Утро жизни (1799 – 1811) — А

Необычно началась и складывалась жизнь будущего поэта России. Необычна была и родословная Пушкина: в его жилах текла славянская и африканская кровь.
Отец Пушкина, Сергей Львович, принадлежал к древнему, постепенно обедневшему дворянскому роду служилых людей, воинов и государственных деятелей, сподвижников Александра Невского, Ивана Грозного, Бориса Годунова, Козьмы Минина.
Пушкиных отличала тяга к поэзии и литературе вообще. Сергей Львович писал стихи по-французски и по-русски. Довольно известным поэтом своего времени был дядя Пушкина, Василий Львович. Писал стихи дальний их родственник Алексей Михайлович Пушкин. Стихами «баловались» старшая сестра поэта, Ольга, и младший брат, Лев.
Пушкин гордился древним происхождением своего рода. Гордился и «черным прадедом», знаменитым «арапом Петра Великого», Ибрагимом. Сын владетельного абиссинского князька, Ибрагим восьмилетним мальчиком был привезен в Россию, в подарок Петру I. При крещении ему дали имя Абрама Петровича Ганнибала. До 1716 года – Ибрагиму было уже 28 лет – он состоял личным камердинером Петра I. Заметив большие способности и даровитость Абрама Петровича, царь направил его во Францию получить образование.
В повести «Арап Петра Великого» и в воспоминаниях – «Начало автобиографии» – Пушкин рассказывает, что Ганнибал обучался в Парижском военном училище, выпущен был капитаном артиллерии, отличился в испанской войне и, тяжело раненный, возвратился в Париж. Император часто справлялся о своем любимце, и тот, по зову Петра, вернулся в Петербург. Вернулся образованным инженером.
Абрам Петрович дослужился до чина генерал-аншефа. В 1745 г. ему пожаловано было за большие заслуги село Михайловское под Псковом. Впоследствии в Михайловском, ставшем имением Пушкиных, поэт вспоминал в одном из своих стихотворных посланий прадеда:

В деревне, где Петра питомец,
Царей, цариц любимый раб
И их забытый однодомец,
Скрывался прадед мой арап,
Где, позабыв Елисаветы
И двор, и пышные обеты,
Под сенью липовых аллей
Он думал в охлажденны леты
О дальней Африке своей.

. Немецкая слобода, расположенная на берегу речки Кукуй, считалась аристократической частью Москвы. Здесь в петровское время селились иноземцы. Их всех называли «немцами», отсюда и пошло название – Немецкая слобода. Здесь, приезжая в Москву, любил веселиться Петр I. До наших дней сохранились в бывшей Немецкой слободе Лефортовский дворец и Слободской, в котором помещается теперь Высшее техническое училище им. Баумана.
В этой Немецкой слободе, на Немецкой, ныне имени Баумана, улице, 40, в небольшом деревянном доме и родился Пушкин. На месте этого дома сегодня высится многоэтажное здание 353 школы имени поэта. На нем мемориальная доска с надписью: «Здесь был дом, где 26 мая (6 июня) 1799 г. родился А. С. ПУШКИН». Перед фасадом – скульптурный бюст юного поэта.
Совсем иной характер, чем Немецкая слобода носили Огородники, куда вскоре переселились Пушкины. Детские впечатления тех лет поэт воспроизвел в сочинении «Путешествие из Москвы в Петербург». Пушкины переехали в небольшой флигель при дворце князя Юсупова в ноябре 1804 г. Этот великолепный памятник архитектуры 17 века прекрасно сохранился до наших дней и украшает Москву. Таинственный тенистый сад против дворца – «Юсупов сад» – был, видимо, первым сильным впечатлением маленького Пушкина. Ему было тогда всего 6-7 лет. В стихотворении «В начале жизни школу помню я» Пушкин пишет о своих детских впечатлениях того времени:

И часто я украдкой убегал
В великолепный мрак чужого сада,
Под свод искусственных порфирных скал.

Там нежила меня теней прохлада:
Я предавал мечтам свой юный ум,
И праздно мыслить было мне отрада.

Через всю свою жизнь пронес Пушкин нежную, трогательную любовь к своей бабушке, Марии Алексеевне Ганнибал, и к няне Арине Родионовне. Нет в мировой литературе другой няни, чье имя так тесно бы сплеталось с именем ее питомца. Простая, неграмотная русская женщина, крепостная крестьянка стала спутницей великого русского поэта.
У няни была своя молодость. Двадцатитрехлетней девушкой она вышла замуж за крепостного крестьянина Федора Матвеева. У нее было уже четверо детей, когда у Пушкиных родилась в 1797 г. дочь Ольга, а через полтора года – сын Александр – будущий поэт. Ее взяли к ним няней, она вырастила их, как и младшего брата, Льва. Были у Пушкиных еще четыре мальчика – Павел, Михаил, Платон, Николай – и дочь Софья, но все они умерли в младенчестве.
Бабушка Мария Алексеевна и няня Арина Родионовна слились в воображении Пушкина в один нежно любимый образ. И он тепло вспоминает их в стихотворении «Сон»:

Ах! умолчу ль о мамушке моей,
О прелести таинственных ночей,
Когда в чепце, в старинном одеянье,
Она, духов молитвой уклоня,
С усердием перекрестит меня
И шепотом рассказывать мне станет
О мертвецах, о подвигах Бовы.
От ужаса не шелохнусь, бывало,
Едва дыша, прижмусь под одеяло,
Не чувствуя ни ног, ни головы.

Александр вышел из детского возраста, и в доме Пушкиных появились, рядом с бабушкой и няней, гувернеры. Это были иностранцы, хлынувшие после французской революции в Россию на поиски счастья. Встречались среди них люди достойные и образованные, но, как вспоминала позже сестра Ольга, большею частью эмигранты поражали своей некультурностью и наивностью.
Родители Александра почти не принимали участия в воспитании своих детей. Отец, Сергей Львович, передал все семейные заботы жене, Надежде Осиповне, а та не менее его обожала свет и веселое общество. Неприятные воспоминания детства, отмечаемые Пушкиным, были связаны с гувернерами, гувернантками и несправедливым отношением матери Надежды Осиповны, которую постоянно раздражал настойчивый, самолюбивый, склонный к самостоятельности характер Александра. Лишь нежная дружба с сестрой Ольгой смягчала его «нестерпимое состояние».
Сестра Ольга была верным другом детства Александра. Ей он поверял свои детские тайны, с ней делился первыми поэтическими мечтаниями. Познакомившись в ранние годы с французской литературой, прекрасно владея языком, маленький Пушкин и первые свои детские творения создавал на французском языке.
В развитии поэтического дара Пушкина немалую роль сыграл дядя Василий Львович. В стихотворном послании « К Дельвигу» Пушкин признавался, что именно дядя пробудил в нем поэта:

Мой дядюшка-поэт
На то мне дал совет
И с музами сосватал.

Вместе с родителями Александр часто бывал у живших по соседству друзей, таких же страстных книголюбов, какими были его отец и дядя. Один из них, Д. Н. Бутурлин, был просвещеннейший деятель своего времени, его библиотека состояла из 25 тысяч томов и вызывала восхищение даже иностранцев. Бывая с родителями у Бутурлиных, Пушкин забирался в их огромную библиотеку. Часто встречался там с дядей и поэтами К. Н. Батюшковым, И. И. Дмитриевым, В. А. Жуковским, баснописцем И. А. Крыловым.
Так проходили детские годы Пушкина. Мать любила больше младшего брата, Льва, и Александр чувствовал это. Уезжая в 1811 г. в Царскосельский лицей, двенадцатилетний мальчик без сожаления расставался с гувернантками и гувернерами. Но тепло и сердечно вспоминал потом сестру Ольгу, спутницу его детства, бабушку и няню.

Поэт Александр Сергеевич Пушкин

Трудно найти человека, который бы не знал поэта Александра Сергеевича Пушкина. С раннего детства в гости к нам приходят его замечательные сказки о царе Салтане, Руслане и Людмиле, рыбаке и рыбке и многие, многие другие.

Произведения Пушкина давно считаются достоянием не только России. Многие люди в разных странах изучают русский язык, чтобы наслаждаться чтением его произведений не в переводе, а на родном языке поэта. Биография Пушкина богата событиями, но я познакомлю вас с его детством и близкими ему людьми, благодаря которым мы получили НАШЕГО ПУШКИНА.

Род Пушкиных – это не просто дворянский русский род, здесь замешан и другой дух, другая кровь. По матери Надежде Осиповне род поэта восходил к «арапу Петра Великого» – африканцу Абраму Ганнибалу. От него Александр унаследовал не только курчавые волосы, пухлые губы, африканские скулы, но и кипевшие в душе страсти. Со стороны отца Сергея Львовича род Пушкина, по легенде, восходит к дружиннику Александра Невского Ротше, героически погибшему в Невской битве. Александр Сергеевич родился 6 июня 1799 года в Москве. Родители уделяли ребёнку мало внимания. Отец не любил заниматься домашними делами, его больше интересовали политика, искусство и дела при дворе императора. Мать, красивая светская женщина, была занята только лишь собой, она любила балы. Воспитанием маленького Саши занималась бабушка поэта Мария Алексеевна Ганнибал, очень умная и образованная женщина. Она обожала Сашу. А он, недополучая родительской ласки, всем сердцем тянулся к ней. Мальчик очень любил слушать её рассказы, засыпал её вопросами, на которые бабушка всегда находила ответ. Пушкин помнил себя с четырёх лет. Примерно тогда произошла первая встреча Пушкина с императором – маленький Саша чуть было не попал под копыта коня Александра I, который выехал на верховую прогулку. Александр успел придержать коня, ребёнок не пострадал, и единственный, кто перепугался не на шутку, – это няня.

У Пушкиных было четверо детей. Они росли под присмотром бабушки и крепостной няни Арины Родионовны, да гувернёровиностранцев. Будущий поэт в раннем детстве приводил в отчаяние своих светских родителей. Саша не любил общаться и играть со сверстниками. Свои пережи вания он доверял только бабушке и няне Арине Родионовне. Няня своим певучим голосом уводила ребёнка в такой мир народной фантазии, пела такие удивительные песни, что мальчик забывал обо всём. Любовь к бабушке и няне он пронёс через всю свою жизнь.

Детство Саша провёл в Москве, а в семь лет впервые попал в деревню, в подмосковное имение Захарово. Мальчик полюбил берёзовую рощицу, которая начиналась прямо у ворот захаровского дома – здесь пили чай в жаркие дни, – и огромную липу у пруда, и тёмный еловый лес на другом его берегу. Он играл, воображая себя богатырём, сражающимся со злыми силами. А по вечерам вслушивался в весёлые и грустные русские песни, смотрел на хороводы, которые водили крестьянские девушки. Характер его резко изменился. Он стал очень подвижным, не мог усидеть на одном месте и пяти минут. Родители теперь были уже в отчаянии от его шалостей. Даже добрая бабушка Мария Алексеевна говаривала про своего любимца: «Не знаю, что выйдет из моего старшего внука. Мальчик умён и охотник до книжек, а учится плохо, редко когда урок свой порядком сдаст. То его не расшевелишь, не прогонишь играть с детьми, то вдруг так развернётся и расходится, что ничем его не уймёшь, нет у него середины».

Когда Пушкин подрос, его передали на воспитание в руки «дядьки» Никиты Козлова. Болдинский крепостной крестьянин знал грамоту, сам сочинял рассказы в народно-сказочном стиле. Будущий поэт часто с ним гулял по Москве, взбирался на колокольню Ивана Великого, посещал глухие закоулки столицы и её окрестностей, толкался среди простонародья.

Огромное влияние на Пушкина оказал и его родной дядя Василий Львович, который начал учить молодого Сашу стихосложению. Он понял, что у ребёнка поэтический талант, и, чтобы развивать его, он предложил мальчику писать друг другу письма в стихах, в рифме описывая события. Дядя всегда с удовольствием и восхищением читал Сашины письма.

Пушкин рос, характер его менялся, он очень интересовался историей, литературой. У отца была превосходная библиотека, преимущественно на французском языке. Ребёнок жадно потянулся к книге. Тайно от взрослых он по ночам пробирался к книжным шкафам, читал при свете свечи.

В доме Пушкиных нередко собирались видные представители русской литературы. Маленький Пушкин видел и слушал историка Карамзина, стихи молодого Жуковского. В гостиной Пушкиных шли споры о политике, литературе, о европейских событиях. Всё это оставляло следы в сознании впечатлительного мальчика.

К двенадцати годам Пушкин в развитии намного опередил своих сверстников. Он, по словам своего брата, «был одарён памятью неимоверной и на одиннадцатом году уже знал наизусть всю французскую литературу». Однако это не мешало ему бегать и прыгать через стулья, ловко бросать мяч, то есть оставаться двенадцатилетним шаловливым мальчиком.

В 1811 году по указу Императора Александра I недалеко от Петербурга был открыт Царскосельский Лицей. В нём должны были обучать будущих государственных деятелей самого высокого ранга. Среди первых воспитанников был Александр Пушкин. В 12 лет он хорошо сдал вступительные испытания и стал лицеистом. Программа занятий в Лицее была обширной. Учили многому: русскому, французскому, немецкому языкам и латыни, словесности, логике, нравственным наукам, политической экономии, математике, физике, военному делу. Учащихся было всего 30 человек, в Лицее царила особая атмосфера взаимопонимания. Пушкин сохранил лицейскую дружбу на всю жизнь.

Расписание Царскосельского лицея

6 ч. Подъём, молитва в зале
7-9 ч. Класс (учебные занятия)
9 ч. Чай с белой булкой
до 10 ч. Первая прогулка
10-12 ч. Класс
12-13 ч. Вторая прогулка
13 ч. Обед из трёх блюд
14-15 ч. Чистописание или рисование
15-17 ч. Класс
17 ч. Чай
до 18 ч. Третья прогулка
18-20 ч. Повторение уроков
20.30 ч. Ужин из двух блюд
до 22 ч. Отдых, развлечения («мячик и беготня»)
22 ч. Вечерняя молитва, сон.

В Лицее Пушкин много занимался поэзией, особенно французской, за что он и получил прозвище «француз».

«Свидетельство об окончании лицея. Воспитанник Императорского Царскосельского Лицея Александр Пушкин в течение шестилетнего курса обучался в сем заведении и оказал успехи: в Законе Божием и священной истории, в логике и нравственной философии, в праве естественном, частном и публичном, в российском гражданском и уголовном праве ХОРОШИЕ; в латинской словесности, в государственной экономии и финансах ВЕСЬМА ХОРОШИЕ; в российской и французской словесности, также в фехтовании ПРЕВОСХОДНЫЕ. Сверх того занимался историей, географией, статистикой, математикой и немецким языком. Во уверение чего и дано ему от Конференции Императорского Царскосельского Лицея сие свидетельство с приложением печати. Царское Село июня 9 дня 1817 года».

Произведения Пушкина навсегда стали классикой русской литературы. В них он показал красоту и мощь русского языка. Огромное влияние на Пушкина оказывала его жена Наталья Гончарова. Она была его музой, любимым человеком и другом. У них было четверо детей – Мария, Александр, Григорий и Наталья.

В 1837 году Александр Пушкин во время дуэли с французом Жоржем Дантесом был смертельно ранен и в возрасте 38 лет умер.

Россия горько оплакивала своего великого сына. Александр Сергеевич умер, но навсегда оставил нам бесценный дар – свои сказки, поэмы, стихи, рассуждения. Он очень любил Россию, гордился ею и мечтал, что наша Родина станет свободной и образованной. После его смерти прошло уже почти 200 лет, но и сегодня мы легко можем узнать по одному лишь четверостишию любое его произведение. И снова мы слышим, как наши мамы и бабушки читают нам, нашим младшим братьям и сёстрам сказки Пушкина. А это и есть НАРОДНАЯ ЛЮБОВЬ!

Близкие родственники Александра Сергеевича Пушкина

Отец, Сергей Львович Пушкин (1770-1838 гг.)
В 1796 году капитан-поручик лейбгвардейского Егерского полка, далее военный советник и начальник Комиссариатской комиссии резервной армии в Варшаве, с 1817 года в отставке, статский советник. Сергей Львович был тесно связан с литературными кругами, знаком с Фонвизиным, Батюшковым, Вяземским, Жуковским, Карамзиным и многими другими литераторами. Пушкин-отец писал стихи
и даже целые поэмы.

Мать, Надежда Осиповна Пушкина (1775-1836 гг.)
Урождённая Ганнибал, вышла замуж за Сергея Пушкина. Постоянно навещала сына Александра в Лицее. Принимала участие в судьбе
ссыльного поэта без его ведома.

Жена, Наталья Николаевна Пушкина (1812-1863 гг.)
Урождённая Гончарова, вышла замуж за Александра Пушкина в 1831 году. Между супругами с самого начала сложились сердечные и дружеские отношения.

Старшая дочь, Мария Александровна Пушкина (1832-1919 гг.)
Получила домашнее образование. С 1852 года – фрейлина. Лев Толстой, знавший её, отразил некоторые черты её облика в своей героине Анне Карениной.

Старший сын, Александр Александрович Пушкин (1833-1914 гг.)
Воспитанник 2-ой Петербургской гимназии и Пажеского корпуса. Награждён золотым Георгиевским оружием с надписью «За храбрость» и орденом Святого Владимира IV степени с мечами и бантом. За 35 лет военной службы стал кавалером многих русских и трёх иностранных орденов. За отличие по службе был произведён в генерал-лейтенанты.

Младшая дочь, Наталья Александровна Пушкина (1836-1913 гг.)
Получила домашнее образование. Современники называли её «прекрасной дочерью прекрасной матери». Наталья Александровна предоставила Ивану Тургеневу для публикации письма отца к её матери.

Младший сын, Григорий Александрович Пушкин (1835-1913 гг.)
Воспитанник Пажеского корпуса. Корнет, ротмистр лейб-гвардейского Конного полка, в министерстве внутренних дел дослужился до старшего советника. С 1866 по 1899 годы жил в селе Михайловском.

Сестра, Ольга Сергеевна Павлищева (1797-1868 гг.)
Урождённая Пушкина, была всегда дружна с братом Александром. В ссоре Пушкина с отцом приняла сторону брата. Поэт знал о тайном браке сестры и, по поручению матери, встречал и благословлял новобрачных.

Бабушка, Мария Алексеевна Ганнибал (1745-1818 гг.)
Урождённая Пушкина, мать Надежды Пушкиной. По словам Бартенева, «. любила вспоминать старину, и от неё А.С.Пушкин наслышался семейных преданий, коими так дорожил впоследствии».

Брат, Лев Сергеевич Пушкин (1805-1852 гг.)
Воспитанник Благородного пансиона при Царскосельском Лицее и Благородного пансиона при Главном Педагогическом институте,
курса которого не окончил. Участник персидско-турецкой кампании 1827-1829 гг., затем перешёл в Финляндский драгунский полк в чине штабс-капитана. В 1832 году вышел в отставку в чине капитана. Пушкин нежно любил брата, с примесью родительской строгости.

Дядя, Василий Львович Пушкин (1766-1830 гг.)
Поэт, член литературного общества «Арзамас», отставной гвардии поручик. Пушкин назвал дядю «Парнасский мой отец». В 1811 году Василий Пушкин приехал в Петербург со своим племянником для устройства его в Царскосельский Лицей.

Прадедушка, Абрам Петрович Ганнибал (1696-1781 гг.)
«Арап Петра Великого», абиссинский князёк. Он умер в 1781 году генерал-аншефом и Александровским кавалером. Абрам Петрович – великий Российский инженер, сподвижник Петра I.

Император Николай I
Любил Пушкина, заботился после смерти поэта о его семье.

Жорж Дантес
Француз, от пули которого был смертельно ранен А.С.Пушкин.

Автор: Евгений Филиппов

Реферат на тему: А.С.Пушкин в Москве

Раздел: Литература, Лингвистика ВСЕ РАЗДЕЛЫ

А.С. Пушкин в Москве Введение В последний вечер восемнадцатого столетия, 31 декабря 1800 года, у Пушкиных собрались гости. Стол был празднично накрыт: ждали наступления Нового года, нового, девятнадцатого, столетия. Ровно в полночь раздался звон часов. Первый удар, за ним второй, третий. последний – двенадцатый. Гости подняли бокалы, поздравили друг друга: – С Новым годом! С новым веком! С новым столетием! Звон бокалов и громкие голоса гостей разбудили спавшего в соседней комнате маленького сына Пушкиных – Александра. Ему было всего полтора года. Он соскочил с кроватки, тихонько приоткрыл дверь в комнату, где собрались гости, и в одной рубашонке, ослепленный множеством свечей, остановился у порога. Испуганная, за ребенком бросилась няня, крепостная Пушкиных Ульяна Яковлева. Но мать, Надежда Осиповна, остановила ее. Тронутая неожиданным появлением сына, она взяла его на руки, высоко подняла над головой и сказала, восторженно обращаясь к гостям: – Вот кто переступил порог нового столетия!. Вот кто в нем будет жить!. Пушкин перешагнул уже через два столетия. Он перешагнет и через тысячелетия. .Однажды маленький Александр Пушкин гулял с няней Ульяной Яковлевной по аллеям старинного московского парка. Неожиданно им навстречу направился небольшого роста офицер в мундире, ботфортах и треуголке. Быстрым военным шагом он приблизился к годовалому Пушкину, строгим взглядом окинул няню и, тыча пальцем в голову ребенка, крикнул: – Сними картуз! Няня, смутившись, не посмела перечить повелительному приказу и сняла с головы мальчика картуз. Только что приехавшая из деревни и приставленная к ребенку нянькой, Ульяна не могла, конечно, знать, кто был повстречавшийся им офицер. Надежда Осиповна (мать А. С. Пушкина) разъяснила ей дома, что это был сам царь, император Павел I, недовольный тем, что они не приветствовали его. Впоследствии Пушкин писал: “Видел я трех царей: первый велел снять с меня картуз и пожурил за меня мою няньку.” Занявшие после Павла I престол Александр I и Николай I никогда не переставали преследовать поэта и привели его к гибели. 1 Утро жизни (1799 – 1811) Необычно началась и складывалась жизнь будущего поэта России. Необычна была и родословная Пушкина: в его жилах текла славянская и африканская кровь. Отец Пушкина, Сергей Львович, принадлежал к древнему, постепенно обедневшему дворянскому роду служилых людей, воинов и государственных деятелей, сподвижников Александра Невского, Ивана Грозного, Бориса Годунова, Козьмы Минина. Пушкиных отличала тяга к поэзии и литературе вообще. Сергей Львович писал стихи по-французски и по-русски. Довольно известным поэтом своего времени был дядя Пушкина, Василий Львович. Писал стихи дальний их родственник Алексей Михайлович Пушкин. Стихами “баловались” старшая сестра поэта, Ольга, и младший брат, Лев. Пушкин гордился древним происхождением своего рода. Гордился и “черным прадедом”, знаменитым “арапом Петра Великого”, Ибрагимом. Сын владетельного абиссинского князька, Ибрагим восьмилетним мальчиком был привезен в Россию, в подарок Петру I. При крещении ему дали имя Абрама Петровича Ганнибала. До 1716 года – Ибрагиму было уже 28 лет – он состоял личным камердинером Петра I. Заметив большие способности и даровитость Абрама Петровича, царь направил его во Францию получить образование.

Пушкин напомнил в нем Пущину, как тот навестил его самого, ссыльного поэта, в Михайловском: Мой первый друг, мой друг бесценный! И я судьбу благословил, Когда в мой двор уединенный, Печальным снегом занесенный Твой колокольчик огласил. Молю святое провиденье: Да голос мой душе твоей Дарует то же утешенье. Да озарит он заточенье Лучом лицейских ясных дней! 3 Встречи и венчание с Н. Н. Гончаровой (1828 – 1831) В декабрьский вечер 1828 г. в Москве, куда снова приехал Пушкин, произошла встреча, роковым образом изменившая весь ход жизни Пушкина: на одном из московских балов поэт увидел шестнадцатилетнюю красавицу – Наталью Гончарову. Красота девушки поразили Пушкина, и он тогда же сказал, что участь его будет навеки связана с нею. П. А. Вяземский, еще не знавший о встрече Пушкина с юной Гончаровой, сразу заметил в нем перемену и писал 9 января 1829 г. А. И. Тургеневу: “Он что-то все время был не совсем по себе. Не умею объяснить, ни угадать, что с ним было. и все не узнавал прежнего Пушкина”. Пушкин после встречи с Натальей Гончаровой уехал 5 или7 января 1829 г. в Старицу, имея в виду позаботиться о выпуске “Полтавы”, но в середине марта вновь вернулся в Москву. Он стал бывать в доме Гончаровых, познакомился и с 18-летней сестрой Натальи, Александриной, знавшей наизусть его стихи. Наталья Гончарова была очень застенчива, держала себя с Пушкиным тихо и робко, и тем еще больше нравилась ему. Мать, Наталья Ивановна, женщина грубая и своенравная, не очень жаловала Пушкина. Поэт с сомнительной политической репутацией, не располагавший, к тому же, определенным материальным состоянием, не очень импонировал ей в качестве мужа дочери-красавицы. Собственное ее имение было разорено, она нуждалась и рассчитывала найти для дочери лучшую партию. И когда 1 мая 1829 г. Ф. И. Толстой явился в дом Н. И. Гончаровой и от имени Пушкина просил руки ее дочери Натальи Николаевны, Наталья Ивановна ответила уклончиво: дочь еще слишком молода, надо подождать. Пушкин, получив ответ матери Гончаровой, в тот же день написал ей: “На коленях, проливая слезы благодарности, должен был бы я писать вам теперь, после того, как граф Толстой передал мне ваш ответ: этот ответ – не отказ, вы позволяете мне надеяться. Я сейчас уезжаю и в глубине своей души увожу образ небесного существа, обязанного вам жизнью.”. Отправив письмо, Пушкин тут же, не спросив разрешения Бекендорфа, выехал на Кавказ и в Арзрум, где шла война России с Турцией. В действовавшей армии находились тогда брат Пушкина Лев, лицейский товарищ Раевский и декабрист Михаил Пущин. В двадцатых числах сентября Пушкин вернулся в Москву. Он поспешил к Гончаровым но здесь его ожидал холодный прием. Как вспоминал брат Гончаровой: “Было утро; мать еще спала, а дети сидели в столовой за чаем. Вдруг стук на крыльце, и вслед за тем в самую столовую влетает из прихожей калоша. Это Пушкин, торопливо раздевавшийся. Войдя, он тотчас спрашивает про Наталью Николаевну. За ней пошли, но она не смела выйти, не спросившись матери, которую разбудили. Будущая теща приняла Пушкина в постели.” Пушкин был очень удручен таким приемом. “Ваше молчание, ваша холодность, та рассеянность и то безразличие, с каким приняла меня м-ль Натали.

Москве Пушкин обрадовался. Но, как и вся Россия, находился под тяжелым впечатлением только что свершившейся казни пяти декабристов и сурового приговора 120 его “друзьям, братьям, товарищам”. В Москву Пушкин вынужден был прибыть в это время по приказу царя Николая I. Будучи еще великим князем, Николай I услышал из уст брата, императора Александра I, оценку Пушкина: “Прочел ли ты “Руслана и Людмилу”? Автор служит по коллегии иностранных дел, – это бездельник, одаренный крупным талантом”. Вступив на престол и расправившись с декабристами, Николай I дал клятву: “Революция на пороге России. Клянусь она не проникнет к нам, пока я сохраню дыхание жизни”. Николай I вынужден был пойти на примирение с мятежным поэтом. Бенкендорф дал при этом царю совет: “Пушкин все-таки порядочный шалопай, но, если удастся направить его перо и речи, в этом будет прямая выгода”. Николай I внял совету шефа жандармов. Пушкина доставили в Кремль прямо с дороги, небритого, покрытого дорожной пылью. В большом кабинете Чудова дворца встретились поэт и царь. Аудиенция длилась более двух часов. Николай I спросил: – Пушкин, принял ли бы ты участие в 14 декабря, если б был в Петербурге? – Непременно, государь, все друзья мои были в заговоре, и я не мог бы не участвовать в нем. Одно лишь отсутствие спасло меня. – ответил Пушкин. – Довольно ты подурачился,– возразил император, – надеюсь теперь будешь рассудителен, и мы более ссориться не будем. Ты будешь присылать ко мне все, что сочинишь; отныне я сам буду твоим цензором. Царская цензура оказалась для поэта новым тягчайшим ярмом. Из рук самодержца Пушкин получил лишь полусвободу. 12 сентября 1826 г. Пушкин впервые посетил Большой театр. Шла пьеса А. А. Шаховского “Аристофан” с участием М. С. Щепкина. “Когда Пушкин вошел в партер Большого театра, – рассказывали современники, – мгновенно пронесся по всему театру говор, повторявший его имя: все взоры, все внимание обратились на него.”. 16 сентября поэт посетил народное гулянье в честь коронации Николая I на Девичьем Поле, у Новодевичьего монастыря. На “царское угощение” собралось 200 тысяч человек. Играло 20 оркестров. Пушкин привез с собой в Москву “Бориса Годунова”. Он много раз читал эту трагедию у друзей – Соболевского, Вяземского, Баратынского, у себя в гостинице. Она произвела на них неизгладимое впечатление. В Москве Пушкин знакомится с членами “Общества любомудров” беллетристом В. Ф. Одоевским, поэтом Д. В. Веневитиновым и другими. Как-то зашла речь о выпуске журнала в противовес “Сыну отечества”, издававшемуся реакционными журналистами Ф. В. Булгариным и Н. И. Гречем. Идея пришлась по душе “Обществу”, и редактором нового двухнедельного “Московского вестника” выбрали М. П. Погодина. В первом номере “Московского вестника” была напечатана сцена из “Бориса Годунова” – “Ночь. Келья в Чудовом монастыре”. В шумной, суетной Москве поэту часто вспоминалось тихое Михайловское. Вспомнилась няня Арина Родионовна, плакавшая навзрыд, когда фельдъегерь увозил его из Михайловского в Москву. Представляя себе как она озабочена, волнуется, Пушкин писал: Подруга дней моих суровых, Голубка дряхлая моя! Одна в глуши лесов сосновых Давно. давно ты ждешь меня.

Напиши на всякий случай, что очень надоело или опротивело, чтобы я тут же нашла замену, чтобы успела се обдумать. Очень советую тебе согласиться на синее кожаное пальто, оно скромное, теплое, легкое и абсолютно-непромокаемое. Вязаные куртки (верхнюю и нижнюю) и коричневую под замшу пришлю, вообще ничего не забуду, только бы у Мули скорей выяснилось У Мура завтра первый экзамен алгебра, но он как всегда абсолютно-спокоен: сильное чувство судьбы. Я вчера отложила для тебя целую пачку маленьких фотографий,P тебя в детстве. Мура, нас всех порознь и вместе, на море и в горах, постепенно буду посылать. Да! Когда Муля поедет в чем везти вещи (носильные): сундучок? мешок? что удобнее? Ответь, и не забудь про кожаное. Целую, скучаю. У нас холодюга, вчера был снег. Maу У меня для тебя Альманах Дружбы Народов с моим Барсом в P5 «Знамени» с моим переводом старого евр поэта.[2235] М. б. пойдет моя проза о Пушкине. Москва, 23-го мая 1941Pг. Дорогая Аля, мне очень неприятно, что я ничего твердого не могу тебе написать о Мулином приезде я знаю, что это для тебя главное но мне он о ходе своих хлопот подробно не рассказывает, вообще, он безумно занят, и видимся мы с ним сравнительно редко, чаще созваниваемся

Левушка Лев Пушкин — брат по африканской крови

Когда возникает яркая личность, зачастую одновременно появляется ей подобная. Я хочу сказать, что при внимательном изучении выдающихся современников такого человека нередко обнаруживается его двойник.

Между двойниками возможны личные отношения, но они могут даже и не знать о существовании друг друга, тем не менее какая-то незримая связь между ними все же присутствует.

Сегодня я остановил свой выбор на дуэте двух Александров – Пушкина и Дюма. Оба (помимо творчества) известны своею любвеобильностью. Гипертрофированная (или здоровая, как посмотреть) страстность досталась им от африканских предков.

Но по порядку. Вот выдержка из родословной, составленной Александром Пушкиным (поэт, как известно, родился 6 июня 1799 года).

«Дед моей матери был негр, сын владетельного князька. Русский посланник в Константинополе как-то достал его в серале (в гареме. – К.Р.), где содержался он аманатом (то есть слугой, вероятно, африканский предок Пушкина был заложником или рабом в Турции. – К.Р.) и отослал его Петру I вместе с другими арапчатами. Государь крестил маленького Ибрагима в Вильне, в 1707 году, с польскою королевою, супругой Августа, и дал ему фамилию Ганнибал. Старший брат приезжал в Петербург, предлагая за него выкуп, но Петр оставил при себе крестника. До 1716 года Ганнибал находился неотлучно при особе государя. Спал в его токарне, сопровождал в походах, потом был послан в Париж, где несколько времени обучался в военном училище, вступил на французскую службу, во время испанской войны был ранен в голову. Петр I неоднократно призывал его к себе, но Ганнибал не торопился. Тогда Петр сказал, что тот может оставаться, где хочет, но он все равно не бросит своего питомца. Растроганный Ганнибал вернулся в Петербург…

Дед мой Осип Абрамыч служил во флоте и женился на Марье Алексеевне Пушкиной, дочери тамбовского воеводы. И сей брак был несчастлив. Ревность жены и непостоянство мужа были причиной неудовольствий и ссор, которые кончились разводом… Африканский характер моего деда, пылкие страсти, соединенные с ужасным легкомыслием, вовлекли его в удивительные заблуждения… Он умер от следствия невоздержанной жизни в 1807 году в своей деревне».

Запомним эти африканские черты: «пылкие страсти, соединенные с ужасным легкомыслием». Во многом их наследовал и Пушкин. С родословной Дюма дело обстояло примерно так же. Та же причудливая смесь старых дворянских кровей с африканскими.

Александр Дюма родился 24 июля 1802 года, его отец Тома Александр Дюма Дави де ля Пайетри был сыном маркиза с древней дворянской родословной и чернокожей рабыни Сессеты с острова Сан-Доминго.

У Пушкина африканская линия шла от прадеда, у Дюма – от бабки. Гениальность проявилась только в 3–4 колене после смешения двух рас.

Биография Пушкина у нас довольно известна. Коротко. В математике – ни в зуб ногой, но еще в детском возрасте обнаружились литературные способности. Характер очень живой, если не сказать буйный. Александр быстро обзаводится друзьями и является заводилой в Царскосельском лицее. Весьма рано появляется интерес к противоположному полу.

Вот описание юного Дюма, данное скрупулезным исследователем его жизни Андре Моруа: «Он был подобен стихийной силе, потому что в нем бурлила африканская кровь… вдобавок он был наделен… талантом сказителя, присущим африканцам. Стихийность его натуры проявлялась в отказе подчиняться какой-либо дисциплине… Школа не оказала никакого влияния на его характер, она не сформировала и не деформировала его. Дальше таблицы умножения Александр не продвинулся. Любое притеснение было для него несносно. Женщины? Он их любил всех сразу; он с самого начала убедился, что завоевать их расположение нетрудно, но не мог понять, к чему клясться в верности одной из них. При этом он вовсе не был аморален… В юности он был страстным охотником, краснобаем, влюблялся во всех девушек, готовых слушать его россказни, и был жаден до удовольствий».

Оба они достаточно быстро приобрели успех на поприще литературы. По сути, эти два человека олицетворяют первое паломничество африканцев в европейскую культуру. В музыкальную культуру Европы африканцы ворвались позднее – уже в ХХ веке, посредством джаза бывших чернокожих рабов США.

И в музыку, и в литературу африканцы принесли чувственность и кипучесть. В произведениях и Дюма, и Пушкина нет особой глубины (у Александра Сергеевича – за исключением последних вещей), но присутствуют необычайная легкость, изящество, бесшабашность и бесстрашие в сочетании с любовно-приключенческим флером.

До Александра Сергеевича русскую лирику можно охарактеризовать как вялотекущую. Он взорвал ее своим африканским темпераментом! «Я вас любил, любовь еще, быть может, в душе моей угасла не совсем…», «Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты…», «Я вас люблю, хоть я бешусь, хоть это труд и стыд напрасный…» Человек, утверждавший, что «…только вряд ли найдете вы в России целой три пары стройных женских ног», естественно должен был убедиться в этом лично. Заметьте, речь идет о масштабах страны! Поэтому неудивительно, что и в мировой литературе немного к тому времени было написано настолько откровенных строк о любви, как например: «…Когда, склоняяся на долгие моленья, ты предаешься мне нежна без упоенья, стыдливо-холодна, восторгу моему едва ответствуешь, не внемлешь ничему. И оживляешься потом все боле, боле – и делишь, наконец, мой пламень поневоле!»

Дюма тоже не отставал. Создается впечатление, что с годами количество его любовниц возрастало. Уехав в Брюссель (спасаясь больше от кредиторов, чем от политической реакции), он своей двадцатиоднолетней дочери Мари прислал такую записку: «Я возвращаюсь с г-жой Гиди. Если портрет Изабеллы снова в моей комнате, прикажи его убрать».

Когда уже совсем в преклонном возрасте к нему домой неожиданно заявлялся взрослый сын (будущий автор «Дамы с камелиями»), папа застенчиво (или, точнее говоря, условно-застенчиво) прятал любовниц за портьеры.

Его д’Артаньян вел интрижки одновременно с госпожой Бонасье, миледи и ее служанкой. Повинуясь романтизму своего времени, герои Дюма постоянно спасали дам из затруднительных ситуаций (кроме миледи, ну тут уж ничего не поделаешь – «она сама первая начала»). И параллельно с ними герой русского африканца лихо стрелял в дрессированных медведей и самонадеянно заявлял: «Не бойся, Маша, я Дубровский!»

Оба писателя успешно издавали собственные журналы, Пушкин – «Современник», Дюма – «Мушкетер».

И тот, и другой оставили после себя обширное литературное наследие, и тот, и другой всерьез занимались историей своих государств и сочиняли на этой основе беллетристические произведения.

Жизнь и одного, и другого напоминает любовно-приключенческий роман. Только у Дюма со счастливым финалом, а у Пушкина – с трагическим. Здесь сходство в их судьбах заканчивается.

Дюма сумел разбогатеть и обанкротиться, но при этом всегда оставался на плаву. Пушкин никогда не был состоятельным человеком.

В теплолюбивой Франции африканский темперамент Дюма вызывал у прекрасного пола ответный восторг.

Отношения же Александра Сергеевича с супругой безоблачными не назовешь. «Дева севера» (как иногда поэт величал соотечественниц) Наталья Гончарова не слишком разделяла его пылкость.

Все в жизни Пушкина в его родной «холодной» стране чем дальше, тем больше замедлялось и приобретало зловеще-драматические тона. В точности как в его мрачноватых исторических вещах из русской истории, вроде «Бориса Годунова» с «кровавыми мальчиками в глазах». Здесь уже в отличие от многих его лирических стихотворений не было игривости, присущей пьесам и романам Дюма.

Францию с Россией связывало очень многое: и война (с Наполеоном), и мир (бесконечная мода на французское). По иронии судьбы первый язык, который выучил Пушкин, был французский. И по роковой случайности (или закономерности?) убийца его тоже оказался французом…

Только 1858 году, через двадцать лет после смерти поэта, Александр Дюма побывал в России. И накатал семь томов описания своего путешествия – «От Парижа до Астрахани» (1859) и «Кавказ» (1860). Безусловно, очень любопытно было вообразить встречу этих двух по-негритянски кучерявых литераторов, понимающих толк в женщинах и винах.

Если француз Дантес сыграл роковую роль в смерти гениального русского поэта, то, напротив, одна из последних утешительных реплик в жизни Дюма принадлежала русской горничной. Писатель, несмотря на тяжелое состояние здоровья, не терял чувства юмора. «Аннушка находит тебя очень красивым», – передали ему слова русской служанки. – «Поддерживайте ее в этом мнении», – улыбнулся Дюма…

При мысли и о Дюма, и о Пушкине, как не о ком другом, сразу появляется какое-то феерическое сияние, ощущение брызжущего жизнелюбия, очаровательного легкомыслия и радости. Европейской культуре была сделана прививка жарким африканским солнцем! И она пошла на пользу.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: