Личность Пушкина

Вы находитесь здесь: Home Пушкин Александр Сергеевич

СОЛЬФЕДЖИО на 5.
Музыкальная школа без проблем с Аудио-тренажёром.1,2,3,4 и 7 классы Подробнее.

Характеристика личности Пушкина

Общая характеристика личности
«Я, конечно, презираю отечество мое
с головы до ног — но мне досадно,
если иностранец разделяет
со мной это чувство».
А.С. Пушкин

«Самым характерным и ярким, что в его личности бросается в глаза, даже и не специалистам, так это — резкая неустойчивость его психики, имеющая ярко выраженную цикличность смены настроения, далеко выходящая за пределы нормальной ритмичности настроений обыкновенных здоровых людей». (Минц, 1925, с. 31.)
[Лицейский период] «Пушкин, с самого начала, был раздражительнее многих и потому не возбуждал общей симпатии: это удел эксцентрического существа среди людей. Не то чтобы он разыгрывал какую-нибудь роль между нами или поражал какими-нибудь особенными странностями, как это было в иных, но иногда неуместными шутками, неловкими колкостями сам ставил себя в затруднительное положение, не умея потом из него выйти». (Пущин, 1989, с. 43.)

[Из воспоминаний М.А. Корфа] «В лицее Пушкин решительно ничему не учился, но, как и тогда уже блистал своим дивным талантом и, сверх того, начальников пугали его злой язык и едкие эпиграммы, то на его эпикурейскую жизнь смотрели сквозь пальцы. Вспыльчивый до бешенства, вечно рассеянный, вечно погруженный в поэтические свои мечтания, с пылкими африканскими страстями, избалованный с детства льстецами, Пушкин ни на школьной скамье, ни после, в свете, не имел ничего любезного и привлекательного в своем обращении». (Bересаев,1990, т. 2, с. 78-79.)
«В лицее он превосходил всех в чувственности, а после в свете предался распутствам всех родов, проводя дни и ночи в непрерывной цепи вакханалий и оргий. Должно дивиться, как здоровье и талант его выдержали такой образ жизни, с которым естественно сопрягались и частые гнусные болезни, низводившие его не раз на край могилы. Пушкин не был создан ни для света, ни для общественных связей, ни даже, думаю, для высшей любви и истинной дружбы. У него господствовали только две стихии: удовлетворение плотским страстям и поэзия, и в обеих
он — ушел далеко». (Бурсов, 1974, с. 125.)

«Далее, по окончании Лицея, в Петербургский период, т.е. в промежуток 1819—20 гг. этот размах возбуждения все более и более возрастает. Здесь в связи с крайней степенью возбуждения связывается самый разнузданный разгул, разврат, цинический и извращенный сексуализм, aгpeссивное поведение и столкновение с о своей средой. Этому сильному размаху возбуждения следует сильный приступ депрессии в 1820 г., который длится полгода. Вместе с этим творческая бесплодность. Затем новый приступ возбуждения дает Кишиневский период, где кривая возбуждения достигает предела. Разгул, разврат, драки, скандалы, агрессивность, дуэли, повышенный и извращенный сексуализм и проч. характеризуют также этот период. С этого момента начинают развертываться новые элементы шизоидного характера, бывшие до сих пор не так развитыми». (Минц, 1925, с. 44.)
«Он сразу попал в положение кинозвезды и начал, слегка приплясывая, жить на виду у всех. «Сведения о каждом его шаге сообщались во все концы России, — вспоминает П.А. Вяземский». — Пушкин так умел обстановливать свои выходки, что на первых порах самые лучшие его друзья приходили в ужас и распускали вести под этим первым впечатлением. Нет сомнения, что Пушкин производил и смолоду впечатление на всю Россию не одним своим поэтическим талантом. Его выходки много содействовали его популярности. И самая загадочность его характера обращала внимание на человека, от которого всегда можно было ожидать неожиданное». Такая, немного сомнительная, известность не могла — уже вторично — не отразиться на личности Пушкина. «В самой наружности его, — примечали современники, — было много особенного: он то отпускал кудри до плеч, то держал в беспорядке свою курчавую голову; носил бакенбарды большие и всклокоченные; одевался небрежно; ходил скоро. Повертывал тросточкой или хлыстиком, насвистывая или напевая песню. В свое время многие подражали ему. «» (Терц, 1992а, с. 402-403.)

Эпиграмма С.С. Соболевского (1834 г.): «Здорово, новый камер-юнкер! / Уж как же ты теперь хорош: / и раззолочен ты, как клюнкер, / И весел ты, как медный грош».

[Характеристика кишиневского периода (1820—1823), сделанная П.В. Анненковым] «С самого начала Пушкин становится подвержен частым вспышкам неудержимого гнева, которые находили на него по поводу ничтожнейших случаев жизни, но особенно при малейшем подозрении, что на пути к осуществлению какой-либо более или менее рискованной затеи встречается посторонний, мешающий человек. Самолюбие его делается болезненно чутким и раздражительным. Он достигает такого неумеренного представления о правах своей личности, о свободе, которая ей принадлежит, о чести, которую она обязана сохранять, что окружающие, даже при самом добром желании, не всегда могут приноровиться к этому кодексу. Столкновения с людьми умножаются. Подозрительность его растет; он видит преступления против себя, против своих неотъемлемых прав в каждом сопротивлении, даже в обороне от его нападок и оскорбительных притязаний. В такие минуты он уже не выбирает слов, не взвешивает поступков, не думает о последствиях». (Бурсов, 1989, с. 357-358.)

«В 1825 году снова появляется резко угнетенное настроение, тоска и разорванность со светом. С каждым годом приступы меланхолии делаются все чаще и чаще, но и в то же время теряют тот характер чисто эмоциональных депрессий, а скорей принимают характер шизоидной скуки и замкнутости.

В 1827 году он стал избегать людей, в обществе бывает редко. Женитьба не улучшила состояния поэта; в 1835 году характер его резко меняется, он стал подозрителен и желчен. Вскоре все стали замечать,.что Пушкин сделался каким-то ненормальным». (Минц, 1925,
с. 44.)
«»Цели нет передо мною. / Пусто сердце, празден ум, / И томит меня тоскою / Однозвучной жизни шум.» Переходы от порыва веселья к припадкам подавляющей грусти происходили у Пушкина внезапно, как бы без промежутков, что обусловливалось, по словам его сестры, нервной раздражительностью в высшей степени. Он мог разражаться и гомерическим хохотом, и горькими слезами, когда ему вздумается, по ходу своего воображения, стоило ему только углубиться в посещавшие его мысли. Не рал он то смеялся, то плакал. Когда олицетворял их в стихах. Нервы Пушкина ходили всегда, как на каких-то шарнирах, и если бы пуля Дантеса не прервала нити его жизни, то он немногим бы пережил сорокалетний возраст» (Павлищев, 1890, с. 156.)
«Если б он жаждал крови врагов.. А ведь он хотел крови друзей. Он мог с таким же успехом погибнуть раньше, когда в поисках смерти вызывал на дуэль своего приятеля Соллогуба, а так же Репнина и Хлюстина». (Дружников 2001, с. 303.)
«По свидетельству лиц, близко наблюдавших Пушкина, он иногда чувствовал такую горячность и прилив крови, что должен был освежать себе голову водою, для чего вдруг посреди оживленной беседы убегал в другую комнату». (Вересаев, 1990а, с. 80.)

«Был известен как азартный игрок в карты, что было отмечено в деле тайной полиции». (Гроссман, 1930,с.26)

«Это было в Москве. Пушкин, как известно, любил играть преимущественно в штосс. Играя однажды с A.M. Загряжским, Пушкин проиграл все бывшие у него деньги. Он предложил в виде ставки только что оконченную им пятую главу своего «Онегина». Ставка был принята, так как рукопись эта представляла собою тоже деньги и очень большие (Пушкин получал по 25 руб. ассигнациями за каждую строку), — и Пушкин проиграл. Следующей ставкой была пара пистолетов, но здесь счастье перешло на сторону поэта: он отыграл и пистолеты, и рукопись, и еще выиграл тысячи полторы». (Вересаев, 1990, т.З, с. 320-321.)

«Но весь ум Пушкина, все его хитрые и дальновидные расчеты, весь его мощный талант пасовали перед гибельной страстью: за картами Пушкин забывал все на свете, хотя всегда проигрывал. В долгах как в шелках он был именно из-за карт, кутежей, шлюх, из-за нищих, коим всегда давал не менее 25 рублей (громадная по тем временам сумма), а расплачиваться за это приходилось казне, ведь Николай I покрыл карточные долги поэта — такое, кстати, происходило впервые, и, кажется, больше не повторялось не только в России, но и во всем свете. »(Буянов, 1999а, с. 181.)

«»Бешенство желания» носило прямо резко патологический характер похотливости, о чем ярко свидетельствуют его современники Замечательно, когда он заболевал венерической болезнью, друзья его радовались: наконец-то он, прикованный, напишет в уединении большое произведение.
При встречах с женщинами Пушкин мгновенно загорался, стремительно и бурно налетала на него любовь и так же скоро угасала в нем. Еще более замечательно, что даже известная содержательница публичного дома в Петербурге Софья Астафьевна жаловалась на «безнравственность» Пушкина, который «развращает ее овечек». Как все патологические эротоманы, Пушкин был фетишист: образ женской ноги всего ярче зажигал его эротическую фантазию». (Минц, 1925, с. 40-41.)
«Беспричинная ревность уже в ту пору свила себе гнездо в сердце мужа и выразилась в строгом запрете принимать кого-либо из мужчин в его отсутствие или когда он удалялся в свой кабинет. Для самых степенных друзей не допускалось исключений. » (Вересаев, 1990, т. 3, с. 530.)
«Граф В.А. Соллогуб309 писал, что Пушкин в припадках ревности брал жену к себе на руки и с кинжалом допрашивал, верна ли она ему». (Там же, 1990, т. 2, с. 196.)
«Бред ревности у инфантильного психопата». (Буянов, 1999а, с. 184.)
«При последнем свидании с братом, в 1836 году (в конце июня), Ольга Сергеевна была поражена его худобою, желтизною лица и расстройством его нервов. Александр Сергеевич с трудом уже выносил последовательную беседу, не мог сидеть долго на одном месте, вздрагивал от громких звонков, падения предметов на пол; письма же распечатывал с волнением, не выносил ни крика детей, ни музыки». (Павлищев, 1899, с» 87.)

«Темен жребий русского поэта: / Неисповедимый рок ведет / Пушкина под дуло пистолета, / Достоевского — на эшафот». (М. Волошин)

Сочинение по произведению на тему: Личность и история в творчестве А. С. Пушкина

Одними из первых начали проявлять интерес к истории романтики, что было обусловлено их стремлением отвлечься от настоящего, его проблем и перенестись в другой, неведомый мир, который привлекал своей непознанностью, загадочностью, где, по мнению романтиков, отсутствовали противоречия, свойственные реальной действительности. В прошлом они искали новых героев, сильных личностей, наделенных титаническими страстями, новую обстановку, экзотическую природу.
Обращение Пушкина в своем творчестве к исторической теме и роли личности в судьбах России и в судьбах отдельных людей, в первую очередь, связано с реалистическим методом автора. Пушкин является основоположником историзма в русской литературе. В его произведениях наряду с традиционным описанием можно встретить глубокую авторскую оценку всему происходящему, в том числе роли личности в истории России, а также человечества. Отдавая предпочтение реалистическому методу, автор крайне объективен в своих суждениях.
Наиболее широко проблема личности и истории поднимается в поздний период творчества, когда в его жизни преобладали философские настроения. Так, в “Медном всаднике” и “Капитанской дочке” Пушкин обращается к наиболее противоречивым и загадочным личностям в нашей истории: великого государственного правителя Петра I и предводителя крестьянского восстания Емельяна Пугачева. Еще до Пушкина в русской литературе сложились разные точки зрения на ту и другую личность.
Личность и деятельность Петра I его современники оценивали неоднозначно. Предшественники Пушкина устойчиво придерживались двух противоречивых мнений. С одной стороны, Петр — деспот, своей железной волей изменил естественный ход исторического развития России, заставил многих людей страдать, с другой стороны — это великий реформатор и преобразователь. Пушкин в своей поэме “Медный всадник” не отдает предпочтения ни одной из них. Его оценка также двойственна и неоднозначна. В поэме показаны два облика Петра.
Во-первых, благодаря усилиям Петра Россия в своем развитии продвинулась далеко вперед, заметно сократив свое отставание от передовых стран Запада. Нельзя недооценить его личный вклад в строительство Петербурга, флота, победу над шведами. Культурное наследие Петра благодарная России сохранила до наших дней.
Во-вторых, преобразования Петра принесли горе отдельному человеку, Евгению. Новая жизнь, новое мышление, которые пытается навязать русскому человеку царь, нарушают привычный, естественный ход жизни, порядок, который складывался на протяжении долгих лет в умах поколений, в том числе и Евгения. Воплощением зла, которое несет с собой Петр, является его любимое детище — Петербург. Против его строительства возмущается покоренная стихия (“как зверь остервенись, на город кинулась она”). Город отнимает у Евгения главный предмет его мечтаний -Парашу, с которой он мечтал связать свою дальнейшую судьбу и без которой не видел никакой цели в будущем. И никому, кроме автора, нет никакого дела до разрушенной судьбы обыкновенного “маленького” человека.
“Капитанская дочка” Пушкина также является историческим произведением, в центре которого находится историческая личность.
Традиционно личность Пугачева воспринималась как отрицательная, ведь он “злодей”, “убивец”, “душегуб”. Для полной объективной оценки поэту пришлось много поездить по России, собирая различные исторические документы, свидетельства современников. Пушкин провел глубокое историческое исследование и пришел к выводу, что для многих людей Пугачев был настоящим царем-батюшкой, народным заступником. Перед его моральной силой преклонялись не только крестьяне, казаки, беглые каторжники, но и дворяне, представители противоположного лагеря, для которых Пугачев был не кто иной, как самозванец и преступник. Поэтому автор в своей повести большое внимание уделяет человеческим качествам бунтаря, раскрывает лучшие черты русского характера в образе Пугачева, а также показывает народность этого образа.
Кроме всего этого, Пушкин и в лирике не раз обращался к истории и к роли личности в истории.
В стихотворении “Воспоминания в Царском Селе” прослеживается патриотическое настроение автора по отношению к царю и его эпохе. Личность царя возникает и в стихотворении “19 октября” 1825 года, в котором Пушкин произносит здравицу в честь царя: “Так выпьем за царя!” Он восторгается и восхищается его славными победами:
Он взял Париж, он основал Лицей.
Большую роль личности царя автор рассматривает и в стихотворениях “Вольность” и “Деревня”, в которых на плечи государей он возлагает ответственность за беззакония, царящие в стране, за крепостное право, за “барство дикое”, которое “без чувства, без закона присвоило себе насильственной лозой и труд, и собственность, и время земледельца”.
Таким образом, проблема личности и истории решена Пушкиным широко и многогранно, впервые он совместил различные точки зрения на одни события и одни и те же личности. Произведения Пушкина послужили тем материалом, на основе которого в русской литературе стал развиваться историзм, лежащий в основе реализма.

Темы дружбы и свободы в лицейской лирике Пушкина

Жизнь и личность Пушкина неразделимо связаны с эпохой, в которую он родился. Будучи сформированным тем временем, они оказывали воздействие на историческое развитие России. Военная молодежь начала XIX в.

не знала иной жизни, нежели в постоянных походах и сражениях. Успевая побывать между войнами дома – в Москве, Петербурге или где бы то ни было, молодые люди не стремились поскорее жениться, закружиться в водовороте светских развлечений. Вначале в одиночку, а вскоре и целыми кружками, они читали политические книги, размышляли о судьбах России.

Уже в 1815 г. в России возникают первые тайные общества из них наиболее хорошо организованным был Союз Спасения (позже – Союз Благоденствия), с 1822 г. появляются первые кружки будущих декабристов – тех, кто в 1825 г. выйдет на Сенатскую площадь, тем самым совершив первую в России попытку революции. Она закончилась неудачей. На престол вместо Александра I взошел Николай I, названный историей безжалостным палачом, место необразованного Аракчеева занял Бенкендорф – покровитель шпионов и карьеристов.

Сначала эти заговоры

Между Лафитом и Клико

Лишь были дружеские споры,

И не входила глубоко

В сердца мятежная наука,

Все это было только скука,

Безделье молодых умов,

Забавы взрослых шалунов…

По мере взросления, веселье на этих сборищах стало перемежаться с обсуждением довольно серьезных тем; разговоры шли о политике, нравственности, и в 1815 г. Пушкин в послании к своему другу Каверину писал, что в Лицее

…ум высокий можно скрыть

Безумной шалости под легким покрывалом.

Этому способствовало и то, что, например, профессор Куницын (да и некоторые другие) проповедовал либеральные идеи, он читал лекции по естественному праву. В такой обстановке зародился своеобразный лицейский дух, благодаря которому первый выпуск Лицея подвергался многочисленным доносам.

Единства как такового в Лицее не было. Ученики разбивались на группы, можно сказать, враждовали. Пушкин не примыкал ни к одной из них, его даже не приняла “литературная верхушка”, но тем не менее у юного поэта были среди сокурсников друзья: Дельвиг, Кюхельбекер. Лучшим другом для него всегда оставался лицеист Иван Пущин (даже их комнаты, или, как они говорили, “кельи” были рядом), к которому он позже обращался:

Мой первый друг, мой друг бесценный…

Из-за трудностей в завязывании дружеских отношений со сверстниками-лицеистами Пушкин тянулся к более взрослым – Чаадаеву, братьям Тургеневым, Карамзину.

Время сгладило в памяти поэта все школьные разногласия, и в его воспоминаниях лице предстает как “святое братство”. Учитывая, что Пушкин был, по выражению исследователя Ю.М. Лотмана, “человеком без детства” (детские его годы прошли без особенной любви родителей, и у него не было дорогих сердцу воспоминаний об этом периоде), можно понять, почему он возвел дружеские связи лицейского времени в некий культ. В 1825 г. поэт пишет стихотворение “19 октября”, всецело посвященное этому прекрасному времени и являющееся своеобразным гимном дружбе:

Друзья мои, прекрасен наш союз!

Он, как душа, неразделим и вечен –

Неколебим, свободен и беспечен,

Срастался он под сенью дружных муз.

Та симпатия, сближающая будущих друзей, предопределена судьбой, “дружество” лицейских лет связывает людей на всю жизнь, считает Пушкин:

Куда бы нас ни бросила судьбина

И счастие куда б ни повело,

Все те же мы: нам целый мир чужбина;

Отечество нам Царское Село.

Эти узы подразумевают не только уважение, симпатию, но и обеспечивают взаимную поддержку в трудные минуты. Друг познается в беде. Прочность и искренность дружеской связи двух лицеистов – Пушкина и Пущина – была проверена временем:

И я судьбу благословил,

Когда мой двор уединенный,

Печальным снегом занесенный,

Твой колокольчик огласил.

“Друг бесценный” Пущин навестил опального поэта в Михайловском, хотя тот находился в ссылке и приезжать к нему было опасно, и скрасил его одиночество. Следуя святому долгу дружбы, Пушкин в свое время послал в Сибирь, где Пущин находился после восстания на Сенатской площади, дружеский привет:

Молю святое провиденье:

Да голос мой душе твоей

Дарует то же утешенье,

Да озарит он заточенье

Лучом лицейских ясных дней!

Своим друзьям Пушкин обязан многим. Лицей ему заменил семью, школьные товарищи были братьями, друзья поддерживали его, когда общество было готово растоптать (поэт, над которым нависла угроза ссылки в Сибирь за вольные слова, стихи и эпиграммы, воспрял духом после разговора с Чаадаевым), благодаря хлопотам друзей Сибирь была заменена выездом из Петербурга на юг. Друзья же и влияли на процесс становления его мировоззрения – в частности, не последнюю роль они сыграли в формировании понятия свободы для Пушкина – можно сказать, центральной темы его творчества.

Личность и государство в творчестве А. С. Пушкина

Конфликт личности и государства во все времена неизбежен. Поэтому взаимоотношения личности с властью беспокоили людей всегда. Одним из первых эту тему в литературе поднял Софокл в V веке до нашей эры. Проблема эта оставалась актуальной и во времена Пушкина в XIX веке, как она актуальна и по сей день.
Софокл, рассматривая в трагедии “Антигона” конфликт Антигоны с правителем Фив Креонтом, решает вопрос, кто прав в пользу Антигоны — отдельной личности. Конечно, своей трагедией Софокл призвал правителей быть внимательнее к интересам личности, не издавать абсурдных и не приносящих практической пользы приказов. Но больший акцент Софокл сделал на индивидуальности правителя, который, как всякий человек, может заблуждаться. Поэтому власть может быть не права.
Проблема несовершенства государственного устройства появилась у Пушкина еще в ранних произведениях. Александр Сергеевич тоже заострял внимание читателей на личности правителя, но это уже не было основной причиной трагедий. Проблема государственного устройства и справедливости правления стала более объемной и рассматривалась Пушкиным в более сложном аспекте, чем эта же проблема у Софокла. Так, в оде “Вольность”, написанной в 1817 году, беды правителей и целых государств с их народами произошли из-за того, что либо правители, либо народ забыли “Закон” равенства, справедливости:

И горе, горе племенам,
Где дремлет он;закон; неосторожно,
Где иль народу, иль царям
Законом властвовать возможно!

В ранние годы Пушкину представлялось, что можно изменить государственный строй, сделать его более демократичным и гуманным. Так, в стихотворении “К Чаадаеву” Пушкин открыто заявил об этом:

Мой друг, отчизне посвятим
Души прекрасные порывы!
Товарищ, верь: взойдет она,
Звезда пленительного счастья,
Россия вспрянет ото сна,
И на обломках самовластья
Напишут наши имена!

Но со временем взгляды А. С. Пушкина изменились. Пройдя через ссылку, выстрадав жажду свободы, исчерпав возможности романтизма, поэт пришел к заключению, что полной свободы, к которой тяготел герой “Кавказского пленника”, не бывает, ее не может и не должно быть, так как в противном случае всегда будут угнетенные чьей-то чрезмерной свободой (такой вывод А. С. Пушкин делает в поэме “Цыганы”, на примере Алеко). Постепенно, шаг за шагом, поэт отходит от романтизма и переходит к реализму. Начата работа над “Евгением Онегиным”. Создана историческая трагедия “Борис Годунов”. Оказалось, что народ, именно народ, определяет судьбу правителя и государства, побеждает всегда тот, на чьей стороне народ. Этим основным тезисом “Бориса Годунова” Пушкин точно ответил на вопрос о причинах провала декабрьского восстания, которое произошло вскоре после окончания работы над трагедией.

Но знаешь ли, чем сильны мы, Басманов?
Не войском, нет, не польскою подмогой,
А мнением; да! мнением народным.

Осознав роль народа и обреченность попыток переустроить государство, сделать его свободным, пережив ряд личных неудач и неприятностей, поэт разрабатывает проблему личной внутренней свободы каждого отдельного человека. Поэт и для себя выбирает путь внутренней свободы, что ясно прозвучало в стихотворении “К морю” или в более позднем стихотворении “Из Пиндемонти”:

Никому
Отчета не давать, себе лишь самому
Служить и угождать; для власти, для ливреи
Не гнуть ни совести, ни помыслов, ни шеи;

Вот счастье! вот права.

Задумываясь над проблемами личности, Пушкин обращает внимание на тему, до него никем всерьез не затронутую, — на проблему “маленького человека”, его взаимоотношений с внешним миром, государством. 14 сентября 1830 года была написана очередная повесть из цикла “Повести Белкина” “Станционный смотритель”. Пушкин показал, что “маленький человек” имеет полный спектр человеческих чувств, что проблемы “маленького человека” заслуживают внимания. Станционный смотритель Самсон Вырин имеет полное право на счастье, и ущемлять его права и делать его несчастным — значит совершать зло.
Позже, в петербургской повести “Медный всадник”, А. С. Пушкин рассмотрел проблему взаимоотношений личности и государства в более абстрактной форме. В конфликт ,с властью вступает молодой бедный чиновник по имени Евгений, влюбленный в свою невесту Парашу. Он строит планы на будущую жизнь вместе со своей возлюбленной:

Жениться? Ну. зачем же нет?
Оно и тяжело, конечно,
Но что ж, он молод и здоров,
Трудиться день и ночь готов.

Но его желаниям не суждено сбыться: наводнение уносит жизнь Параши. Евгений не смог пережить горя и вернуться в русло обычной жизни. Он сходит с ума. Свой гнев, всю свою ненависть Евгений обращает на Петра Первого, на “того, чьей волей роковой под морем город основался”, из-за которого Параша была обречена на смерть. Ведь Петр Первый, начиная строительство города, не принимал в свои расчеты, какой опасности будут подвергаться его жители; продвигая Россию к морю, он думал о том, что

Отсель грозить мы будем шведу.
Здесь будет город заложен
Назло надменному соседу.

Неравный бой между Петром и Евгением кончается смертью последнего. Личность проиграла.

“Добро, строитель чудотворный! —
Шепнул он, злобно задрожав, —
Ужо тебе. ” И вдруг стремглав
Бежать пустился. Показалось
Ему, что грозного царя,
Мгновенно гневом возгоря,
Лицо тихонько обращалось.

И с той поры, когда случалось
Идти той площадью ему.
Картуз изношенный сымал,
Смущенных глаз не подымал
И шел сторонкой.

Но, несмотря даже на автобиографичность в какой-то мере своего героя, Пушкин не решает проблему личность — государство однозначно. Пусть “зло” осталось неотомщенным, но поэт проявил свою симпатию к личности уже тем, что показал, чем могут обернуться для людей великие дела. В то же время поэт отдает дань восхищения преобразованиям Петра (вспомним вступление). Для Пушкина Петр Первый остается великим строителем России несмотря ни на что. Петр думал о благе всего государства, а Евгений — о личном. В этом и кроется неразрешимость конфликта.
Таким образом, позиция Пушкина-литератора изменялась со временем, вместе со взглядами Пушкина-человека. От романтически настроенного юноши, ищущего свободы, жаждущего преобразований, совершаемых под воздействием идей просвещения, поэт приходит к реалистическому взгляду на действительность. Ему открылась вся сложность проблем окружающего мира, что никогда не могло бы случиться в мире убежденного романтика. Пушкин, как настоящий реалист, видел неизбежность и скорее всего неразрешимость конфликта личности с государством. Он видел зло, приносимое личности государственной машиной, он искренне сочувствовал человеку, страдающему от власти, желания и мечты которого он считал полностью законными, но и отмечал добро и заслуги государства перед отдельной личностью. Вследствие неразрешимости этой проблемы любые протесты, подобные протесту Евгения, против равнодушия государственной машины по отношению лично к нему, к человеку, становятся бессмысленными.

13192 человека просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Пушкин А.С. / Разное / Личность и государство в творчестве А. С. Пушкина

Смотрите также по разным произведениям Пушкина:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: