Мальчики», анализ рассказа Чехова

Один из лучших рассказов молодого Чехова «Мальчики», написанный им 1887 году, впервые был опубликован в «Петербургской газете».

Тематика и проблематика рассказа

Произведение, написанное в жанре рассказа, посвящено большому влиянию книг на поступки детей. Основной темой является желание мальчиков совершить путешествие в далекую страну. Гимназисты-второклассники, начитавшись романов об индейцах, решили убежать в Америку.

Чехов не осуждает грандиозные планы «миниатюрных людей», справедливо полагая, что это – болезнь роста беспокойного мальчишеского возраста. Понимая естественность увлечения детей, он писал в статье, посвященной Н. М. Пржевальскому: «Изнеженный десятилетний мальчик-гимназист мечтает бежать в Америку или Африку совершать подвиги — это шалость, но не простая. Это слабые симптомы той доброкачественной заразы, какая неминуемо распространяется по земле от подвига».

Писатель поднимает в рассказе проблему настоящих семейных ценностей, рассуждая о взаимоотношениях детского и взрослого миров.

Сюжетно-композиционные особенности рассказа

Экспозиция рассказа – представление главных героев (Володи Королева и господина Чечевицына) и их приезд домой. Завязкой служит сцена семейного чаепития, где обращает на себя внимание странное поведение мальчиков. Вечером Чечевицын, красочно описывая предстоящие приключения, уговаривает Володю бежать «куда-то в Америку», чтобы там добывать золото. Кульминация наступает, когда мальчики не являются на обед. Обеспокоенная семья Володи начинает их поиски. Развязка событий наступает спустя сутки, когда мальчиков привозят домой. Их задержали в Гостином Дворе, куда они попали в поисках пороха для пистолета. В отличие от невозмутимого друга Володя сильно раскаивается в своем поступке. В эпилоге, в момент отъезда, Чечевицын написал в Катиной тетрадке: «Монтигомо Ястребиный Коготь».

Художественное пространство рассказа сжато, ограничено рамками дома Королевых. Художественное время длительное (действие происходит несколько дней), конечное (рассказ завершается отъездом Чечевицына), замкнутое в пределах сюжета.

Образы главных героев

Главными действующими лицами рассказа являются одноклассники Володя Королев и господин Чечевицын. В ходе повествования через портретные и речевые характеристики Чехов постоянно противопоставляет этих героев.

В отличие от краткого описания внешности Володи («пухл и бел», «пухлый, как укушенный пчелой»), Чечевицын описан более подробно: «…худ, смугл, покрыт веснушками. Волосы у него были щетинистые, глаза узенькие, губы толстые, вообще был он очень некрасив…». Если Володя – «всегда веселый и разговорчивый», то Чечевицын был «… угрюм, все время молчал и ни разу не улыбнулся…». Писатель в этом противопоставлении показывает различие характеров мальчиков: Володя – добросердечный ребенок, очень привязанный к своей дружной семье, Чечевицын – «герой, решительный, неустрашимый человек», лидер по натуре, стремящийся быть первым. Не зря он называет себя взятым из приключенческого романа именем Монтигомо Ястребиный Коготь. Он стремится добиться своих целей любыми способами: убеждением, уговорами, шантажом.

Речевая характеристика Чечевицына соответствует портретным: он « сурово кашлянул», «сердито спрашивал», «гордо отвечал». Володя же ведет себя не так, как обычно: за некой маской соответствия своему другу он прячет свою привязанность к родителям и мягкую, добрую душу. Поэтому Володя в свой приезд «вовсе не улыбался», «говорил мало», «расплакался». Мальчик не желает причинить боль другим, сомневаясь в своем решении («Мне хочется дома пожить»); ему трудно расстаться с родными, которых он очень любит.

Неудачу своего замысла герои пережили по-разному. Володя был подавлен произошедшими событиями и глубоко раскаивался в них. Чечевицын, не привязанный к семейным ценностям и не обладающий чувством ответственности, напротив, был горд, так и не поняв, что заставил страдать близких людей.

Чехов призывает взрослых бережно и внимательно относиться к своим детям, помогая им разбираться в людях, не слепо поддаваться чужому влиянию, а отстаивать собственную точку зрения.

Please verify you are a human

Access to this page has been denied because we believe you are using automation tools to browse the website.

This may happen as a result of the following:

  • Javascript is disabled or blocked by an extension (ad blockers for example)
  • Your browser does not support cookies

Please make sure that Javascript and cookies are enabled on your browser and that you are not blocking them from loading.

Reference ID: #eef22b50-5a16-11ea-966c-9b942ce5b0dd

Злой мальчик (Чехов)

← Сущая правда Злой мальчик
автор Антон Павлович Чехов (1860—1904)
3000 иностранных слов, вошедших в употребление русского языка →
Дата создания: 1883, опубл.: юмористический журнал «Осколки», 1883, № 30, 23 июля (ценз. разр. 22 июля), стр. 5. Заглавие: Скверный мальчик (Рассказ для маленьких дачников). Подпись: А. Чехонте.. Источник: http://feb-web.ru/feb/chekhov/texts/sp0/sp2/sp2-179-.htm (Приводится по: А. П. Чехов . Сочинения в 18 томах // Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1975. — Т. 2. [Рассказы. Юморески], 1883—1884. — С. 179—181. )

Иван Иваныч Лапкин, молодой человек приятной наружности, и Анна Семеновна Замблицкая, молодая девушка со вздернутым носиком, спустились вниз по крутому берегу и уселись на скамеечке. Скамеечка стояла у самой воды, между густыми кустами молодого ивняка. Чудное местечко! Сели вы тут, и вы скрыты от мира — видят вас одни только рыбы да пауки-плауны, молнией бегающие по воде. Молодые люди были вооружены удочками, сачками, банками с червями и прочими рыболовными принадлежностями. Усевшись, они тотчас же принялись за рыбную ловлю.

— Я рад, что мы наконец одни, — начал Лапкин, оглядываясь. — Я должен сказать вам многое, Анна Семеновна… Очень многое… Когда я увидел вас в первый раз… У вас клюет… Я понял тогда, для чего я живу, понял, где мой кумир, которому я должен посвятить свою честную, трудовую жизнь… Это, должно быть, большая клюет… Увидя вас, я полюбил впервые, полюбил страстно! Подождите дергать… пусть лучше клюнет… Скажите мне, моя дорогая, заклинаю вас, могу ли я рассчитывать — не на взаимность, нет! — этого я не стою, я не смею даже помыслить об этом, — могу ли я рассчитывать на… Тащите!

Анна Семеновна подняла вверх руку с удилищем, рванула и вскрикнула. В воздухе блеснула серебристо-зеленая рыбка.

— Боже мой, окунь! Ай, ах… Скорей! Сорвался!

Окунь сорвался с крючка, запрыгал по травке к родной стихии и… бултых в воду!

В погоне за рыбой Лапкин, вместо рыбы, как-то нечаянно схватил руку Анны Семеновны, нечаянно прижал ее к губам… Та отдернула, но уже было поздно: уста нечаянно слились в поцелуй. Это вышло как-то нечаянно. За поцелуем следовал другой поцелуй, затем клятвы, уверения… Счастливые минуты! Впрочем, в этой земной жизни нет ничего абсолютно счастливого. Счастливое обыкновенно носит отраву в себе самом или же отравляется чем-нибудь извне. Так и на этот раз. Когда молодые люди целовались, вдруг послышался смех. Они взглянули на реку и обомлели: в воде по пояс стоял голый мальчик. Это был Коля, гимназист, брат Анны Семеновны. Он стоял в воде, глядел на молодых людей и ехидно улыбался.

— А-а-а… вы целуетесь? — сказал он. — Хорошо же! Я скажу мамаше.

— Надеюсь, что вы, как честный человек… — забормотал Лапкин, краснея. — Подсматривать подло, а пересказывать низко, гнусно и мерзко… Полагаю, что вы, как честный и благородный человек…

— Дайте рубль, тогда не скажу! — сказал благородный человек. — А то скажу.

Лапкин вынул из кармана рубль и подал его Коле. Тот сжал рубль в мокром кулаке, свистнул и поплыл. И молодые люди на этот раз уже больше не целовались.

На другой день Лапкин привез Коле из города краски и мячик, а сестра подарила ему все свои коробочки из-под пилюль. Потом пришлось подарить и запонки с собачьими мордочками. Злому мальчику, очевидно, всё это очень нравилось, и, чтобы получить еще больше, он стал наблюдать. Куда Лапкин с Анной Семеновной, туда и он. Ни на минуту не оставлял их одних.

— Подлец! — скрежетал зубами Лапкин. — Как мал, и какой уже большой подлец! Что же из него дальше будет?!

Весь июнь Коля не давал житья бедным влюбленным. Он грозил доносом, наблюдал и требовал подарков; и ему всё было мало, и в конце концов он стал поговаривать о карманных часах. И что же? Пришлось пообещать часы.

Как-то раз за обедом, когда подали вафли, он вдруг захохотал, подмигнул одним глазом и спросил у Лапкина:

Лапкин страшно покраснел и зажевал вместо вафли салфетку. Анна Семеновна вскочила из-за стола и убежала в другую комнату.

И в таком положении молодые люди находились до конца августа, до того самого дня, когда, наконец, Лапкин сделал Анне Семеновне предложение. О, какой это был счастливый день! Поговоривши с родителями невесты и получив согласие, Лапкин прежде всего побежал в сад и принялся искать Колю. Найдя его, он чуть не зарыдал от восторга и схватил злого мальчика за ухо. Подбежала Анна Семеновна, тоже искавшая Колю, и схватила за другое ухо. И нужно было видеть, какое наслаждение было написано на лицах у влюбленных, когда Коля плакал и умолял их:

— Миленькие, славненькие, голубчики, не буду! Ай, ай, простите!

И потом оба они сознавались, что за всё время, пока были влюблены друг в друга, они ни разу не испытывали такого счастья, такого захватывающего блаженства, как в те минуты, когда драли злого мальчика за уши.

«Мастерство писателя в речевой структуре рассказа «Хамелеон»»

Мастерство писателя проявилось и в речевой структуре «Хамелеона». Речь автора в рассказе сведена к вступительной и заключительной репликам во время диалога действующих лиц. В сущности, перед читателем разыгрывается миниатюрная пьеса с репликами персонажей и авторскими замечаниями. Именно поэтому рассказ так легко поддается инсценировке, и эту его особенность постоянно используют словесники на уроке. Хотя внешне языковая организация в «Хамелеоне» — диалог, в центре оказывается монологическая речь Очумелова. Остальные персонажи как бы подыгрывают ему, подают нужные реплики, с помощью которых и происходит этот монолог-самораскрытие. Но и реплики, подаваемые Очумелову, настолько выразительны, что дают моментальный языковой фотопортрет. Вспомним, в частности, безымянный выкрик из толпы: «— Он, ваше благородие, цигаркой ей в харю для смеха», дающий убедительный пример такой реплики-портрета.

Речевое мастерство Чехова помогает читателю до конца понять социальную сущность и комизм хамелеонства. Чисто полицейский характер языка Очумелова показан с помощью официальных оборотов из уложений и приказов: «Он узнает у меня, что значит собака и прочий бродячий скот. »; «А собаку истребить надо»; «Пора обратить внимание на подобных господ, не желающих подчиняться постановлениям».

Полицейские канцеляризмы, «жандармская словесность» перемешиваются в речи Очумелова с вульгаризмами, что создает выразительный по своей социальной силе эффект: «Как оштрафуют его, мерзавца! Я ему покажу Кузькину мать»; «Ты ведь вон какой здоровила. Знаю вас, чертей!» (о Хрюкине); «Это черт знает что. Ни шерсти, ни вида. подлость одна только»; «. ежели каждый свинья будет ей в нос сигаркой тыкать. А ты, болван, опусти руку! Нечего свой дурацкий палец выставлять».

Социальная характеристика полицейского надзирателя отражена в его обращении к зависимым и подчиненным. С ними Очу-мелов не говорит, а приказывает: «Елдырин, узнай- чья это собака, и составляй протокол»; «Ты, Хрюкин, пострадал и дела этого так не оставляй»; «Не рассуждать!»; «Нужно проучить».

С этой же стороной характера Очумелова связано и настоятельное подчеркивание им своей значимости, выраженное в постоянном употреблении личного местоимения в первом лице. Эффект от частого его употребления усиливается выносом его на первое место в предложении: «Я этого так не оставлю»; «Я покажу вам, как собак распускать»; «Скажи, что я нашел»; «Я еще доберусь до тебя!».

Наглость и самомнение соседствуют с подобострастностью и заискиванием, и это сочетание составляет основной речевой фон для хамелеонских превращений Очумелова.

Так выглядит Очумелов как общественное явление в его выразительной речевой характеристике, в которой с блеском проявилось мастерство Чехова-стилиста.

«Хамелеон», бесспорно, одна из вершин в сатирическом цикле рассказов Чехова. Это произведение отличается и совершенством художественного мастерства, и значительностью социально-обличительной направленности. Идейная глубина этого рассказа станет еще более понятной, если мы соотнесем его с другими рассказами, в основу которых положены те же жизненные наблюдения писателя.

В чеховском творчестве этого периода возникает целый ряд рассказов-превращений, содержательно и сюжетно родственных «Хамелеону». На основе социального превращения человека в служебный чин, в сословную маску построен рассказ «Толстый и тонкий». Момент превращения показан здесь с особой комической выразительностью. Узнав, что друг детства стал тайным советником, генералом, «тонкий вдруг побледнел, окаменел, но скоро лицо его искривилось во все стороны широчайшей улыбкой; казалось, что от лица и глаз его посыпались искры». Это превращение необратимо, и ничто уже не способно вернуть «тонкого» чиновника в прежний человеческий облик. Но здесь за маской, как бы предвещающей превращения «Хамелеона», скрывается хоть и жалкий, но человек.

Превращение происходит и с чиновником Червяковым, случайно чихнувшим в театре на сидящего впереди генерала и умершим с горя. Здесь комизм превращения связан с незначительностью его причины и неожиданно трагикомическим финалом. Само же превращение от простого, так сказать, «нормального человеческого. чихнул, как видите» до «пришел и. помер» растянулось на весь рассказ.

Разительная перемена происходит и с буржуазными интеллигентами — «хозяевами города» в рассказе «Маска». В тихую библиотеку, где они читали и «мыслили», врывается пьяный в маске. Все возмущены, требуют призвать к порядку развязного господина, выставить его. Но в обществе, построенном на первенстве денежного мешка, маска оказывается сильнее. В пьяном шутнике узнают местного миллионера. Либеральные интеллигенты виновато удаляются из читальни, готовы просить прощения у подгулявшего «благодетеля». Заметим, что маску здесь срывает миллионер,— и это служит сигналом для традиционного превращения вполне «просвещенных господ».

Длинна галерея таких социально-нравственных превращений в творчестве Чехова. Писатель во всех кругах общества находил и изобличал таких людей. Но даже в этом ряду Очумелов занимает особо заметное положение. В облике полицейского надзирателя хамелеонство дано писателем в наиболее обобщенном и художественно завершенном виде.

Кроме названных выше произведений, можно рекомендовать для домашнего чтения рассказы «Злой мальчик», «Налим», «Хирургия». После беседы о прочитанном Читатель задает учащимся обобщающие вопросы: «Над чем вы смеетесь, читая рассказы Чехова? Кого и как показывает писатель в своих комических произведениях? Какие из прочитанных вами рассказов можно назвать юмористическими, а какие —сатирическими? В чем смысл неожиданных превращений героев этих рассказов? Кто из героев прочитанных рассказов Чехова напоминает вам Очумелова? В чем их близость? Для чего Чехов написал свои юмористические произведения?» Завершая эту беседу, Читатель напомнит детям, что смех помогает нам и сегодня бороться с пошлостью, глупостью, несправедливостью.

Изучение рассказа А. П. Чехова завершает работу над первым разделом программы VII класса — «Из литературы XIX века». Учителю необходимо подвести итоги занятий по литературе, рассказывающей о прошлом нашего народа. Это заключительное занятие можно построить по-разному. Однако при любой организации урока Читатель использует сравнительную хронологическую таблицу, вопросы и задания, помещенные в конце первого раздела учебной хрестоматии.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector