К *** (Я не унижусь пред тобою…) — М

Я не унижусь пред тобою;
Ни твой привет, ни твой укор
Не властны над моей душою.
Знай: мы чужие с этих пор.
Ты позабыла: я свободы
Для зблужденья не отдам;
И так пожертвовал я годы
Твоей улыбке и глазам,
И так я слишком долго видел
В тебе надежду юных дней
И целый мир возненавидел,
Чтобы тебя любить сильней.
Как знать, быть может, те мгновенья,
Что протекли у ног твоих,
Я отнимал у вдохновенья!
А чем ты заменила их?
Быть может, мыслею небесной
И силой духа убежден,
Я дал бы миру дар чудесный,
А мне за то бессмертье он?
Зачем так нежно обещала
Ты заменить его венец,
Зачем ты не была сначала,
Какою стала наконец!
Я горд! — прости! люби другого,
Мечтай любовь найти в другом;
Чего б то ни было земного
Я не соделаюсь рабом.
К чужим горам, под небо юга
Я удалюся, может быть;
Но слишком знаем мы друг друга,
Чтобы друг друга позабыть.
Отныне стану наслаждаться
И в страсти стану клясться всем;
Со всеми буду я смеяться,
А плакать не хочу ни с кем;
Начну обманывать безбожно,
Чтоб не любить, как я любил, —
Иль женщин уважать возможно,
Когда мне ангел изменил?
Я был готов на смерть и муку
И целый мир на битву звать,
Чтобы твою младую руку —
Безумец! — лишний раз пожать!
Не знав коварную измену,
Тебе я душу отдавал;
Такой души ты знала ль цену?
Ты знала — я тебя не знал!

Анализ стихотворения Лермонтова «К* (Я не унижусь пред тобою…)»

Летом 1830 года 16-летний Михаил Лермонтов во время отдыха в загородном имении знакомится с Натальей Ивановой – дочерью известного в то время русского писателя. Девушка пленяет его не только своей красотой, но и отвечает юному поэту взаимностью. После неудачного романа с Екатериной Сушковой, которая нещадно высмеивала своего юного поклонника, Лермонтов вновь чувствует вкус жизни. Он очарован своей возлюбленной и посвящает ей первые робкие стихи, в которых намекает на свои чувства. Сейчас уже трудно доподлинно установить, произошло ли у молодых людей любовное объяснение, и давали ли они друг другу клятву верности, но в Москву Лермонтов возвращается окрыленным и полностью излечившимся от уныния.

Известно, что поэт и его избранница в течение 1830 года несколько раз встречались на балах, что стало причиной глубокого разочарования Лермонтова. Он убедился, что был для Натальи Ивановой всего лишь мимолетным увлечением, и на званых приемах она предпочитала проводить время в компании более удачливых кавалеров, с которые открыто флиртовала. Однако окончательный разрыв между влюбленным произошел летом 1831 года. Что именно произошло между Лермонтовым и Ивановой, доподлинно установить уже невозможно. Однако после возвращения в Москву 17-летний поэт неожиданно для себя пишет пьесу под названием «Странны человек», прототипом главной героини в которой является его избранница. Согласно сюжету, девушка, давшая клятву верности своему любимому, впоследствии берет свои слова обратно и отдает предпочтение другому. Вполне вероятно, что в реальной жизни произошло то же самое, и Наталья Иванова попросту увлеклась другим молодым человеком.

Так или иначе, зимой 1832 года, спустя 5 месяцев после роковых событий, Михаил Лермонтов создает стихотворение «К* (Я не унижусь пред тобою…)», рукописный вариант которого отправляет той, которую любил. В этом произведении автор словно бы подводит черту под этим коротким романом, подчеркивая: «мы чужие с этих пор». Объясняя свое решение окончательно разорвать отношения с возлюбленной, поэт отмечает, что слишком большую жертву он принес во имя высоких чувств к той, которая этого не заслуживает. «И целый мир возненавидел, чтобы тебя любить сильней», — отмечает поэт. При этом те полтора года, что длился этот роман, Лермонтов считает безвозвратно потерянными для поэзии, так как он предавался несбыточным мечтам вместо того, чтобы оттачивать свой литературный слог.

Поэт считает себя обманутым и оскорбленным. Но винит в этом не только возлюбленную, которая была совсем не той, которой хотела казаться. В первую очередь автор самого себя именует «безумцем», так как пошел на поводу у собственных чувств, которые затмили голос разума. Однако прозрение наступило достаточно быстро, и своей избраннице Лермонтов желает лишь одного – «мечтай любовь найти в другом».

Как и в пьесе, поэт прямо указывает на то, что причиной разрыва отношений стало то, что Наталья Иванова предпочла ему другого молодого человека. И это настолько обескуражило Лермонтова, что он окончательно разочаровался в представительницах слабого пола, вопрошая: «Иль женщин уважать возможно, когда мне ангел изменил?». Однако отныне поэт больше не намерен тешить себя иллюзиями и пребывать в заблуждениях, считая, что лучше поставить точку в этой любовной истории, чем жертвовать свободой ради иллюзии счастья.

О романе Лермонтова и Ивановой в окружении поэта никто не догадывался, поэтому долгое время стихи, помеченные инициалами Натальи Ивановой, который за полтора года в общей сложности набралось более 30 штук, оставались посмертной тайной поэта. Расшифровать имя таинственной незнакомки, в которую был влюблен Лермонтов, лишь в середине прошлого века удалось литературоведу Ираклию Андронникову, который и пролил свет на трагическую историю любви юного поэта.

Пророк (Лермонтов)

← Морская царевна Пророк («С тех пор как Вечный Судия…»)
автор Михаил Юрьевич Лермонтов (1814—1841)
«Нет, не тебя так пылко я люблю…» →
См. Стихотворения 1841 . Дата создания: 1841, опубл.: 1844 [1] . Источник: Лермонтов М. Ю. Полное собрание стихотворений в 2 томах. — Л.: Советский писатель. Ленинградское отделение, 1989. — Т. 2. Стихотворения и поэмы. 1837—1841. — С. 85. • № 423 (ПСС 1989)

Авторские и издательские редакции текста [ править ]

  • Пророк («С-тех-пор как Вечный Судия…») // Стихотворения Лермонтова. IV. СПб. 1844 (дореформенная орфография)
  • Пророк («С тех пор как Вечный Судия…») // Полное собрание стихотворений в 2 т., 1989. Т.2
  • Пророк («С тех пор как Вечный Судия…») // Полное собрание стихотворений в 2 т., 1989. Т.2 (ВТ)


С тех пор как Вечный Судия
Мне дал всеведенье пророка,
В очах людей читаю я
Страницы злобы и порока.

Провозглашать я стал любви
И правды чистые ученья —
В меня все ближние мои
Бросали бешено каменья.

Посыпал пеплом я главу,
Из городов бежал я нищий,
И вот в пустыне я живу,
Как птицы, даром Божьей пищи.

Завет Предвечного храня,
Мне тварь покорна там земная.
И звёзды слушают меня,
Лучами радостно играя.

Когда же через шумный град
Я пробираюсь торопливо,
То старцы детям говорят
С улыбкою самолюбивой:

«Смотрите: вот пример для вас!
Он горд был, не ужился с нами:
Глупец, хотел уверить нас,
Что Бог гласит его устами!

Смотрите ж, дети, на него:
Как он угрюм, и худ, и бледен!
Смотрите, как он наг и беден,
Как презирают все его!»

Примечания [ править ]

  1. ↑ Впервые — в журнале «Отечественные записки», 1844, том XXXII, № 2, отд. I, с. 197.

Пророк (стр. 212, 306) Печатается по беловому автографу — ГПБ, собрание рукописей Лермонтова, № 12 (записная книжка, подаренная Лермонтову В. Ф. Одоевским), лл. 13 об.—14. Черновой автограф карандашом — там же, лл. 23 об.—24 (лл. 2 об.—3 с другого конца книжки). Впервые опубликовано в «Отеч. записках» (1844, т. 32, № 2, отд. I, стр. 197). Датируется маем — началом июля 1841 года по положению в записной книжке. Лермонтовский «Пророк» является своеобразным продолжением стихотворения Пушкина под тем же заглавием. Если Пушкин ставит вопрос об огромном общественном значении поэта и поэзии, то Лермонтов говорит уже о печальной судьбе поэта-гражданина, осмелившегося выступить с критикой общественных порядков. Белинский писал: «. стихотворение „Пророк“ принадлежит к лучшим созданиям Лермонтова и есть последнее (по времени) его произведение. Какая глубина мысли, какая страшная энергия выражения! Таких стихов долго, долго не дождаться России. » (Белинский, т. 8, 1907, стр. 430). См. также примечание к стихотворению «Утес» (стр. 359).

Примечания. — Авт.: Т. П. Голованова, Г. А. Лапкина, А. Н. Михайлова // Лермонтов М. Ю. Сочинения: В 6 т. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1954—1957. Т. 2. Стихотворения, 1832—1841. — 1954. — С. 311—379. Источник: Электронная публикация: ФЭБ

423. ОЗ. 1844, № 2. — — Печ. по автографу ГПБ. Черн. автограф — ГПБ. Лермонтов продолжил здесь пушкинскую тему («Пророк», 1826 г.). Возможно, последние строки ст-ния Лермонтова были полемическим ответом на евангельское изречение из Апостола Павла, выписанное В. Ф. Одоевским для Лермонтова перед его отъездом на Кавказ в Зап. книжку: «Держитеся любве, ревнуйте же к дарам духовным да пророчествуете. Любовь же николи отпадает» (Заборова. С. 188).

Найдич Э. Э. Примечания // Лермонтов М. Ю. Полное собрание стихотворений: В 2 т. — Л.: Сов. писатель. Ленингр. отд-ние, 1989. Т. 2. Стихотворения и поэмы. — 1989. — С. 597—657. Источник: Электронная публикация: ФЭБ

Лермонтов стихи о любви слушать

С тех пор как вечный судия
Мне дал всеведенье пророка,
В очах людей читаю я
Страницы злобы и порока.

Провозглашать я стал любви
И правды чистые ученья:
В меня все ближние мои
Бросали бешено каменья.

Посыпал пеплом я главу,
Из городов бежал я нищий,
И вот в пустыне я живу,
Как птицы, даром божьей пищи;

Завет предвечного храня,
Мне тварь покорна там земная;
И звезды слушают меня,
Лучами радостно играя.

Когда же через шумный град
Я пробираюсь торопливо,
То старцы детям говорят
С улыбкою самолюбивой:

«Смотрите: вот пример для вас!
Он горд был, не ужился с нами:
Глупец, хотел уверить нас,
Что бог гласит его устами!

Смотрите ж, дети, на него:
Как он угрюм, и худ, и бледен!
Смотрите, как он наг и беден,
Как презирают все его!»

Михаил Лермонтов: пророк.
«Стихи о любви и стихи про любовь» — любовная лирика русских поэтов & Антология русский поэзии. © Copyright Пётр Соловьёв

Детский час

для детей и родителей

Стихи, посвященные Лермонтову

О нём, о певце преисполненном жажды жизни, метаний, борьбы, подвигов, сильных ощущений, о Михаиле Юрьевиче Лермонтове эти стихи…

В моей руке горит прозрачная свеча,
По сводам ширятся напевы панихиды,
Протяжной жалобой звуча
На сокровенные обиды.

Как будто Лермонтов витает между нас,
Скользя задумчивою тенью.
Он видит слёзы этих глаз,
Он внемлет скорбному моленью.

И, мнится, жаль ему покинутой земли…
Едва десятки лет над миром протекли,
Меж тем – какая перемена!
Народ освобождён от тягостного плена.

И проникает в край родной
Стремленье к участи иной…

И если иногда, сходя с прямой дороги,
Мы уклоняемся от правого пути,
И ищем выхода, и трудно нам найти
Причину горестной тревоги
Причину сумрачной тоски, —
На помощь к нам идут твои ученики
И, помня твой завет, бичуют страстным словом
Порок, таящийся под блещущим покровом…

И слышен голос твой то в смехе Щедрина,
То в едкой горечи, которою полна
Живая проповедь Толстого,
В слезах Некрасова, в насмешке Гончарова…

Не та же ль мощная струна
Звучит в Тургеневском сомненьи,
В его холодном упоеньи,
В его чеканной красоте?

И если, волю дав пленительной мечте,
Ты в даль времен смотрел в минуты вдохновенья,
Какие чудные виденья
Ещё провидел ты, поэт!

За годом год пройдет, промчатся сонмы лет,
Но твой тревожно-страстный гений
Все будет близок нам…

От чистых радостей иной, бесплотной жизни
Стремишься ты душой к страдающей отчизне,
Где «чувства лучшие твои»
Живые песни воплощали,

Где твой резец занес на вещие скрижали
Завет застенчивой любви
Под маской гнева и печали.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector