Лучшие стихотворения тютчева

Тютчев Федор Иванович (1803 — 1873)

Русский поэт, член-корреспондент петербургской Академии Наук (1857). Духовно-напряженная философская поэзия Тютчева передает трагическое ощущение космических противоречий бытия. символический параллелизм в стихах о жизни природы, космические мотивы. Любовная лирика (в т. ч. стихи «Денисьевского цикла»). В публицистических статьях тяготел к панславизму.

Родился 23 ноября (5 декабря н.с.) в усадьбе Овстуг Орловской губернии в стародворянской среднепоместной семье. Детские годы прошли в Овстуге, юношеские — связаны с Москвой.

Домашним образованием руководил молодой поэт-переводчик С. Раич, познакомивший ученика с творениями поэтов и поощрявший его первые стихотворные опыты. В 12 лет Тютчев уже успешно переводил Горация.

В 1819 поступил на словесное отделение Московского университета и сразу принял живое участие в его литературной жизни. Окончив университет в 1821 со степенью кандидата словесных наук, в начале 1822 Тютчев поступил на службу в Государственную коллегию иностранных дел. Через несколько месяцев был назначен чиновником при Русской дипломатической миссии в Мюнхене. С этого времени его связь с русской литературной жизнью надолго прерывается.

На чужбине Тютчев провел двадцать два года, из них двадцать — в Мюнхене. Здесь он женился, здесь познакомился с философом Шеллингом и подружился с Г. Гейне, став первым переводчиком его стихов на русский язык.

В 1829 — 1830 в журнале Раича «Галатея» были опубликованы стихотворения Тютчева, свидетельствовавшие о зрелости его поэтического таланта («Летний вечер», «Видение», «Бессонница», «Сны»), но не принесшие известности автору.

Настоящее признание поэзия Тютчева впервые получила в 1836, когда в пушкинском «Современнике» появились его 16 стихотворений.

В 1837 Тютчев был назначен первым секретарем Русской миссии в Турине, где пережил первую тяжелую утрату: умерла жена. В 1839 он вступил в новый брак. Служебный проступок Тютчева (самовольный отъезд в Швейцарию для венчания с Э. Дернберг) положил конец его дипломатической службе. Подал в отставку и поселился в Мюнхене, где провел еще пять лет, не имея никакого официального положения. Настойчиво искал пути возвращения на службу.

В 1844 переехал с семьей в Россию, а через полгода вновь был принят на службу в Министерство иностранных дел.

В 1843 — 1850 выступил с политическими статьями «Россия и Германия», «Россия и Революция», «Папство и римский вопрос», делая вывод о неизбежности столкновения между Россией и Западом и конечного торжества «России будущего», которая представлялась ему «всеславянской» империей.

В 1848 — 1849, захваченный событиями политической жизни, он создал такие прекрасные стихотворения, как «Неохотно и несмело. «, «Когда в кругу убийственных забот. «, «Русской женщине» и др., но не стремился напечатать их.

Началом поэтической известности Тютчева и толчком к его активному творчеству стала статья Некрасова «Русские второстепенные поэты» в журнале «Современник», в которой говорилось о таланте этого поэта, не замеченного критикой, и публикация 24 стихотворений Тютчева. К поэту пришло настоящее признание.

В 1854 вышел первый сборник стихотворений, в этом же году был напечатан цикл стихов о любви, посвященных Елене Денисьевой. «Беззаконные» в глазах света отношения немолодого поэта с ровесницей его дочери продолжались в течение четырнадцати лет и были очень драматичны (Тютчев был женат).

В 1858 он был назначен председателем Комитета иностранной цензуры, не раз выступая заступником преследуемых изданий.

С 1864 Тютчев несет одну потерю за другой: умирает от чахотки Денисьева, через год — двое их детей, его мать.

В творчестве Тютчева 1860? преобладают политические стихотворения и мелкие. — «на случаи» («Когда дряхлеющие силы. «, 1866, «Славянам», 1867, и др.).

Последние годы жизни тоже омрачены тяжелыми утратами: умирают его старший сын, брат, дочь Мария. Жизнь поэта угасает. 15 июля (27 н.с.) 1873 в Царском Селе Тютчев скончался.

«Как хорошо ты, о море ночное…» Ф. Тютчев

Как хорошо ты, о море ночное, —
Здесь лучезарно, там сизо-темно…
В лунном сиянии, словно живое,
Ходит, и дышит, и блещет оно…

На бесконечном, на вольном просторе
Блеск и движение, грохот и гром…
Тусклым сияньем облитое море,
Как хорошо, ты в безлюдье ночном!

Зыбь ты великая, зыбь ты морская,
Чей это праздник так празднуешь ты?
Волны несутся, гремя и сверкая,
Чуткие звёзды глядят с высоты.

В этом волнении, в этом сиянье,
Весь, как во сне, я потерян стою —
О, как охотно бы в их обаянье
Всю потопил бы я душу свою…

Анализ стихотворения Тютчева «Как хорошо ты, о море ночное…»

Первый вариант стихотворения появился на страницах литературно-политической газеты «День» в 1865 году. После публикации Тютчев выразил недовольство. По его словам, текст произведения редакция напечатала с рядом искажений. Так возникла вторая версия стихотворения, ставшая основной. С ней читатели познакомились в том же 1865 году благодаря журналу «Русский вестник».

Произведение посвящено памяти Елены Александровны Денисьевой — возлюбленной Тютчева, скончавшейся в августе 1864-го от туберкулеза. Смерть обожаемой женщины, роман с которой длился на протяжении четырнадцати лет, поэт переживал крайне тяжело. По свидетельствам современников, он не стремился скрывать от окружающих людей сильнейшую боль утраты. Более того — Федор Иванович постоянно искал собеседников, с которыми можно было бы поговорить о Денисьевой. По мнению некоторых литературоведов, именно посвящением Елене Александровне объясняется обращение лирического героя к морю на «ты» в первом четверостишии. Известный факт — поэт сравнивал любимую женщину с морской волной.

Стихотворение делится на две части. Сначала Тютчев рисует морской пейзаж. Море в его изображении, как и природа вообще, предстает одушевленным, одухотворенным. Для описания открывающейся перед лирическим героем картины используются олицетворения: море ходит и дышит, волны несутся, звезды глядят. Вторая часть произведения — совсем короткая. В последнем четверостишии поэт повествует о чувствах, испытываемых лирическим героем. Он мечтает слиться с природой, полностью погрузиться в нее. Это стремление во многом обусловлено увлечением Тютчева идеями немецкого мыслителя Фридриха Шеллинга (1775-1854). Философ утверждал одушевленность природы, считал, что она обладает «мировой душой».

Произведения Федора Ивановича, посвященные природе, — в большинстве случаев представляют собой признание в любви к ней. Поэту кажется несказанным наслаждением иметь возможность наблюдать за различными ее проявлениями. Тютчеву одинаково нравится любоваться июньской ночью, майской грозой, заснеженным лесом и так далее. Нередко свое отношение к природе он высказывает при помощи восклицательных предложений, выражающих восторг. Это можно заметить и в рассматриваемом стихотворении:
Тусклым сияньем облитое море,
Как хорошо ты в безлюдье ночном!

Лучшие стихотворения тютчева

Федор Иванович Тютчев

«Жизни блаженство
в одной лишь любви»

Удивительная, неповторимая и проникновенная любовная лирика Тютчева вошла в сокровищницу не только русской, но и мировой литературы. Его муза, скромная, даже стыдливая, благодаря абсолютному отсутствию в его поэзии эротизма, чувственных восторгов и пошлости, образов наложниц и цыганок, таких популярных в 40-60-х годах XIX века, кажется близкой и понятной внимательному читателю.

Центральное место в любовной лирике Ф.И. Тютчева бесспорно занимает Денисьевский цикл, лирический дневник, исповедь последней любви 47-летнего мужчины и 24-летней девушки, Елены Александровны Денисьевой. Их отношения продолжалась 14 лет. В самом начале их встреч поэт предчувствовал волю рока в союзе их душ:
И роковое их слиянье,
И. поединок роковой.
«Предопределение»

Сколько пришлось пережить юной девушке, так страстно влюбленной в поэта: она оказалась отвергнутой обществом, даже отец отрекся от неё, когда узнал о связи с женатым мужчиной. В марте 1851 года, Тютчев написал:
Толпа вошла, толпа вломилась
В святилище души твоей,
И ты невольно устыдилась
И тайн и жертв, доступных ей.

Драматизм усиливается в стихотворении «О, как убийственно мы любим. », где в сущности, пред¬стает образ убитой, погубленной любви. Ф.И. Тютчев чувствовал свою безграничную вину и перед Еленой, и перед законной женой. Обеих он любил, ни от одной не мог отказаться.

Самоотверженность, бескорыстная, самозабвенная, страстная и жертвенная любовь женщины возносит её образ в стихах Тютчева до образа Мадонны, хотя Федор Иванович не произносит этого слова. Зато в его поэзии нашли отражение строки: «Любила ты, и так, как ты, любить — Нет, никому еще не удавалось!», которые эхом отозвались в поэзии А. Блока, преклонявшегося перед Тютчевым: «Да, так любить, как любит наша кровь,/ Никто из вас давно не любит!»

Смерть Елены Александровны от чахотки 4 августа 1864 года была невосполнимой утратой для поэта. Стихотворение «Весь день она лежала в забытьи» показывает сколь велико, поистине безмерно человеческое горе в момент прощания с близким и дорогим существом, подарившем поэту «блаженство» «последней любви».

Во время отношений с Е.А. Денисьевой Ф.И. Тютчев был женат на Эрнестине Дернберг, которой суждено было пройти по жизни рядом с Федором Ивановичем до конца его дней. Он любил её самозабвенно, она была его идеалом, в котором воплощено все «лучшее» и «высшее».

Мне благодатью ты б была —
Ты, ты, моё земное провиденье.

Чувством к Эрнестине вызваны строки ещё одного тютчевского шедевра — «Люблю глаза твои, мой милый друг. ».

В 1850-1853 годах их отношения перешли в переписку, мучительную, долгую, то раскаляющую страсти до предела, то примиряющую супругов. Знаменитое стихотворение «Она сидела на полу» написано об этом периоде отношений с супругой.

Эрнестина Федоровна не решалась или же не унижалась до разговоров о той, которая встала между нею и мужем. Они страдали оба. Федор Иванович от любви к двум женщинам, от своего предательства жены, его жена – от необходимости делить любимого с другой, от невозможности разорвать отношения, от сострадания и приятия поэта. Эрнестина любила Федора Ивановича настолько, что понимала все его страдания и душевные мучения, они принимала его, прощала и оберегала от ударов судьбы, она примиряла его с самим собой, когда он не мог себя простить. И он не простил себя.

Две параллели в жизни неслиянны.
Неразделимо устремились в высь
И осиялись светом первозданным —
В стихе одном два ангела слились.

Образы героинь обеих женщин поэт любил возвышенно и искренне. Выстраданная любовь, не покидающее чувство вины перед женщинами нашли отражение в любовной лирике Тютчева, такой страстной и проникновенной.

Я очи знал,- о, эти очи.

Я очи знал,- о, эти очи!
Как я любил их — знает Бог!
От их волшебной, страстной ночи
Я душу оторвать не мог.

В непостижимом этом взоре,
Жизнь обнажающем до дна,
Такое слышалося горе,
Такая страсти глубина!

Дышал он грустный, углубленный
В тени ресниц ее густой,
Как наслажденье, утомленный,
И, как страданья, роковой.

И в эти чудные мгновенья
Ни разу мне не довелось
С ним повстречаться без волненья
И любоваться им без слез.

Я знал ее еще тогда.

Я знал ее еще тогда,
В те баснословные года,
Как перед утренним лучом
Первоначальных дней звезда
Уж тонет в небе голубом.

И всё еще была она
Той свежей прелести полна,
Той дорассветной темноты,
Когда, незрима, неслышна,
Роса ложится на цветы.

Вся жизнь ее тогда была
Так совершенна, так цела,
И так среде земной чужда,
Что, мнится, и она ушла
И скрылась в небе, как звезда.

Я встретил вас — и все былое.

Я встретил вас — и все былое
В отжившем сердце ожило;
Я вспомнил время золотое —
И сердцу стало так тепло.

Как поздней осени порою
Бывают дни, бывает час,
Когда повеет вдруг весною
И что-то встрепенется в нас,-

Так, весь обвеян духовеньем
Тех лет душевной полноты,
С давно забытым упоеньем
Смотрю на милые черты.

Как после вековой разлуки,
Гляжу на вас, как бы во сне,-
И вот — слышнее стали звуки,
Не умолкавшие во мне.

Тут не одно воспоминанье,
Тут жизнь заговорила вновь,-
И то же в нас очарованье,
И та ж в душе моей любовь.

Любовь, любовь — гласит преданье —
Союз души с душой родной —
Их соединенье, сочетанье,
И роковое их слиянье.
И. поединок роковой.

И чем одно из них нежнее
В борьбе неравной двух сердец,
Тем неизбежней и вернее,
Любя, страдая, грустно млея,
Оно изноет наконец.

О, как на склоне наших лет
Нежней мы любим и суеверней.
Сияй, сияй, прощальный свет
Любви последней, зари вечерней!

Полнеба обхватила тень,
Лишь там, на западе, бродит сиянье,-
Помедли, помедли, вечерний день,
Продлись, продлись, очарованье.

Пускай скудеет в жилах кровь,
Но в сердце не скудеет нежность.
О ты, последняя любовь!
Ты и блаженство и безнадежность.

Пламя рдеет, пламя пышет.

Пламя рдеет, пламя пышет,
Искры брызжут и летят,
А на них прохладой дышит
Из-за речки темный сад.
Сумрак тут, там жар и крики,-
Я брожу как бы во сне,-
Лишь одно я живо чую:
Ты со мной и вся во мне.

Треск за треском, дым за дымом,
Трубы голые торчат,
А в покое нерушимом
Листья веют и шуршат.
Я, дыханьем их обвеян,
Страстный говор твой ловлю.
Слава богу, я с тобою,
А с тобой мне как в раю.

Она сидела на полу.

Она сидела на полу
И груду писем разбирала,
И, как остывшую золу,
Брала их в руки и бросала.

Брала знакомые листы
И чудно так на них глядела,
Как души смотрят с высоты
На ими брошенное тело.

О, сколько жизни было тут,
Невозвратимо пережитой!
О, сколько горестных минут,
Любви и радости убитой.

Стоял я молча в стороне
И пасть готов был на колени,-
И страшно грустно стало мне,
Как от присущей милой тени.

О, не тревожь меня укорой справедливой.

О, не тревожь меня укорой справедливой!
Поверь, из нас из двух завидней часть твоя:
Ты любишь искренно и пламенно, а я —
Я на тебя гляжу с досадою ревнивой.

И, жалкий чародей, перед волшебным миром,
Мной созданным самим, без веры я стою —
И самого себя, краснея, сознаю
Живой души твоей безжизненным кумиром.

О, как убийственно мы любим.

О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!

Давно ль, гордясь своей победой,
Ты говорил: она моя.
Год не прошел — спроси и сведай,
Что уцелело от нея?

Куда ланит девались розы,
Улыбка уст и блеск очей?
Все опалили, выжгли слезы
Горючей влагою своей.

Ты помнишь ли, при вашей встрече,
При первой встрече роковой,
Ее волшебный взор, и речи,
И смех младенчески живой?

И что ж теперь? И где все это?
И долговечен ли был сон?
Увы, как северное лето,
Был мимолетным гостем он!

Судьбы ужасным приговором
Твоя любовь для ней была,
И незаслуженным позором
На жизнь ее она легла!

Жизнь отреченья, жизнь страданья!
В ее душевной глубине
Ей оставались вспоминанья.
Но изменили и оне.

И на земле ей дико стало,
Очарование ушло.
Толпа, нахлынув, в грязь втоптала
То, что в душе ее цвело.

И что ж от долгого мученья
Как пепл, сберечь ей удалось?
Боль, злую боль ожесточенья,
Боль без отрады и без слез!

О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!

Не раз ты слышала признанье.

Не раз ты слышала признанье:
«Не стою я любви твоей».
Пускай мое она созданье —
Но как я беден перед ней.

Перед любовию твоею
Мне больно вспомнить о себе —
Стою, молчу, благоговею
И поклоняюся тебе.

Когда, порой, так умиленно,
С такою верой и мольбой
Невольно клонишь ты колено
Пред колыбелью дорогой,

Где спит она — твое рожденье —
Твой безыменный херувим,-
Пойми ж и ты мое смиренье
Пред сердцем любящим твоим.

Чему молилась ты с любовью

Чему молилась ты с любовью,
Что как святыню берегла,
Судьба людскому суесловью
На поруганье предала.

Толпа вошла, толпа вломилась
В святилище души твоей,
И ты невольно постыдилась
И тайн и жертв, доступных ей.

Ах, если бы живые крылья
Души, парящей над толпой,
Ее спасали от насилья
Бессмертной пошлости людской!

Комментарии к стихотворениям Ф. И. Тютчева

(Часть I)

«Весенняя гроза» – считается, что Тютчев, передав ветренной Гебе (богине Неба) наполненный громами Зевсов кубок, слишком уж вольно переиначил античный миф. На самом деле, мнимая ошибка отсылает к Державину, к его гениальной громокипящей грозе, а главное к державинскому портрету Екатерины Великойю На державинской парсуне императрица представлена в образе сошедшей с облаков античной богини, а рядом с нею — великодержавный ею вскормленный орел. Державин писал свою Фелицу не с натуры, а копировал знаменитый портрет Екатерины работы художника Левицкого, о чем и Тютчеву, и читающей публике первой половины XIX века было наверняка известно.

«Двум сестрам» – А. Полонский, автор книги «Прогулки с Тютчевым по Мюнхену», утверждает, и с его доводами нельзя не согласиться, что адресатами стихотворения являются первая жена поэта Элеонора и ее младшая сестра Клотильда и что Федор Иванович «во власти сложных чувств к обеим». Действительно, Клотильда в течении двенадцати лет, вплоть до смерти Элеоноры, жила в доме Тютчевых как крестная мать их дочерей. В нее многие были влюблены. В том числе и знаменитый немецкий поэт Генрих Гейне. Не было недостатка и в женихах. Однако девица Ботмер отказывала решительно всем претендентам. Лишь после того, как Федор Иванович, овдовев, женился (вторым браком) на Эрнестине фон Дернберг, она наконец-то приняла предложение давным-давно влюбленного в нее барона Мальтица. А. Полонский пологает также, что именно Клотильде, а не Амалии Крюденер, посвящено и знаменитое стихотворение Тютчева 1870 года «Я встретил вас — и все былое. ».

«Я помню время золотое» – обращено к баронессе Амалии Крюденер. Правда, в то «золотое время», когда восемнадцатилетний Федор Тютчев, только что приехавший в Мюнхен, и четырнадцатилетняя Амалия встретились, она вовсе не была той победительной красавицей, какой станет через несколько лет. Незаконная дочь богатого немецкого аристократа графа Максимилиана Лерхенфельда, она в отрочестве, хотя фактически и приходилась супруге Николая I кузиной, жила в скромной бедности и носила простую фамилию Штернфельд из Дармштадта. Лишь в 1823 году ей было разрешено именоваться графиней Лерхенфельд, правда, без права на герб и генеалогию. Федор Тютчев, по обыкновению, страстно влюбился, но и Амалия была тронута, они даже обменялись шейными цепочками. Вскоре Тютчев уехал в отпуск в Россию, а когда вернулся, Амалия была уже баронессой Крюденер. Мужа она не любила, но это не слишком приятное для семнадцатилетней красавицы обстоятельство компенсировалось толпой поклонников, в числе которых, кстати, были и первые лица империи — и сам Николай I, и шеф его голубых жандармов граф Бенкендорф. Природа одарила Амалию не только удивительной нестареющей красотой, но и благодарной, долгой памятью сердца. Она тайком, не афишируя мотивов, помогала Тютчеву получать и сохранять относительно доходные места службы, хотя прекрасно знала, что дипломат он никакой, чиновник нерасторопный, а цензор слишком уж снихсходительный. Амалия даже вернула обещанный при обмене крестильными шнурками поцелуй. Без приглашения пришла к умирающему Тютчеву. Потрясенный поэт описал этот визит в письме к дочери: «Вчера я испытал минуту жгучего волнения вследствии моего свидания с графиней Адлерберг, моей доброй Амалией Крюденер, которая пожелала в последний раз повидать меня на этом свете и приезжала проститься со мной. В ее лице прошлое лучших моих лет явилось дать мне прощальный поцелуй».

«К Ганке» – посвящено чешскому ученому и видному общественному деятелю Вацлаву Ганке, с которым Тютчев познакомился в Праге в 1841 году.

«Знамя и слово» – посвящено немецкому писателю, публицисту и переводчику Карлу-Августу Варнгагену фон Энзе, много переводившему с русского языка. В молодости Энзе служил в русской армии, участвовал в войне 1812 года и хорошо знал русский язык.

«Глядел я, стоя над Невой» – в 1844 году Тютчев вернулся в Россию. Стояла глубокая осень, будущее было неопределенным, настроение — мрачным. У Федороа Ивановича не было привычки к петербургскому климату. Родился он на Орловщине, отрочество провел в Москве, возмужал в южной Европе, там и сделался «солнцепоклонником». Бессолнечные северные месяцы загоняли его в депрессии, депрессии были наследственными — от маменьки. Не прошло, однако, и месяца, как вчерашний европеец перестал обращать внимание на климатические неудобства, ибо понял, что здесь, в Петербурге, есть общество, в котором он может блистать, в котором могут оценить его ум. В результате родимый, но не милый Север, еще недавно столь унылый, получает высший в поэтическом мире Тютчева чин: чин чародея.

Всем людям хорошо известен факт о том, что дети в возрасте до 12 лет, гораздо легче воспринимают и запоминают иностранные слова, нежели дети более старшего возраста. Поэтому, не упустите момент, начните обучение детей английскому языку уже сегодня.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: