Левый марш

Разворачивайтесь в марше!
Словесной не место кляузе.
Тише, ораторы!
Ваше
слово,
товарищ маузер.
Довольно жить законом,
данным Адамом и Евой.
Клячу истории загоним.
Левой!
Левой!
Левой!

Эй, синеблузые!
Рейте!
За океаны!
Или
у броненосцев на рейде
ступлены острые кили?!
Пусть,
оскалясь короной,
вздымает британский лев вой.
Коммуне не быть покоренной.
Левой!
Левой!
Левой!

Там
за горами горя
солнечный край непочатый.
За голод
за мора море
шаг миллионный печатай!
Пусть бандой окружат нанятой,
стальной изливаются леевой,-
России не быть под Антантой.
Левой!
Левой!
Левой!

Глаз ли померкнет орлий?
В старое станем ли пялиться?
Крепи
у мира на горле
пролетариата пальцы!
Грудью вперед бравой!
Флагами небо оклеивай!
Кто там шагает правой?
Левой!
Левой!
Левой!Владимир Маяковский стихи

Российский и советский поэт-футурист, драматург, редактор журналов «ЛЕФ», «Новый ЛЕФ» и «РЕФ».

Стих маяковского левой левой левой

Разворачивайтесь в марше!
Словесной не место кляузе.
Тише, ораторы!
Ваше
слово,
товарищ маузер.
Довольно жить законом,
данным Адамом и Евой.
Клячу истории загоним.
Левой!
Левой!
Левой!

Эй, синеблузые!
Рейте!
За океаны!
Или
у броненосцев на рейде
ступлены острые кили?!
Пусть,
оскалясь короной,
вздымает британский лев вой.
Коммуне не быть покоренной.
Левой!
Левой!
Левой!

Там
за горами горя
солнечный край непочатый.
За голод
за мора море
шаг миллионный печатай!
Пусть бандой окружат нанятой,
стальной изливаются леевой,-
России не быть под Антантой.
Левой!
Левой!
Левой!

Глаз ли померкнет орлий?
В старое станем ли пялиться?
Крепи
у мира на горле
пролетариата пальцы!
Грудью вперед бравой!
Флагами небо оклеивай!
Кто там шагает правой?
Левой!
Левой!
Левой!

Владимир Маяковский: левый марш.
«Стихи о любви и стихи про любовь» — Любовная лирика русских поэтов & Антология русский поэзии. © Copyright Пётр Соловьёв

«Левый марш», анализ стихотворения Маяковского

Лирику Маяковского ни с чьей больше не спутаешь. Его стих может быть в разной степени выразительным, но никогда не бывает вялым: поэт рассчитывает не столько на со-чувствие, сколько на со-участие своего читателя. Сила лирики, по мнению поэта, в ее заряженности большим чувством или большой идеей. В своих стихах Владимир Маяковский никогда не рассказывал, не сообщал – он в чем-нибудь убеждал или что-то доказывал.

Проникнутая агитационным пафосом, обращенная к миллионам (не меньше!), «митинговая», по словам А. Луначарского, поэзия Маяковского ищет путь к каждому сердцу. При этом он всегда умудрялся найти «человечье» слово, которое способно «подымать, и вести, и влечь…»

Новаторство Маяковского проявилось и в неологизмах, и в особых метафорах, построенных не на сходстве, а скорее, на отдалении образов друг от друга. Но чтобы зазвучал в тонической системе стих Маяковского, нужна была новая форма. Так появилась знаменитая «лесенка» — разбивка на короткие отрезки, чтобы точнее выразить для читателя все оттенки поэтической речи.

Претерпевает изменения и лексика. Едва ли не впервые в истории вызывающе грубо прозвучал голос толпы, ведь раньше «корчилась улица безъязыкая», а теперь она громко заявила о себе, о своем праве занять место в новом мире. В поэзию все решительнее врывается грубая, подчас вульгарная, действительность, при этом высокая патетика может сливаться с бытовой конкретикой, тогда стих лишен как приземленности, так и лишней высокопарности.

Именно таков «Левый марш» — стихотворение, которому будет посвящен анализ. Стихотворение, которым заявила о своем рождении поэзия революции. «Левый марш» — это мужественное свидетельство участника происходивших тогда ожесточенных битв, позволяющее почувствовать накаленную атмосферу эпохи. Разговор ведется здесь о самом главном. Детали, приметы эпохи («ораторы», «товарищ маузер!») обеспечивают стихотворению силу правдивой, откровенной речи. Кроме того, эти приметы обретают масштабность, которую можно было бы назвать вселенской.

В «Левом марше» именно художественные средства передают столь характерную для той поры атмосферу митинга, на котором возникающее у людей чувство единения вызывает желание встать в строй вместе со всеми. В этой митинговой речи Маяковского исключительную роль играют выразительные детали, характеризующие время:

Пусть бандой окружат нанятой,
стальной изливаются леевой,-
России не быть под Антантой.
Левой!
Левой!
Левой!

В 1918 году Россия находилась в трудной для нее ситуации: так и не выйдя из кровопролитной первой мировой войны против Антанты, страна после Октябрьской революции была раздираема внутренними противоречиями. Чтобы поднять боевой дух армии, Маяковский отправился на встречу с матросами, и по пути буквально за полчаса набросал «Левый марш», почти сразу сложившийся в голове.

В стихотворении звучит призыв к действию. Пожалуй, это первый опыт агитационной поэзии. Позже появятся знаменитые «Окна РОСТа». А пока слышна все ускоряющаяся поступь времени:

Грудью вперед бравой!
Флагами небо оклеивай!

Рефрен «Левой! Левой! Левой!» задает ритм. Перед глазами читателя проходят не просто солдаты и матросы – идут уверенные в своей правоте революционеры, готовые отстоять право на светлое будущее:

«Левый марш» дает представление о том, как входит в поэзию «новая стихия языка». Поэт выбирает лишь те слова, что могут прозвучать с трибуны перед народом. Поэтому весь строй стиха утверждает необходимость железной дисциплины. Именно поэтому Маяковский отдает предпочтение громкому слову: приказу, команде, риторическому вопросу. Как всегда, использует аллитерацию («горя горы», «мора море»), неологизмы («стальной леевой», «взгляд орлий»), вульгаризмы («пялиться», «клячу»).

Важно отметить, что, несмотря на высокопарность или нарочитую грубость многих выражений, слова идут от самого сердца. Тон разговора, который используется для слушателей, призывный и одновременно доверительный. И хотя впоследствии Маяковский сделал стих настоящим оружием, его произведения могли и взволновать, и побудить к действию, и, говоря словами самого поэта, позволяли «внедряться в тот участок мозга, сердца, куда иным путем не влезешь, а только поэзией».

Стих маяковского левой левой левой

Юридические консультации. Судебная практика. Вопросы, ответы и комментарии.

АРМИЯ РОССИИ

СМИ «Обозник». История армии, тыла ВС РФ. Права и обязанности военнослужащих

Владимир Маяковский

Владимир Владимирович Маяковский родился в июле 1893 г. в грузинском селении Багдады, где его отец был лесничим. В 1906 г., после внезапной смерти отца, семья переехала в Москву. Здесь жизнь у Маяковских складывалась трудно, денег не хватало, пришлось устраивать на квартире дешевый пансион для студентов. Эти постояльцы, из которых многие сочувствовали революционным идеям, вовлекли гимназиста Маяковского в подпольную деятельность. Он вступил в партию большевиков и вел социалистическую пропаганду в Лефортовском районе. В 1908 г., несмотря на молодой возраст, Маяковского ввели в Московский комитет партии большевиков А в марте того же года его арестовали. Месяц он провел в тюрьме, но потом был освобожден как несовершеннолетний и отдан на поруки матери.

Исключенный из гимназии, Маяковский поступил в Строгановское художественно-промышленное училище. Летом 1909 г. его вновь арестовали за соучастие в организации побега тринадцати политзаключенных и на этот раз обошлись строже — юный революционер был заключен в одиночную камеру Бутырской тюрьмы, где провел 11 месяцев. Это время Маяковский позже назвал «важнейшим временем» в своей жизни. Все 11 месяцев он запоем читал. Кроме политических книг и классики он проглотил множество современных журналов и альманахов. Только тогда он, можно сказать, впервые познакомился с’ современной поэзией и сам взялся сочинять. Эти первые слабые стихи не сохранились. («Спасибо надзирателям, — писал Маяковский, — при выходе! отобрали».) Тем временем в январе 1910 г. по недостатку улик следствие против Маяковского было прекращено, и он вышел на свободу. 1 К подпольной работе он больше не вернулся, поскольку решил, что призвание его заключается в другом.

«Хочу делать социалистическое искусство!» — заявил он одному из прежних товарищей. Тот только посмеялся в ответ, но оказалось, что Маяковский не шутил. Он снял комнату в Соломенной Сторожке (пригород Москвы) и начал самостоятельную жизнь. Деньги добывал случайными заказами: разрисовывал схемы, планы, писал объявления. В 1911 г. поступил в Училище живописи, ваяния и зодчества. Здесь он! вскоре познакомился с художником Давидом Бурдюком, который сколачивал вокруг себя группу художников и поэтов, собираясь выступить как глава нового направления в искусстве. (Позже это направление получило название футуризма.) Послушав первые стихи Маяковского, он однозначно определил:

«Да вы же гениальный поэт!» и с этого времени уже не отпускал его от себя.

Маяковский бросил училище и вместе с футуристами принялся колесить по стране: побывал в Петербурге, Харькове, Киеве, Тифлисе. Все их выступления были направлены против «мещанского болота» и имели целью скандализировать публику. Проходили они под свистки, ругань и бешеные овации зала. В 1912 г. вышел программный альманах футуристов «Пощечина общественному вкусу», где были напечатаны первые стихи Маяковского «Ночь» и «Утро». Декларация, открывавшая этот сборник, провозглашала «непреодолимую ненависть» к существовавшему до футуристов языку и право поэта на изобретение новых слов. Взирая «с высоты небоскребов» на современную литературу, футуристы предлагали всю классику «выбросить с парохода современности». Цвет, линия, форма рассматривались футуристами как некие самостоятельные категории, которыми оперирует художник и которые должны интересовать его сами по себе, а не как выражение различных жизненных явлений. То же и в поэзии. Слово в стихе, как утверждали футуристы, теряет смысловую функцию, свойственную ему в обыденной речи, оно интересует поэта исключительно как сочетание звуков, как самоценное, «оамовитое» выражение неких эмоциональных оттенков, вызываемых звучанием слова или его видом на бумаге, которые варьирует и комбинирует поэт по законам скорее музыкальным, а не в соответствии с правилами осмысленной человеческой речи. Главной мишенью нападок футуристов служили символисты, с которыми у них происходили постоянные литературные бои.

В 1913 г. небольшим тиражом был выпущен первый сборник стихов Маяковского «Я». В том же году он написал трагедию «Владимир Маяковский», которая была поставлена Маяковским в Петербургском театре «Луна-парк» (он же был исполнителем главной роли). Как и все ранние вещи Маяковского, трагедия эта была странной, необычной. Фактически на сцене была поставлена футуристическая поэма, героями которой были метафоры (среди ее героев Старик с черными сухими кошками в возрасте нескольких тысяч лет, Человек с двумя поцелуями, Женщина со слезой и пр.). Первым значительным произведением Маяковского, обратившим на него внимание современников, стала поэма «Облако в штанах», вышедшая в 1915 г. Маяковский говорил, что это четыре крика: «долой!» буржуазному обществу. (Долой вашу любовь! Долой ваше искусство! Долой ваш строй! Долой вашу религию!) В начале 1916 г. появилась вторая поэма Маяковского «Флейта-позвоночник». В это время поэт уже был мобилизован в армию и служил чертежником в Военной автомобильной школе. В 1916 г. Горький в своей «Летописи» опубликовал отрывки из его третьей, антивоенной, поэмы «Война и мир» (целиком поэму не пропустила цензура).

Февральскую и Октябрьскую революцию Маяковский принял без всяких колебаний — сразу и безоговорочно. («Принимать или не принимать? Такого вопроса для меня (и для других москвичей-футуристов) не было, — писал он. — Моя революция».) 25 октября 1917 г. он находился в самом центре революционных событий — в Смольном. Вскоре он приехал в Москву. Здесь У футуристов имелось свое «Кафе поэтов», с эстрады которого Маяковский каждый день читал завсегдатаям свои стихи. Возвратившись в Петроград, Маяковский сотрудничал в газете «Искусство Коммуны», заседал в коллегии изобразительных искусств Наркомпроса, читал лекции, снимался в кино, рисовал рекламные плакаты, много выступал на митингах, перед матросами и солдатами. (Митинговый ритм звучит во многих его стихах, и прежде всего в одном из популярнейших стихотворений тех дней «Левый марш»: «Разворачивайтесь в марше! Словесной не место кляузе. Тише, ораторы! Ваше слово, товарищ маузер. Довольно жить законом, данным Адамом и Евой. Клячу истории загоним. Левой! Левой! Левой!».) В том же году Маяковский написал первую из своих больших пьес «Мистерия-буфф». Она была поставлена Мейерхольдом в Театре музыкальной драмы к первой годовщине Октябрьской революции и была с большим интересом принята новыми зрителями — простым народом: рабочими, солдатами и матросами. Множество выражений из пьесы вошло в разговорный обиход, разнеслось на пословицы и поговорки.

Весной 1919 г. Маяковский переехал в Москву, где стал работать в Художественном отделе Российского телеграфного агентства. В то время яркие красочные плакаты РОСТА (их называли окна РОСТА) с короткими рифмованными подписями заменяли петроградцам газеты и сатирические журналы.

Маяковскому принадлежали почти все тексты «Окон». В иные дни ему приходилось писать до восьмидесяти тем в день. «Вспоминаю, — писал Маяковский, — отдыхов не было. Работали в огромной нетопленой, сводящей морозом мастерской РОСТА. Придя домой, рисовал опять, а в случае особой срочности клал под голову, ложась спать, полено вместо подушки, с тем расчетом, что на полене особенно не заспишься, и, поспав ровно столько, сколько необходимо, вскочишь работать снова». Сам он нарисовал около трех тысяч плакатов. Приемы и образы, найденные в них, Маяковский перенес в большую поэму «150 000 ООО», напечатанную в 1920 г.

После окончания Гражданской войны окна РОСТА перестали выходить, но вплоть до 1922 г. Маяковский делал плакаты для Главполитпросвета. Он писал о продналоге, о борьбе с голодом, о новых тарифных ставках, о кооперации и развитии торговли. Позже он сочинил много рекламных стихов, вроде: «Лучше сосок не было и нет — готов сосать до старости лет» (реклама сосок); или: «Даете солнце ночью! Где найдешь его? Купи в ГУМе! Ослепительно и дешево» (реклама электролампочек). Веселые двустишья Маяковского тогдашние москвичи находили на обертках конфет, на цибиках чая, на папиросных коробках. Вообще, для Маяковского не существовало «непоэтических» тем. Он считал, что поэт — это чернорабочий революции («Я, ассенизатор и водовоз, революцией мобилизованный и призванный…», — писал он о себе), и его должны вдохновлять не «вечные», отвлеченные проблемы, а насущные, те, которые в данную минуту стоят перед страной. («Я буду писать про то и про это, но нынче не время любовных ляс…») Маяковский стал настоящим новатором в поэзии. Он беспредельно раздвинул ее границы и заговорил в стихах о таких вещах, которые еще недавно казались совершенно невозможными в искусстве и недостойными художественного изображения.

Трепетное отношение к поэтическому творчеству было ему чуждо и смешно.

Задачи творчества, считал он, диктуются жизнью — поэт получает социальный заказ и выполняет его со всей возможной добросовестностью. Маяковский говорил: «Я от партии не отделяю себя и считаю себя обязанным выполнять все постановления большевистской партии». Поэзия — это тоже производство, и, как любое производство, она не терпит халтуры. («Поэзия — та же добыча радия. В грамм добыча, в год труды. Изводишь единого слова ради тысячи тонн словесной руды».) И действительно, у Маяковского не найдешь стертых трафаретных образов, избитых рифм, вставленных для размеров слов, скучных, повторяющихся словосочетаний. Он никогда не позволял себе писать плохо и не отдавал в печать скороспелых, незаконченных стихотворений.

Стих, в его понимании, — это оружие (Он писал: «В курганах книг, похоронивших стих, железки строк случайно обнаруживая, вы с уважением ощупывайте их, как старое, но грозное оружие»). Ему так же было непонятно, что такое отсутствие вдохновения. Сам он мог писать («делать») стихи в любом месте и в любой обстановке. Он в полном смысле слова работал беспрерывно: мог сочинять в поезде, в вагонах трамвая, в сутолоке редакций, даже между выступлениями. В любой момент он умел сосредоточиться на стихотворстве, а потом снова разговаривать и шутить. Писал он обычно на ходу в маленьких записных книжках. Причем черновики его почти не имеют поправок — стих формировался у Маяковского в голове, а потом сразу ложился на бумагу.

В то время шли горячие споры о том, каким должно быть новое социалистическое искусство. Сложилось несколько группировок писателей, по-разному отвечавших на это вопрос. Маяковский включился в этот спор, организовав в 1923 г. выпуск своего журнала «Леф» (то есть «Левый Фронт»). Всего вышло семь номеров. Среди прочего здесь были опубликованы поэма Маяковского «Про это», несколько стихотворений и первая часть поэмы «Владимир Ильич Ленин». В 1925 г. из-за дрязг и разногласий издание журнала прекратилось. Кроме «Лефа» Маяковский сотрудничал еще в десятке газет и журналов. Печатали его много и охотно, в том числе в центральной прессе.

Сборники его стихов выходили регулярно. (Говоря в поэме «Во весь голос» о «ста томах» своих «партийных книжек», поэт нисколько не преувеличивал.) Обычно, прежде чем опубликовать какое-нибудь новое произведение, Маяковский много раз читал его с эстрады. Постоянное живое общение с потенциальными читателями было для него жизненно необходимо, и он много ездил по стране со своими выступлениями. Сам Маяковский писал, что продолжает этим прерванную традицию «трубадуров и менестрелей». Эти выступления — ярчайшая часть его биографии. Обычно вечер начинался докладом на какую-нибудь тему. Например: «Мое открытие Америки» — о поездке в Америку или «Даешь изящную жизнь!» — о борьбе с мещанским бытом. Или:

«Как делать стихи». Потом шло чтение стихов и ответы на записки. Но часто программа нарушалась. Уже во время доклада Маяковский начинал читать стихи, парировал реплики в зале. Его выступление больше всего напоминало митинг.

Во второй половине 20-х гг. поэтический талант Маяковского достиг своего расцвета. К десятилетию Октябрьской революции он написал поэму «Хорошо!», которую считал программной вещью, вроде «Облака в штанах» для советского времени. Но, славя социалистические преобразования, Маяковский никогда не закрывал глаза на многочисленные «темные стороны» действительности, на всяческие проявления «мещанства» и «буржуазности». В разные годы им было написано огромное количество сатирических стихов, в том числе и высмеивавших новую коммунистическую бюрократию. Самое известное из них, «Прозаседавшиеся», напечатано весной 1922 г. Кроме него было много других:

«О дряни», «Взяточники», «Служака», «Столп» и т. д. — целая сатирическая галерея советских бюрократов… Борьбу с мещанством и бюрократизмом Маяковский продолжал и на театральных подмостках. В 1928 г. он написал сатирическую комедию «Клоп». Пьеса была поставлена в театре имени Мейерхольда.

Музыку к ней написал Шостакович, а декорации были выполнены Кукрыниксами. В 1929 г. появилась еще более острая пьеса — «Баня».

К несчастью, жизнь Маяковского оборвалась на взлете: в апреле 1930 г. он неожиданно для всех покончил с собой. О причинах его самоубийства было высказано множество предположений, но единой версии по сей день не существует.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Левый марш

Разворачивайтесь в марше!
Словесной не место кляузе.
Тише, ораторы!
Ваше
слово,
товарищ маузер.
Довольно жить законом,
данным Адамом и Евой.
Клячу истории загоним.
Левой!
Левой!
Левой!

Эй, синеблузые!
Рейте!
За океаны!
Или
у броненосцев на рейде
ступлены острые кили?!
Пусть,
оскалясь короной,
вздымает британский лев вой.
Коммуне не быть покоренной.
Левой!
Левой!
Левой!

Там
за горами горя
солнечный край непочатый.
За голод
за мора море
шаг миллионный печатай!
Пусть бандой окружат нанятой,
стальной изливаются леевой,-
России не быть под Антантой.
Левой!
Левой!
Левой!

Глаз ли померкнет орлий?
В старое станем ли пялиться?
Крепи
у мира на горле
пролетариата пальцы!
Грудью вперед бравой!
Флагами небо оклеивай!
Кто там шагает правой?
Левой!
Левой!
Левой!Владимир Маяковский стихи

Российский и советский поэт-футурист, драматург, редактор журналов «ЛЕФ», «Новый ЛЕФ» и «РЕФ».

Владимир Маяковский
«Левый марш»

(Матросам)

Разворачивайтесь в марше!
Словесной не место кляузе.
Тише, ораторы!
Ваше
слово,
товарищ маузер.
Довольно жить законом,
данным Адамом и Евой.
Клячу историю загоним,
Левой!
Левой!
Левой!

Эй, синеблузые!
Рейте!
За океаны!
Или
у броненосцев на рейде
ступлены острые кили?!
Пусть,
оскалясь короной,
вздымает британский лев вой.
Коммуне не быть покоренной.
Левой!
Левой!
Левой!

Там
за горами горя
солнечный край непочатый.
За голод,
за мора море
шаг миллионный печатай!
Пусть бандой окружат нанятой,
стальной изливаются леевой, —
России не быть под Антантой.
Левой!
Левой!
Левой!

Глаз ли померкнет орлий?
В старое ль станем пялиться?
Крепи
у мира на горле
пролетариата пальцы!
Грудью вперед бравой!
Флагами небо оклеивай!
Кто там шагает правой?
Левой!
Левой!
Левой!

Стихи Маяковского

Левый марш

Разворачивайтесь в марше!
Словесной не место кляузе.
Тише, ораторы!
Ваше
слово,
товарищ маузер.
Довольно жить законом,
данным Адамом и Евой.
Клячу истории загоним.
Левой!
Левой!
Левой!

Эй, синеблузые!
Рейте!
За океаны!
Или
у броненосцев на рейде
ступлены острые кили?!
Пусть,
оскалясь короной,
вздымает британский лев вой.
Коммуне не быть покоренной.
Левой!
Левой!
Левой!

Там
за горами горя
солнечный край непочатый.
За голод
за мора море
шаг миллионный печатай!
Пусть бандой окружат нанятой,
стальной изливаются леевой,-
России не быть под Антантой.
Левой!
Левой!
Левой!

Глаз ли померкнет орлий?
В старое станем ли пялиться?
Крепи
у мира на горле
пролетариата пальцы!
Грудью вперед бравой!
Флагами небо оклеивай!
Кто там шагает правой?
Левой!
Левой!
Левой!

«Левый марш», анализ стихотворения Маяковского

Лирику Маяковского ни с чьей больше не спутаешь. Его стих может быть в разной степени выразительным, но никогда не бывает вялым: поэт рассчитывает не столько на со-чувствие, сколько на со-участие своего читателя. Сила лирики, по мнению поэта, в ее заряженности большим чувством или большой идеей. В своих стихах Владимир Маяковский никогда не рассказывал, не сообщал – он в чем-нибудь убеждал или что-то доказывал.

Проникнутая агитационным пафосом, обращенная к миллионам (не меньше!), «митинговая», по словам А. Луначарского, поэзия Маяковского ищет путь к каждому сердцу. При этом он всегда умудрялся найти «человечье» слово, которое способно «подымать, и вести, и влечь…»

Новаторство Маяковского проявилось и в неологизмах, и в особых метафорах, построенных не на сходстве, а скорее, на отдалении образов друг от друга. Но чтобы зазвучал в тонической системе стих Маяковского, нужна была новая форма. Так появилась знаменитая «лесенка» — разбивка на короткие отрезки, чтобы точнее выразить для читателя все оттенки поэтической речи.

Претерпевает изменения и лексика. Едва ли не впервые в истории вызывающе грубо прозвучал голос толпы, ведь раньше «корчилась улица безъязыкая», а теперь она громко заявила о себе, о своем праве занять место в новом мире. В поэзию все решительнее врывается грубая, подчас вульгарная, действительность, при этом высокая патетика может сливаться с бытовой конкретикой, тогда стих лишен как приземленности, так и лишней высокопарности.

Именно таков «Левый марш» — стихотворение, которому будет посвящен анализ. Стихотворение, которым заявила о своем рождении поэзия революции. «Левый марш» — это мужественное свидетельство участника происходивших тогда ожесточенных битв, позволяющее почувствовать накаленную атмосферу эпохи. Разговор ведется здесь о самом главном. Детали, приметы эпохи («ораторы», «товарищ маузер!») обеспечивают стихотворению силу правдивой, откровенной речи. Кроме того, эти приметы обретают масштабность, которую можно было бы назвать вселенской.

В «Левом марше» именно художественные средства передают столь характерную для той поры атмосферу митинга, на котором возникающее у людей чувство единения вызывает желание встать в строй вместе со всеми. В этой митинговой речи Маяковского исключительную роль играют выразительные детали, характеризующие время:

Пусть бандой окружат нанятой,
стальной изливаются леевой,-
России не быть под Антантой.
Левой!
Левой!
Левой!

В 1918 году Россия находилась в трудной для нее ситуации: так и не выйдя из кровопролитной первой мировой войны против Антанты, страна после Октябрьской революции была раздираема внутренними противоречиями. Чтобы поднять боевой дух армии, Маяковский отправился на встречу с матросами, и по пути буквально за полчаса набросал «Левый марш», почти сразу сложившийся в голове.

В стихотворении звучит призыв к действию. Пожалуй, это первый опыт агитационной поэзии. Позже появятся знаменитые «Окна РОСТа». А пока слышна все ускоряющаяся поступь времени:

Грудью вперед бравой!
Флагами небо оклеивай!

Рефрен «Левой! Левой! Левой!» задает ритм. Перед глазами читателя проходят не просто солдаты и матросы – идут уверенные в своей правоте революционеры, готовые отстоять право на светлое будущее:

«Левый марш» дает представление о том, как входит в поэзию «новая стихия языка». Поэт выбирает лишь те слова, что могут прозвучать с трибуны перед народом. Поэтому весь строй стиха утверждает необходимость железной дисциплины. Именно поэтому Маяковский отдает предпочтение громкому слову: приказу, команде, риторическому вопросу. Как всегда, использует аллитерацию («горя горы», «мора море»), неологизмы («стальной леевой», «взгляд орлий»), вульгаризмы («пялиться», «клячу»).

Важно отметить, что, несмотря на высокопарность или нарочитую грубость многих выражений, слова идут от самого сердца. Тон разговора, который используется для слушателей, призывный и одновременно доверительный. И хотя впоследствии Маяковский сделал стих настоящим оружием, его произведения могли и взволновать, и побудить к действию, и, говоря словами самого поэта, позволяли «внедряться в тот участок мозга, сердца, куда иным путем не влезешь, а только поэзией».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: