Любовная лирика в поэзии Тютчева и Фета

Не будет преувеличением сказать, что к теме любви обращаются все поэты. И, наверное, для каждого любовная лирика связана с личными переживаниями. Поэтому в творчестве разных поэтов эта тема звучит всегда по-разному. Любовная лирика занимает большое место в поэзии и Тютчева, и Фета, при этом существенно отличаясь как раскрытием темы любви в целом, так и отдельными акцентами, настроениями, нюансами. У Тютчева тема любви полностью раскрывается в лирическом цикле, посвященном Е. А. Денисьевой. В поэзии Тютчева до 50-х годов прошлого века образы женщин появлялись редко и на втором плане.

Женская тема в этих стихах была побочной и второстепенной. Теперь же в лирику Тютчева входит женский образ, многосторонний, сложный женский характер. Тютчев одним из первых поэтов попытался в своих стихах встать на позицию женщины, попытался изобразить ее внутренний мир. Пушкин и Лермонтов в любовной лирике описывали только свои переживания и чувства, не уделяя особого внимания тому, что происходило в душе женщины. Тютчев продолжает традицию Некрасова и создает цикл стихотворений с одной героиней, чей образ имеет даже большее значение, чем образ самого героя. Для понимания стихотворений этого цикла важно знать реальную историю любви Тютчева и Денисьевой.

Будучи женатым, в 1849 году Тютчев познакомился с Денисьевой и влюбился в нее. Тютчев не делал тайны из своего увлечения, не скрывал его от петербургского света. И поэтому жизнь его возлюбленной, оказавшейся в таком сложном поло-женин, превратилась в настоящий ад. Перед Денисьевой закрылись двери многих петербургских салонов и домов, ее перестали принимать, игнорировали ее существование. Однако Тютчев не считался с мнением света и продолжал жить в двух семьях (от Тютчева у Денисьевой рождались дети, которых поэт потом усыновлял). Тютчев вытерпел немало косых взглядов и не мог чувствовать себя совершенно свободным в столичном обществе. Еще тяжелее были его переживания за свою возлюбленную, положение которой было невыносимым (Тютчев это сознавал). Отсюда в любовной лирике Тютчева основной является тема вины лирического героя за страдания, принесенные своей возлюбленной. Эта тема звучит почти в каждом любовном стихотворении Тютчева:

  • О, как убийственно мы любим.
  • Как в буйной слепоте страстей
  • Мы то всего вернее губим,
  • Что сердцу нашему милей.
  • Судьбы ужасным приговором
  • Твоя любовь для ней была,
  • И незаслуженным укором
  • На жизнь ее она легла!

Образ толпы — частый спутник любовных стихотворений Тютчева. Толпа, свет попрали самые заветные, ценные чувства женщины:

  • Толпа, нахлынув, в грязь втоптала
  • То, что в душе ее цвело.
  • Чему молилась ты с любовью,
  • Что, как святыню, берегла.
  • Судьба людскому суесловью
  • На поруганье предала.

Любовь для Тютчева — это роковой поединок, всепоглощающая роковая страсть, слепая, разрушительная стихия. Во многих стихотворениях любовь — это не радость и счастье, а муки, горести, страдания, прежде всего, для героини.

  • О нет! Он жизнь мою бесчеловечно губит,
  • Хоть вижу, нож в руке его дрожит.
  • Я стражду, не живу. им, им одним живу я.
  • Но эта жизнь. О, как горька она!

пишет Тютчев от лица своей героини. В стихотворении «Весь день она лежала в забытьи. » Тютчев описывает последствия той роковой страсти, показывает, как опустошает и убивает любовь душу женщины:

  • Любила ты, и так, как ты, любить
  • Нет, никому еще не удавалось!
  • О господи. И это пережить.
  • И сердце на клочки не разорвалось.

Денисьевский цикл — это художественный дневник. От стихотворения к стихотворению нам раскрывается история любви Тютчева и Денисьевой. Однако цикл лишен сюжетности. В стихах описываются лишь некоторые, самые важные моменты отношений двух влюбленных. В цикле мало сведений и о динамике любви, о ее возникновении, развитии. Поэтика денисьевского цикла отличается от поэтики других произведений Тютчева. В любовных стихотворениях возникают психологизм и детализация чувств, ранее не характерные для поэзии Тютчева.

Читая стихи денисьевского цикла, читатель представляет образ его героини. Тютчев всегда подчеркивает, что его героиня выше, чище, чем герой, она нравственно превосходит героя, так как страдает больше, чем он. Тютчев поэтизирует, идеализирует женщину, она становится центром всего лучшего, светлого в этом цикле. Большой трагедией для Тютчева стала смерть Денисьевой.

  • Жизнь, как подстреленная птица.
  • Подняться хочет и не может.
  • Нет ни полета, ни размаху
  • Висят поломанные крылья.
  • И вся она, прижавшись к праху.
  • Дрожит от боли и бессилья.

Жизнь в такой тяжелой обстановке, постоянные переживания подорвали ее здоровье, она умерла. После ее смерти Тютчев не перестает писать стихи, посвященные ей. Однако Тютчеву невыносимее всего, страшнее всего было ощущать, как в его душе умирают все лучшие воспоминания, связанные с его возлюбленной:

  • Минувшее не веет легкой тенью,
  • А под землей, как труп, лежит оно.

Тютчев просит Бога не дать забыть ему о своей любимой, просит, чтобы память о ней навсегда осталась с ним:

  • О, господи, дай жгучего страданья
  • И мертвенность души моей рассей:
  • Ты взял ее, но муку вспоминанья.
  • Живую муку мне оставь о ней.

В жизни Фета тоже была огромная потеря. Трагически погибла его возлюбленная Мария Лазич. После ее смерти Фет очень меняется, меняются его взгляды на жизнь и на искусство. Фет разделяет свою жизнь на две сферы: реальную и идеальную. И только идеальную сферу он переносит в свою поэзию. Теперь в Фете стали жить как будто бы два человека: один — жестокий, прагматичный помещик, другой — мелодичный поэт, певец любви и природы. Фет стал поэтом и идеологом «чистого» искусства. Он был твердо уверен, что действительность и поэзия — диаметрально противоположные, несовместимые вещи и что никакие отголоски реальной жизни не должны проникать в поэзию. Выше всего Фет ценил красоту, преклонялся перед ней. Красотой для него является природа, любовь и музыка. Все стихотворения Фета в основном посвящены этим трем идеалам, среди которых любовь занимает главное место.

Любовь, по Фету, — это сладостные моменты сближения и соединения душ. Фет не описывает целиком любовное чувство, как Тютчев, любовь у Фета распадается на отдельные впечатления, переживания, поэт передает момент чувства, мимолетное движение человеческой души. Показательно в этом отношении стихотворение «Шепот. Робкое дыханье. ». Мир природы и мир человеческого чувства оказываются неразрывно связанными в этом стихотворении. В этих «мирах» поэт выделяет еле заметные переходные состояния, трудноуловимые изменения. И чувство, и природа показаны в стихотворении в отрывочных деталях, отдельных штрихах. Однако у читателя они складываются в единый образ свидания, создают единое впечатление. Стихотворение лишено глаголов, оно состоит из одних имен (прилагательных и существительных). Это придает ему особую мелодичность, напевность. Вообще музыкальность — это неотъемлемое качество всех любовных стихов Фета и поэзии Фета в целом. Музыка, любовь и природа слиты в поэтическом мире Фета, они неотделимы друг от друга.

«На заре ты ее не буди. » — один из ярких примеров музыкальности лирики Фета. Жанр этого стихотворения можно определить как романс. Стихотворение лишено сюжета, читатель ничего не знает о его героине, потому что Фет не рассказывает о ней и о ее внутреннем мире, а как бы рисует картину. Но это картина не статичная, она не лишена движения. Фет описывает едва уловимые оттенки душевных переживаний героини. Именно эти штрихи и составляют, по Фету, существо человека.

В стихотворении «Сияла ночь. » героиня именно через музыку, пение выражает все свои чувства, любовь:

Ты пела до зари, от слез изнемогая, Что ты одна — любовь, что нет любви иной, И так хотелось жить, чтоб, звука не роняя, Тебя любить, обнять и плакать над тобой.

У Фета нет конкретного цикла любовных стихотворений, посвященных Марии Лазич. Однако Фет не мог забыть свою первую, самую большую любовь. Образ Марии Лазич, память об их отношениях не переставали возникать в поэзии Фета на протяжении всей его жизни, причем более всего и проникновеннее всего1 Фет писал о своей первой любви в стихотворениях, вошедших в цикл «Вечерние огни», в период, наиболее удаленный от драматического романа с М. Лазич:

Та трава, что вдали на могиле твоей. Здесь, на сердце, чем ста ре оно, тем свежей, И я знаю, взглянувши на звезды порой, Что взирали на них мы, как боги, с тобой.

Вечные темы в лирике Тютчева и Фета

Когда на душе неспокойно, нет ничего лучше, чем посидеть в мягком кресле с томиком стихов в руках. Стихи помогают нам отвлечься от реальных событий, заставляют размышлять на разные темы. На мой взгляд, в поэзии Ф. Тютчева и А. Фета можно выделить три основные направления. Это любовная лирика, стихи о природе и стихи на тему жизни и смерти. Конечно, это далеко не все темы, но я хочу остановиться именно на них, так как они для меня ближе всего.

Многие сравнивают поэзию Ф. Тютчева с пушкинской и находят, что они похожи. Но мне кажется,

Люблю грозу в начале, мая,

Когда весенний первый гром,

Как бы резвяся и играя,

Гоохочет в небе голубом…

В этих строках столько динамики, жизни, движения, что читатель с легкостью представляет себе картину и события: небо, которое несколько

И Тютчев, и Фет чрезвычайно нежно относятся к родной природе. Тютчев пишет:

Природа — сфинкс. И тем она верней

Своим искусом губит человека,

Что, может статься, никакой от века

Загадки нет и не было у ней.

Природа — это тайна. Но чувства людей тоже загадочны. У А. Фета есть замечательное стихотворение, ставшее уже хрестоматийным, которое как раз и показывает, как через состояние окружающей среды можно дать почувствовать, что ощущает человек:

Шепот, робкое дыханье,

Серебро и колыханье

В этих строках слышится нечто большее, чем просто описание природы. Здесь есть что-то нежное, чувственное. Осторожно и медленно входит рассвет, не торопясь, будто боится помешать чему-то важному. Такая неторопливость и неуверенность рождает таинственность отношений. Это стихотворение о любви, хотя этого слова и нет. но оно звучит между строчек. Я люблю читать стихи о любви. Почему? Наверное, потому, что каждый поэт раскрывает эту тему по-своему. Мне очень нравится, как о любви пишет Тютчев. Создается впечатление, что читаешь не мысли совершенно чужого человека, а твой собственный внутренний мир отобразили на желтых листах типографской бумаги: «Она сидела на полу и груду писем разбирала…», «О, как убийственно мы любим…», «Люблю глаза твои, мой друг…». Всего в нескольких рифмованных строчках поэту удалось выразить то, что я не могу сказать обыденным языком. Его стихи рождают во мне ожидание чего-то прекрасного и неизведанного. Иногда мне самой хочется взять перьевую ручку, лист белой бумаги и написать что-то, хотя бы отдаленно напоминающее или слегка похожее на то, что написано Тютчевым.

И у Фета, и у Тютчева не последнее место в творчестве занимают стихи о жизни и смерти.

Поток сгустился и тускнеет,

И прячется под твердым льдом…

Лишь жизнь бессмертную ключом

Сковать всесильный хлад не может…

В начале стихотворения вся природа, ручей находятся в «оцепененье ледяном». Все замедляется, почти останавливается. Но к концу мы видим, что «всесильный хлад» побежден, что ключ не замерз, жизнь не остановилась, смерть, которую отождествляют со льдом и хладом, побеждена. Победа и торжество жизни над смертью. Отношение Фета к смерти аналогичное. Пока он жив, смерть ему не страшна:

Покуда на груди земной

Хотя с трудом дышать я буду,

Весь трепет жизни молодой

Мне будет внятен отовсюду.

Я не знаю, хотели ли Тютчев и Фет жить вечно, но, несомненно, они оставили заметный след в нашей литературе. Думаю, что и через десять, и через пятнадцать лет я буду с удовольствием читать стихи этих замечательных поэтов.

Тема любви в поэзии Тютчева и Фета

  1. Основными темами творчества Тютчева и Фета являются природа, любовь, философские размышления о тайнах бытия – то есть темы вечные, не ограниченные той или иной эпохой.
  2. Расцвет творчества Тютчева и Фета приходится на 40-60-е годы XIX века, когда громогласно отвергалось «чистое искусство» во имя практической пользы, когда декларировалась гражданственность поэзии, делалась ставка на преобразование всего общественного строя России, результатом которого должны были стать равенство, свобода и социальная справедливость.

Всю свою жизнь Фет отстаивал «чистую красоту», которой служит свободное искусство, он был уверен, что никакие социальные преобразования не могут принести в мир свободу и гармонию, ибо они могут существовать только в искусстве. Политическое мировоззрение Тютчева во многом совпадает с фетовским. Поэт видел в революции только стихию разрушения, спасение от кризиса, охватившего Россию, следовало, по мысли Тютчева, искать в единении славян под эгидой русского «всеславянского» царя. Такая «христианская империя», по его убеждению, сможет противостоять революционному и «антихристианскому» Западу. Однако реальные исторические события не отвечали идеалистическим устремлениям поэта. Россия проиграла Крымскую войну, а реформа 1861 года вскрыла острые социальные конфликты. «Судьба России, – писал Тютчев, – уподобляется кораблю, севшему на мель, который никакими усилиями экипажа не может быть сдвинут с места, и лишь одна приливающая волна народной жизни в состоянии поднять его и пустить в ход».

Многие современники Тютчева и Фета, придерживаясь других политических взглядов, отдавали должное таланту поэтов-лириков. Тургенев писал: «О Тютчеве не спорят: кто его не чувствует, тем самым доказывает, что он не чувствует поэзии». Даже осуждая Фета за его гражданскую пассивность, равнодушие к общественным нуждам, Чернышевский называл его «даровитейшим из нынешних наших лирических поэтов». Даже Некрасов, декларативно и прямолинейно утверждающий гражданственность лирики, говорит, что «человек, понимающий поэзию и охотно открывающий душу свою ее ощущениям, ни в одном русском авторе, после Пушкина, не почерпнет столько поэтического наслаждения, сколько доставит ему г. Фет».
Любовная лирика обоих великих поэтов пронизана мощным драматическим, трагедийным звучанием, что связано с обстоятельствами их личной жизни. Каждый из них пережил смерть любимой женщины, оставившую в душе незаживающую рану.

«Денисьевский цикл» Ф. И. Тютчева посвящен любви, пережитой поэтом «на склоне лет» к Елене Александровне Денисьевой. Этот удивительный лирический роман длился 14 лет, закончившись смертью Денисьевой от чахотки в 1864 году. Но в глазах общества это были «беззаконные», постыдные отношения. Поэтому и после смерти любимой женщины Тютчев продолжал винить себя в ее страданиях, в том, что не сумел оградить ее от «суда людского». Стихотворения о последней любви поэта по глубине психологического раскрытия темы не имеют себе равных в русской литературе:

О, как на склоне наших лет
Нежней мы любим и суеверней.
Сияй, сияй, прощальный свет
Любви последней, любви вечерней!

Огромная сила воздействия на читателя этих строк коренится в их искренности и безыскусности выражения глубокой, выстраданной мысли о скоротечности огромного, неповторимого счастья, которого уже не вернуть. Любовь в представлении Тютчева – это тайна, высший дар судьбы.

Любовь, любовь – гласит преданье –
Союз души с душой родной –
Их съединенье, сочетанье,
И роковое их слиянье,
И. поединок роковой.

Однако подобная метаморфоза все-таки не способна убить любовь; более того, страдающий человек не желает избавиться от мук любви, ибо она дарит ему полноту и остроту мироощущения. «Денисьевский цикл» Тютчева стал нерукотворным памятником его юной возлюбленной, ровеснице его дочери. Она, подобно Беатриче Данте или Лауре Петрарки, обрела бессмертие. Теперь эти стихи существуют отдельно от трагической истории любви, но вершиной мировой любовной лирики они стали потому, что их питала сама жизнь.

Любовная лирика А. А. Фета также неотделима от его судьбы, его личной драмы, которая объясняет то, что во всех его стихах, то усиливаясь, то слабея, звучит «отчаянная, рыдающая нота». Будучи унтер-офицером Кирасирского полка, Фет познакомился с Марией Лазич, дочерью бедного херсонского помещика. Они полюбили друг друга, но будущий поэт не решился жениться на девушке, так как не имел достаточных средств. Он писал об этом в марте 1849 года близкому другу, А. Борисову: «Это существо стояло бы до последней минуты сознания моего передо мною – как возможность возможного для меня счастия и примирения с гадкой действительностью. Но у нее ничего, и у меня ничего. » Кроме того, женитьба заставила бы Фета поставить крест на всех его планах. В 1851 году Мария погибла: сгорела от неосторожно брошенной спички. Предполагали даже, что это было самоубийство. Во всяком случае, А. Фет до конца своих дней не мог забыть Марию, испытывая горькое чувство вины и раскаяния. Ей посвящены многие стихотворения поэта: «Старые письма», «Недвижные очи, безумные очи», «Солнца луч промеж лип. «, «Долго снились мне вопли рыданий твоих» и многие другие. Острый накал чувства, мучительная энергия переживания как бы преодолевает смерть. Поэт говорит с возлюбленной как с живой, добиваясь у нее ответа, даже завидуя ее безмолвию и небытию:

Очей тех нет – и мне не страшны гробы,
Завидно мне безмолвие твое,
И, не судя ни тупости, ни злобы,
Скорей, скорей в твое небытие!

В этих стихах, наполненных страстью и отчаянием, звучит отказ поэта примириться с вечной разлукой, со смертью любимой. Здесь даже «небытие» ощущается как нечто позитивное, как неразрывная уже связь с ней. Преодолевая трагедию, Фет превращает ее в драматическую радость, в гармонию, в постоянный источник вдохновения.
Тютчевские «пейзажи в стихах» неотделимы от человека, его душевного состояния, чувства, настроения:

Мотылька полет незримый
Слышен в воздухе ночном.
Час тоски невыразимой.
Все во мне, и я во всем.

Образ природы помогает выявить и выразить сложную, противоречивую духовную жизнь человека, обреченного вечно стремиться к слиянию с природой и никогда не достигать его, ибо оно несет за собою гибель, растворение в изначальном хаосе. Таким образом, тема природы органически связывается у Ф. Тютчева с философским осмыслением жизни.

Фетовское восприятие пейзажа передает тончайшие нюансы человеческих чувств и настроений в их причудливой изменчивости:

Какая ночь! Все звезды до единой
Тепло и кротко в душу смотрят вновь,
И в воздухе за песней соловьиной
Разносятся тревога и любовь.

Весеннее обновление природы порождает в душе лирического героя неясные предчувствия счастья, взволнованного ожидания любви.

  • Беспристрастное время все расставило по своим местам, всему дало объективную и верную оценку. Кому сейчас, в начале третьего тысячелетия, интересны идейные политические баталии 60-х годов XIX века? Кого всерьез могут занимать злобные выпады и упреки в гражданской пассивности, адресованные великим поэтам? Все это стало лишь предметом изучения истории. А поэзия Тютчева и Фета все так же свежа, удивительна, неповторима. Этих поэтов можно назвать предтечами символизма. Их поэзия волнует, будоражит, заставляет замирать от сладкой тоски и боли, потому что вновь и вновь приоткрывает перед нами бездонную тайну человеческой души.
  • Тема осени в стихотворениях Н Некрасова Несжатая полоса Ф Тютчева Осенний вечер А Фета

    Категория: Литература, литературные произведения
    Тип: Контрольная работа
    Размер: 50.1кб.
    скачать

    Русская поэзия 1840 – 60-х годов

    Тема осени в стихотворениях Н. Некрасова «Несжатая полоса», Ф. Тютчева «Осенний вечер», А. Фета «Ласточки пропали»

    Прежде чем начать анализ, мне кажется, стоит пару слов сказать об общей ситуации русской поэзии 1840 – 1860-х годов.

    Расцвет творчества Ф.И.Тютчева и А.А.Фета приходится на 40-е годы XIX века, которые знаменовались растущей популярностью революционно-демократической идеологии, влекущей за собой социальную направленность лирики поэтов демократической ориентации, ярчайшим представителем которой стал Н.А.Некрасов.

    В России 60-х годов происходило размежевание литературных и общественных сил под влиянием новых революционных веяний. Когда громогласно отвергалось «чистое искусство» во имя практической пользы, когда декларировалась гражданственность поэзии, делалась ставка на коренное преобразование всего государственного строя России.

    Анализ стихотворений я буду делать монографический с выводами сопоставительного характера.

    Ф.И.Тютчев «Осенний вечер»

    Есть в светлости осенних вечеров

    Умильная, таинственная прелесть.

    Зловещий блеск и пестрота дерёв,

    Багряных листьев томный, легкий шелест,

    Туманная и тихая лазурь

    Над грустно-сиротеющей землею

    И, как предчувствие сходящих бурь,

    Порывистый, холодный ветр порою,

    Ущерб, изнеможенье — и на всем

    Та кроткая улыбка увяданья,

    Что в существе разумном мы зовем

    Божественной стыдливостью страданья!

    В первых строфах автор, казалось бы, только знакомит нас с осенним пейзажем. Но меня как читателя охватывает не только осеннее настроение, но и осеннее состояние, созвучное состоянию автора. Тютчевское представление осени показано с помощью различных синтаксических средств выражения: это и синтетические эпитеты («зловещий блеск и пестрота дерев»), цветовые («багряных листьев»); олицетворения («томный» шелест листьев).

    Особенно сильно отражает состояние природы, используемый Ф.И.Тютчевым, прием аллитерации. Мы будто слышим шелест падающих листьев («Багряны х ли ст ьев т омный, лё гк ий ш еле ст …»). И сразу можем сделать вывод о том, что речь идет о ранней осени, и во всем ее состоянии автор видит какую-то прелесть.

    Вторые строфы стихотворения переполнены чувством безысходной грусти, искреннего страдания. Такие выводы мы можем сделать благодаря Тютчевсвкому прекрасному описанию природы. Герой в стихотворении словно жалеет о чем-то, нехотя расстается с частичкой осени.

    И «багряных листьев» шелест, и «туманная лазурь», и «таинственная прелесть» осени – все это дорого, таинственно для героя стихотворения. Буквально в этих двух строфах нарастает напряжение, сгущаются краски…мы будто чувствуем пронизывающее дыхание ветра (аллитерация: «И, как п р ед ч увствие сходя щ их бу р ь, По р ывистый, холодный вет р по р ою. »).

    В третьей строфе автор словно оживляет осень, образно наделяет ее присущими только человеку чертами и свойствами («…и на всем та кроткая улыбка увяданья»).

    Автор, заостряя внимание на таинственной красоте осеннего вечера, воспринимает осень в конце стихотворения уже как божественное, трогательное, бездонное творение.

    В работе Гаспарова М.Л. «Композиция пейзажа у Тютчева» он отмечает, что на протяжении всего стихотворения поле зрения героя меняется. Здесь виден переход от суммарной картины к детализации (светлость осенних вечеров – дерева, листья, лазурь, ветер) и то же постепенное нарастание одушевленности – к концовке (умильная прелесть – грустно сиротеющая земля – кроткая улыбка божественной стыдливости страданья). То есть более крупный план сменяется более общим планом.

    А.А.Фет «Ласточки пропали»

    Всё грачи летали

    Да как сеть мелькали

    Вон над той горой.

    С вечера всё спится,

    Лист сухой валится,

    Да стучит в окно.

    Лучше б снег да вьюгу

    Встретить грудью рад!

    Словно как с испугу

    Раскричавшись, к югу

    Тяжело — хоть плачь!

    Смотришь — через поле

    Прыгает как мяч.

    Прочитав стихотворение, мы сразу можем сказать, что автор изображает осень здесь в позднем ее состоянии. Наиболее важной для понимания смысла и пафоса стихотворения является фраза «Лучше б снег да вьюгу встретить грудью рад!». На первый взгляд, здесь мы имеем традиционное продолжение пейзажной темы. Однако речь здесь идет не просто об ожидании зимы, а возникает ощущение, что герой стихотворения как бы идет навстречу стихиям.

    Образ стаи грачей в стихотворении не случаен, он как образ-переживание уходящего времени. Осень как переходное время между летом и зимой угнетает героя стихотворения ( «Лучше б снег да вьюгу..», «Выйдешь — поневоле тяжело — хоть плачь»).

    Лейтмотив стихотворения А.А. Фета – одухотворённость природы, переплетающейся, связанной с человеком сложностью и неповторимостью жизненных ощущений.

    Казалось бы изображение осени, сравнение стаи грачей с сетью кажется чисто изобразительным, однако в контексте стихотворения оказывается не менее важной и его словесно-выразительная сторона: слово «сеть» вызывает в нашем сознании представление о плене, неволе.

    А.Некрасов «Поздняя осень»

    Поздняя осень. Грачи улетели,

    Лес обнажился, поля опустели,

    Только не сжата полоска одна.

    Грустную думу наводит она.

    Кажется, шепчут колосья друг другу:

    «Скучно нам слушать осеннюю вьюгу,

    Скучно склоняться до самой земли,

    Тучные зерна купая в пыли!

    Нас, что ни ночь, разоряют станицы

    Всякой пролетной прожорливой птицы,

    Заяц нас топчет, и буря нас бьет.

    Где же наш пахарь? чего еще ждет?

    Или мы хуже других уродились?

    Или не дружно цвели-колосились?

    Нет! мы не хуже других — и давно

    В нас налилось и созрело зерно.

    Не для того же пахал он и сеял,

    Чтобы нас ветер осенний развеял. »

    Ветер несет им печальный ответ: —

    Вашему пахарю моченьки нет.

    Знал, для чего и пахал он и сеял,

    Да не по силам работу затеял.

    Плохо бедняге — не ест и не пьет,

    Червь ему сердце больное сосет,

    Руки, что вывели борозды эти,

    Высохли в щепку, повисли как плети,

    Очи потускли и голос пропал,

    Что заунывную песню певал,

    Как, на соху налегая рукою,

    Пахарь задумчиво шел полосою.

    Отчаянием и безысходностью пронизан образ-пейзаж в стихотворении «Несжатая полоса». Осиротевшая земля тщетно ждет своего хозяина, который сломлен непосильным изнурительным трудом.

    Н.А.Некрасов наделяет природу человеческими чувствами и переживаниями.

    Безнадежностью, страхом и смирением веет от этой унылой осенней картины, которая невольно вызывает ассоциации с таким же тягостным состоянием русского народа. Теми же мрачными красками рисует поэт осенний пейзаж в стихотворении.

    Добивается он такого ощущения использованием эпитетов («грустную думу», «печальный ответ», «сердце больное», «заунывную песню»); и олицетворений («лес обнажился», «шепчут колосья», «руки высохли в щепку»).

    Шепот созревших колосьев, которые некому убирать, рассказывает печальную повесть о судьбе крестьянина, погубленного невыносимыми условиями жизни. Безнадежно больной пахарь так и не появляется в стихотворении, но кажется, что слышишь его заунывную песню, видишь, как он задумчиво шагает по полосе, налегая на соху.

    Пожалуй, начнем сопоставительный анализ со стихотворений Ф.И. Тютчева «Осенний вечер» и А.А.Фета «Ласточки пропали», потому что мировоззрение этих поэтов во многом совпадает.

    Постараемся ответить на вопрос какова же эмоциональная оценка осени, изображенная в этих двух стихотворениях.

    В творчестве Тютчева пейзажная лирика настолько тесно сплетена с его философскими раздумьями о жизни, что рассматривать эти основные мотивы его поэзии следует в их неразрывном единстве.

    Не зря в работе Соловьева В.С. «О поэзии Тютчева» он отмечает, «что преимущество Тютчева перед многими из них состоит в том, что он вполне и сознательно верил в то, что чувствовал — ощущаемую им живую красоту принимал и понимал не как свою фантазию, а как истину».

    В этом стихотворении, рисующем наступление осени, Ф.И.Тютчев очень точно передает настроение светлой грусти, мысль о скоротечности и прелести жизни.

    В этом проникновенном осеннем пейзаже, помимо конкретности и точности реалистических деталей, проявляется замечательная способность Тютчева — пробуждать воображение читателя.

    Не смотря на какую-то тоску и обреченность поэзия Тютчева оптимистична. Он заостряет внимание в изображении своей осени, как я уже писала, на таинственной красоте осеннего вечера.

    А. Фет, как и Ф. Тютчев, достиг в пейзажной лирике блистательных художественных высот. А. К. Толстой очень тонко уловил неповторимое фетовское качество — способность передать природные ощущения в их органическом единстве, когда «запах переходит в цвет перламутра, в сияние светляка, а лунный свет или луч утренней зари переливаются в звук».

    Пейзажная лирика Фета, в данном случае изображение осени, как и у Тютчева, неотделимо от человеческой личности, его мечтаний, стремлений и порывов.

    В осени Фета мы так же слышим отголоски человеческой души. Картины и образы осени, возникающие перед нами при чтении стихотворения, отличаются удивительной яркостью, конкретностью, живописностью.

    Это и образ стаи грачей, которая кружится на фоне вечерней зари, напоминая прихотливо извивающуюся, непрерывно меняющую свою форму сеть. Это и конкретные детали, передающие атмосферу поздней осени: ранние сумерки, обвальный листопад, резкий порывистый ветер. Это и образы осеннего кочевья — вереницы птиц, летящие на юг, кусты перекати-поле, несущиеся по степи.

    То, что скрывается в первой части «между строк», оставаясь вне «светлого поля сознания» читателя, во второй части выводится наружу, становится более доступным для восприятия. Так, мотив неволи получает прямое выражение во фразе: «Выйдешь — поневоле Тяжело — хоть плачь».

    Более глубокого понимания стихотворений мы можем достичь, обратившись к их конструкционным особенностям.

    При внимательном рассмотрении мы можем убедиться, что стихотворение А. Фета, написанное трехстопным хореем, в своем ритмическом строении отчетливо делится на две равные части. В первой из них (1-2 строфы) наблюдается относительно спокойный ритм, при этом 5 стихов имеют тождественный ритмический рисунок.

    Стихотворение Тютчева написано пятистопным ямбом, и мы видим насколько разные настроения они передают!

    Как я уже писала, если стихотворение Тютчева проникнуто светлой грустью, при этом оно оптимистично, то стихотворение Фета, изображение осени проникнуто мрачным настроением, угнетающим.

    Такое же настроение возникает и при чтении стихотворения Н.А.Некрасова.

    В отличие от Тютчева, стихи Некрасова всегда сопровождаются неким конфликтом, разочарованием, безысходностью. В стихотворении «Несжатая полоса» есть фразы такого рода.

    Осень у Некрасова неравнодушна к человеческим страданиям, она скорбит вместе со всем русским народом о его несчастной судьбе.

    Безнадежностью, страхом и смирением веет от этой унылой осенней картины, которая невольно вызывает ассоциации с таким же тягостным состоянием русского народа.

    Продолжая сопоставление Некрасова с поэтами предшественниками и современниками необходимо отметить, что, к примеру, в творчестве Фета, содержание лирики замыкается на внутреннем состоянии субъекта, и нет сколько-либо видимого выхода «во внешний мир».

    Некрасов занимает в этом отношении принципиально иную позицию. Его творчество не замыкается на «внешнем» или «внутреннем» аспекте. Его позицию в этом вопросе можно охарактеризовать как «среднюю». Некрасовская лирика вбирает в себя всё пространство окружающего и внутреннего мира. В его стихах тесно переплетены социальные мотивы, внутреннее состояние, мировоззрение, пейзажи и описания.

    Используя такие изобразительные средства, как эпитеты и олицетворения, автор наделяет осенний пейзаж человеческими чувствами и переживаниями.

    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: