М ю лермонтов стих бородино

«Скажи-ка, дядя, ведь недаром
Москва, спаленная пожаром,
Французу отдана?
Ведь были ж схватки боевые,
Да, говорят, еще какие!
Недаром помнит вся Россия
Про день Бородина!»

— Да, были люди в наше время,
— Не то, что нынешнее племя:
Богатыри — не вы!
Плохая им досталась доля:
Немногие вернулись с поля.
Не будь на то господня воля,
Не отдали б Москвы!

Мы долго молча отступали.
Досадно было, боя ждали,
Ворчали старики: «Что ж мы?
на зимние квартиры?
Не смеют, что ли, командиры
Чужие изорвать мундиры
О русские штыки?»

И вот нашли большое поле:
Есть разгуляться где на воле!
Построили редут.
У наших ушки на макушке!
Чуть утро осветило пушки
И леса синие верхушки —
Французы тут как тут.

Забил заряд я в пушку туго
И думал: угощу я друга!
Постой-ка, брат мусью!
Что тут хитрить, пожалуй к бою;
Уж мы пойдем ломить стеною,
Уж постоим мы головою
За родину свою!

Два дня мы были в перестрелке.
Что толку в этакой безделке?
Мы ждали третий день.
Повсюду стали слышны речи:
«Пора добраться до картечи!»
И вот на поле грозной сечи
Ночная пала тень.

Прилег вздремнуть я у лафета,
И слышно было до рассвета,
Как ликовал француз.
Но тих был наш бивак открытый:
Кто кивер чистил весь избитый,
Кто штык точил, ворча сердито,
Кусая длинный ус.

И только небо засветилось,
Все шумно вдруг зашевелилось,
Сверкнул за строем строй.
Полковник наш рожден был хватом:
Слуга царю, отец солдатам.
Да, жаль его: сражен булатом,
Он спит в земле сырой.

И молвил он, сверкнув очами:
«Ребята! не Москва ль за нами?
Умремте ж под Москвой,
Как наши братья умирали!»
И умереть мы обещали,
И клятву верности сдержали
Мы в Бородинский бой.

Ну ж был денек! Сквозь дым летучий
Французы двинулись, как тучи,
И все на наш редут.
Уланы с пестрыми значками,
Драгуны с конскими —хвостами,
Все промелькнули перед нами,
Все побывали тут.

Вам не видать таких сражений.
Носились знамена, как тени,
В дыму огонь блестел,
Звучал булат, картечь визжала,
Рука бойцов колоть устала,
И ядрам пролетать мешала
Гора кровавых тел.

Изведал враг в тот день немало,
Что значит русский бой удалый,
Наш рукопашный бой.
Земля тряслась — как наши груди;
Смешались в кучу кони, люди,
И залпы тысячи орудий
Слились в протяжный вой.

Вот смерклось.
Были все готовы
Заутра бой затеять новый
И до конца стоять.
Вот затрещали барабаны —
И отступили бусурманы.
Тогда считать мы стали раны,
Товарищей считать.

Историческая тема в поэзии М. Лермонтова

Историческая тема — одна из важнейших тем лирики Лермонтова вообще — разрабатывается на протяжении всего творчества поэта. Лермонтова можно без преувеличения назвать поэтом прошлого и настоящего.
В ранний период своего творчества Лермонтов обращается к истории с позиций поэта-романтика и ищет в прошлом романтических героев. В первую очередь это, конечно, Наполеон, властитель дум многих современников Лермонтова. К его образу, который “выше похвал, и славы, и людей”, поэт обращается в стихотворениях 1828 и 1830 годов. Из русской истории Лермонтов берет образ безжалостного волжского атамана (стихотворение 1831 года “Атаман”), который также наделен всеми чертами романтического героя: сильный человек, противопоставивший себя толпе, но несвободный от своих страстей.
Идея сильной, значительной личности получает свое развитие и в более позднем творчестве поэта, однако рассматривается она уже в несколько ином аспекте. Основная мысль исторических стихов Лермонтова зрелого периода с особенной четкостью выражена в стихотворении 1837 года “Бородино”:

— Да, были люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя:
Богатыри — не вы!

Смысл лермонтовского обращения к исторической теме — взгляд на прошлое с позиций современности, противопоставление прошлого и настоящего. С одной стороны, он видит “могучее, лихое племя”, а с другой:

Толпой угрюмою и скоро позабытой,
Над миром мы пройдем без шума и следа,
Не бросивши векам ни мысли плодовитой,
Ни гением начатого труда.

В эпоху, когда общественная жизнь замирает, деятельный период сменяется периодом рефлексии. Мы можем сказать, что к исторической теме Лермонтова приводят постоянные и мучительные размышления о судьбе своего поколения. Его зовут и манят “веков протекших великаны”, так как в современной ему жизни он не видит ни сильных людей, ни решительных поступков. “Самый выбор этого предмета, — писал Белинский, — свидетельствует о состоянии духа поэта, недовольного современною действительностью и перенесшегося от нее в далекое прошедшее, чтоб там искать жизни, которой он не видит в настоящем”.
Центральным произведением Лермонтова, посвященным теме исторического прошлого России, является “Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова”. Подобно тому как в стихотворении “Бородино” поэт обращается к теме войны 1812 года, одного из важнейших событий русской истории, в котором решалась судьба всей страны, в “Песне. ” объектом внимания Лермонтова становится сложное и кровавое время правления Ивана Грозного, один из наиболее драматичных моментов истории Руси. Именно в такие значимые периоды истории, по мнению Лермонтова, раскрываются наиболее сильные и важные черты русского характера. Все три героя “Песни. ” исключительны. Каждый из них является своего рода высшим проявлением царской мощи, буйного молодечества и чести и достоинства. Все они — сильные личности, достойные внимания, и противопоставление их людям “нынешнего племени” очевидно.
С художественной точки зрения произведение исключительно интересно как образец одной из наиболее удачных в творчестве Лермонтова стилизаций под русское народное творчество периода царствования Ивана Грозного. К теме прошлого Руси, а именно ко времени татарского нашествия, поэт впервые обращается в “Балладе” 1830 года.

И он упал — и умирает
Кровавой смертью бойца.
Жена ребенка поднимает
Над бледной головой отца:
“Смотри, как умирают люди. ”

Однако это стихотворение совершенно не передает стиль эпохи ни в речевом, ни в образном отношении. Более того, произведение явно ориентировано на классическую западноевропейскую балладу. Совсем иное дело — “Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова”. Сюжет ее основан на песнях и преданиях из сборников Кирши Данилова и П. В. Киреевского, то есть имеет фольклорные источники. Само построение произведения указывает на ориентацию на народную песню-былину — три части, каждая из которых заканчивается своеобразным припевом:

Аи, ребята, пойте — только гусли стройте!
Аи, ребята, пейте — дело разумейте!
Уж потешьте вы доброго боярина
И боярыню его белолицую!

“Песня. ” тщательно выписана с точки зрения языка: основой его являются устойчивые словосочетания: “добрый молодец”, “святая правда-матушка”, “красно солнышко”, “широка грудь” и песенные сравнения: “Ходит плавно — будто лебедушка; смотрит сладко — как голубушка; молвит слово — соловей поет. ”, а также характерное для фольклора одушевление природы:

Тучки серые разгоняючи,
Заря алая подымается;
Разметала кудри золотистые,
Умывается снегами рассыпчатыми.

Финал “Песни. ” является по традиции “славой” боярину, боярыне и всему христианскому народу.
Итак, на примере “Песни. ” мы можем утверждать, что обращение к темам русской истории для Лермонтова было важно по двум причинам. Во-первых, поэт пытается найти и показать читателям-современникам примеры, достойные подражания. Во-вторых, историческое прошлое России дает Лермонтову богатый художественный материал.

29461 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Лермонтов М.Ю. / Разное / Историческая тема в поэзии М. Лермонтова

Смотрите также по разным произведениям Лермонтова:

М ю лермонтов стих бородино

— Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Москва, спаленная пожаром,
Французу отдана?
Ведь были ж схватки боевые,
Да, говорят, еще какие!
Недаром помнит вся Россия
Про день Бородина!

— Да, были люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя:
Богатыри — не вы!
Плохая им досталась доля:
Немногие вернулись с поля.
Не будь на то господня воля,
Не отдали б Москвы!

Мы долго молча отступали,
Досадно было, боя ждали,
Ворчали старики:
«Что ж мы? на зимние квартиры?
Не смеют, что ли, командиры
Чужие изорвать мундиры
О русские штыки?»

И вот нашли большое поле:
Есть разгуляться где на воле!
Построили редут.
У наших ушки на макушке!
Чуть утро осветило пушки
И леса синие верхушки —
Французы тут как тут.

Забил заряд я в пушку туго
И думал: угощу я друга!
Постой-ка, брат мусью!
Что тут хитрить, пожалуй к бою;
Уж мы пойдем ломить стеною,
Уж постоим мы головою
За родину свою!

Два дня мы были в перестрелке.
Что толку в этакой безделке?
Мы ждали третий день.
Повсюду стали слышны речи:
«Пора добраться до картечи!»
И вот на поле грозной сечи
Ночная пала тень.

Прилег вздремнуть я у лафета,
И слышно было до рассвета,
Как ликовал француз.
Но тих был наш бивак открытый:
Кто кивер чистил весь избитый,
Кто штык точил, ворча сердито,
Кусая длинный ус.

И только небо засветилось,
Все шумно вдруг зашевелилось,
Сверкнул за строем строй.
Полковник наш рожден был хватом:
Слуга царю, отец солдатам.
Да, жаль его: сражен булатом,
Он спит в земле сырой.

И молвил он, сверкнув очами:
«Ребята! не Москва ль за нами?
Умремте ж под Москвой,
Как наши братья умирали!»
И умереть мы обещали,
И клятву верности сдержали
Мы в Бородинский бой.

Ну ж был денек! Сквозь дым летучий
Французы двинулись, как тучи,
И всё на наш редут.
Уланы с пестрыми значками,
Драгуны с конскими хвостами,
Все промелькнули перед нам,
Все побывали тут.

Вам не видать таких сражений.
Носились знамена, как тени,
В дыму огонь блестел,
Звучал булат, картечь визжала,
Рука бойцов колоть устала,
И ядрам пролетать мешала
Гора кровавых тел.

Изведал враг в тот день немало,
Что значит русский бой удалый,
Наш рукопашный бой.
Земля тряслась — как наши груди,
Смешались в кучу кони, люди,
И залпы тысячи орудий
Слились в протяжный вой.

Вот смерклось. Были все готовы
Заутра бой затеять новый
И до конца стоять.
Вот затрещали барабаны —
И отступили бусурманы.
Тогда считать мы стали раны,
Товарищей считать.

Да, были люди в наше время,
Могучее, лихое племя:
Богатыри — не вы.
Плохая им досталась доля:
Немногие вернулись с поля.
Когда б на то не божья воля,
Не отдали б Москвы!
1837
● Все стихи «Лермонтова» на одной странице.

Лермонтов М. Ю. «Бородино»

Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Москва, спаленная пожаром,
Французу отдана?
Ведь были ж схватки боевые,
Да, говорят, еще какие!
Недаром помнит вся Россия
Про день Бородина!

— Да, были люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя:
Богатыри — не вы!
Плохая им досталась доля:
Немногие вернулись с поля.
Не будь на то господня воля,
Не отдали б Москвы!

Мы долго молча отступали,
Досадно было, боя ждали,
Ворчали старики:
«Что ж мы? на зимние квартиры?
Не смеют, что ли, командиры
Чужие изорвать мундиры
О русские штыки?»

И вот нашли большое поле:
Есть разгуляться где на воле!
Построили редут.
У наших ушки на макушке!
Чуть утро осветило пушки
И леса синие верхушки —
Французы тут как тут.

Забил заряд я в пушку туго
И думал: угощу я друга!
Постой-ка, брат мусью!
Что тут хитрить, пожалуй к бою;
Уж мы пойдем ломить стеною,
Уж постоим мы головою
За родину свою!

Два дня мы были в перестрелке.
Что толку в этакой безделке?
Мы ждали третий день.
Повсюду стали слышны речи:
«Пора добраться до картечи!»
И вот на поле грозной сечи
Ночная пала тень.

Прилег вздремнуть я у лафета,
И слышно было до рассвета,
Как ликовал француз.
Но тих был наш бивак открытый:
Кто кивер чистил весь избитый,
Кто штык точил, ворча сердито,
Кусая длинный ус.

И только небо засветилось,
Все шумно вдруг зашевелилось,
Сверкнул за строем строй.
Полковник наш рожден был хватом:
Слуга царю, отец солдатам.
Да, жаль его: сражен булатом,
Он спит в земле сырой.

И молвил он, сверкнув очами:
«Ребята! не Москва ль за нами?
Умремте же под Москвой,
Как наши братья умирали!»
И умереть мы обещали,
И клятву верности сдержали
Мы в Бородинский бой.

Ну ж был денек! Сквозь дым летучий
Французы двинулись, как тучи,
И всё на наш редут.
Уланы с пестрыми значками,
Драгуны с конскими хвостами,
Все промелькнули перед нам,
Все побывали тут.

Вам не видать таких сражений.
Носились знамена, как тени,
В дыму огонь блестел,
Звучал булат, картечь визжала,
Рука бойцов колоть устала,
И ядрам пролетать мешала
Гора кровавых тел.

Изведал враг в тот день немало,
Что значит русский бой удалый,
Наш рукопашный бой.
Земля тряслась — как наши груди,
Смешались в кучу кони, люди,
И залпы тысячи орудий
Слились в протяжный вой.

Вот смерклось. Были все готовы
Заутра бой затеять новый
И до конца стоять.
Вот затрещали барабаны —
И отступили бусурманы.
Тогда считать мы стали раны,
Товарищей считать.

Да, были люди в наше время,
Могучее, лихое племя:
Богатыри — не вы.
Плохая им досталась доля:
Немногие вернулись с поля.
Когда б на то не божья воля,
Не отдали б Москвы!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: