Первая ссылка Лермонтова на Кавказ

доклад

19 марта 1837 года Лермонтов выехал из Петербурга на Кавказ и затем в течении целого года был «в беспрерывном странствовании, то на перекладной, то верхом».

Дорогой на Кавказ Лермонтов простудился, из ставропольского военного госпиталя во второй половине мая его перевили в пятигорский госпиталь, и все лето до начала сентября он лечился на Кавказских минеральных водах в Пятигорске и Кисловодске.
При выходе из госпиталя Лермонтов встретился с товарищем по Университетскому пансиону Н. Сатиным, другом А.И. Герцена.

Здесь Лермонтов познакомился с другом сосланных на Кавказ декабристов, умным и смелым в своих суждениях доктором Н.В. Майером, которого вскоре под именем доктора Вернера вывел среди действующих лиц «Княжны Мери».

У М.Н. Сатина произошла встреча Лермонтова с В.Г. Белинским. Они резко поспорили и разошлись, но через 3 года в Петербурге поэт и великий критик встретились снова, и на этот раз поняли и оценили друг друга.

В конце сентября Лермонтов получил предписания отправиться в Закавказье, в свой Нижегородский драгунский полк, стоявший около Тифлиса. В эту поездку, особенно на Военно-грузинской дороге, Лермонтов много рисовал. Поэт не был профессиональным художником, но талантливо рисовал, как многие писатели-современники с увлечением делал наброски карандашом и акварелью и писал маслом и пересылал друзьям в Москву и Петербург. Многие из его рисунков и картин сохранились и до наших дней.

Кавказские впечатления имели для творчества Лермонтова очень большое значение.

Гражданин и зрелый поэт знакомился с людьми и природой и богатого края. Древние памятники архитектуры, сказания и песни народов Кавказа и Закавказья, горные пейзажи, оригинальная кухня народов кавказа, все это отразилось в новых редакциях «Демона» и в поэме «Мцыри», а также в повести «Бела». Лермонтов начал изучать азербайджанский язык, который по его замечанию, «в Азии необходим, как французский в Европе». В Грузии Лермонтов встречался с лучшими представителями грузинской, армянской и азербайджанской интеллигенции.

Между 8 и 10 октября 1837г Лермонтов встретился в Ставрополе с поэтом декабристом А.И. Одоевским, прибывшим вместе с декабристами Нарышкиным и Назимовым прибывшим из Сибири. От Одоевского он узнал много нового о восстании 14 декабря 1825 г. на Сенатской площади. Лермонтову были близки взгляды и интересы Одоевского и он привязался к своему новому старшему другу.

В связи с пребыванием в Закавказье и на Кавказе Николая первого, осенняя экспедиция против горцев в 1837г. была отменена. По собственному признанию, Лермонтов «слышал только 2-3 выстрела.» Он «странствовал одетый по-черкесски с ружьем за плечами; ночевал в чистом поле, засыпал под крик шакалов». Возникали планы поездки в Персию, в Мекку; Лермонтов хотел проситься в Хивинский поход с Перовским. Но 10 окт. Николай первый в Дидубе под Тифлисом сделал смотр войсковым частям кавказского корпуса, среди которых были 4 эскадрона Нижегородского Драгунского полка. Царь нашел их в хорошем состоянии, это косвенно повлияло на судьбу Лермонтова, который был переведен в Гродненский гусарский полк, стоявший недалеко от Новгорода. Лермонтов уже знал о своем прошении и о предстоящем возвращении на север, но высочайший приказ должен был дойти до Петербурга и оттуда, через военное министерство, вернуться в Грузию. Вот почему Лермонтов задержался в Закавказье , был в Шуше, Кубе и Кахетии.

Только 25 ноября Лермонтов был выключен из списков Нижегородского Драгунского полка. Но «прощение» не радовало его, на Кавказе дышалось вольнее.

По дороге Лермонтов задержался в Ставрополе. Лермонтова не могли удовлетворить ограниченные николаевской цензурой высказывание даже передовых журналистов. Его глубокий и могучий дух, как говорил о нем Белинский, не мог примериться с русской крепостнической деятельностью, и не от самодержавия ждал он разрешения важнейших социальных вопросов. Ссылка не смирила Лермонтова. Он был готов к дальнейшей борьбе. Поэта-борца он сравнивал с булатным кинжалом в стихотворении «Кинжал»

Ряд стихотворений Лермонтова, навеянных воспоминанием о Кавказе

В 1829 и 1830 гг. Лермонтов пишет ряд стихотворений, навеянных воспоминанием о Кавказе. В стихотворении «Черкешенка» (1829 г.) характерно выражение глубокой симпатии к горцам и их краю:

. Степей глухих народ счастливый,

И нравы тихой простоты!

И мысль невольно улетает

Бродить средь милых, дальних скал.

В заключительной строфе — отзвук работы над замыслом о Демоне:

Так дух раскаяния, звуки

Послышав райские, летит

Узреть еще небесный вид.

Именно в этом году поэт написал первый вариант «Демона» (тогда еще не связанный с Кавказом).

В том же году написана «Грузинская песня» в приписке к ней автор дает пояснение: «Слышано мною что-то подобное на Кавказе». Основной мотив этой песни, выдержанной в стиле «жестокого романса», — ревность старого мужа-армянина к молодой жене-грузинке, увядавшей в его гареме; развязка романса трагическая: муж убивает преступную жену.

В 1830 г. кавказская тематика Лермонтова углубляется. Прошло пять лет со времени первой поездки на юг, но воспоминания о ней не тускнеют, они по-прежнему дороги поэту. Яркое выражение этих настроений находим в стихотворении «Кавказ», принадлежащем к числу его самых лучших ранних лирических произведений:

Хотя я судьбой на заре моих дней,

О, южные горы, отторгнут от вас,

Чтоб вечно их помнить, там надо быть раз:

Как сладкую песню отчизны моей,

В младенческих летах я мать потерял

Но мнилось, что в розовый вечера час

Та степь повторяла мне памятный глас.

За это люблю я вершины тех скал,

Я счастлив был с вами, ущелия гор;

Пять лет пронеслось: все тоскую по вас.

Там видел я пару божественных глаз;

И сердце лепечет, воспомня тот взор:

Многие поэты, посещавшие Кавказ, говорили о нем, как любознательные путешественники; для Лермонтова это как бы вторая родина. Уже в эти молодые годы поэт начал глубоко распознавать истинную сущность великосветской среды, с ее мишурным блеском, пустотой и лживостью; он задыхался в этом обществе и клеймил презрением во многих стихотворениях («К глупой красавице», «Нищий», «На жизнь надеяться страшась» и др.). Ища забвения, ища новых, освежающих душу образов, поэт мечтает о Кавказе и связывает с ним в этом задушевном, прочувствованном стихотворении все, что наиболее дорого ему — песню отчизны, воспоминание о матери, воспоминание о детской любви.

В стихотворении «Кавказ» он выступает с обличением завоевательной политики царизма:

Кавказ! далекая страна!

Жилище вольности простой!

И ты несчастьями полна

И окровавлена войной.

Упоминание о «вольности», о «свободе» характерно и для других стихотворений, написанных им в том же году и проникнутых революционными настроениями («Опять вы, гордые, восстали», «30 июля 1830 г.», «Предсказание», «Новгород» и др.).

Юный поэт, еще не известный стране, принадлежал к числу тех лучших ее сынов, которые не мирились с существующим строем, боролись с ним и предвидели его гибель.

В стихотворении «Крест на скале» развит мотив тоски по Кавказу; поэту хотелось бы вновь увидеть теснины, доступные лишь степному орлу, и назваться с бурею братом. К тому же времени относится незавершенное стихотворение «Утро на Кавказе», являющееся первым наброском стихотворения «Синие горы Кавказа, приветствую вас».

Лермонтов о народах Кавказа

Юридические консультации. Судебная практика. Вопросы, ответы и комментарии.

АРМИЯ РОССИИ

СМИ «Обозник». История армии, тыла ВС РФ. Права и обязанности военнослужащих

Тема Кавказа в произведениях М. Ю. Лермонтова

Огромная литература о Кавказе продолжает быть актуальной и сегодня. Тема Кавказа в творчестве Михаила Лермонтова занимает львиную долю. Эти произведения свидетельствуют о знании реального материала и стремлении основываться на этом материале при создании произведения. Именно литература того времени влияла на формирование общественного мнения о Кавказе.

О творчестве М. Ю. Лермонтова высоко отозвался В. Г. Белинский. Впоследствии изучением его творчества занимались не менее именитые критики. Со временем работы этих исторических фигур переосмысливаются. Такого поэта как Лермонтов и его произведения о Кавказе интересно теперь комментировать с точки зрения нашего времени, нынешних реалий. Чтобы понять творчество поэта, нужно, прежде всего, понять проблему, знать очень хорошо историю того времени (когда жил поэт). Надо видеть реалии лермонтовского времени, которое давало русскому обществу идеализированную картину о Кавказе. Кавказское общество было идеализировано не только в произведениях Лермонтова, но и Пушкина, Толстого, Бестужева — Марлинского, Полежаева. Но с течением времени в современных условиях, когда продолжается военная компания в Чечне, возникают новые аспекты темы.

И мы снова возвращаемся к теме Кавказа. Кавказ в лирическом дневнике юного поэта появился как «личная» тема. Разбудив воспоминания о посещении Горячих Вод и Чечни, Лермонтов создал образ красавицы-черкешенки, увиденной им на берегу Терека. Сила ее красоты так властна, что мысль невольно улетает бродить «средь милых; дальних скал» («Черкешенка», 1829). Знал бы Лермонтов, что это простое стихотворение дает ответ на многие вопросы. На вопросы, которые никогда не стали бы поднимать в лермонтовское время.

Это стихотворение отвечает на статью нашего времени «Вечно молодой поручик тенгинского полка», написанную художником- иллюстратором в журнале «Новое время». Автор статьи П. Бунин утверждает, что М. Ю. Лермонтов гордился дружбой с чеченцами. Подобные утверждения не всегда являются верными. Михаил Лермонтов не старался выделить определенную национальность, он брал шире. Кавказ для него — это одно целое и неразделимое. Как раз об этом и свидетельствует стихотворение «Черкешенка». Здесь не говорится именно о черкешенке, а рассказывается просто о девушке на берегу Терека. Фактически можно доказать, что вблизи Терека, в основном, жили чеченцы и осетины.

Конечно, Лермонтов мог назвать стихотворение «Чеченка» или «Осетинка», но он выбрал другое название. Может, Лермонтов знал национальность девушки или название «Черкешенка» больше привлекало Лермонтова.Сравнивая произведения Лермонтова о Кавказе и о России, лишний раз убеждаешься в том, что тема Кавказа ему ближе. Он восхвалял горцев в своих повестях, поэмах, стихотворениях. И в то же время мы наглядно видим, как мало у него произведений о русском человеке, о русском солдате, о терском казачестве. Особенно ярко это выражается в самом главном и объемном произведении Лермонтова «Герой нашего времени».

Этот роман о жизни и обычаях горцев, по значимости для истории Кавказа, можно сравнить, наверное, только с «Казаками», «Хаджи-Муратом» Толстого. Если сравнивать произведения о России, такие, как «Родина», «Бородино», «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова», то они не так ярки и насыщены, как произведения о Кавказе. В противовес самодержавно-крепостнической России Кавказ представлялся гениальному юноше свободным и даже несколько идиллическим краем, лишенным внутренних социальных противоречий. Вольный край стал жертвой преступной «цивилизации», принесшей войну и рабство. При этом цивилизация понималась в романтическом плане только как «зло».

Кавказ! Далекая страна!
Жилище вольности простой!
И ты несчастиями полна
И окровавлена войной.
(«Кавказу», 1830)

Почему же Лермонтов практически не писал о доблести, отваге русского солдата? До сих пор в лермонтоведении этот вопрос не поднимался. Подсказку ответа на этот вопрос можно найти в биографическом романе поэта серебряного века Бориса Александровича Садовского «Пшеницы и плевелы». Роман писался в годы диктатуры Сталина. В романе – Николай II, подвижник, мудрец, политик и воин. В центре романа автор поставил фигуру Михаила Лермонтова.

В романе было бы ошибочно искать историческую достоверность, фактически она не совпадает с реальной и в большинстве своем эти отклонения сознательны. Садовской знал биографию Лермонтова, и знал из первоисточников, а не из вторых рук. Цель – в небольшом периоде показать настоящего Лермонтова. БорисСадовской словно оспаривает самого себя, он противоречит общественной репутации Лермонтова. Вера и любовь Михаила Лермонтова погибли не расцветши, и жизнь показала поэту свою изнанку.

Мертвящая скука овладела им, и вечное недовольство, находившее выход в «травле приятелей» и в горьких насмешках над жизнью. В романе Лермонтов показан заносчивым человеком, избалованным, самолюбивым, драчуном и дуэлянтом, но при этом от природы очень талантливым. Его жизненный характер схож с характером горцев. Среди них он чувствовал себя свободным, они были близки ему, прежде всего, по духу. Именно среди них он снимал маску заносчивого человека. Нельзя сказать, что Лермонтов не был патриотом своей Родины, нельзя сказать, что у него была обида на российскую армию.

Его же произведения доказывают обратное, Эти строки тому подтверждение: Москва, Москва. люблю тебя как сын, Как русский, – сильно, пламенно и нежно! Люблю священный блеск твоих седин И этот Кремль зубчатый, безмятежный. В работе известного кавказоведа Андрея Васильевича Попова «Команда Руфина Дорохова» рассказывается о периоде, где Лермонтов, не жалея своей жизни, доказывает, что в русском человеке отваги и любви к Родине никак не меньше, чем в горце. Следы романтической идеализации Кавказа, следы абстрактно — романтического подхода к событиям на Кавказе явственно выступают в поэмах Лермонтова.

Отражая в «Измаил-бее» и других поэмах первый период кавказской войны, Лермонтов по условиям времени не мог осознать ее подлинного исторического значения. Воспринимая кавказские горы как «свободы вечные твердыни» («Каллы»), рисуя Кавказ единственным в «стране господ, стране рабов» местом, где люди оставались верными идеалу свободы и боролись за него, Лермонтов идеализировал свободу и независимость горских народов. В кавказских поэмах Лермонтов стремился противопоставить своим безвольным и бессильным современникам смелых и свободолюбивых людей, готовых пойти на все для достижения поставленной цели, готовых до конца отстаивать свою свободу.

Этот идейный замысел и придавал некоторую романтическую отвлеченность лермонтовской трактовке событий на Кавказе. В более поздней кавказской поэме «Мцыри» Лермонтов уже иначе подходит к вопросу о взаимоотношении России и Кавказа. Упоминая во вступлении к поэме о надписи на камне, гласящей о том, как Такой-то царь в такой-то год Вручал России свой народ, – Лермонтов пишет: И бытия благодать сошла На Грузию! – Она цвела С тех пор в тени своих садов, Не опасаяся врагов За гранью дружеских штыков. Очевидно, длительное пребывание Лермонтова на Кавказе в последние годы жизни позволило ему более верно и твердо взглянуть на кавказские события.

Среди всего вышесказанного хотелось выделить странную аналогию во всем творчестве М.Ю.Лермонтова. Почему солдат (воин) русской армии, так агрессивно боровшийся против горцев, так сильно поднимает, восхваляет их благородство в художественной литературе? Своими произведениями М.Ю.Лермонтов, и не только он, а также Л. Н. Толстой, А. С. Пушкин, А. А. Бестужев — Марлинский идут вразрез с политикой царя. Многие их произведения повлияли на общественное мнение народа, хотя в жизни горцы не всегда соответствовали тому, что было в произведениях о Кавказе. «Ермолов смотрел на горцев совсем по-иному. Он удачно сравнивал Кавказ с крепостью, которую бесполезно штурмовать, а нужно брать правильной осадой, линию за линией». Убушаева, О.

Тема Кавказа в произведениях М. Ю. Лермонтова / О. Убушаева // Теегин Герл = Свет в степи. – 2003. – №4. – С. 107 – 110.

Другие новости и статьи

Запись создана: Среда, 19 Сентябрь 2018 в 3:07 и находится в рубриках Николаевская армия, О патриотизме в России.

«Прощай, немытая Россия…» М. Лермонтов

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ.

Быть может, за стеной Кавказа
Сокроюсь от твоих пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.

Анализ стихотворения Лермонтова «Прощай, немытая Россия…»

В творчестве Михаила Лермонтова есть немало спорных произведений, которые были созданы под воздействием сиюминутного порыва либо душевных переживаний. По воспоминаниям очевидцев, поэт был достаточно неуравновешенным, вспыльчивым и обидчивым человеком, который мог затеять ссору из-за любого пустяка и очень болезненно реагировал на то, как к нему относятся окружающие. Одним из такие произведений, которое отражает, в первую очередь, моральное состояние автора и умышленно представляет мир в мрачных тонах, является стихотворение «Прощай, немытая Россия…». Оно было создано зимой 1841 года в Санкт-Петербурге, накануне отъезда поэта на Кавказ. Лермонтов провел в северной российской столице больше месяца, рассчитывая выйти в отставку и поставить жирный крест на военной карьере, которая его тяготила. Однако по настоянию бабушки был вынужден отказаться от этой идеи. Светские рауты не прельщали поэта, вызывая в нем острое чувство раздражения, возвращаться на службу тоже не хотелось. Кроме этого, рассчитывая посвятить свою жизнь литературе, Лермонтов осознавал, что из-за своих резких и обличительных стихов находится в опале, и двери многих знатных домов для него уже закрыты.

Пребывая в столь скверном расположении духа, поэт видел мир исключительно в черных тонах. И если в его раннем творчестве присутствует лирика, то стихи последнего года трудно отнести к категории романтических. «Прощай, немытая Россия» — произведение, которое выворачивает наизнанку всю подноготную страны. Первая его строчка является очень емкой и точной, характеризуя не только общественный уклад, но и образ мыслей людей, «немытый», примитивный и лишенный изящества. Кроме этого, символом России для поэта являются «мундиры голубые», в которых щеголяли стражи правопорядка, подавившие восстание декабристов, а также «преданный народ», даже и не помышляющий о том, что жить можно совсем по-другому.

«Быть может, за стеной Кавказа сокроюсь от твоих пашей» — пишет Михаил Лермонтов, давая понять, что устал от постоянной цензуры и невозможности открыто выражать свои взгляды. При этом поэта не только угнетает двойственность его положения, но и пугает перспектива повторить судьбу тех, кто уже отправлен на каторгу. Поэтому очередное назначение на Кавказ представляется Лермонтову наилучшим выходом из ситуации, хотя очередной виток в армейской службе он воспринимает, как добровольную каторгу. Тем не менее, автор выражает надежду, что именно эта поездка поможет ему скрыться от «всевидящего глаза» и «всевидящих ушей» царской охранки, которая пристально следит за каждым шагом поэта.

Будучи по натуре человеком достаточно свободолюбивым и своенравным, Лермонтов, тем не менее, подавляет в себе желание открыто выступить против существующего режима. У него еще свежи в памяти те нападки и унижения, которым незадолго до гибели подвергся Пушкин. Быть публично осмеянным для Лермонтова равнозначно самоубийству, и пребывание на Кавказе, по его мнению, позволит улечься волнениям, которые неизменно вызывали стихи поэта, изредка появляющиеся в печати.

Однако Лермонтов вряд ли предполагал, что прощается с Россией навсегда. Хотя бытует мнение, что поэт не только предчувствовал свою гибель, но и стремился к смерти. Тем не менее, страна, которую автор так любил и восхищался ее героическим прошлым, осталась в творческом наследии поэта именно такой – немытой, грубой, жестокой, порабощенной и превращенной в одну огромную тюрьму для сильных духом и свободных людей, к которым Лермонтов, несомненно, причислял и себя.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: