еще И возникает вопрос: а что же происходило во время этих промежутков? Неужели ничего важного и значимого.

Насчет исторических точностей фильма: большая его часть правдива, но кое-где опять же сквозит откровенная «отсебятина», вроде сцены, когда Эфрон застает голыми свою жену и любовника и никак почти на это не реагирует или когда потом пьет вместе с Родзиевичем и обсуждает Марину. И уж конечно, в действительности никакого сотрудника ЧК в белых ботинках перед своей гибелью Марина не видела, да и Эфрона расстреляли уже после этого, в середине осени, а не летом. А если это подразумевалось как видение женщины, доведенной почти до сумасшествия, то как оно могло выключить плиту?

Однако в остальном фильм прекрасен, он очень сильный и яркий, эмоциональный до предела. И в большей степени обязан этому исполнительнице главной роли Виктории Исаковой, на которой вся картина и держится, остальные герои просто блекнут на ее фоне. Не скажу, что представляю реальную Цветаеву именно такой, но образ передан хорошо. А настоящая Марина есть лишь на страницах своих тетрадей со стихами и прозой, как известно

Из остальных актеров никто особо не впечатлил: Эфрон и Родзиевич получились не слишком удачно: один совершенно безвольный и инфантильный подкаблучник (впрочем, настоящий Сергей и был близок к подобному ничтожеству), другой этакий ловелас, но не более того. Порадовала только исполнительница роли Ариадны в юности, сходство получилось очень хорошим, если сравнить фотографии. А вот Мур вызывал здесь только негодование: да, сын Марины не отличался мягким характером и часто спорил с матерью, однако после ее смерти так и не смог себе простить, что оставил ее в тот день одну и долго винил во всем себя. Здесь же этого не показано, только его циничное желание сжечь весь архив матери, чтобы не обнаружились запрещенные бумаги вдруг.

Но в остальном у меня нет претензий к «Зеркалам», этот фильм подходит всем, интересующимся творчеством и жизнью Марины Цветаевой — после просмотра так и хочется в очередной раз взять в руки томик ее стихов и перечитать их, так как в них — вся ее жизнь и душа.

«Зеркала». Художественный фильм о жизни Марины Цветаевой

Автор рецензии — Павел Николаевич Малофеев

Мода на «серебряный век» давно схлынула. Когда слово взяли серьезные литературоведы, то выяснилось, что подлинных художественных открытий эта эпоха дала не столь уж и много.

Новое, как это часто бывает, оказалось хорошо забытым старым. И лишь одно не подвергнешь сомнению – жизнеописания некоторых деятелей «серебряного века» или их автобиографии читаются не с меньшим, а подчас и с большим интересом, нежели их собственные сочинения.

И на то есть серьезная причина – творцы «серебряного века» активно и весьма серьезно занимались «лепкой» собственного имиджа, своеобразным «жизнестроительством», культивировали тот или иной стиль творческого и жизненного поведения. И редко когда жизнь и поэзия совпадали.

Марина Цветаева – как раз исключение. Без поэзии она немыслима. Поэзии она отдавалась без остатка. Особенно, когда влюблялась в очередной раз. Вплоть до 1941-го года. Ее последним увлечением, кстати, стал Арсений Тарковский. И последнее известное стихотворение тоже обращено к нему…

Фильм о Цветаевой назревал. Ведь сняли же сериалы о Есенине и Маяковском, ленту об Ахматовой «Луна в зените», поставил Никита Михалков вольную вариацию на тему рассказа Бунина «Солнечный удар». Цветаева хоть и оставалась принципиально вне групп наряду с Волошиным и Ходасевичем, но без нее «серебряный век» немыслим. Но для реализации замысла потребовалось пять лет.

Конечно, интересен был выбор актрисы на главную роль. Он пал на Викторию Исакову. Имя, прямо скажем, для актерской тусовки, может быть, и не новое, но для ортодоксального зрителя неожиданное. Если Светлана Крючкова в роли пожилой Ахматовой для фильма «Луна в зените» никаких нареканий не вызывает, то молодая сериальная актриса – и вдруг Цветаева?! Но, думается, все опасения развеиваются уже после первых эпизодов фильма. Попадание, как говорится, в яблочко! Девочка-подросток, угловатый очкарик, потом суховатая, но аффектированная (да еще и дымящая, как паровоз) особа, наконец, сломленная ударами судьбы несчастная женщина. Все эти ипостаси одной личности Исаковой удались блестяще. Можно не сомневаться, что биографию настоящей Цветаевой актриса не только внимательно изучила, но и примерила на себя. Без такого вживания роль просто не могла бы состояться.

Фильм выхватывает лишь узловые моменты биографии Цветаевой: Коктебель и встреча с будущим мужем – Сергеем Эфроном, приезд из советской России в Прагу и воссоединение семьи, роман с К.Родзевичем, эмигрантские будни и рождение сына Мура, отъезд в СССР вслед за мужем и дочерью, страшные предвоенные годы, самоубийство в провинциальной Елабуге. При хронометраже в два часа – это немало.

Но верится и в то, что Цветаеву рано или поздно тоже «удостоят» сериала. Все-таки «галопом по Европам» тоже не дело. Хотя, с другой стороны, хорошо, что обойдены вниманием создателей фильма некоторые щекотливые эпизоды – лесбиянская любовь Цветаевой с Софьей Парнок и отношение к умершей от голода дочери Ирине. Последнего Цветаевой многие не могут простить. Даже самые рьяные поклонники.

Запоминается один потрясающий эпизод, который подтверждают воспоминания современников: Цветаева, читающая стихи, и «разлетающиеся» в разные стороны эмигранты. Тотальное одиночество поэта Божьей милостью. А иначе и быть не может. Только не всякий переживет и найдет «противоядие»…

На форумах уже высказана одна из основных претензий к фильму – два объемных куска на французской «мове» и даже без титров. Действительно, они бы не помешали. Как-никак, язык Дюма и Бальзака нынче невысоко «котируется» и понять его непосвященному человеку затруднительно. Разве что обстановка помогает – в католической церкви и в полицейском участке. В первом случае Цветаева беседует со священником, запутавшись в отношениях с мужчинами, во втором – отстаивает честь мужа и семьи.

К актерскому ансамблю нареканий нет за единственным исключением – ну, какой из Князева Пастернак? Определенное внешнее сходство, конечно, имеется, но велика возрастная разница – Пастернаку было в 1940-м году 50 лет, а актеру идет седьмой десяток. Хотя роль и удалась…

Тяжелый фильм, страшная судьба. И тень НКВД над нею. Кто знает – надуманная или реальная? Не все архивы еще открыты. Но, как однажды выразилась Анна Ахматова, « у каждого поэта своя трагедия. Иначе поэта нет». Она же потом, когда сослали Бродского, не без циничного удовлетворения заметила: «Нашему рыжему делают биографию». Цветаева всё сделала сама. Или так кажется по прошествии времени. Посмотрите «Зеркала»! У нас еще не разучились снимать качественное кино.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: