Лицейские годы Пушкина

Причиной этого была напряженность международной обстановки, заставлявшей предполагать неизбежность тяжелой войны с Наполеоном. Мог на подобное решение повлиять и определившийся состав молодых воспитанников Лицея. Устав Лицея вырабатывался в результате сотрудничества многих лиц.

Последняя редакция принадлежала Сперанскому. В организации Лицея ближайшее участие принимал министр народного просвещения Разумовский. В программу первых трех лет входило «грамматическое учение языков: российского, латинского, французского, немецкого», довольно обширный курс математики, от арифметики до тригонометрии включительно.

Изучались «первоначальные основания изящных письмян», т.е. разбор образцовых отрывков из произведений лучших писателей, и правила риторики.

Проходилась история и география. Кроме того, в программе были Закон Божий, чистописания, рисование, танцы, фехтование, верховая езда и плавание. В последующие годы список изучаемых дисциплин включал в себя: логику, нравственную философию, Право естественное, частное и публичное, Российское гражданское и уголовное право, финансы, статистику.

Отличительной особенностью Лицея был энциклопедический характер программы преподавания. Для устройства Александра в Лицей, далеко не богатым и не знатным Пушкиным пришлось прибегнуть к протекции влиятельного петербургского знакомого А.И. Тургенева. В июне 1811 поэт Василий Львович привез своего племянника в Петербург на приемные экзамены.

Александр сдавал вступительные экзамены 12 августа. При этом он получил следующие оценки: в грамматическом познании языков: российского – очень хорошо, французского – хорошо, немецкого – не учился; в арифметики – знает до тройного правила; в познании общих свойств тел – хорошо; в начальных основаниях географии и в начальных основаниях история – имеет сведения.

Выдержав испытания, Пушкин в числе 30 воспитанников был принят в Лицей. 19 октября 1811 года в торжественной обстановке состоялось открытие Лицея. В присутствии царя и царской семьи, высшего духовенства, членов Государственного совета, министров держал речь об обязанностях гражданина питомец Геттингенского университета, профессор естественного права Куницын: Вы помните: когда возник Лицей, Как царь открыл для нас чертог царицын, И мы пришли. И встретил нас Куницын Приветствием меж царственных гостей («19 октября 1836 г.») В первой сводке отзывов преподавателей о Пушкине, записанной Малиновским, значится: «Ветрен и легкомыслен, искусен в французском языке и рисовании, в арифметике ленится и отстает». В сводных сведениях за время с марта по ноябрь 1812 года Чириков (учитель рисования) по успехам в рисовании ставит Пушкина на четвертое место после Илличевского, Корфа и Есакова. Они вместе с Пушкиным отнесены к «первому отделению» (по успехам). Об Александре Чириков писал: «Отличных дарований, особенного прилежания, но тороплив и неосмотрителен; а потому и успехи его не столько ощутительны, как у первых троих его товарищей». Любопытно сопоставить первые впечатления преподавателей о Пушкине с мнением его друзей. И. Пущин познакомился с Александром на вступительных экзаменах.

Пушкин, в свою очередь, познакомил Пущина м Гурьевым и Ломоносовым.

Мальчики вчетвером часто собирались до самого дня переселения в Лицей. Пущин рассказывал о первых впечатлениях знакомства: «Мы все видели, что Пушкин нас опередил, многое прочел, о чем мы и не слыхали, все, что читал, помнил; но достоинство его состояло в том, что он отнюдь не дуиал выказываться и важничать… Все научное он считал ни во что и как будто желал доказать, что мастер бегать, прыгать через стулья, бросать мячик и пр.» С этой характеристикой гармонируют и стихи из восьмой главы «Евгения Онегина», исключенные Пушкиным из печатного текста: В те дни, когда в садах Лицея Я безмятежно расцветал, Читал охотно Елисея, А Цицерона проклинал, В те дни, как я поэме редкой Не предпочел бы мячик меткой.

Считал схоластику за вздор И прыгал в сад через забор… В тех же воспоминаниях Пущина, которым имеем полное право доверять, хотя они и писаны в 1858г., дана характеристика Пушкина в первые годы его пребывания в Лицее: «Пушкин с самого начала, был раздражительнее многих и потому не возбуждал общей симпатии. Не то чтобы он разыгрывал какую-нибудь роль между нами или поражал какими-нибудь особыми странностями, как это было в иных; но иногда неуместными шутками, неловкими колкостями сам ставил себя в затруднительное положение, не умея потом из него выйти. Это вело его к новым промахам, которые никогда не ускользают в школьных отношениях… В нем была смесь излишней смелости с застенчивостью, и то и другое невпопад, что тем самым ему вредило… Характерной чертой Пушкина было неумение в официальной обстановке обнаружить свои знания, и он проявлял себя менее подготовленным, чем был на самом деле. Все это вместе было причиной, что вообще не сразу отозвались воспитанники ему на привязанность к лицейскому кружку, которая с первой поры зародилась в нем». По-видимому, и литературная репутация Александра у лицеистов установилась не сразу; но, с другой стороны, может быть, именно литературной репутации Пушкин обязан той дружбе, которую он нашел в части своих лицейских товарищей. Уже в конце 1813 г. его поэтическое дарование было замечено.

Чириков в ведомости о «Свойствах воспитанников» о Пушкине пишет: «Легкомыслен, ветрен, неопрятен, нерадив; впрочем, добродушен, усерден, учтив, имеет особенную страсть к поэзии». Через год Чириков характеризовал Пушкина так: «Легкомыслен, ветрен, иногда вспыльчив; впрочем, весьма обходителен, остроумен и бережлив. К стихотворству имеет особенную склонность.

Подает надежду к исправлению». Недошедшие до нас произведения Пушкина, написанные в лицейские годы, далеко не ограничиваются простыми опытами. Есть ряд свидетельств, называющие крупные произведения, нам не известные. Так, в дневнике Пушкина под датой 10 декабря 1815 г. дан перечень его поэтических замыслов: «Вчера написал я третью главу Фатама или разума человеческого: Право естественное. Начал я комедию – не знаю, кончу ли ее.

Третьего дни хотел я начать ироническую поэму: Игорь и Ольга, а написал эпиграмму на Шаховского, Шихматова и Шишкова. Летом я напишу Картину Царского Села». В «Материалах для биографии А.С. Пушкина» Анненков пишет: «Некоторые из его товарищей еще помнят содержание романа «Фатама», написананного по образцу сказок Вольтера». Итак, среди недошедших до нас лицейских произведений Пушкина были два романа, две комедии, поэму эпическую и поэму описательную. Все это свидетельствует, что Пушкин уже в юные годы ставил себе задачей создание крупного, значительного по замыслу и содержанию произведению. К числу крупных произведений лицейского периода, дошедших до нас, принадлежит неоконченная поэма «Монах». Она была обнаружена в архиве Горчакова в 1928 г.

Следующей за «Монахом» попыткой такого рода является «Бова». Поэма эта относится к 1814 г. Время создания определяется содержанием: в «Бове» упоминается Наполеон в качестве «императора Эльбы». По собственному свидетельству Пушкина, еще в Лицее начал он писать «Руслана и Людмилу». Очевидно, это и был следующий за «Бовой» эпический замысел Пушкина, на этот раз доведенный до конца. Но вся поэма в целом уже принадлежит Петербургскому периоду. И те части, которые были написаны в Лицее, по-видимому, подверглись решительной переработке. К числу фрагментов больших замыслов можно было бы отнести и большое стихотворение 1816 г. «Сон», т.к. оно имеет подзаголовок «Отрывок». Отрывок этот может быть отнесен к шутливой разновидности дидактических поэм.

Основную часть дошедшего до нашего времени лицейского творчества Пушкина составляют мелкие стихотворения.

Характер их довольно пестрый, особенно вначале, когда еще не определились собственные наклонности и вкусы мальчика-поэта. Среди них выделяются: «К Батюшкову», «Гроб Анакриона», «К лире», «К Галичу». В 1914 г. в журнале «Вестник Европы» было напечатано первое стихотворение Пушкина «К другу стихотворцу». Но подлинный триумф ждал Пушкина на пороге второго трехлетия его обучения в Лицеи. К дню публичного экзамена по русской словесности он получил задание написать оду «Воспоминание в Царском Селе». На экзаменах присутствовал патриарх русской литературы, признанный мастер одоичного жанра Г.Р. Державин.

Пушкин вспоминал: «Это было в 1815 г., на публичном экзамене в Лицее. Как узнали мы, что Державин будет к нам, все мы взволновались…Державин был очень стар.

Экзамен наш очень его утомил. Он дремал до тех пор, пока не начался экзамен в русской словесности. Тут он оживился, глаза заблистали; он преобразился весь.

Разумеется, читаны были его стихи, разбирались его стихи, поминутно хвалили его стихи. Он слушал с живостью необыкновенной.

Наконец вызвали меня. Я прочел мои «Воспоминания в Царском Селе», стоя в двух шагах от Державина. Я не в силах описать состояние души моей: когда дошел я до стиха, где упоминаю имя Державина, голос мой отроческий зазвенел, а сердце забилось с упоительным восторгом… Не помню, как я кончил свое чтение, не помню, куда убежал.

Державин был в восхищении; он меня требовал, хотел меня обнять… Меня искали, но не нашли…» С легкостью подхватил Пушкин тяжеловесный одический стиль 18 века, предавая ему оттенок поэтической игры, литературной импровизации. О славе героев исторического прошлого он говорит свойственным той эпохе литературным языком: О, громкий век военных споров, Свидетель славы россиян! Ты видел, как Орлов, Румянцев и Суворов, Потомки грозные славян, Перуном Зевсовым победу похищали; Их смелым подвигам страшась дивился мир; Державин и Петров героям песнь бряцали Струнами громозвучных лир.

Обратимся к отдельным профессорам Лицея, с которыми так или иначе связана жизнь Пушкина или его творчество, в частности, к тем из них, которые могли бы оказать некоторое влияние на его поэтические занятия.

Постоянным профессором российской словесности был Н.Ф. Кошанский.

Правда, частые и продолжительные болезни вызывали длительные перерывы в его преподавании, когда его заменяли сперва Галич, а позднее Георгиевский. Тем не менее основной тон в преподавании «российской и латинской словесности» задан был Кошанским.

Риторику Пушкин изучал в Лицеи у трех преподавателей: Кошанский читал русскую и латинскую риторику, Будри – французскую и Гауеншильд – немецкую. Будри, младший брат Марата, охарактеризован Пушкиным в « table-talk »: «Будри, профессор французской словесности, несмотря на свое родство, демократические мысли, замасленный жилет, вообще наружность, напоминавшую якобинца, был на свои коротеньких ножках очень ловкий придворный.» Гауеншильд, преподававший немецкую литературу, был предметом ненависти лицеистов. Он фигурируют в сатирических лицейских куплетах в самом черном свете. В этом карьеристе австрийского происхождения подозревали, и не без основания, осведомителя Меттерниха.

Гораздо значительнее было влияние на учеников Куницына, преподавшего нравственность, логику и юридические предметы.

Куницыну Пушкин посвятил несколько значительных строк в стихотворениях, посвященных Лицею: Куницыну дар сердца и вина! Он создал нас, он воспитал наш пламень, Поставлен им краеугольный камень, Им чистая лампада возжена. («19 октября 1825 года») Из других преподавателей можно упомянуть Кайданова, о котором, впрочем, весьма единодушно отзываются как о посредственности. Он читал историю, географию и статистику.

Другие преподаватели представляют мало интереса. Их в общем нелестные характеристики сохранили нам так называемые «национальные песни» лицеистов первого выпуска. Одна из этих песен записана Пушкиным в его лицейский дневник. В ней имеется куплет на профессора математики, физики и астрономии Карцева: А что читает Пушкин? Подайте-ка сюды! Ступай из класса с Богом, Назад не приходи. Кроме профессоров, определенную роль в Лицее играли воспитатели и другие служащие.

Любопытно, что среди них было большое число лиц, так или иначе причастных к литературе. Так, секретарем хозяйственного управления Лицея был Е.П. Люценко, еще с 1792 г. занимавшимся стихотворством. Среди литераторов Лицея был гувернер Иконников, хотя и ушедший из Лицея в 1812 г., но сохранявший отношения с воспитанниками до окончания ими Лицея. Он писал стихи и поощрял лицеистов к поэзии. К числу поэтов принадлежал гувернер и учитель рисования Чириков, автор рукописной трагедии «Герой севера», не дошедшей до нас.

Молодые воспитанники были окружены литературной атмосферой. Среди ближайших друзей Пушкина, конечно, следует вспомнить И.И. Пущина, соседа по «келье» в течение первых трех лет, будущего декабриста. С именем Пущина связано несколько стихотворений Пушкина, лицейских и позднейших.

Приезду его в Михайловское в 1825 г.

Пушкин посвятил строфу в стихотворении «19 октября 1825 года»: …Поэта дом опальный, О Пущин мой, ты первый посетил; Ты усладил изгнанья день печальный, Ты в день его Лицея превратил. Не менее близок был Пушкину и Дельвиг, с которым его связывали не только тесная дружба, но и позднейшие литературные отношения. Имя Дельвига как поэта гремело в стенах лицея наравне с другими первостепенными лицейскими поэтами.

Тесные узы связывали Пушкина и после окончания Лицея с В. Кюхельбекером, который, подобно Пушкину и Дельвигу, уже в стенах Лицея заявил себя поэтом. Связь Пушкина с Кюхельбекером не прекратилась и после ссылки Вильгельма в Сибирь.

Весной 1817 г. лицеисты стали готовиться к выпуску.

Шестилетний курс обучения подходит к концу. Стали думать о своей дальнейшей судьбе.

Оканчивающие Лицей направлялись либо на военную, либо на гражданскую службу.

Пушкин, друживший с царско-сельскими гусарами, давно мечтал о военной службе.

Это свободная энциклопедия школьных сочинений. Наша цель – ОБЛЕГЧИТЬ написание сочинений по русской литературе. Мы производим обмен РЕАЛЬНЫМИ сочинениями школьников с 5 по 11 классы. Узнать как происходит ОБМЕН вы можете ЗДЕСЬ

  • Автор: А. С. Пушкин
  • Произведение: Стихотворения Пушкина
  • Это сочинение списано 29 625 раз

Пейзажная лирика Пушкина богата и разнообразна. Она занимает важное место в творчестве поэта. Пушкин видел природу душой, наслаждался ее вечной красотой и мудростью, черпал в ней вдохновение и силы. Он был одним из первых русских поэтов, кто открыл читателям красоту природы и научил ею любоваться. В слиянии с природной мудростью Пушкин видел гармонию мира. Не случайно пейзажная лирика поэта проникнута философскими настроениями и размышлениями, можно проследить ее эволюцию на протяжении творческой деятельности Пушкина.

В лицейский период поэт создал элегии «Осеннее утро», «Певец» и другие, написанные в духе сентиментализма. В ранней лирике Пушкин использовал пейзажные зарисовки в качестве фона, на котором четче проступают разнообразные чувства лирического героя. По сравнению с поэтами предшествующих эпох, пейзажи Пушкина выглядят новыми, свежими, полными жизни.

В элегии «Деревня» пейзаж сельской местности дан, как идиллия, в первой и второй частях стихотворения «везде следы довольства и труда». Вокруг царят мир, покой, тишина. Здесь картины природы создают резкий контраст с содержанием третьей части, где автор обличает несправедливость правящих классов.

Стихотворения «К морю», «Погасло дневное светило…», «Редеет облаков могучая гряда», «Узник», «Птичка», «Кто, волны, вас остановил. » относятся к романтизму.

В стихотворении «Птичка» описан народный обычай выпускать на волю птиц из клеток на праздник Благовещения. У Пушкина этот обряд связывается с мотивом свободы, освобождением из плена.

Картина вечернего моря показана поэтом в стихотворении «Погасло дневное светило». Наступающая тьма превращает море в «угрюмый океан». Мрачный пейзаж вызывает тоску в душе лирического героя, который полон грусти и думает только о сердечных ранах. Герой внутренне стремится к «берегам печальной туманной родины».

Символом свободы в романтическом стихотворении «Узник» служит образ молодого орла. Поэт противопоставляет «темнице сырой», в которой находится узник, его воспоминания и мечты о море, горах, куда стремится его душа.

Находясь в южной ссылке, Пушкин во многих своих стихотворениях рисует пышную природу Крыма и Кавказа, описывает реальные пейзажи. Часто образы природы даются как символы, отражающие внутреннее состояние героя. Романтические образы моря, ветра, бури, волн, стихии широко используются в пейзажной лирике Пушкина. Так, в стихотворении «К морю» поэт воспевает «торжественную красу» моря, в которой он черпает вдохновение:

Глухие звуки, бездны глас,

И тишину в вечерний час,

И своенравные порывы!

В реалистических пейзажах отражена тема родины. В стихотворении «Зимнее утро» мы видим изумительную по красоте картину русской зимы:

Блестя на солнце, снег лежит,

Прозрачный лес один чернеет,

И ель сквозь иней зеленеет,

И речка подо льдом блестит.

Поэт указывает, что состояние природы влияет на настроение человека. Вечером, когда «вьюга злилась», подруга поэта «печальная сидела», но изменилась погода, выглянуло солнце, и мир преобразился.

К шедеврам пушкинской лирики относится стихотворение «Осень». Поэт пишет о своем любимом времени года. Для кого-то это «унылая пора», а для Пушкина – «очей очарованье!». Он любит «пышное природы увяданье, / В багрец и в золото одетые леса…». Именно осенью поэт чувствовал прилив душевных сил, стихи сами просились на бумагу.

Природа подталкивала Пушкина и к философским раздумьям и выводам. Вечно живую природу он противопоставлял краткой, полной горестей человеческой жизни. Но преодоление смерти поэт связывал только с природой, дающей мудрость и красоту.

Лицейские годы Пушкина

От администрации сайта

Уважаемые ученики, не списывайте. Почитайте внимательно сочинения и комментарии к ним. Сочинения публикуются без исправления ошибок. Учтите и то, что Интернет есть не только у вас, но и у ваших одноклассников и даже у учителей. Почитайте, подумайте и напишите свое сочинение

Лицейская лирика Пушкина

Лицейское творчество условно делится на два периода — ранний (1813—1815) и поздний (1815—1817). Ранний период проходит под знаком анакреонтики. Здесь преобладает поэзия, славящая наслаждение жизнью с ее радостями и весельем. Пушкин следует анакреонтической лирике Державина, Батюшкова, легкой французской поэзии. Он пишет о беспечном и беззаботном отношении к жизни и к ее горестям. Краткость жизни побуждает поэта насытиться ее чувственной прелестью. В упоении жизненными радостями происходит самоутверждение личности, которая отказывается от казенной морали, от условностей света, от погони за чинами, титулами, регалиями и богатством. Их место во множестве стихотворений занимает пир души и духа с непременными атрибутами — вином, любовью, дружбой, поэзией.

Поэзия пиршеств, вакхических удовольствий никак не совместима с религиозно-этическими нормами, светским этикетом, но вполне совместима с либеральными идеями личной свободы, защиты чести, достоинства, независимости мнений. Подлинный поэт, в представлении Пушкина, творит по наитию, по вдохновению, в противоположность ремесленнику, который не знает духовной свободы и подчиняет свою поэзию корыстным интересам. Следовательно, анакреонтика не просто жанр, но либерально-поэтическая установка творческой личности, которая порождает разнообразные жанры — от «анакреонтической оды» («Гроб Анакреона») до романса и «сказки» («Амур и Гименей»), В том же ключе формируется и самый распространенный жанр раннего лицейского периода — любовное и дружеское послание («К Наталье», «К другу стихотворцу»). Многие послания берут в качестве образца «Мои пенаты» Батюшкова. К ним относятся многочисленные послания к поэтам-учителям и друзьям. В посланиях обычно провозглашается литературная программа, устремленная к романтизму и исключающая классицизм.

Послания часто включают бытовые и сатирические сцены, которые присутствуют не как живые и непосредственные впечатления, а в качестве литературно-условных примет и имеют чисто жанровое происхождение. Особенность пушкинской поэтики в Лицее — усвоение принципов разных поэтических школ. Пушкин не стремился слепо, бездумно подражать Жуковскому или Батюшкову. Он учится у них писать, поэтому в посланиях Пушкин объявляет себя сторонником «арзамасских» творческих деклараций и одновременно отстаивает собственный путь. Так, послание «Батюшкову» («В пещерах Геликона. ») завершается знаменательной цитатой-концовкой («Будь всякий при своем»).

Если в посланиях, в романсах, в элегиях вырабатывался пушкинский поэтический язык психологической лирики, пока достаточно условный, изобилующий готовыми формулами, то в одических жанрах (ода, песня, гимн, дифирамб), оживленных батальной лирикой Отечественной войны 1812 года, слагалась гражданская лирика с ее высоким стилем слов-сигналов, за которыми стояли социально-политические понятия.

После 1815 года заметно усиливается оппозиционность общественных настроений. Если в ранний лицейский период основная установка Пушкина состоит в том, что жизнь дана для наслаждения, то в поздний лицейский период он сожалеет о том, что пиршество духа невозможно вследствие несовершенных обстоятельств. Земные радости, чувственные желания уступают место грусти. Невозможность достичь полноты душевной жизни выдвигает в поэзии на первый план жанр элегии и близкий к нему жанр романса. Господствующее положение занимает исповедальная любовная лирика, которая реализуется в двух разновидностях — «унылой» и любовной элегии.

В «унылой» элегии преобладает одна страсть — уныние, страдание от разлуки, воспоминание об утрате возлюбленной. Любовь, переживаемая героем, лишена, как правило, чувственного начала. Она созерцательна, платонична и часто религиозна.

Герой предстает мечтательным юношей — поэтом, оплакивающим любовные страдания. Типичная элегическая ситуация — предсмертный монолог. В таких элегиях преобладают устойчивые поэтические обороты («увяла в цвете лет» и пр.). Те же чувства любовного томления и уныния характеризуют и романс. Но в нем речь может идти о герое, отделенном от автора. Такому герою сообщается особая биография воина-певца, павшего на поле битвы («Наездники»). В романсе может звучать и гусарская тема («Слезы»), в которой оживают приметы лирики Д. В. Давыдова.

Любовная элегия, в отличие от «унылой», выражала противоречивый внутренний мир героя — «Элегия» («Опять я ваш, о юные друзья!»), «Элегия» («Я думал, что любовь погасла навсегда. »). Основной герой в ней — задумчивый отшельник, бегущий из общества в естественный мир любви, наслаждений, поэзии. Иногда он является в облике скептического вольнодумца. В отличие от «унылой», любовная элегия наполнена чувственной страстью. Герой в любовной элегии противоречив: он жаждет полноты наслаждений, но она оказывается невозможной.

В обращениях к друзьям («В альбом Илличевскому», «Товарищам», «В альбом Пущину», «Кюхельбекеру») возникает тема Лицея, мотив поэтического союза, «святого братства».

Итоги обозрения лицейской лирики таковы. Лицейская лирика носила типично жанровый характер. Она была поэтиче-ски-условной и отражала идеальную позицию Пушкина-поэта, но никак не его реальное жизненное поведение. Именно условность лирики была залогом поэтического новаторства Пушкина, который позднее наполнил условные поэтические формулы конкретным жизненным содержанием. Книжно-условный строй лицейской лирики отразился и на образе лирического героя. Он тоже жанровое лицо.

Юный Пушкин часто воображал себя то мечтательным, грустным поэтом («Певец»), то ленивым мудрецом («Городок»), то веселым и беспечным гулякой («Пирующие студенты»), В жизни он не был похож на литературные образы, которые возникали в его стихотворениях. Иначе говоря, в лицейской лирике в центре стихов находится не автор, а обобщенный условный образ, зависимый от жанра. Выбор жанра определяет и выбор лирических масок героя, которые постоянно меняются. В стихотворении «Послание к Юдину» появляется образ юноши-отшельника («Живу с природной простотой, С философической забавой И музой резвой и младой. »). В послании «К Батюшкову» возникает иная маска: «Философ резвый и пиит, Парнасский счастливый ленивец, Харит изнеженный любимец, Наперсник милых Аонид». В «Моем завещании» Пушкин примерил маску эпикурейца, поэта лени и сладострастной неги:

Здесь дремлет Юноша-Мудрец,
Питомец Heг и Аполлона.

В стихотворении «Опытность» приоткрылась другая маска — влюбленного гуляки, живущего простой и веселой жизнью. Смена масок — это одновременно и смена жанровых и стилистических примет. Пушкин в Лицее учился писать: каждую тему, каждый жанр преобразовывал соответственно своей личности, своим литературным взглядам и творческим целям.

В последних лицейских стихотворениях берет начало тема поэтического союза, дружеского братства. В них заметно усилились оппозиционные мотивы. Все это явные свидетельства органичного перелива лицейской лирики в творчество петербургского периода.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector