Лиличка! », анализ стихотворения Маяковского

Тема любви в творчестве «агитатора, горлана, бунтаря» Владимира Маяковского не так широко представлена, как тема революции или тема «светлого будущего». Однако сам поэт утверждал, что «любовь – это сердце всего», что от нее «разворачиваются и стихи, и дела». К сожалению, личная жизнь Маяковского не складывалась, как, пожалуй, у любого поэта. Ведь счастливый человек не может «выреветь горечь обиженных жалоб». Но «громада любовь» поэта все-таки оставила яркий след в истории мировой поэзии, а одним из самых запоминающихся можно считать стихотворение «Лиличка!», анализ которого и будет представлен.

У стихотворения подзаголовок «Вместо письма», но сложно назвать его любовным посланием, ведь оно лишено той интимности, сокровенности, которая обычно звучит в подобного рода стихах, таких как пушкинское «К*» или «На холмах Грузии». Скорее, здесь можно услышать полемику с романтическими чувствами, которые испытывал лирический герой XIX века. Герой ХХ века может сопоставить свое чувство с ураганом, огнем, водой – с неуправляемой стихией, которая неотвратимо наступает, и противостоять ей может далеко не каждый.

Все стихотворение «Лиличка!» построено на приеме антитезы, что очень характерно для творчества Маяковского. Стихотворение, судя по названию, посвящено Лиле Брик, жене мелкого промышленника Осипа Брика. Между ними возник бурный роман, и все последующие произведения Маяковский посвящал только Лиле. С лета 1918 года они живут втроем, а Маяковский посвящает ей даже публикацию первого тома своих сочинений. Но отношения развиваются непросто: Лиля Брик, польщенная вниманием известного поэта, играет на его чувствах, вызывая ревность, то приближая, то отдаляя от себя. При этом она позволяла себе циничные высказывания вроде этих: «Страдать Володе полезно, он помучается и напишет хорошие стихи».

Действительно, при чтении «Лилички» больше испытываешь мучение, нежели радость. Уже сама атмосфера, в которой находятся герои, напоминает «главу в кручёныховском аде», то есть обстановку, воссозданную А. Кручёных – тоже поэтом-футуристом. Но именно здесь, в комнате, где «дым табачный воздух выел», герой ее «руки, исступленный, гладил». Ощущение сиюминутности счастья подчеркнуто использованием хронотопов: «гладил» — прошлое, сейчас, в настоящем времени, — «сидишь, сердце в железе», а уже завтра «выгонишь, может быть, изругав».

Казалось бы, лирический герой испытывает романтическое настроение, ведь его любовь уподобляется морю, солнцу, таланту — природным силам. Но далее следует странное сравнение:

Становится ясно, что герой не уверен в чувствах возлюбленной к нему, и это доставляет мучение и ей, и ему. Для нее это гиря, как думает герой, а для него самого – состояние, которое невозможно передать обычными словами. Именно поэтому Маяковский прибегает к параллелизму — такому порядку расположения предложений, при котором одна группа слов заключает в себе образы и мысли, соответствующие другой.

Для передачи состояния своего героя автор использует сопоставление с быком и слоном – крупными животными, явно вызывающими ассоциацию с самим поэтом. Каждое животное, устав от тяжелого труда, может отдохнуть, если «разляжется в холодных водах» или «царственным ляжет в опожаренном песке». А герою невозможно отдохнуть от любви, которая становится для него непосильным трудом.

Возможно, для кого-то выходом из сложившейся ситуации стало бы самоубийство, но герой уверен , что он «и в пролет не бросится», «и не выпьет яда», «и курок не сможет над виском нажать» сам. Если только любимая прикажет. Страшно, что здесь это прозвучало сродни предсказанию: сам Владимир Маяковский, устав от боли и разочарования, все-таки «смог курок над виском нажать».

Последние строчки, отделенные даже чисто внешне от всего стихотворения, звучат как молитва, как мольба о помощи:

Дай хоть
последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг.

И здесь возникает параллель: именно «слов сухие листья» должны выстелить путь уходящей героине. Получается, что все уже высказанные слова о любви становятся, как и опавшие листья, мертвыми, ненужными, пригодными разве что для растопки. Еще ни одному поэту не удавалось передать отчаяние с такой силой.

Стихи о любви Владимира Маяковского

Здесь собраны все стихи русского поэта Владимир Маяковский на тему Стихи о любви.

Дверь. На двери — «Нельзя без доклада». Под Марксом, в кресло вкресленный.

По морям, играя, носится с миноносцем миноносица. Льнет, как будто к меду осочка, к миноносцу миноносочка.

Не смоют любовь ни ссоры, ни версты. Продумана.

Я сошью себе черные штаны из бархата голоса моего. Желтую кофту из трех аршин заката. По Невскому мира, по лощеным полосам его.

Дым табачный воздух выел. Комната — глава в крученыховском аде. Вспомни -.

Любовь любому рожденному дадена,— но между служб, доходов и прочего.

Тетраптих Вашу мысль, мечтающую на размягченном мозгу, как выжиревший лакей на засаленной кушетке.

Этот вечер решал — не в любовники выйти ль нам?— темно, никто не увидит нас.

В поцелуе рук ли, губ ли, в дрожи тела близких мне.

Перья-облак, закат расканарейте! Опускайся, южной ночи гнет.

Четыре. Тяжелые, как удар. «Кесарево кесарю — богу богово». А такому.

Петр Иванович Сорокин в страсти — холоден, как лед. Все.

поэма За всех вас, которые нравились или нравятся, хранимых иконами у души в пещере.

Александр Сергеевич, разрешите представиться. Маяковский. Дайте руку.

«Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви» В. Маяковский

«Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви» Владимир Маяковский

Анализ стихотворения Маяковского «Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви»

В 1928 году Владимир Маяковский отправился в заграничное путешествие, посетив Францию. Он был аккредитован в качестве журналиста газеты «Комсомольская правда» и клятвенно обещал редактору издания Тарасу Кострову периодически присылать заметки о жизни и политической обстановке за рубежом. Вместо этого через два месяца поэт отправил своему другу стихотворение под названием «Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущностях любви», в котором изложил свои взгляды на взаимоотношения между мужчиной и женщиной. При этом стоит отметить, что поводом для создания этого произведения стало знакомство Маяковского с русской эмигранткой Татьяной Яковлевой, в которую поэт влюбился без памяти и даже предлагал ей заключить брачный союз, чтобы увезти избранницу в СССР.

Свое стихотворение Маяковский начинает с извинений, адресованных Тарасу Кострову, так как понимает, что совсем не такого произведения ждет от него редактор. Однако в этот момент поэта больше всего волнуют его чувства по отношению к Яковлевой, и он пытается в них разобраться привычным для себя способом, выплеснув все накопившееся в душе на бумагу. Рассказывая о своем первом знакомстве с русской эмигранткой, поэт признается: «Я видал девиц красивей, я видал девиц стройнее». Но именно Татьяна Яковлева, обладающая удивительным аристократизмом, тонким умом и целеустремленностью, произвела на Маяковского, который считался опытным ловеласом, неизгладимое впечатление. «Я навек любовью ранен –еле-еле волочусь», — отмечает автор им нисколько не кривит душой, потому что испытывает к своей избраннице самые нежные и возвышенные чувства. Она сам им удивляется, так как прекрасно понимает, что в 35 лет испытать что-то подобное дано не каждому. К этому времени многие уже обзаводятся семьями и детьми, обрастают вещами и прочно привязываются к дому. Однако такая жизнь чужда Маяковскому, который меняет возлюбленных, как перчатки, и с любопытством подсчитывает количество внебрачных детей, появившихся на свет от порочных связей. Но с Татьяной Яковлевой все обстоит гораздо серьезнее. На время она даже вытесняет из сердца поэта Лилю Брик, которая по праву считается музой Маяковского. Тем не менее, он признается, что не стремится к браку с кем бы то ни было, так как ему «любовь не свадьбой мерить» и «наплевать на купола», т. е. на официальное оформление отношений.

Рассуждая о том, что же такое любовь, Маяковский отмечает, что это, в первую очередь, душевный порыв, который заставляет даже умудренного жизнью и опытного человека совершать безумные поступки и ревновать избранницу не к законному супругу, а к Копернику, о котором она отзывается с особой почтительностью. При этом данное чувство совершенно не подвластно какому-либо контролю, оно свидетельствует о том, что «опять в работу пущен сердца выстывший мотор». Для Маяковского такое состояние души является бесценным даром, так как именно под воздействием сильных чувств он способен создавать стихи – пронзительные, откровенные и лишенные фальши. Но за любовь ему приходится расплачиваться не только вдохновением, но и болью, разочарованием и одиночеством. Ведь чувства поэта настолько сильны и необузданны, что многих женщин они попросту пугают. И по этой причине личная жизнь Маяковского складывается далеко не самым удачным образом. Он не может получить взамен даже сотую долю той любви, которую дарит женщинам, и осознание этого его угнетает. Поэтому, влюбившись в Татьяну Яковлеву, он честно предупреждает ее о том, какой ураган бушует в его душе, вопрошая: «Кто сумеет совладать? Можете? Попробуйте…». Однако как показало время, этой женщине укротить страсть Маяковского также оказалось не под силу.

«Анализ стихотворения Маяковского В. В. «Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви»»

Стихотворение «Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви» является одним из наиболее известных произведений любовной лирики В. Маяковского. Оно адре­совано Тарасу Кострову (А.С, Мартыновскому), критику и публицисту, редактору «Комсомольской правды» и «Моло­дой гвардии».

Организация лирического сюжета в данном произведе­нии строится по принципу ассоциации, что соответствует общему художественному мировоззрению сложной и про­тиворечивой эпохи начала XX в., когда один за другим ру­шились столетиями складывающиеся жизненные порядки и устои. Сам сюжет в стихотворении при этом вторичен, под­чинен главному — стремлению выразить переживания ли­рического героя.

Произведение чрезвычайно динамично, передает состоя­ние глубокой взволнованности лирического героя. В нем присутствуют характерные черты поэтики В.В. Маяковского: риторические вопросы, смена ритмов, инверсии (обратный порядок слов). Сильно исповедальное начало. При этом от­личительной особенностью лирического героя является самоирония:

а не свалят наземь.

Лирический герой настойчиво ищет определение любов­ному чувству. Для него это прежде всего сильное эмоцио­нальное переживание, дающее человеку мощный энергетиче­ский подъем:

и до ночи грачьей, блестя топором, рубить дрова,

Любовь для лирического героя — это не столько счастье, сколько страдание. Чувство его глубинно и масштабно. Он от­вергает всяческие условности в отношениях мужчины и жен­щины (свадьбу, венчание). Не это определяет силу любовного чувства, которое неподвластно никаким общественным зако­нам и условностям.

Примечательно, что В.В. Маяковский стремится искать но­вые изобразительно-выразительные средства языка. Вместо традиционно напрашивающегося эпитета «черная» или «тем­ная», он выбирает необычный эпитет-неологизм «грачья ночь», что одновременно помогает поэту индивидуализировать лю­бовное переживание.

Стихотворение написано в жанре послания. Первоначально обращенное к товарищу Кострову, оно постепенно перерастает в разговор с парижской красавицей, в меха и бусы оправленной.

В воспоминаниях современников о В.В. Маяковском образ парижской красавицы прочно связывается с образом Татьяны Яковлевой. Увлечение пролетарского поэта, агитатора, трибу­на, главаря, эмигранткой и невозвращенкой выглядело по меньшей мере скандальной историей.

В поэтической традиции одним из центральных образов романтического пейзажа является образ звезды. В.В. Маяков­ский одновременно и продолжает традицию классических произведений любовной лирики, и полемизирует с ней. В дан­ное произведение, как и во многие другие стихотворения В.В. Маяковского, удачно вписывается городской пейзаж. Ведь даже суета площадного шума, кутерьма движущихся экипажей и автомобилей не могут заслонить от истинного поэта звезд, высоких и величественных небесных светил. Поэтиче­ское слово, по мнению автора, также вечно, высоко и торже­ственно, как эти звезды. Оно уподобляется золоторождённой комете, озаряющей небосклон мечтательной паре влюблен­ных, уединившейся в беседке сиреневой.

Как видим, пейзаж у В.В. Маяковского глубоко прочувст­вован, динамичен, подчинен лирическому переживанию. В финале же простая человеческая любовь оказывается сильнее урагана, огня и воды. С другой же стороны, любовь ставится в один ряд с извечными образами хаоса, ломающего привычные жизненные устои. Подобно урагану она сокрушает все на сво­ем пути. Любовь не горит в огне и не тонет в воде. Она орга­нично связана со всей жизнью лирического героя, у которого конкретное романтическое чувство к прекрасной девушке пе­рерастает в любовь к миру вообще.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: