Лицейская лирика, дружеская лирика

2020 Copyright. All Rights Reserved.

The Sponsored Listings displayed above are served automatically by a third party. Neither the service provider nor the domain owner maintain any relationship with the advertisers. In case of trademark issues please contact the domain owner directly (contact information can be found in whois).

Лицейская лирика, дружеская лирика

Для Пушкина чувство дружбы &#151 это огромная ценность, которой равновелики лишь любовь, творчество и внутренняя свобода. Тема дружбы проходит через все творчество поэта, от лицейского периода и до конца жизни.

Будучи лицеистом, Пушкин пишет о дружбе в свете «легкой поэзии» французского поэта Парни. Дружеская лицейская лирика поэта во многом подражательна и противопоставлена классицизму. В стихотворении «К студентам» поэтизируется веселая пирушка, воспевается вино и радость дружеского беззаботного общения:

Друзья, досужий час настал,
Все тихо, все в покое.
Скорее скатерть и бокал,
Сюда вино златое!

В дружеской лирике также воспеваются и сентименталистские ценности, среди которых важное место занимает дружба «с Кифарой, с портиком, и с книгой, и с бокалом» («К Каверину», 1817). В этом послании Пушкин призывает всех своих друзей оставить волнения и заботы света и присоединиться к интимному кругу друзей, объединенных призывом:

Блажен, кто веселится
В покое, без забот.

Покой, беззаботное веселье, шумный пир друзей &#151 вот что составляют, по мнению поэта, человеческое счастье. Пушкин ставит это выше общественных и государственных дел:

И станут самые цари
Завидовать студентам.

В сердечности и искренности друзей Пушкин видит самое ценное: «Он друг без этикета. Не требует привета Лукавой суеты». Это чувство сердечной привязанности к своим друзьям Пушкин пронесет через всю жизнь. Чувство это присутствует даже в гражданской лирике петербургского периода. Поэты-декабристы видели в дружбе союз людей, скрепленный одной идеей, целью. Но в лирике Пушкина высокая цель не исключает наслаждение дружеским общением, даже наоборот, дружба становится опорой и поддержкой в гражданском служении долгу и отечеству.

Соединение интимного чувства дружбы с высокими гражданскими чувствами отражено в стихотворении «К Чаадаеву». Поэт призывает адресата к высокой цели не только как политического единомышленника, а именно как друга. Это подчеркнуто обращениями типа: «мой друг», «товарищ, верь».

Юный Пушкин начинает разрабатывать в своих стихах тему свободы, и дружба становится как бы «третьим компонентом» в ряду «любовь и тайная свобода». В стихотворении «Послание к кн. Горчакову» средоточием этой свободы опять становится «младых повес счастливая семья. где ум кипит, где в мыслях волен я». Дружеское общение становится как бы почвой этой свободы.

Но дружеские пиры происходят все реже и реже. Наступает разочарование и в гражданских идеалах. Во время южной ссылки Пушкин оказывается целиком охвачен романтическими настроениями. Дружеская лирика в этот период творчества поэта очень своеобразна. Романтик никогда не ищет счастья в друзьях, он порывает со своим прошлым. Малочисленную дружескую лирику этого периода отчетливо характеризует стихотворение «Дружба». Мотив этого стихотворения затем подхватит Лермонтов, что станет основным настроением его лирики.

Теперь друзьями Пушкина становятся море и горы, но с ними поэт не может быть на равных, хотя и говорит о шуме моря, прощаясь с ним, что шум этот как «друга ропот заунывный, как зов его в прощальный час». Уже само по себе стихотворение «К морю» является прощальным.

Южные романтические настроения поэта сменяются внутренним самосозерцанием. Душевная буря сменяется гармонией и покоем. Но наследие романтического периода &#151 свобода &#151 не оставляет поэта. В лирике этого периода звучит тема внутренней свободы. Дружеские чувства не зависят от политики, &#151 в них мы более свободны, чем в гражданских.

В стихотворении «19 октября 1827», написанном к годовщине открытия лицея, Пушкин говорит о том, что он по-прежнему помнит о всех своих друзьях, где бы они ни были. Для него они все равны: и те, кто на «царской службе», и те, кто в «мрачных пропастях земли». «Я гимны прежние пою», &#151 говорит поэт в стихотворении «Арион». Пушкин остается по-прежнему верен своим друзьям-декабристам. Он поддерживает их в трудный для них час своим знаменитым посланием в Сибирь «Во глубине сибирских руд. «. В этом стихотворении нет ни строчки о политическом перевороте, оно целиком наполнено дружеским участием. Под мечом, упоминающимся в конце стихотворения («И братья меч вам отдадут»), подразумевается, как мне кажется, не новое восстание, а символ дворянской чести.

Пушкин не разделяет политических взглядов декабристов, но душою он всегда остается с ними. Поэтому в своем посвящении юбилею Лицея в 1825 году он пишет:

Друзья мои, прекрасен наш союз!
Он как душа, неразделим и вечен.

Но в этом стихотворении, открывающем цикл стихотворений, посвященных лицейским годовщинам, уже четко просматривается тема одиночества. Поэту больно от того, что с ним нет его друзей:

Печален я: со мною друга нет,
С кем долгую запил бы я разлуку.

Со временем эти настроения все больше и больше завладевают поэтом, и каждое последующее стихотворение, посвященное лицейской годовщине, все более мрачно окрашено. Стихотворение 1836 года, посвященное празднованию последней в жизни Пушкина лицейской годовщины, отличается настроением «не мальчика, но мужа»:

Теперь не то: разгульный праздник наш
С приходом лет, как мы, перебесился,
Он присмирел, утих, остепенился,
Стал глуше звон его заздравных чаш.

В начале творчества тема дружбы была связана с весельем и свободой, позже она все больше связывается с грустью потерь. Пораженный смертью Дельвига, Пушкин пишет: «И мнится, очередь за мной». Стихотворение «Чем чаще празднует лицей. » тоже наполнено грустью. Итак, в конце жизни, пережив «бурь порыв мятежный», поэт возвращается к лицейской теме, но насколько иначе она звучит! Лицей становится в сознании Пушкина идеальным царством дружбы, а лицейские друзья &#151 идеальной аудиторией его поэзии, хранителями культа дружбы, как отмечают биографы поэта.

Лицейская лирика Пушкина

Лицейское творчество условно делится на два периода — ранний (1813—1815) и поздний (1815—1817). Ранний период проходит под знаком анакреонтики. Здесь преобладает поэзия, славящая наслаждение жизнью с ее радостями и весельем. Пушкин следует анакреонтической лирике Державина, Батюшкова, легкой французской поэзии. Он пишет о беспечном и беззаботном отношении к жизни и к ее горестям. Краткость жизни побуждает поэта насытиться ее чувственной прелестью. В упоении жизненными радостями происходит самоутверждение личности, которая отказывается от казенной морали, от условностей света, от погони за чинами, титулами, регалиями и богатством. Их место во множестве стихотворений занимает пир души и духа с непременными атрибутами — вином, любовью, дружбой, поэзией.

Поэзия пиршеств, вакхических удовольствий никак не совместима с религиозно-этическими нормами, светским этикетом, но вполне совместима с либеральными идеями личной свободы, защиты чести, достоинства, независимости мнений. Подлинный поэт, в представлении Пушкина, творит по наитию, по вдохновению, в противоположность ремесленнику, который не знает духовной свободы и подчиняет свою поэзию корыстным интересам. Следовательно, анакреонтика не просто жанр, но либерально-поэтическая установка творческой личности, которая порождает разнообразные жанры — от «анакреонтической оды» («Гроб Анакреона») до романса и «сказки» («Амур и Гименей»), В том же ключе формируется и самый распространенный жанр раннего лицейского периода — любовное и дружеское послание («К Наталье», «К другу стихотворцу»). Многие послания берут в качестве образца «Мои пенаты» Батюшкова. К ним относятся многочисленные послания к поэтам-учителям и друзьям. В посланиях обычно провозглашается литературная программа, устремленная к романтизму и исключающая классицизм.

Послания часто включают бытовые и сатирические сцены, которые присутствуют не как живые и непосредственные впечатления, а в качестве литературно-условных примет и имеют чисто жанровое происхождение. Особенность пушкинской поэтики в Лицее — усвоение принципов разных поэтических школ. Пушкин не стремился слепо, бездумно подражать Жуковскому или Батюшкову. Он учится у них писать, поэтому в посланиях Пушкин объявляет себя сторонником «арзамасских» творческих деклараций и одновременно отстаивает собственный путь. Так, послание «Батюшкову» («В пещерах Геликона. ») завершается знаменательной цитатой-концовкой («Будь всякий при своем»).

Если в посланиях, в романсах, в элегиях вырабатывался пушкинский поэтический язык психологической лирики, пока достаточно условный, изобилующий готовыми формулами, то в одических жанрах (ода, песня, гимн, дифирамб), оживленных батальной лирикой Отечественной войны 1812 года, слагалась гражданская лирика с ее высоким стилем слов-сигналов, за которыми стояли социально-политические понятия.

После 1815 года заметно усиливается оппозиционность общественных настроений. Если в ранний лицейский период основная установка Пушкина состоит в том, что жизнь дана для наслаждения, то в поздний лицейский период он сожалеет о том, что пиршество духа невозможно вследствие несовершенных обстоятельств. Земные радости, чувственные желания уступают место грусти. Невозможность достичь полноты душевной жизни выдвигает в поэзии на первый план жанр элегии и близкий к нему жанр романса. Господствующее положение занимает исповедальная любовная лирика, которая реализуется в двух разновидностях — «унылой» и любовной элегии.

В «унылой» элегии преобладает одна страсть — уныние, страдание от разлуки, воспоминание об утрате возлюбленной. Любовь, переживаемая героем, лишена, как правило, чувственного начала. Она созерцательна, платонична и часто религиозна.

Герой предстает мечтательным юношей — поэтом, оплакивающим любовные страдания. Типичная элегическая ситуация — предсмертный монолог. В таких элегиях преобладают устойчивые поэтические обороты («увяла в цвете лет» и пр.). Те же чувства любовного томления и уныния характеризуют и романс. Но в нем речь может идти о герое, отделенном от автора. Такому герою сообщается особая биография воина-певца, павшего на поле битвы («Наездники»). В романсе может звучать и гусарская тема («Слезы»), в которой оживают приметы лирики Д. В. Давыдова.

Любовная элегия, в отличие от «унылой», выражала противоречивый внутренний мир героя — «Элегия» («Опять я ваш, о юные друзья!»), «Элегия» («Я думал, что любовь погасла навсегда. »). Основной герой в ней — задумчивый отшельник, бегущий из общества в естественный мир любви, наслаждений, поэзии. Иногда он является в облике скептического вольнодумца. В отличие от «унылой», любовная элегия наполнена чувственной страстью. Герой в любовной элегии противоречив: он жаждет полноты наслаждений, но она оказывается невозможной.

В обращениях к друзьям («В альбом Илличевскому», «Товарищам», «В альбом Пущину», «Кюхельбекеру») возникает тема Лицея, мотив поэтического союза, «святого братства».

Итоги обозрения лицейской лирики таковы. Лицейская лирика носила типично жанровый характер. Она была поэтиче-ски-условной и отражала идеальную позицию Пушкина-поэта, но никак не его реальное жизненное поведение. Именно условность лирики была залогом поэтического новаторства Пушкина, который позднее наполнил условные поэтические формулы конкретным жизненным содержанием. Книжно-условный строй лицейской лирики отразился и на образе лирического героя. Он тоже жанровое лицо.

Юный Пушкин часто воображал себя то мечтательным, грустным поэтом («Певец»), то ленивым мудрецом («Городок»), то веселым и беспечным гулякой («Пирующие студенты»), В жизни он не был похож на литературные образы, которые возникали в его стихотворениях. Иначе говоря, в лицейской лирике в центре стихов находится не автор, а обобщенный условный образ, зависимый от жанра. Выбор жанра определяет и выбор лирических масок героя, которые постоянно меняются. В стихотворении «Послание к Юдину» появляется образ юноши-отшельника («Живу с природной простотой, С философической забавой И музой резвой и младой. »). В послании «К Батюшкову» возникает иная маска: «Философ резвый и пиит, Парнасский счастливый ленивец, Харит изнеженный любимец, Наперсник милых Аонид». В «Моем завещании» Пушкин примерил маску эпикурейца, поэта лени и сладострастной неги:

Здесь дремлет Юноша-Мудрец,
Питомец Heг и Аполлона.

В стихотворении «Опытность» приоткрылась другая маска — влюбленного гуляки, живущего простой и веселой жизнью. Смена масок — это одновременно и смена жанровых и стилистических примет. Пушкин в Лицее учился писать: каждую тему, каждый жанр преобразовывал соответственно своей личности, своим литературным взглядам и творческим целям.

В последних лицейских стихотворениях берет начало тема поэтического союза, дружеского братства. В них заметно усилились оппозиционные мотивы. Все это явные свидетельства органичного перелива лицейской лирики в творчество петербургского периода.

Тема дружбы и любви в лирике А. С. Пушкина

Страницы: [1] 2 (сочинение разбито на страницы)

В поэзии Пушкина тема дружбы и любви занимает значительное место. Великого поэта, как и его лирического героя, можно назвать подлинным певцом этих благородных чувств. Во всей мировой литературе нет более яркого примера особого пристрастия именно к этим сторонам человеческих отношений. Очевидно, истоки этих чувств были заложены в самой натуре поэта — благородной, отзывчивой, умеющей раскрывать в каждом человеке лучшие свойства его души. У Пушкина было много друзей; и близких и не очень близких. Широк диапазон его дружеских пристрастий — от простого и внешнего приятельства до .высоких степеней требовательности, бесстрашной и порою жертвенной дружбы. Пушкин братски любил и мечтательного Дельвига, и наивного Кюхельбекера, и благородного Пущина, и колко-остроумного Вяземского, и буйного Дениса Давыдова, и поэта-гражданина Рылеева, и свободолюбивого Чаадаева, и простодушного Нащокина.

Лирический герой Пушкина — необыкновенно доброжелательный к людям, искренний, гуманный. Еще в Лицее поэт приобрел много друзей, верность которым пронес через всю жизнь. Почти вся лирика лицейского периода адресована друзьям, вместе с которыми Пушкин познает мир, впитывает вольнолюбивые идеи Куницына, овладевает тайнами творчества, сидит за дружеским столом с чашей вина в руках.

Уже в первых лицейских стихотворениях можно почувствовать глубокое нравственное начало, которое отличает понимание дружбы Пушкиным — дружбы как высокого чувства, ведущего к совершенствованию человека. С этого времени поэт определяет дружбу как творческое единение людей, связанных общими чувствами, вкусами, мыслями, переживаниями.

В полушутливом, полусерьезном лицейском стихотворении «К студентам» (1814 г.) молодой Пушкин восклицает: «За здравье музы нашей пей. » И с этих пор тема дружбы всегда будет сочетаться в лирике Пушкина с темой поэзии, с темой поэтического творчества. Рядом с поэзией и дружбой в лирике поэта есть и другое, очищающее душу чувство — любовь. В раннем (1814 г.) стихотворении, посвященном другу — поэту Батюшкову, Пушкин, считая любовь наивысшим счастьем в мире, все же советует не забывать лиру даже ради любви:

И нежных муз не забывай;

Любви нет боле счастья в мире:

Люби — и пой ее на лире.

Тема музы, дружбы и любви звучит и в стихотворении «Мое завещание. Друзьям» (1815 г.), с обращением к Дельвигу и Пущину не забывать дружбы и музы, и в «Послании к Галичу» (1815 г.), любимому преподавателю и другу:

И дружба молодая

Однако уже в стихах этого периода звучат требования, которые лирический герой предъявляет к дружбе. Дружба — это не просто общий «легкий пыл похмелья» или «обмен тщеславия, безделья. » Дружба — это чистота помыслов, правдивость, благородство; это требовательность к себе и друзьям; это стремление к высокому; это целый кодекс нравственных принципов, выработанных для себя и своих друзей.

Один из основных мотивов, проходящих сквозь всю дружескую лирику Пушкина, — мотив верности в дружбе. Перед окончанием Лицея при расставании с первыми друзьями семнадцатилетний Пушкин уже говорит о нерасторжимом дружеском союзе и обещает служить ему всю жизнь.

В стихотворении «Разлука» (1817 г.), посвященном Кюхельбекеру, поэт клянется:

. Где б ни был я: в огне ли смертной битвы,

При мирных ли брегах родимого ручья,

Святому братству верен я.

Эта клятва не оказалась поэтическим преувеличением. Пушкин действительно через всю свою недолгую жизнь свято пронес верность дружбе и «вольности святой». Этот мотив звучит и в послании к Чаадаеву (1818 г.), человеку безукоризненной честности, высокого гражданского мужества и свободолюбия:

Души прекрасные порывы!

Для поэта «вольность святая» как для влюбленного юноши — «минута верного свиданья». Любовь к Родине для лирического героя, как и для самого поэта, и для Чаадаева, неотделима от борьбы за ее свободу. Поэтические средства стихотворения включают эмо-ционально-психологические эпитеты («тихая слава», «власть роковая», «нетерпеливая душа», «пленительное счастье»), яркие сравнения и метафоры («как ждет любовник молодой», «но в нас горит еще желанье», «пока сердца для чести живы»), «К Чаадаеву» — это жанр стихотворения-послания, в нем встречаются обращения, призывы («Мой друг», «Товарищ, верь. »), придающие ему оптимистическое звучание. Выразительна политическая лексика («под гнетом власти роковой», «свободою горим», «на обломках самовластья»). Высокую стилистическую окраску придают посланию славянизмы («слава», «отчизна», «внемлем», «упованье», «святой», «вспрянет»). Четырехстопный ямб с пиррихиями звучит ритмически по-разному: то создает настроение глубокого взволнованного раздумья, то передает стремительность, порыв, накал чувства.

Страницы: [1] 2 (сочинение разбито на страницы)

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: