Мал золотник

Маленькая, подвижная, энергичная, очень красивая, с изящной тренированной фигуркой, она преуспевала во многих цирковых жанрах.

Все в нее влюблялись. А она влюблялась только в жанры, и в поведении была очень строгой. Но удержать ее, как партнершу, было очень трудно. Она порхала с одного жанра на другой, оставляя за собой маленькие трагедии и надтреснутые сердца.
Ее метания и поиски закончились совершенно неожиданно и навсегда, когда она влюбилась одновременно и в жанр и в партнера. На удивление всем, она стала партнершей и женой недавнего выпускника ТЦИ Валентина_Файертака. Они создали номер и соединили свои судьбы на всю жизнь. Став партнершей Валентина и выйдя за него замуж, Ирочка тем самым опровергла известное всем утверждение: «в одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань». Уж очень они были противоположны по характеру. Валентин был прекрасным разносторонним акробатом. В жизни же он был медлителен и немногословен. А Ирочка, и в жизни и в работе была одинаковой. Говорила она так же быстро, как и двигалась, и ее речь напоминала ускоренную запись на магнитофонной пленке. Но, несмотря на невероятную «пулеметность» ее речи, все, что она говорила легко улавливалось и было понятно.
Номер, созданный Ириной и Валентином назывался «Акробаты с бочками». Номер был сложный, трудный по исполнению. Основные трюки заключались в следующем: «нижний» с партнершей, сидящей или стоящей у него на плечах, перепрыгивал из бочки в бочку. Бочки эти стояли на столах, поставленных друг на друга. Таким образом, получалась своеобразная высокая пирамида. Построение этой пирамиды видоизменялось в нескольких вариантах. Номер был построен на сюжетной основе. Зрители видели сценку, где были ярко выражены взаимоотношения между партнершей и партнером.
Однажды, стоя в боковом проходе рядом с пожарным, мы смотрели на выступление Ирины и Валентина. Когда в первой части номера Файертак приступил к своим немыслимым прыжкам, мы услышали как пожарный восхищенно произнес: «Вот здорово». И добавил: «Пошел, черт, по бочкам!»
Номер пользовался большим успехом. Ирочка поняла, что здесь ее место. Уж отсюда-то переманить ее никому не удалось, хотя и были очень заманчивые предложения. Сам Григорий Ярон приглашал ее в московскую оперетту. Звали ее также и в Ростовскую оперетту. Режиссер Московского ТЮЗа приглашал ее на амплуа травести. Он сказал: «Цирк — это прекрасно. Я понимаю ваше увлечение, но это так недолговечно. А у нас это на всю жизнь».
Но Ирина Вавилова и в цирке оказалась очень долговечной. Проработав до 1954 года с номером «Акробаты с бочками», Ирина и Валентин создали новый игровой эксцентрический номер, где были трюки акробатики, эквилибра и воздушной гимнастики. Номер назывался «Эксцентрики с часами». Смешной, неуклюжий часовщик пытался починить огромные часы, принадлежавшие веселой, озорной хозяйке. Часы были подвешены на троссах, на высоте четырех с половиной метров. Огромный маятник, раскачивающийся с большой амплитудой и сами часы служили аппаратурой, на которой артисты исполняли различные трюки. И этот номер так же был насыщен яркими игровыми моментами, где Ирина, как всегда, была блистательной исполнительницей.
В 1939 году, в дни празднования 20-летия советского цирка, Ирина Вавилова была награждена орденом Знак почета. В 1967 г., оставив арену, замечательная артистка стала замечательным педагогом. Огромный творческий вклад внесла она в работу по организации и становлению Татарского циркового коллектива.
Ирина Владимировна Вавилова — Заслуженная артистка Татарской АССР.

МНОГОГРАННОСТЬ

Володя был из числа студентов-москвичей. В нем сочетались большая, не по возрасту, серьезность и отличное чувство юмора, разносторонняя эрудиция и невероятная простота и готовность к общению с разными людьми.
Он был очень хорошим жонглером, но интересовался и другими жанрами. Не занимаясь этими жанрами непосредственно, он многим однокурсникам давал неожиданные и интересные предложения. Этим Володя помогал товарищам усложнять и совершенствовать номера, над которыми они работали: эквилибр, музыкальная эксцентрика, фокусы. Он прилично владел немецким языком и немного французским и английским. Читал нам вслух и тут же переводил иностранную литературу о цирке.
Владимир Николаев участвовал в конкурсах на лучший сценарий номера, организуемых Главным Управлением цирков и получал премии на этих конкурсах.
Он великолепно рисовал. Не чужда ему была и поэзия. В дальнейшем, когда он создал номер «Художник-моменталист», он сам сочинял стихотворные сатирические тексты к своим карикатурам.
Однажды газета «Вечерняя Москва» организовала конкурс на лучшее стихотворение о спорте. Николаев на этом конкурсе получил первую премию. Его стихотворение было напечатано в газете.
Прошли десятилетия. Почти все сверстники Николаева были уже на пенсии. Он же еще много лет продолжал интенсивно работать. Номер его «Художник-моменталист» был уникален по технике, остроумно построен и высоко сатиричен. Владимир Николаев в 1976 году получил приглашение из болгарского города Габрово принять участие в национальном фестивале сатиры и юмора.
Он побывал в ГДР, где выступал со своими сатирическими зарисовками, читая тексты на немецком языке.
С большим успехом проходили его выступления в Польше, Болгарии, Венгрии и Швеции.
Николаев — автор и создатель нескольких мультфильмов.

В Москве, в кинотеатре «Баррикады» он долго руководил юношеской студией мультфильмов.
Детский Музыкальный театр под руководством Наталии Сац, заказал Николаеву мультфильм, который был им отлично выполнен и сейчас является необходимым компонентом спектакля «Негритенок и обезьяна».

Педагогический состав нашего Техникума был таким же пестрым, как и состав учащихся. Физику, химию, английский язык, литературу и другие общеобразовательные предметы преподавали дипломированные педагоги. Что же касается специализации (акробатика, воздушная гимнастика, клоунада, жонглирование, конные номера, эквилибристика, велофигурная езда), то здесь состав педагогов был очень разнообразен. Наряду с такими высокообразованными представителями культуры, как Г.Д.Кара-Дмитриев, И.М.Тенин, В.М.Аристов, преподававшими мастерство актера, нашими педагогами были люди, многие из которых не имели никакого образования. Но это были мастера цирка — П.Брыкин (клоун и прыгун), М.Д.Ольтенс (замечательный турнист), Н.Фабри (универсальный артист). Они обучали нас акробатике и гимнастике, работали с нами над клоунскими репризами.
Мария Степановна Воронько, окончившая балетное училище при Большом театре Союза СССР была нашим педагогом-хореографом. Как много дала Мария Степановна будущим акробатам, наездникам, жонглерам, канатоходцам!
Молодая, красивая, изящная. Всегда элегантная, со вкусом одетая. Требовательная и строгая. С ее уроков мы уходили буквально взмыленными. Мария Степановна была для нас образцом, особенно для девочек, которые старались во всем подражать ей.
Ее преподавание принесло ощутимые результаты. Артисты, окончившие Цирковой Техникум, в большинстве своем выгодно отличались от артистов, получивших подготовку в своей семье, умением держаться на манеже. У них была хорошая осанка, они красиво двигались, элегантно преподносили трюки. Всему этому их обучила Мария Степановна.
Деятельность Марии Степановны Воронько не ограничивалась преподаванием в нашем Техникуме. У нее было множество учеников, будущих мастеров искусства.
В мае 1974 года Мария Степановна отмечала свое семидесятипятилетие. Гостями были ее ученики — артисты эстрада, кино и цирка, артисты МХАТа, артисты театра «Современник» и других театров. Желающих поздравить Марию Степановну было очень много. Пять раз собирались на квартире у любимого педагога бывшие ученики. Каждый раз присутствовало не менее 25-30 человек. И, все-таки, далеко не всем ученикам удалось обнять дорогую юбиляршу. Вся квартира была уставлена корзинами с цветами. Из многих городов раздавались телефонные звонки и поступали поздравительные телеграммы.

Марина Цветаева: ее стихи о порочной любви привлекли Эльдара Рязанова

К 120-летию поэтессы «Вокруг ТВ» вспоминает картины, в которых прозвучали ее произведения.

8 октября исполняется 120 лет со дня рожденияМарины Цветаевой. Вероятно, это один из самых популярных в наше время поэтов, по крайней мере, стихи Цветаевой постоянно звучат в современных фильмах. Мы решили вспомнить самые известные из них.

«О бедном гусаре замолвите слово»

Рассказывая о стихах Цветаевой, звучащих в кино, нельзя не вспомнить о фильме «О бедном гусаре замолвите слово», где исполняется один из самых известных романсов «Серые шинели» («Романс Настеньки»). В его основу легло стихотворение «Генералам двенадцатого года», которое юная Марина Цветаева в 1913 году посвятила мужу Сергею Эфрону, белому офицеру, в котором видела продолжение тех самых бравых генералов Отечественной войны. Хотя литературоведы считают, что посвящение условно, а на самом деле все стихотворение написано о том самом Тучкове-четвертом (Александр Тучков был четвертым, младшим братом в семье, за что и получил свое прозвище) – герое войны, чью гравюру хранила Цветаева. На это указывает, например, тот факт, что в черновиках «вы» написано с большой буквы.

В 1982 году на экраны вышел фильм Эдуарда Хагагортяна «Государственная граница. Восточный рубеж», в котором звучит песня «Марш офицеров» на музыку Валерия Челнокова. В основу песни легло стихотворение Марины Цветаевой «Дон», написанное в 1918 году. Здесь звучит романс «Горечь! Горечь! Вечный привкус», написанный Мариной Ивановной в 1917 году – в самое непростое для России время. Эта песня больше всего известна в исполнении Эдиты Пьехи, хотя композицию исполняли и другие певцы, например, ВИА «Веселые ребята».

Одна из самых известных песен на стихи Цветаевой звучит в фильме Эльдара Рязанова «Жестокий романс», который вышел в 1984 году. Всем хорошо знаком романс на музыку Андрея Петрова «Под лаской плюшевого пледа» в исполнении Валентины Пономаревой. Интересно, что в основу романса легло стихотворение из цикла «Подруга», который Цветаева посвятила своей любовнице Софье Парнок. Эти порочные отношения породили множество красивейших стихов о любви, звучавших в советских фильмах. Кстати, сама Парнок тоже была поэтессой. Биографы Цветаевой говорят, что в Софье ее поразило сочетание женственности и ребячества, наивности и греховности. Эти отношения настолько захватили Цветаеву, что она, будучи на тот момент женой и матерью, начала ощущать себя мужчиной и даже стихи писала от лица пылко влюбленного юноши. «Под лаской плюшевого пледа» — как раз одно из них.

Некоторые приписывают Цветаевой и текст романса «Любовь – волшебная страна», который звучит в этом же фильме, но на самом деле это знаменитое стихотворение написал сам Рязанов.

Эльдар Рязанов по-особому относится к творчеству Цветаевой, а ее стихи звучат во многих его фильмах. Не обошлась без цветаевской поэзии и знаменитая «Ирония судьбы». В картине песню «Мне нравится, что вы больны не мной» исполняетАлла Пугачева, а само стихотворение было написано в 1915 году и посвящено Маврикию Александровичу Минцу – будущему мужу сестры Цветаевой Александры, причем, этот факт долго оставался тайной, и открыла ее сама Александра. Маврикий Александрович оказывал Марине Ивановне знаки внимания, приклонялся перед ее талантом, а она принимала это за симпатию, хотя на тот момент он уже был обручен с Александрой. Сестра поэтессы уверена: Цветаева без труда могла бы завоевать сердце Минца и отменить помолвку, но не стала делать этого из-за благородства и молча переживала свое чувство.

Марина Цветаева с сестрой

В фильме также звучит песня «Благославляю вас» в исполнении Пугачевой. Стихотворение, которое легло в ее основу, было написано Цветаевой для Софьи Парнок после их расставания. Кстати, биографы до сих пор гадают, что послужило причиной к разрыву отношений, которые длились три года: мнение общества обеих женщин не волновало, они жили вместе и не скрывали отношений, в их романе было много страсти, истерик и стихов, но обе, измотав друг друга, устали и разошлись. Цветаева вернулась к мужу, но, по мнению биографов, на протяжение всей жизни выбирала для себя потом слабых любовников, чтобы чувствовать себя мужчиной рядом с ними.

«Долгое прощание»

Звучат стихи Цветаевой и в фильме Сергея Урсуляка «Долгое прощание». Песню «Моя маленькая» исполняет актриса Полина Агуреева, а написана она на стихотворение «Ландыш, ландыш белоснежный». Эти стихи Цветаева посвятила актрисе Софье Голлидэй, она была влюблена в нее после разрыва с другой Соней – Парнок. Отношения с Голлидэй были нежными, дружескими, совсем не такими, как с Парнок. Интересно, что, вступив в интимную связь друг с другом, женщины параллельно влюблялись в мужчин, причем порой в одних и тех же. Любовь к мужчинам оказалась сильнее, и Сонечка разорвала отношения с Цветаевой.

Марина Ивановна об этом рассуждала так: «Сонечка от меня ушла— в свою женскую судьбу. Ее неприход ко мне был только ее послушанием своему женскому назначению: любить мужчину — в конце концов все равно какого — и любить его одного до смерти.
Ни в одну из заповедей — я, моя к ней любовь, ее ко мне любовь, наша с ней любовь— не входила. О нас с ней в церкви не пели и в Евангелии не писали».

Что же касается стихотворения «Ландыш, ландыш белоснежный», то, услышав его впервые, Сонечка попросила высечь эти слова на своем могильном камне. Она умерла молодой, но эта просьба выполнена так и не была.

Конечно, это далеко не все фильмы, в которых звучат стихи Цветаевой. Многих, наверное, удивит, что самые красивые романсы о любви, которые мы знаем с детства и которые звучали в советских картинах, были посвящены Цветаевой женщинам и рассказывают о запретной, греховной любви. Но поэзия, как известно, очищает и превозносит даже греховные чувства, и поэтому уже неважно, когда и зачем были написаны эти стихи. Важно, что они продолжают жить и стали украшением замечательных фильмов.

Кажется я поняла почему Ахматова так пренебрежительно относилась к Цветаевой

Как известно, Марина Цветаева относилась к А. Ахматовой с восторгом и подчеркнутым уважением. Последняя же высказывала свое пренебрежение и относилась к Цветаевой так себе.
Мне кажется это потому, что Ахматова хотела в единственном числе блистать на горизонте русской поэзии и конкуренток не терпела. А Цветаева, наоборот, понимала, что в мире поэзии найдется место всем, поэтому она и высказывала свои искренние чувства без всякой негативной тайной женской подоплеки.
А вам как кажется?

Автор, такие вопросы не для этого форума)))) Ахматова еще плохо относилась к Наталье Гончаровой, как и Цветаева, насколько мне известно.

Ахматову за одно нецензурное слово считали чуть ли . По-моему так было.

Для версии Форума Woman.ru на компьютерах появились новые возможности и оформление.
Расскажите, какие впечатления от изменений?

Только об этом голова и болит.

Цветаева вообще была бисексуальна и даже имела романы и с мужчинами, и с женщинами. И есть все подозрения, что в Ахматову она была влюблена. Но та-то понимала, что ей это все задаром не нужно, и натуралка была, и мало того, что Ахматовой не нравилась поэзия Цветаевой, так еще и видела, что у той характер не подарок.

Автор, такие вопросы не для этого форума)))) Ахматова еще плохо относилась к Наталье Гончаровой, как и Цветаева, насколько мне известно.

это совершенно другое дело, это женская ревность к мужику (пусть и мертвому))

Только об этом голова и болит.

А к кому Ахматова не относилась пренебрежительно? Даже к собственному сыну. А у Цветаевой характер такой — перед всеми униженной быть, в глаза заглядывать. Это видно и по ее отношениям с Эфроном, да и вообще, даже уход ее — проявление крайней слабости. И в стихах:
Ни с кем кивком не обменяйся смело,
В себе тоску о прошлом усыпи.
Будь той ему, кем быть я не посмела:
Его мечты боязнью не сгуби!
Будь той ему, кем быть я не сумела:
Люби без мер и до конца люби!

ну. была ли Ахматова натуралкой? тоже вопрос.

Цветаева вела достаточно маргинальный образ жизни , детей своих вообще зачморила. Сейчас бы в нашем мире она считалась бы простой неблагополучной дамой, пьющей, которую лишили родительских прав (почитайте как она со своей младшей дочерью обращалась) . Может еще из за этого к ней так относились.

Только об этом голова и болит.

Все же лучше, чем 98% тем этого форума.

мну.. Цветаевой для творчества нужно было любить и быть любимой, для меня это восторженная поэтесса(с безумно сложной судьбой), она в принципе любила весь мир и всех людей. а Ахматова-мрачноватый поэт(эпоха,кстати,распологала), ей не нужно было состояние влюбленности в мир для того, чтобы творить. в этом и разница

Все же лучше, чем 98% тем этого форума.

Имхо,но поэзия Цветаевой глубже,чем Ахматовой.Исключение — «Реквием’.

Автор, Вы — умничка. Хоть один интересный тред на фоне «что делать с водолеем».

Мне в общем пофиг как Цветаева и Ахматова ладили. Другое дело как они прожили свои жизни и как жизнь закончили. Цветаева покончила сомоубийством, Ахматова дожила до глубокой старости.
Не люблю дезертиров, а самоубийство (в данном случае) — это дезертирство.

а мне кажется, что если Ахматова была поэтом «от первой до последней строчки», то Цветаева не могла удержаться на одном уровне, особенно что касается прозы — не дотягивала. Да и по жизни Цветаева была непростительно слабой.

Ахматова «пользовалась » людьми, Цветаева — выживала в одиночку.

Что касается цветаевской прозы, той же ,к примеру,»Башни в плюще»,да она сложная, в нее нужно «втянуться». Потом — не оторваться) Впрочем,это опять-таки сугубо личное мнение и восприятие.

Только об этом голова и болит.

Ну пишите то, о чем болит. Я всего лишь подняла распространенную на этом форуме тему бабского негатива, но на примере поэтесс. Почему-то когда пишут как Маня ненавидит Таню, то все на ура воспринимают, а когда те же черты показаны на всем известных женщинах, им опять все не так.

Ахматова «пользовалась » людьми, Цветаева — выживала в одиночку.

Да, точно. Я сегодня о них много почитала и многое открылось еще дополнительно. Ахматова изо всех сил подготавливала почву, чтобы остаться в веках и делала это очень хитро. Если почитать не слащавые воспоминания современников, где ей славословят, а реальные, то там на нее много обид. И да, людей она в открытую использовала по полной.

Мне в общем пофиг как Цветаева и Ахматова ладили. Другое дело как они прожили свои жизни и как жизнь закончили. Цветаева покончила сомоубийством, Ахматова дожила до глубокой старости.
Не люблю дезертиров, а самоубийство (в данном случае) — это дезертирство.

Странно, что вам пофиг как они ладили. Именно это характеризует их как людей.

Я честно признаюсь, что не «в теме». Но поэзия Цветаевой мне всегда более нравилась, чем Ахматовой.

Цветаева вела достаточно маргинальный образ жизни , детей своих вообще зачморила. Сейчас бы в нашем мире она считалась бы простой неблагополучной дамой, пьющей, которую лишили родительских прав (почитайте как она со своей младшей дочерью обращалась) . Может еще из за этого к ней так относились.

Да, с точки нынешнего времени, нападок было бы много. Но это еще раз подчеркивает то, что творческому человеку, да еще в нищете очень трудно вытянуть детей. Возможно ее бы гнобили за неблагополучие, но Ахматова по нынешним временам с ее зашкаливающей манией величия и профурсетсткими ходами, была бы просто пригламуренной Машей Арбатовой

а мне кажется, что если Ахматова была поэтом «от первой до последней строчки», то Цветаева не могла удержаться на одном уровне, особенно что касается прозы — не дотягивала. Да и по жизни Цветаева была непростительно слабой.

Не каждый выживет, оказавшись на ее месте.
И слово «непростительно» имеет право применять только современник.

Мне в общем пофиг как Цветаева и Ахматова ладили. Другое дело как они прожили свои жизни и как жизнь закончили. Цветаева покончила сомоубийством, Ахматова дожила до глубокой старости.
Не люблю дезертиров, а самоубийство (в данном случае) — это дезертирство.

Не судите да не судимы будете.
Мне всегда не понятно как можно так осуждать человека, не зная, что он чувствовал, чем жил? Сидя на офисном стуле за чашкой и печенькой?

А к кому Ахматова не относилась пренебрежительно? Даже к собственному сыну. А у Цветаевой характер такой — перед всеми униженной быть, в глаза заглядывать. Это видно и по ее отношениям с Эфроном, да и вообще, даже уход ее — проявление крайней слабости. И в стихах:
Ни с кем кивком не обменяйся смело,
В себе тоску о прошлом усыпи.
Будь той ему, кем быть я не посмела:
Его мечты боязнью не сгуби!
Будь той ему, кем быть я не сумела:
Люби без мер и до конца люби!

Да, сынок Ахматову ненавидел. Про МаринВанну тоже все верно сказали.

Автор, Вы — умничка. Хоть один интересный тред на фоне «что делать с водолеем».

Хахаха)) Спасибо. Я просто подумала, что как в те времена тема женского отношения по отношению друг к другу была не ахти, так и сейчас)

Я еще в детстве думала — что за странная фамилия Цветаева? Называйте вещи своими именами. У нее другая фамилия.

Я еще в детстве думала — что за странная фамилия Цветаева? Называйте вещи своими именами. У нее другая фамилия.

И какая была фамилия у Цветаевой, если ее отца звали Иван Цветаев? Вот у Ахматовой настоящая фамилия — Горенко, это да

Я еще в детстве думала — что за странная фамилия Цветаева? Называйте вещи своими именами. У нее другая фамилия.

Цветаева поэт. Ахматова поэтесса. Цветаева не совсем нормальная. Ахматова приспособленка. Как приспособленцы и семейка баталовых-ардовых, все сплошь бездельники и вонь на власть, которая им дала все.

Имхо,но поэзия Цветаевой глубже,чем Ахматовой.Исключение — «Реквием’.

Я сказала бы: больнее.
У Ахматовой тоже глубокая страдающая душа, но сокрытая, потаенная, у Цветаевой же душа — открытая кровоточащая рана. Обе несчастливы в судьбе, но счастливы в таланте.

Не каждый выживет, оказавшись на ее месте.
И слово «непростительно» имеет право применять только современник.

Да, не каждый. Но вопрос, имеет ли право человек распорядиться так своей жизнью, очень неоднозначен. Учитывая, что это мать, умирающая чуть ли не на глазах сына и оставляя его на милость других людей. Мы же тут все — не острова. ..

Гость-СкептикНе каждый выживет, оказавшись на ее месте.

И слово «непростительно» имеет право применять только современник.
Да, не каждый. Но вопрос, имеет ли право человек распорядиться так своей жизнью, очень неоднозначен. Учитывая, что это мать, умирающая чуть ли не на глазах сына и оставляя его на милость других людей. Мы же тут все — не острова. ..

Похоже, с ее точки зрения, сыну было бы лучше без нее, чем с ней. Себя помехой сочла.

Цветаева восхищалась поэзией Ахматовой в юности, в более зрелом возрасте ее мнение поменялось на противоположное. Об этом нам говорили еще в школе на уроке литературы.

Нас задалбывает соседка, как ее отвадить?

Парень и его бывшая.

Хочу открыть свой магазин одежды

Муж не любит звонить и писать

Счастлива в браке и вишу на баду.

Я еще в детстве думала — что за странная фамилия Цветаева? Называйте вещи своими именами. У нее другая фамилия.

Это вообще то фамилия ее отца — Ивана Владимировича. Или вам покое девичья фамилия матери покоя не дает? Ну да, Мейн фамилия матери Марины Цветаевой, однако у нас, в России, фамилия и родство идет по отцу.

Почитайте дневники сына Цветаевой, бедный ребенок, сколько на его долю выпало испытаний, но такой умненький мальчик, если бы не погиб, наверняка стал бы хорошим писателем, читаешь его дневники и не веришь, что это писал 15-летний подросток..как-то у меня изменилось мнение о Цветаевой, как о человеке, в худшую сторону, после прочтения его дневников..впрочем, обе они ( и Цветаева, и Ахматова) жили в такое страшное время, что осуждать их мы, которые ничего этого не знали, не имеем права..

Пользователь сайта Woman.ru понимает и принимает, что он несет полную ответственность за все материалы, частично или полностью опубликованные с помощью сервиса Woman.ru. Пользователь сайта Woman.ru гарантирует, что размещение представленных им материалов не нарушает права третьих лиц (включая, но не ограничиваясь авторскими правами), не наносит ущерба их чести и достоинству.

Пользователь сайта Woman.ru, отправляя материалы, тем самым заинтересован в их публикации на сайте и выражает свое согласие на их дальнейшее использование владельцами сайта Woman.ru. Все материалы сайта Woman.ru, независимо от формы и даты размещения на сайте, могут быть использованы только с согласия владельцев сайта.

Использование и перепечатка печатных материалов сайта woman.ru возможно только с активной ссылкой на ресурс. Использование фотоматериалов разрешено только с письменного согласия администрации сайта.

Размещение объектов интеллектуальной собственности (фото, видео, литературные произведения, товарные знаки и т.д.) на сайте woman.ru разрешено только лицам, имеющим все необходимые права для такого размещения.

Copyright (с) 2016-2020 ООО «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Сетевое издание «WOMAN.RU» (Женщина.РУ)

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-65950, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 10 июня 2016 года. 16+

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Главный редактор: Воронова Ю. В.

Контактные данные редакции для государственных органов (в том числе, для Роскомнадзора):

М. Цветаева

СодержаниеВведение 1. Мотив «отдачи» в раннем творчестве М.Цветаевой 2. Мотивы творчества в послереволюционный период 2.1. Тема поэта и поэзии: «Я и в предсмертной икоте останусь поэтом» 2.2. Революция и белая гвардия: «Лебединый стан» 2.3. «Поэма Горы» и «Поэма Конца» 3. «Здесь я не нужна. Там я невозможна» Заключение Список литературы Введение Марина Цветаева родилась 8 октября 1892 года в Москве, в семье профессора. Детство провела в Москве, в Тарусе (между Серпуховом и Калугой), в швейцарских и немецких пансионах; в Ялте: мать болела туберкулезом, и все переезды были связаны с ее лечением. Училась музыке: мать хотела видеть ее пианисткой. По-видимому, лет в девять-десять уже сочиняла стихи — к неудовольствию матери. Детей было четверо: от первого брака И. В. Цветаева — дочь и сын, и от второго — Марина и ее младшая сестра — Анастасия. Когда сестрам было четырнадцать и двенадцать лет, мать умерла от чахотки. Марина Ивановна Цветаева (26.IX/8.X.1892, Москва — 31.VIII.1941, Елабуга) заявила о себе в литературе в 1910 г., когда, еще будучи гимназисткой, издала на собственные средства небольшим тиражом книжку стихов «Вечерний альбом». А. Блок считал 1910 г., год смерти В. Комиссаржевской и Л. Толстого, знаменательным для русской литературы. Действительно, в последующий период в ее среде стали заметны новые явления: кризис и попытки его преодоления в движении символистов, антисимволистские эскапады жаждавших самоопределения акмеистов, впервые дали о себе знать забияки-футуристы; часто вздорные, но, тем не менее, претенциозные попытки занять место под литературным солнцем имажинистов, футуристов, биокосмистов и просто ничевоков. Борьбой этих групп и группочек отмечено литературное десятилетие России после 1910 г. Тем примечательнее, что строгая девушка в очках, начинающий поэт М. Цветаева, с самых первых шагов на поэтическом поприще отстранилась от всяких литературных баталий и не связала себя никакими групповыми обязательствами и принципами; ее интересовала только поэзия. Не смущаясь, она отправила свою книгу на рецензию М.Волошину, В.Брюсову и Н.Гумилеву, и отзыв мэтров был в целом благожелательным. Ее талант был замечен и признан, что подтвердилось год спустя, когда ее стихи были включены в «Антологию» «Мусагета» (1911) в очень почетной компании — Вл. Соловьев, А.Блок, Андрей Белый, М. Волошин, С. Городецкий, Н. Гумилев, В. Иванов, М.Кузмин, В. Пяст, Б. Садовской, В. Ходасевич, Эллис. Видимо, это воодушевило молодого автора, и вскоре М. Цветаева выпускает второй сборник стихов «Волшебный фонарь» (1912). Но ко второму сборнику требования критики более строги, чем к юношескому дебюту: Н. Гумилев в журнале «Аполлон» назвал «Фонарь» подделкой, тогда как «Вечерний альбом», по мысли критика, воплощал «неподдельную детскость»; В. Брюсов в «Русской мысли» (1912. № 7) заявил, что пять-шесть хороших стихотворений тонут «в волнах чисто «альбомных» стишков». И тут проявилось важное качество Цветаевой-поэта — ее умение постоять за себя; бесстрашно она вступает в полемику с Брюсовым, защищая свои создания. Но, судя по всему, суровая критика старших собратьев по перу не прошла для Цветаевой бесследно — в последующие годы она пишет много, а публикует мало, главным образом небольшие подборки в три-четыре стихотворения в журнале «Северные записки».

Часто цитируют «провидческие» стихи молодой Цветаевой: Разбросанным в пыли по магазинам (Где их никто не брал и не берет!), Моим стихам, как драгоценным винам, Настанет свой черед. Сама Цветаева эту строфу позже, уже в 30-е годы, назвала формулой наперед своей писательской и человеческой судьбы. Справедливости ради, однако, нужно отметить, что тем «стихам, написанным так рано», черед не наступил, большая часть их в позднейших собраниях стихотворений Цветаевой не воспроизводилась. Зато уже с середины 1910-х годов появляются стихи, в которых слышится поэтический голос автора — его невозможно спутать ни с чьим другим: «Я с вызовом ношу его кольцо.», «Мне нравится, что вы больны не мной.», «Уж сколько их упало в эту бездну.», «Никто ничего не отнял.» и др. Наиболее крупным явлением поэзии Цветаевой этих лет стали стихотворные циклы — «Стихи о Москве», «Стихи к Блоку» и «Ахматовой». Цель данной работы – рассмотреть «отдать и отнять» в поэтическом мире М. Цветаевой. Задачи: рассмотреть мотив «отдачи» в раннем творчестве; выявить основные мотивы в творчестве М.И.Цветаевой; рассмотреть последний период жизни и творчества. 1. Мотив «отдачи» в раннем творчестве М.Цветаевой «Стихи о Москве» — широко и мощно вводит в цветаевское творчество одну из важнейших тем — русскую. Над городом, отвергнутым Петром, Перекатился колокольный гром. Царю Петру и вам, о царь, хвала! Но выше вас, цари: колокола. Пока они гремят из синевы — Неоспоримо первенство Москвы1. Героиня «московских стихов» Цветаевой как бы примеряет разные личины обитательниц города, и древнего и современного: то она — богомолка, то — посадская жительница, то даже — «болярыня», прозревающая свою смерть, и всегда — хозяйка города, радостно и щедро одаривающая им каждого, для кого открыто ее сердце, как в обращенном к Мандельштаму полном пронзительного лиризма стихотворении «Из рук моих — нерукотворный град / Прими, мой странный, мой прекрасный брат.» Обращает на себя внимание в последнем примере удивительный образ — «нерукотворный град». Потому для Цветаевой и «неоспоримо первенство Москвы», что это не только некое исконно Русское географическое место, это, прежде всего город, не человеком, но Богом созданный, и ее «сорок сороков» — это средоточие духовности и нравственности всей земли русской2. «Стихи к Блоку», если не считать юношеских обращений к «Литературным пророкам» и упомянутого выше «Моим стихам», открывают едва ли не главную тему Цветаевой — поэт, творчество и их роль в жизни. Когда Цветаева в известном письме к В. Розанову (1914) утверждала, что для нее каждый поэт — умерший или живой — действующее лицо в ее жизни, она нисколько не преувеличивала. Ее отношение к поэтам и поэзии, пронесенное через всю жизнь, не просто уважительно-признательное, но несет в себе и трепет, и восхищение, и признание избраннической доли художника слова. Сознание своей приобщенности к «святому ремеслу» наполняло ее гордостью, но никогда — высокомерием. Братство поэтов, живших и ушедших, — в ее представлении своеобразный орден, объединяющий равных перед Богом духовных пастырей человеческих.

Поэтому ко всем, и великим и скромным поэтам, у нее обращение на «ты», в этом нет ни грана зазнайства или амикошонства, а только понимание общности их судеб. (Этим объясняется и то, что Цветаева, как и Ахматова, не любила слова «поэтесса»; обе справедливо полагали, что имеют право на звание «поэта».) Таким будет ее отношение к Пастернаку, Маяковскому, Ахматовой, Рильке, Гронскому, Мандельштаму и др. Но два имени в этом ряду выделяются — Блока и Пушкина. Блок для Цветаевой не только великий современник, но своего рода идеал поэта, освобожденный от мелкого, суетного, житейского; он — весь воплощенное божественное искусство. «Блоковский цикл» — явление уникальное в поэзии, он создавался не на едином дыхании, а на протяжении ряда лет. Первые восемь стихотворений написаны в мае 1916 г., в их числе «Имя твое — птица в руке.», «Ты проходишь на запад солнца.», «У меня в Москве купола горят.». Это — объяснение в любви, не славословие, а выплеск глубочайшего интимного чувства, как бы изумление самим фактом существования такого поэта и преклонение перед ним в прямом смысле этого слова: И, под медленным снегом стоя, Опущусь на колени в снег И во имя твое святое Поцелую вечерний снег — Там, где поступью величавой Ты прошел в снеговой тиши, Свете тихий — святые славы — Вседержатель моей души. Ровно через четыре года, в мае 1920 г., когда Блок в один из последних приездов в Москву публично выступил с чтением своих произведений, Цветаева к написанным ранее добавила еще одно стихотворение, где запечатлела свершившееся в восторженных словах: «Предстало нам — всей площади широкой! — / Святое сердце Александра Блока». А потом была вторая половина цикла — семь стихотворений, создававшихся уже после смерти Блока. В скорбные августовские дни 1921 г. под свежим впечатлением утраты Цветаева написала о своем ощущении нечеловеческой надмирности умолкшего поэта: Други его — не тревожьте его! Слуги его — не тревожьте его! Было так ясно на лике его: Царство мое не от мира сего. Своеобразным автокомментарием к этим стихам служит дневниковая запись от 30 августа 1921 г.: «Удивительно не то, что он умер, а то, что он жил. Мало земных примет, мало платья. Он как-то сразу стал ликом, заживо-посмертным (в нашей любви). Ничего не оборвалось, — отделилось. Весь он — такое явное торжество духа, такой воочию — дух, что удивительно, как жизнь — вообще — допустила. Смерть Блока я чувствую как вознесение. Человеческую боль свою глотаю. Не хочу его в гробу, хочу его в зорях»3. Завершился этот своеобразный реквием в декабре того же года стихотворением «Так, господи! И мой обол.», где горькое утешение порождено сознанием общности потери и скорбь ее сердца разделена болью тысяч других сердец4. Мало в лирике обращений к своему собрату по поэзии, где бы с такой силой прозвучали возвышенно-трепетная любовь и преклонение перед гением художника, как те, что запечатлены в «Стихах к Блоку». Песнопения «златоустой Анне» («Ахматовой») — отражение еще одной грани этой темы. Верящая в свою поэтическую силу («Знаю, что плохих стихов не дам»), она, для которой Ахматова была единственной достойной соперницей среди современниц, представлявших женскую лирику, ни одним словом, ни одной интонацией не показала зависти или недружелюбия; напротив, только восхищение и готовность признать превосходство своей современницы, даже с долей преувеличения ее роли в литературе (в 1916 г.,

Была разрешена к представлению только для МХТ. Пост. 26 марта 1902 во время нетерб. гастролей МХТ, в помещении Панаевского т-ра (реж. Станиславский и Лужский, худ. Симов; Бессеменов Лужский, Акулина Ивановна — Муратова, Пётр- Мейерхольд, ТатьянаРокса-нова, Нил — Судьбинин, Перчихин — Артём, Поля — О. Алексеева, Елена — Книппер, Тетерев — Баранов, Шишкин — Тихомиров, Цветаева Бутова; на моек. сцене — 8 окт. 1902). Впервые пост. в провинции 19 мая 1902 в Перми товариществом актёров под упр. Вронченко-Левицкого. С цензурными ограничениями пьеса была разрешена для провинции осенью 1902 и была пост. в Белостоке, Вильно, Екатеринбурге, Иркутске, Казани, Костроме, Красноярске, Нижнем-Новгороде, Одессе, Оренбурге; на латыш. яз.- в Риге, Либаве, Митаве. В Казани и Иркутске «М.» ставил Марджанов. В ряде городов спектакли «М.» сопровождались общественно-политич. демонстрациями. Наиболее известная провинц. пост. «М.»- в Саратове (1903, реж. Со-болыциков-Самарин, он же играл Бессеменова и Тетерева). Для казённых («императорских») т-ров «М.» оставались запрещёнными до 1917

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: