Лиличка! », анализ стихотворения Маяковского

Тема любви в творчестве «агитатора, горлана, бунтаря» Владимира Маяковского не так широко представлена, как тема революции или тема «светлого будущего». Однако сам поэт утверждал, что «любовь – это сердце всего», что от нее «разворачиваются и стихи, и дела». К сожалению, личная жизнь Маяковского не складывалась, как, пожалуй, у любого поэта. Ведь счастливый человек не может «выреветь горечь обиженных жалоб». Но «громада любовь» поэта все-таки оставила яркий след в истории мировой поэзии, а одним из самых запоминающихся можно считать стихотворение «Лиличка!», анализ которого и будет представлен.

У стихотворения подзаголовок «Вместо письма», но сложно назвать его любовным посланием, ведь оно лишено той интимности, сокровенности, которая обычно звучит в подобного рода стихах, таких как пушкинское «К*» или «На холмах Грузии». Скорее, здесь можно услышать полемику с романтическими чувствами, которые испытывал лирический герой XIX века. Герой ХХ века может сопоставить свое чувство с ураганом, огнем, водой – с неуправляемой стихией, которая неотвратимо наступает, и противостоять ей может далеко не каждый.

Все стихотворение «Лиличка!» построено на приеме антитезы, что очень характерно для творчества Маяковского. Стихотворение, судя по названию, посвящено Лиле Брик, жене мелкого промышленника Осипа Брика. Между ними возник бурный роман, и все последующие произведения Маяковский посвящал только Лиле. С лета 1918 года они живут втроем, а Маяковский посвящает ей даже публикацию первого тома своих сочинений. Но отношения развиваются непросто: Лиля Брик, польщенная вниманием известного поэта, играет на его чувствах, вызывая ревность, то приближая, то отдаляя от себя. При этом она позволяла себе циничные высказывания вроде этих: «Страдать Володе полезно, он помучается и напишет хорошие стихи».

Действительно, при чтении «Лилички» больше испытываешь мучение, нежели радость. Уже сама атмосфера, в которой находятся герои, напоминает «главу в кручёныховском аде», то есть обстановку, воссозданную А. Кручёных – тоже поэтом-футуристом. Но именно здесь, в комнате, где «дым табачный воздух выел», герой ее «руки, исступленный, гладил». Ощущение сиюминутности счастья подчеркнуто использованием хронотопов: «гладил» — прошлое, сейчас, в настоящем времени, — «сидишь, сердце в железе», а уже завтра «выгонишь, может быть, изругав».

Казалось бы, лирический герой испытывает романтическое настроение, ведь его любовь уподобляется морю, солнцу, таланту — природным силам. Но далее следует странное сравнение:

Становится ясно, что герой не уверен в чувствах возлюбленной к нему, и это доставляет мучение и ей, и ему. Для нее это гиря, как думает герой, а для него самого – состояние, которое невозможно передать обычными словами. Именно поэтому Маяковский прибегает к параллелизму — такому порядку расположения предложений, при котором одна группа слов заключает в себе образы и мысли, соответствующие другой.

Для передачи состояния своего героя автор использует сопоставление с быком и слоном – крупными животными, явно вызывающими ассоциацию с самим поэтом. Каждое животное, устав от тяжелого труда, может отдохнуть, если «разляжется в холодных водах» или «царственным ляжет в опожаренном песке». А герою невозможно отдохнуть от любви, которая становится для него непосильным трудом.

Возможно, для кого-то выходом из сложившейся ситуации стало бы самоубийство, но герой уверен , что он «и в пролет не бросится», «и не выпьет яда», «и курок не сможет над виском нажать» сам. Если только любимая прикажет. Страшно, что здесь это прозвучало сродни предсказанию: сам Владимир Маяковский, устав от боли и разочарования, все-таки «смог курок над виском нажать».

Последние строчки, отделенные даже чисто внешне от всего стихотворения, звучат как молитва, как мольба о помощи:

Дай хоть
последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг.

И здесь возникает параллель: именно «слов сухие листья» должны выстелить путь уходящей героине. Получается, что все уже высказанные слова о любви становятся, как и опавшие листья, мертвыми, ненужными, пригодными разве что для растопки. Еще ни одному поэту не удавалось передать отчаяние с такой силой.

Маяковский лиличка стихотворение

сердце в железе.
День ещё —
выгонишь,
может быть, изругав.
В мутной передней долго не влезет
сломанная дрожью рука в рукав.
Выбегу,
тело в улицу брошу я.
Дикий,
обезумлюсь,
отчаяньем иссеча́сь.
Не надо этого,
дорогая,
хорошая,
дай простимся сейчас.
Всё равно
любовь моя —
тяжкая гиря ведь —
висит на тебе,
куда ни бежала б.
Дай в последнем крике выреветь
горечь обиженных жалоб.
Если быка трудом уморят —
он уйдёт,
разляжется в холодных водах.
Кроме любви твоей
мне
нету моря,
а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.
Захочет покоя уставший слон —
царственный ляжет в опожаренном песке.
Кроме любви твоей,
мне
нету солнца,
а я и не знаю, где ты и с кем.
Если б так поэта измучила,
он
любимую на деньги б и славу выменял,
а мне
ни один не радостен звон,
кроме звона твоего любимого имени.
И в пролёт не брошусь,
и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать.
Надо мною,
кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа.
Завтра забудешь,
что тебя короновал,
что душу цветущую любовью выжег,
и су́етных дней взметённый карнавал
растреплет страницы моих книжек.
Слов моих сухие листья ли
заставят остановиться,
жадно дыша?
Дай хоть
последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг.

Представленное выше стихотворение-рэп Владимира Маяковского известно многим, особенно после переложения его на музыку рок-групп «Песняры» и «Сплин», однако я хочу ещё раз поговорить о нём.

Стихотворение-письмо-отчаяние поэта (лирический герой и есть сам Маяковский) — безумно по своей сути, оно даже, можно утверждать, суицидального характера, хоть там и говорится, что отчаявшийся поэт и не покончит с собой (в итоге он в жизни всё-таки покончил).

Безумие — как страсть, когда кроме объёкта «любви» ничего в жизни не видишь. Такое часто встречается и не редки самоубийства на этой почве, когда кажется, что не можешь больше жить без «любимого» человека.

Показанное чувство поэта трагично, это неразделённая «любовь», это муки и переживание, это что-то адское («глава в крученыховском аде»), зависимое, материальное (взгляд, звон голоса, руки и т.д.)

Но проглядим построчно…

Они (поэт и «возлюбленная» поэта) курят в комнате, много курят, комната напоминает ад («глава в крученыховском аде». — Имеется в виду поэма А. Кручёных и В. Хлебникова«Игра в аду»). Они не разговаривают, всё время говорит, обращается к возлюбленной Лиличке поэт, но нет ответа в продолжение всего разговора, стиха между ними.

Поэт измучивает себя, говоря ей: помнишь, как за этим окном я впервые руки твои, исступлённый, гладил? Исступление – состояния бесовское, одержимое…

Поэт-псих ей орёт о своих муках, а она сидит, сердце в железе (мёртвое, безучастное к его крикам), а через какое-то время, он чувствует, что она его выгонит совсем (надоест ей окончательно). Он окажется в мутной передней, с дрожащими руками… сломанными дрожью холода, которые он пытается засунуть в рукава, чтобы согреться…

Он выбежит, и видно, это было уже много раз – такие безумства, он предчувствует продолжение припадка. Дикий, безумный, отчаяньем иссечась (как ножом или бритвой) окажется на улице. Но он хочет прямо сейчас проститься, закрыть эту «тему», не тянуть муки, забыть о ней.

«Любовь» поэта – тяжкая гиря для неё, Лилички, но ему всё равно обидно, он плачет прямо у неё на глазах, точнее ревёт как ребёнок, у которого отнимают игрушку.

Дальше поэт сравнивает себя с быком, который трудится до смертельной усталости, он хочет отдохнуть в холодных водах. Вот «любовь» Лилички – это для безумца холодная морская вода, но в ней он даже плачем не может вымолить(. ) отдыха. А другого хорошего ему ничего и не надо.

Со слоном – такая же история. Опять он уставший, хочет отдохнуть в песке (кстати «опожаренном», выгоревшем), но «любовь» поэта, Лиличка, – и есть солнце (отдых, счастье, смысл жизни), а при этом он не знает, где она и с кем шляется. Хочет солнца на небе, а его нет, оно исчезло за тучами.

Интересно Маяковский говорит о себе как о быке, царственном слоне… нечто большое, но животное (поэт живёт животными чувствами). Большой Маяковский с говорящей фамилией.

Рифмы «уморят – моря» несут противопоставление: как смерть и жизнь (отдых), как море Лиличка смертельна для Маяковского. С рифмами «Слон – солнца» такая похожая ситуация: слон хочет жизни, отдыха через солнце Лиличку, которое на самом деле безжизненное, зашло за тучи, отсутствует.

Поэт так измучен, что ему и деньги не нужны, потому что они для него уже не звенят, как звенит имя «возлюбленной» – Лиличка!

Поэт говорит о том, что не покончит с собой, что оружие не властно над ним, но властен взглядЛилички, а она его бросает, прогоняет, они расстаются, значит всё равно по логики поэта ждёт смерть через самоубийство. Хитро-то как безумие.

Ему горько, что, не смотря на его суицид, она его всё равно забудет, дурака, который чёл её королевой, а душу свою «любовью» выжег дотла. Дни (время) растреплют, развеют листья-страницы его стихов. Ему жаль себя. Себялюбивое состояние.

Они в комнате, он всё говорит ей, говорит… но его слова для неё – словно сухие листья… она уйдёт и не остановится, хоть он жадно и дышит (жаден к ней, не хочет её терять как объект для удовольствия). Но он при этом ещё и романтик, поэт-романтик: он нежностью просит Лиличку выстлать её уходящий шаг. Вспоминается Иисус Христос, на осле въезжающий в Иерусалим, ему тоже шаг выстилали.

Но она всё равно уйдёт, Лиличка, его личный персональный Джыжас.

P.S. Владимир Маяковский и Лиля Брик мучительно встречались с 1915 по 1930 год до дня смерти поэта, который по официальным данным застрелился.

Ниже представлены переложения стихов «Песнярами» и «Сплином»:

Анализ стихотворения В.В. Маяковского «Лиличка!»

Стихотворение «Лиличка!» было написано Маяковским в 1916 году. За год до этого, в 1915 году, поэт знакомится с Лилей Брик. Об этом знакомстве в своей автобиографии «Я сам» поэт написал так: «Радостнейшая дата. Июль 915-го года. Знакомлюсь с Л. Ю. и О. М. Бриками». Маяковский любил Лилю Брик всю жизнь, посвятил ей много стихотворений, в число которых входит «Ли­личка!».

Это одно из самых пронзительных и трогательных стихотворений о любви в творчестве не толь­ко самого Маяковского, но и в русской любовной лирике в целом. Любовь лирического героя так велика и абсолютна, что в ней не только смысл жизни, в ней — вся вселенная:

Кроме любви твоей,

Кроме любви твоей,

В монологе лирического героя преобладает монотонный ритм, возникающий благодаря повто­рам сходных синтаксических конструкций:

И в пролет не брошусь,

И курок не смогу над виском нажать.

Такая монотонность передает тяжелое внутреннее состояние лирического героя, для которого любовь «тяжкая гиря». Последние строки стихотворения демонстрируют глубину любовного чув­ства героя, который, не надеясь на взаимность, просит любимую:

последней нежностью выстелить

твой уходящий шаг.

Все произведения, содержащиеся в кодификаторе, обязательны для прочтения. И даже если такие масштабные эпопеи, как «Война и мир» или «Тихий Дон», не попадутся вам в тестовой части, знание их содержания и проблематики будет очень полезно при выполнении заданий С2 и С4, ведь в них можно найти примеры почти на любую тему. Но, скажу честно, специально к экзамену я ничего не перечитывала, а только освежала в памяти с помощью анализов, приведённых на данном сайте.Читать далее.

Для заданий части С (С4 особенно) классифицировала стихи по различным темам (патриотизм, любовь и т.д), многие из них лучше знать наизусть, если не полностью, то хотя бы несколько строк, чтобы включать в свои сочинения цитаты из них. А прозу следует читать внимательно, обращая внимание даже на самых незначительных персонажей, потому что именно они могут пригодиться при сопоставлении прозы. Ну и решала тесты. Никаких специальных задачников не покупала, заданий на сайте мне хватило. В общем-то, очень многое на экзамене зависит от удачи, но на нее особо полагаться не стоит, а лучше готовиться и побольше читать, тогда любой вариант покажется лёгким. Читать далее.

я выучила все-все критерии оценивания сочинений и на экзамене старалась следовать каждому из них, чтобы потерять как можно меньше баллов. Я, признаюсь, совершенно не ожидала, что мою работу оценят настолько высоко. Моё сочинение не было каким-то необычным или суперумным, просто я писала по сути, не лила воду, соблюдала композицию, логику. Но главное — мне было интересно писать, читать, учить, я люблю литературу. Я думаю, это главная причина моего успеха. Читать далее.

Вы можете найти в интернете, в учебниках, в шпаргалках ответы на все распространенные вопросы по содержанию классических русских произведений. Но не факт, что Вы получите за эти ответы 100 баллов. Готовилась весь последний год в школе сама. Никаких репетиторов не нанимала, тесты начала решать за месяц до экзамена. В сущности, этот год я никак особенно и не готовилась. Но если смотреть глубже, я готовилась. Правда, несколько иными способами. Читать далее.

Анализ стихотворения В.В. Маяковского «Лиличка!»

“Лиличка!” – стихотворение, призванное “вместо письма” явиться прощанием с любимой женщиной. И в отличие от письма, оно не обращение к адресату, а лишь “последний крик” отчаянья.

В “Лиличке!” нет светлого пушкинского прощания-прощения (“Я вас любил так искренно, так нежно, как дай вам Бог любимой быть другим” и “Я не хочу печалить вас ничем”), наоборот, любовь висит на героине “тяжкой гирей”. Нет в стихотворении и грозных лермонтовских упрёков (вроде “Иль женщин уважать возможно, когда мне ангел изменил?” или “Во зло употребили вы права, приобретённые над мною”). Лирического героя “Лилички!” интересует только то безумное состояние, в которое его самого повергает расставание.

И стихотворение построено так, чтобы как можно резче передать это состояние. Уже первые строки, интерьер (“Дым табачный воздух выел. Комната – глава в кручёныховском аде”), вводят нас в напряжённое, даже трагическое настроение. Затем в двух предложениях временной контекст: прошлое (“Помнишь, за этим окном впервые руки твои, исступлённый, гладил”), настоящее (“Сегодня сидишь вот, сердце в железе”) и будущее (“День ещё – выгонишь, может быть, изругав”). Потом призыв “Дай простимся сейчас” и просьба “выреветь горечь обиженных жалоб”, после чего со всё усиливающейся остротой высказаны эти жалобы (“А у любви твоей и плачем не вымолишь отдых”, “А я и не знаю, где ты и с кем”, “так измучила”), и наконец кульминация – самоубийство, которое лирический герой не совершит, потому что над ним “не властно лезвие ни одного ножа”, кроме взгляда героини. В свете гибели Маяковского это четверостишие (“И в пролёт не брошусь, и не выпью яда, и курок не смогу над виском нажать”) звучит особенно страшно: будто бы предчувствуя этот свой последний шаг, поэт заклинал себя от него. За кульминацией следует только куда менее острая, последняя, уже не подразумевающая никаких действий просьба “последней нежностью” “выстелить” “уходящий шаг”.

Однако наряду с этой обычной для лирики в целом главной темой в стихотворении “Лиличка!” есть и мотивы, характерные для Маяковского лично.

Так, очень интересны сравнения, использованные в жалобах: бык, которого “трудом уморят”, и “уставший слон” – ни с кем менее крупным, мощным и грубым своего лирического героя Маяковский не сравнивает, как в “Облаке в штанах”: “жилистая громадина”, “глыба”, которой “многое хочется!”. Эпитет к слову “душа” также обыкновенный для Маяковского – она у лирического героя почти всегда “цветущая”, великая. Только у такого героя чисто личные вроде бы проблемы могут восприниматься как вселенская катастрофа.

С другой стороны, интересно противопоставление в третьей жалобе (“Если б так поэта измучила, он любимую на деньги б и славу выменял, а мне ни один не радостен звон, кроме звона твоего любимого имени”): лирический герой противопоставлен “поэту”. Это новое в отношении к словам “поэт” и “поэзия” (вместо мистического и восторженного – по крайней мере неоднозначное: тяжёлый, но полезный труд и нечто высшее, неописуемое одновременно) вообще свойственно Маяковскому.

И в “Лиличке!” оно проявляется ещё раз: “Слов моих сухие листья ли заставят остановиться, жадно дыша?” Понятно, что этот вопрос не требует ответа, но если всё же отвечать на него, то ответ будет: нет! Слова не могут остановить героиню, а следовательно, и происходящее расставание; по сравнению с “жадным дыханием” жизни они только “сухие листья” “последней нежности”, которыми можно “выстелить” “уходящий шаг”.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector