Лирика нтова — отражение тревоги и печали жизни

Лирика М.Ю.Лермонтова — отражение тревоги и печали жизни

Михаил Юрьевич Лермонтов родился 3 октября 1814 года. Русская ветвь рода Лермонтовых вела свое начало от Георга Лермонтова, выходца из Шотландии, который в эпоху Смуты начала XVII века в составе шведского ополченияпопалвРоссию,принялрусскоеподданствои получил поместья в Галичском уезде Костромской губернии. Внуки Георга называли своим предком шотландского вельможу Лермонта, принадлежавшего к «породным людям Английской земли». Юный Лермонтов гордился иногда своим шотландским происхождением и зачитывался Байроном, чувствуя в нем не только «властителя дум», но и кровнородственную душу. Он называл Шотландию своей далекой родиной и считал себя «последним потомком отважных бойцов».

С младенчества душа будущего поэта познала тревоги и печали. Рано оставшись сиротой, мальчик сохранил в памяти облик матери. «Когда я был трех лет, то была песня, от которой я плакал: ее не могу теперь вспомнить, но уверен, что, если б услыхал ее, она бы произвела прежнее действие. Ее певала мне покойная мать», — записал шестнадцатилетний Лермонтов в своем дневнике. Стихотворение «Ангел», вероятно, навеяно смутным воспоминаниемонебесныхзвукахматеринскойпесни,которая не раз звучала над его колыбелью:

По небу полуночи ангел летел
И тихую песню он пел;
И месяц, и звезды, и тучи толпой
Внимали той песне святой.

Бабушка сразу же после смерти матери увезла любимого внука в свое имение Тарханы Пензенской губернии. Здесь она окружила Лермонтова заботой и лаской, не жалела средств для развития многообразных талантов мальчика, рано проснувшихся в нем, С детских лет он писал стихи, рисовал, увлекался музыкой, в совершенстве овладел европейскими языками. Но семейная драма наложила свой отпечаток на характер Лермонтова. Редкие свидания с отцом оставили в его душе глубокую рану. Сердце мальчика разрывалось между доброй бабушкой и любимым отцом:

Ужасная судьба отца и сына —
Жить розно и в разлуке умереть.
Но ты простишь мне! я ль виновен в том,
Что люди угасить в душе моей хотели
Огонь Божественный, от самой колыбели
Горевший в ней, оправданный Творцом?

Все это способствовало раннему пробуждению в маленьком Лермонтове аналитического отношения к миру, сложных чувств любви и обиды на самых близких людей, недоверчивого отношения к их любви и ласке.

В детстве Лермонтов много болел. Тяжелый недуг надолго приковывал его к постели, приучал к задумчивости и одиночеству.

Мальчик рано почувствовал себя одиноким и не понятым даже самыми близкими людьми. Его часто охватывала тоска по «душе родной», такой же неприкаянной и одинокой, способной понять его и утешить. Когда Лермонтову было десять лет, бабушка увезла его на Кавказ, в Горячеводск, на лечение его ревматической болезни. И здесь мальчик испытал первую любовь. В автобиографических заметках шестнадцатилетний Лермонтов писал: «Кто мне поверит, что я знал уже любовь, имея 10 лет от роду?».

С тех пор Лермонтов считал Кавказ своей поэтической родиной. В 1830 году в стихотворении «Чавказ» он писал:

Я счастлив был с вами, ущелия гор;
Пять лет пронеслось: все тоскую по вас.
Там видел я пару божественных глаз;
И сердце лепечет, воспомня тот взор:
Люблю я Кавказ.

В 1832 году Лермонтов был вынужден оставить Московский университет из-за конфликта с некоторыми профессорами. Он едет в Петербург и сдает экзамены в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров. «Два страшных года» — так определил Лермонтов время пребывания в учебном заведении, где «маршировки», «парадировки» и прочая военная муштра почти не оставляли времени для занятий серьезным литературным творчеством.

Это печальное время получит свое отражение в будущей лирике поэта.

Лермонтову кажется, что западноевропейская культура вступает в полосу необратимого кризиса, что в мировой смене народов, играющих в определенные исторические периоды главенствующую роль, Западу приходит черед уступить место другому, более молодому народу. Это волнует и тревожит душу яоэта, рождает в ней сомнения и надежду. Об этом пишет он в стихотворении «Умирающий гладиатор»:

Не так ли ты, о европейский мир,
Когда-то пламенных мечтателей кумир,
К могиле клонишься бесславной головою,
Измученный в борьбе сомнений и страстей,
Без веры, без надежд — игралище детей,
Осмеянный ликующей толпою?

Россия, по Лермонтову, — молодая, выходящая на мировую историческую сцену страна: она «вся в настоящем и в будущем». Какой же будет судьба ее народа? Чем жить ему, к чему стремиться?

Трагедию людей своего локоления Лермонтов раскрыл в замечательном стихотворении «Дума», соединяющем в себе сатиру и элегию:

Печально я гляжу на наше поколенье!
Его грядущее — иль пусто, иль темно.
Меж тем, под бременем познанья и сомненья,
В бездействии состарится оно.

Характерна повествовательная форма, избранная здесь поэтом. Перед нами бесстрашная и беспощадная в своей правде исповедь от лица целого поколения. Это дает возможность Лермонтову, с одной стороны, придать стихам глубоко лирический в своей исповедальности смысл, так как здесь он говорит и о себе, а с другой — как бы подняться над субъективным, личным в коллективное «мы>, отделить от себя и объективировать типические черты духовного облика, присущие людям его времени. Поэт чувствует не только сильные, но и слабые стороны «самопознания», «рефлексии», составлявших отличительное свойство людей тридцатых годов девятнадцатого века.

Лермонтову особенно ненавистна пассивность современников, пустота и бесцельность их жизни, бездейственность и бездуховность русского дворянства.

К добру и злу постыдно равнодушны,
В начале поприща мы вянем без борьбы;
Перед опасностью позорно-малодушны,
И перед властию — презренные рабы.

Поэт считает, что участь его поколения безотрадна: люди, которые «ненавидят и любят случайно» и безучастны к царящему в мире злу, не могут иметь будущего:

Толпой угрюмою и скоро позабытой
Над миром мы пройдем без шума и следа.

Он понимает, что в современном ему обществе невозможно найти применения лучшим человеческим стремлениям:

К чему глубокие познанья, жажда славы,
Талант и пылкая любовь свободы,
Когда мы их употребить не можем?

В стихотворении «Монолог» свое душевное состояние тревоги и печали Лермонтов объясняет общественной атмосферой, тем моральным гнетом, который подавлял любую мыслящую личность:

И душно кажется на родине,
И сердцу тяжко, и душа тоскует.

С тревогой размышляет поэт о будущем России. В стихотворении «Предсказание» он предвещает неминуемую гибель самодержавия: «. царей корона упадет». Но что принесет падение царской власти? По мнению Лермонтова, вовсе не процветание и благоденствие. Прежде всего будет уничтожен закон:

Когда детей, когда невинных жен
Низвергнутый не защитит закон.

Далее Лермонтов рисует не только тревожную и печальную, но и страшную в своем мракобесии картину: «смерть и кровь», «чума от смрадных, мертвых тел», голод и зарево пожарищ. На место свергнутого царя «явится мощный человек» с «булатным ножом» в руке, который будет мрачен и беспощаден:

И горе для тебя! — твой плач, твой стон
Ему тогда покажется смешон;
И будет все ужасно, мрачно в нем,
Как плащ его с возвышенным челом.

Как много из этого печального предсказания оказалось горькой правдой!

«Люблю Россию я, но странною любовью», — признается поэт в стихотворении «Родина». В чем же «странность», особенность этой любви? Снова тревожные, печальные ноты звучат в напевном слоге стихотворения. Россия представлялась Лермонтову как «страна рабов, страна господ». Именно поэтому его любовь к родине соткана из отрицания. Любя Россию, он видит нищету, бесправие, унижение русского народа. Это придает чувству любви к родине горечь и печаль.

Лирический герой Лермонтова, анализируя свои чувства и состояние души, приходит к выводу, что эти настроения характерны для его времени в целом. Гневным, не знающим жалости судьей выступает поэт в стихотворении «Как часто, пестрою толпою окружен. ». Перед ним предстают не живые мыслящие люди, а «. образы бездушные людей, приличьем стянутые маски». В таком обществе, равнодушном и пустом, в душе поэта наступает разочарование, тревога, боль. И рождаются проникновенно-печальные строки:

И скучно и грустно,
И некому руку подать
В минуту душевной невзгоды.

Автор этих строк предстает перед читателями непонятым и одиноким, наполненным вселенской неизбывной печалью.

Лермонтов сам признавался: «Любил с начала жизни я угрюмое уединенье, где укрывался весь в себя. ».

С томиком стихов Лермонтова хорошо погрустить одному в тишине, когда тебя обидят или не поймут. Я люблю этого поэта, тревожно-грустного, гордого, печального. И очевидно, Божественным роком была определена трагическая судьба человека, который писал такие строки: «Измученный тоскою и недугом. », «Болезнь в груди моей, и нет мне исцеленья. », «Я счастлив! — тайный яд течет в моей крови. ». Не мог влачить долгую и спокойно-равнодушную жизнь человек, который всерьез считал:

И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг, —
Такая пустая и глупая шутка-

Конечно не стоит подражать Лермонтову в его отношении к жизни, любви, людям. Но насколько серым, пустым и скучным станет все вокруг без таких гордых, одиноких характеров, полных тревоги и печали!

купить мбор 5ф и другую огнезащиту от ООО «КРОСТ», в том числе маты прошивные базальтовые, огнезащитную краску. Полный ассортимент огнезащитных материалов.

Лирика Михаила Лермонтова – отражение тревоги и печали жизни

Михаил Юрьевич Лермонтов родился 3 октября 1814 года. Русская ветвь рода Лермонтовых вела свое начало от Георга Лермонтова, выходца из Шотландии, который в эпоху Смуты начала XVII века в составе шведского ополчения попал в Россию, принял русское подданство и получил поместья в Галичском уезде Костромской губернии.

Внуки Георга называли своим предком шотландского вельможу Лермонта, принадлежавшего к «породным людям Английской земли». Юный Лермонтов гордился иногда своим шотландским происхождением и зачитывался Байроном, чувствуя в нем не

С младенчества душа будущего поэта познала тревоги и печали. Рано оставшись сиротой, мальчик сохранил в памяти облик матери. «Когда я был трех лет, то была песня, от которой я плакал: ее не могу теперь вспомнить, но уверен, что, если б услыхал ее, она бы произвела прежнее действие. Ее певала мне покойная мать», – записал шестнадцатилетний Лермонтов в своем дневнике. Стихотворение «Ангел», вероятно, навеяно смутным воспоминанием о небесных звуках материнской

По небу полуночи ангел летел

И тихую песню он пел;

И месяц, и звезды, и тучи толпой

Внимали той песне святой.

Бабушка сразу же после смерти матери увезла любимого внука в свое имение Тарханы Пензенской губернии. Здесь она окружила Лермонтова заботой и лаской, не жалела средств для развития многообразных талантов мальчика, рано проснувшихся в нем, С детских лет он писал стихи, рисовал, увлекался музыкой, в совершенстве овладел европейскими языками. Но семейная драма наложила свой отпечаток на характер Лермонтова. Редкие свидания с отцом оставили в его душе глубокую рану. Сердце мальчика разрывалось между доброй бабушкой и любимым отцом:

Ужасная судьба отца и сына –

Жить розно и в разлуке умереть…

Но ты простишь мне! я ль виновен в том,

Что люди угасить в душе моей хотели

Огонь Божественный, от самой колыбели

Горевший в ней, оправданный Творцом?

Все это способствовало раннему пробуждению в маленьком Лермонтове аналитического отношения к миру, сложных чувств любви и обиды на самых близких людей, недоверчивого отношения к их любви и ласке.

В детстве Лермонтов много болел. Тяжелый недуг надолго приковывал его к постели, приучал к задумчивости и одиночеству.

Мальчик рано почувствовал себя одиноким и не понятым даже самыми близкими людьми. Его часто охватывала тоска по «душе родной», такой же неприкаянной и одинокой, способной понять его и утешить. Когда Лермонтову было десять лет, бабушка увезла его на Кавказ, в Горячеводск, на лечение его ревматической болезни. И здесь мальчик испытал первую любовь. В автобиографических заметках шестнадцатилетний Лермонтов писал: «Кто мне поверит, что я знал уже любовь, имея 10 лет от роду?».

С тех пор Лермонтов считал Кавказ своей поэтической родиной. В 1830 году в стихотворении «Кавказ» он писал:

Я счастлив был с вами, ущелия гор;

Пять лет пронеслось: все тоскую по вас.

Там видел я пару божественных глаз;

И сердце лепечет, воспомня тот взор:

В 1832 году Лермонтов был вынужден оставить Московский университет из-за конфликта с некоторыми профессорами. Он едет в Петербург и сдает экзамены в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров. “Два страшных года” – так определил Лермонтов время пребывания в учебном заведении, где «маршировки», «парадировки» и прочая военная муштра почти не оставляли времени для занятий серьезным литературным творчеством. Это печальное время получит свое отражение в будущей лирике поэта.

Лермонтову кажется, что западноевропейская культура вступает в полосу необратимого кризиса, что в мировой смене народов, играющих в определенные исторические периоды главенствующую роль, Западу приходит черед уступить место другому, более молодому народу. Это волнует и тревожит душу поэта, рождает в ней сомнения и надежду. Об этом пишет он в стихотворении «Умирающий гладиатор»:

Не так ли ты, о европейский мир,

Когда-то пламенных мечтателей кумир,

К могиле клонишься бесславной головою,

Измученный в борьбе сомнений и страстей,

Без веры, без надежд – игралище детей,

Осмеянный ликующей толпою?

Россия, по Лермонтову, – молодая, выходящая на мировую историческую сцену страна: она “вся в настоящем и в будущем”… Какой же будет судьба ее народа? Чем жить ему, к чему стремиться?

Трагедию людей своего поколения Лермонтов раскрыл в замечательном стихотворении «Дума», соединяющем в себе сатиру и элегию:

Печально я гляжу на наше поколенье!

Его грядущее – иль пусто, иль темно.

Меж тем, под бременем познанья и сомненья,

В бездействии состарится оно.

Характерна повествовательная форма, избранная здесь поэтом. Перед нами бесстрашная и беспощадная в своей правде исповедь от лица целого поколения. Это дает возможность Лермонтову, с одной стороны, придать стихам глубоко лирический в своей исповедальности смысл, так как здесь он говорит и о себе, а с другой – как бы подняться над субъективным, личным в коллективное “мы”, отделить от себя и объективировать типические черты духовного облика, присущие людям его времени. Поэт чувствует не только сильные, но и слабые стороны “самопознания”, «рефлексии», составлявших отличительное свойство людей тридцатых годов девятнадцатого века.

Лермонтову особенно ненавистна пассивность современников, пустота и бесцельность их жизни, бездейственность и бездуховность русского дворянства.

К добру и злу постыдно равнодушны,

В начале поприща мы вянем без борьбы;

Перед опасностью позорно-малодушны,

И перед властию – презренные рабы.

Поэт считает, что участь его поколения безотрадна: люди, которые «ненавидят и любят случайно» и безучастны к царящему в мире злу, не могут иметь будущего:

Толпой угрюмою и скоро позабытой

Над миром мы пройдем без шума и следа.

Он понимает, что в современном ему обществе невозможно найти применения лучшим человеческим стремлениям:

К чему глубокие познанья, жажда славы,

Талант и пылкая любовь свободы,

Когда мы их употребить не можем?

В стихотворении «Монолог» свое душевное состояние тревоги и печали Лермонтов объясняет общественной атмосферой, тем моральным гнетом, который подавлял любую мыслящую личность:

И душно кажется на родине,

И сердцу тяжко, и душа тоскует…

С тревогой размышляет поэт о будущем России. В стихотворении «Предсказание» он предвещает неминуемую гибель самодержавия: «…царей корона упадет». Но что принесет падение царской власти? По мнению Лермонтова, вовсе не процветание и благоденствие. Прежде всего будет уничтожен закон:

Когда детей, когда невинных жен

Низвергнутый не защитит закон.

Далее Лермонтов рисует не только тревожную и печальную, но и страшную в своем мракобесии картину: «смерть и кровь», «чума от смрадных, мертвых тел», голод и зарево пожарищ. На место свергнутого царя «явится мощный человек» с «булатным ножом» в руке, который будет мрачен и беспощаден:

И горе для тебя! – твой плач, твой стон

Ему тогда покажется смешон;

И будет все ужасно, мрачно в нем,

Как плащ его с возвышенным челом.

Как много из этого печального предсказания оказалось горькой правдой!

“Люблю Россию я, но странною любовью”, – признается поэт в стихотворении «Родина». В чем же «странность», особенность этой любви? Снова тревожные, печальные ноты звучат в напевном слоге стихотворения. Россия представлялась Лермонтову как «страна рабов, страна господ». Именно поэтому его любовь к родине соткана из отрицания. Любя Россию, он видит нищету, бесправие, унижение русского народа. Это придает чувству любви к родине горечь и печаль.

Лирический герой Лермонтова, анализируя свои чувства и состояние души, приходит к выводу, что эти настроения характерны для его времени в целом. Гневным, не знающим жалости судьей выступает поэт в стихотворении «Как часто, пестрою толпою окружен…». Перед ним предстают не живые мыслящие люди, а «…образы бездушные людей, приличьем стянутые маски». В таком обществе, равнодушном и пустом, в душе поэта наступает разочарование, тревога, боль… И рождаются проникновенно-печальные строки:

И скучно и грустно,

И некому руку подать

В минуту душевной невзгоды…

Автор этих строк предстает перед читателями непонятым и одиноким, наполненным вселенской неизбывной печалью.

Лермонтов сам признавался: «Любил с начала жизни я угрюмое уединенье, где укрывался весь в себя…».

С томиком стихов Лермонтова хорошо погрустить одному в тишине, когда тебя обидят или не поймут. Я люблю этого поэта, тревожно-грустного, гордого, печального… И очевидно, Божественным роком была определена трагическая судьба человека, который писал такие строки: «Измученный тоскою и недугом…», «Болезнь в груди моей, и нет мне исцеленья…», «Я счастлив! – тайный яд течет в моей крови…». Не мог влачить долгую и спокойно-равнодушную жизнь человек, который всерьез считал:

И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем

Такая пустая и глупая шутка…

Конечно не стоит подражать Лермонтову в его отношении к жизни, любви, людям. Но насколько серым, пустым и скучным станет все вокруг без таких гордых, одиноких характеров, полных тревоги и печали!

Ночь печали

Категория: История
Тип: Реферат
Размер: 12.1кб.
скачать

План
Введение
1 Предыстория
2 События «Ночи печали»
3 Свидетельства очевидца
4 Источники и литература

Введение


1. Предыстория

Кортес вошёл в столицу ацтеков 8 ноября 1519 г., вскоре взяв правителя Монтесуму II фактически в заложники. Около полугода испанцы и их союзники — тласкаланцы удерживали власть в городе, причём вели себя как оккупанты, вызывая раздражение как местного населения, так и элиты. В июне следующего года появились слухи, что губернатор Кубы, находившийся во вражде с Кортесом, отправил хорошо вооружённый отряд Панфило де Нарваэса для ареста Кортеса. Кортес оставил две трети своих войск в качестве гарнизона Теночтитлана под командованием Педро де Альварадо, поспешив в Веракрус. В отсутствие Кортеса Альварадо проводил жёсткую политику по отношению к индейскому жречеству, в частности, устроил большую резню в центральном храме. Ацтеки избрали нового тлатоани — Куитлауака.

Кортесу удалось переманить на свою сторону солдат Нарваэса, и в Теночтитлан он вернулся со значительным подкреплением. Однако испанцы и тласкаланцы оказались блокированными в своей резиденции — дворце Ашаякатля. 27 июня 1520 г. при невыясненных обстоятельствах Монтесума скончался, и Кортес принял решение покинуть город.

2. События «Ночи печали»

Прорыву предшествовал штурм резиденции испанцев, продолжавшийся несколько дней. Кортес решил воспользоваться нелюбовью мексиканцев вести боевые действия ночью. Однако из восьми дамб, которыми Теночтитлан сообщался с сушей, четыре были перерезаны каналами, так что испанцам пришлось строить временные мосты. Авангардом командовал Гонсало де Сандоваль. Командование арьергардом было поручено Альварадо. Пройти незамеченными не удалось, индейцы пошли в атаку как с городских улиц, так и каноэ, проведённых в каналы. Потери были велики: Кортес в донесении Карлу V сообщал о 150 убитых испанцах и 2000 тласкаланцев, Франсиско Лопес де Гомара насчитал 450 погибших испанцев и 4000 тласкаланцев. Источники сходятся на том, что нераненых не осталось вообще. Частью мифологии конкисты стал героизм Альварадо, воспользовавшегося для форсирования канала копьём как шестом для прыжков в высоту. Среди спасшихся были и женщины: Малинче, наложница Альварадо — донья Луиса де Тласкала и две дочери Монтесумы.

После «ночи печали» испанцы сумели уйти в Сумпанго, а через две недели отправились в Тласкалу, где началась организованная подготовка осады Теночтитлана.

3. Свидетельства очевидца

…а теперь я сообщу, как мы приготовились. Прежде всего построен был переносной мост из надёжных брёвен и досок, чтобы перекидывать его через каналы взамен убранных; несли этот мост впереди армии. Для транспортировки его, установки и охраны назначены были 400 индейцев-тлашкальцев и 150 солдат; также для переноски артиллерии назначены были 200 индейцев из Тлашкалы и 50 солдат. Авангардом командовали Гонсало де Сандоваль и Диего де Ордас; а для поддержки их в бою были, между ними и серединой, Франсиско де Сауседо и Франсиско де Луго с отрядом из 100 молодых и ловких солдат; затем в середине были Кортес, Алонсо де Авила, Кристобаль де Олид и другие капитаны; арьергард поручен был Педро де Альварадо и Хуану Веласкесу де Леону. И присоединены были к середине капитаны и солдаты Нарваэса; а в середину, для переноса груза и охраны пленников и доньи Марины, и доньи Луизы, были назначены 300 тлашкальцев и 30 солдат

Вернёмся к Педро де Альварадо. Он между тем сообщил Кортесу и другим капитанам об участи отставших, и крупные слезы скатывались у него при этом донесении. И рассказал Педро де Альварадо, что Хуан Веласкес де Леон остался убитым со многими другими рыцарями, как нашими, так и Нарваэса, которых было больше 80, при опрокинувшемся переносном мосте, и что он и 4 солдата, которых он привёл с собой, после гибели конных перешли со многими опасностями по заполнившим этот промежуток [в дамбе] мёртвым [людям] и лошадям и поклаже; и сказал он ещё, что все дороги и мосты заняты вражескими воинами. И при этом печально известном мосте и совершил Педро де Альварадо свой знаменитый прыжок. Было это или нет — я не знаю, да и не до того было нам тогда, знаю лишь, что потом, когда мы брали Мешико, мне неоднократно пришлось биться подле этого моста, который и сейчас называется «Сальто де Альварадо» [(Salto de Alvarado)], и могу уверить, что через канал там немыслимо перемахнуть при помощи копья.

А согласно моим записям, нас, прибывших на помощь Педро де Альварадо в Мешико, было: более 1300 солдат, конных было 97, и 80 арбалетчиков и столько же аркебузников, и больше 2000 тлашкальцев и много артиллерии, а вступили мы в Мешико в день Сеньора Сан Хуана в июне 1520 года; и был наш выход-бегство [из Мешико] 10 июля месяца этого же года… Все теперешнее наше войско состояло из 440 человек, 20 лошадей, 12 арбалетчиков и 7 аркебузников, причём все, как уже сказано многажды, были изранены, запасы пороха истощились, тетивы у арбалетов взмокли.

Берналь Диас дель Кастильо. Правдивая история завоевания Новой Испании. Пер. Д. Н. Егорова.

Реферат на тему: Лирика Лермонтова

Раздел: Литература, Лингвистика ВСЕ РАЗДЕЛЫ

В стихотворении “как часто пестрою толпою окружен ”, построенному на контрасте – “приличьем стянутые маски” и “родные места” поэта – природа названа “царством дивным”: Зеленой сетью трав подернут спящий пруд. А за прудом село дымится – и встают Вдали туманы над полями Эти картины оживляют душу Лермонтова: “ я плачу и люблю”. Казалось бы, вот она – гармония, которую так тщетно ищет Лермонтов в мире людей, гармония – в единении с природой. Но, перечитывая внимательно страницы лирических стихотворений М. Ю. Лермонтова, невольно замечаешь, что у его лирического героя нет полного слияния с природой, и чаще всего чувства мучительного одиночества охватывает его и наедине с природой. Это воплощено в своеобразных пейзажных зарисовках, в которых чувствуется затаенная боль поэта. В стихах возникает образ сосны, тоскующей о пальме, одинокого утеса, от которого умчалась “тучка золотая”, одинокого паруса, одинокого дубового листка, оторвавшегося от “ветки родимой” и нигде не находящего приюта. Пейзажная лирика раскрывает еще одну грань раздумий Лермонтова – о роли природа в духовной жизни человека. В стихотворении “Когда волнуется желтеющая нива ” лирический герой испытывает умиротворяющее воздействие “румяного вечера”, “златого утреннего часа”, когда “волнуется желтеющая нива”, кивают головками ландыши, играет по оврагу ключ, свежий лес шумит при звуке ветерка. Для создания картин идеальной красоты поэт использует эмоциональные эпитеты: сладостный листок, душистая роса, приветливое кивание ландыша, таинственная сага, мирный край. Все средства изобразительности направлены на то, чтобы показать поэтичность и вместе с тем успокоительное воздействие природы на человека: Тогда смиряется души моей тревога, Тогда расходятся морщины на челе, — И счастье я могу постигнуть на земле. Природа в стихотворениях Лермонтова полна одушевления, огромной таинственной жизни. Сознавая трагический характер своего одиночества, поэт не может ощутить полного слияния с природой. С особенной выразительностью это раскрывается в стихотворении “Выхожу один я на дорогу”, принадлежащий к числу наиболее проникновенных созданий лермонтовской лирики. Блаженство умиротворения, которое царствует в природе, тихой беседе звезд, спокойному сну земли “в сиянье голубом” Лермонтов противопоставляет взволнованный мир человеческих чувств, муку неустанных вопросов, входящих в противоречие с гармонией вселенной: Жду ль чего? Жалею ли о чем? Уж не жду от жизни ничего я, И не жаль мне прошлого ничуть. Перекличка вопросов и ответов придает особую тональность стихотворению. Слова, звучащие, казалось бы, безнадежно, не означают, однако, отказа от жизни. При всей тяжести существования, при всех ударах судьбы поэт противится холодному сну могилы. Еще дремлют в груди его силы жизни, еще дорог ему сладкий голос песен. Сквозь торжественную и чудную тишину небес раздается голос поэта, протестующего против вечного сна, который ему словно предлагается засыпающей природой. Эта мысль о разобщенности природы и человека остро выражена в стихотворении “Три пальмы”, где она приобретает неожиданно современный оттенок. Все мы сегодня обеспокоены варварским отношением человека к природе.

В большинстве стихотворений Лермонтова о любви она является в трагическом облике. Кокетливая Екатерина Сушкова заставила испытать юношу всю жестокость неразделенной любви, похожей на обман. Наталия Иванова вызвала горечь, сознание напрасно растраченных чувств. Прелестная Мария Щербатова страдает сама: Среди ледяного, Среди беспощадного света В гордом покое насмешку и зло переносит, об этом Лермонтов написал стихотворение “На светские цепи ”. Но, несмотря на кратковременные увлечения, неизменно, всю жизнь Лермонтов любил Варвару Александровну Лопухину. Но судьба разлучила их: вынужденный навсегда покинуть Москву, поэт потерял и любимую: в 1835 году Варенька вышла замуж за Н. Ф. Бахметева -–вышла, как Татьяна Ларина, от безнадежности своей любви к Лермонтову. В последние недели жизни рядом с Лермонтовым была его кузина Катя Быховец, любившая его, как родного брата. В письме написанном уже после гибели поэта, она вспоминала: “Он мне всегда говорил, что ему жизнь ужасно надоела, судьба его так гнала, государь не любил его, великий князь ненавидел, не могли его видеть, — и тут еще любовь: он и меня оттого любил, что находил сходства в нас, и о ней его любимый разговор был. Так родилось одно из последних стихотворений поэта – “Молитва”. Лермонтов определял в стихах судьбу поэта в любом государстве, где подавлялась личность и царствует невежество и бездуховность. Эти стихи – это отношение М. Ю. Лермонтова к действительности поэзии. III. Основные мотивы лирики Лермонтова. М. Ю. Лермонтов – духовный приемник Пушкина. Он отражал в своих произведениях размышления о своем поколении, о времени, о себе, о Родине. Все стихи поэта рождались из “пламя и света”, т.е. из бури чувств и напряженно вьющийся мысли. Так как большинство произведений Лермонтова написаны в годы реакции, многие из них проникнуты горечью одиночества, сознанием того, что его современники живут бесцельно. Об этом Лермонтов пишет в стихотворении “Дума”. Говоря, что будущее его поколения “иль пусто, иль темно”, Лермонтов уточняет: “Богаты мы, едва из колыбели, ошибками отцов и поздним их умом”. Этот вывод тяжел для поэта, потому что отцы – декабристы. И отказ от их идеалов, отсутствие всяких стремлений позорны. Люди, которые “в начале поприща вянут без борьбы”, не могут быть полезны. Для Лермонтова такие люди “толпа угрюмая”. Поэт жалеет, что гибнут лучшие силы современников. Он осуждает их бездействие, предрекает их бесславную кончину и презрение потомков. Но Лермонтов видит и других людей. Он понимает, что борющегося, честного человека ждут трудности и лишения. Трагедия передовой мыслящей личности отражена в стихотворении “Смерть поэта”. Это стихотворение обличительно, это страстный протест, негодование бушующий гнев, обращенный против убийц, медленно и хладнокровно травящих “свободный, смелый дар”. Здесь и безутешная горечь друзей не сумевших защитить “сердца вольного”, вовремя разглядеть опасность, и страстная угроза, и приговор “свободы, гения и славы палачам”. В этом стихотворении перед нами витает во весь рост Лермонтов-бунтарь, преемник традиций Пушкина. Стихотворение “Смерть поэта” очень близко по теме и по настроению другое – “Как часто пёстрою толпою окружен ”.

Он соединил поэзию с философией. Пышность фетовского пантеизма является для Соловьева покровом, под которым лермонтовский трагизм, очищенный посредством религии, являет ряды всемирно-исторических символов. Борьба двух начал, борющихся в душе человека, оказывается символом мировой борьбы. Освещая лирику Лермонтова вселенским сознанием, Соловьев неминуемо должен сорвать полумаску с лица Незнакомой Подруги, явившейся Лермонтову. Эту маску он срывает. Перед ним является Она в пустынях священного Египта лицом к лицу. Что есть, что было, что грядет вовеки, Все обнял тут один недвижный взор. Это Все оказалось Единым образом Женской красоты Невестой Агнца. Сорванная полумаска оказалась серым облаком пыли. Исчезло обаяние лермонтовского демонизма; оказалось, что «это черт своим хвостом туман намахивает» («Три разговора»). Согласно Мережковскому, черт этот с насморком, а хвост его будто хвост датской собаки. Лермонтовский демонизм через Некрасова воплотился отныне в пушкинское русло. Это русло завершилось поэзией Брюсова, в которой поднимается Великая Блудница, восседающая на багряном звере

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector