Лермонтов Михаил Юрьевич

Биография Лермонтова М.Ю. — молодые годы

Лермонтов Михаил Юрьевич – великий русский поэт, родился в Москве (в 1841 году), где и началась его бурная жизнь и биография. Отец поэта был армейским капитаном, мать являлась урожденной Арсеньевой, единственной наследницей помещицы Е.А. Арсеньевой. Брак между родителями Лермонтова был против воли Арсеньевой, поэтому в семье были постоянные разногласия и ссоры. Мать мальчика умерла очень рано и воспитанием будущего поэта занялась бабушка, полностью отгородив от этого его отца.
Все детство Михаила Юрьевича прошло в поместье Арсеньевой «Тарханы» что в Пензенской губернии. Лермонтов получал домашнее образование, и с детства в совершенстве владел двумя иностранными языками (немецким и французским). Однажды в 1825 году бабушка отвезла внука на Кавказ, позже полученные впечатления от прекрасной природы и быта горских народов вылились в его раннем творчестве (это были работы «Кавказ» и «Синие горы Кавказа, я приветствую вас. ). Еще будучи в Таранах определяется интерес Лермонтова к поэзии и литературе.
В 1827 году семья Лермонтова переезжает в Москву, а уже в 1828 мальчика зачисляют в четвертый класс Московского университета благородного пансиона, где он получает гуманитарное образование. Учась в пансионате, определяется главная ориентация Лермонтова на творчество Пушкина Александра Сергеевича и байроническую поэму. Именно байроническая поэма является основой самого раннего творчества Лермонтова. Уже в 1828 – 1829 годах им пишутся поэмы «Преступник», «Олег», «Измаил-бей», «Демон», «Последний сын вольности», «Два брата» (публикуется уже после смерти поэта). По большому счету, центром байронической поэмы является герой-бунтарь, который находится в войне с обществом, его тяготит «грех» и преступление, которые обычно облегчается тайной и предстоящим страданиям.
Весной 1830 Московский пансион указом Сената преобразовывается в гимназию. Поэт увольняется по прошению и проводит все лето в усадьбе Середниково, в том же году Лермонтов успешно сдает экзамены и поступает в нравственно-политическое отделение Московского университета. Именно к этому времени складывается первое сильное юношеское увлечение Лермонтова девушкой по имени Сушкова. С Е.А. Сушковой он познакомился у их общей приятельницы Верещагиной. Сушковой поэт посвящает: «К Сушковой», «Нищий», «Стансы», «Подражание Байрону» и тд.
Именно в период с 1830 по 1832 год происходит формирование личности Лермонтова, любовные увлечения во много становятся попыткой его самоутверждения.

Биография Лермонтова М.Ю. — взрослые годы

В 1832 году юноша покидает университет и едет в Петербург, где планирует продолжить учебу в Петербургском университете, но ему наотрез отказали засчитать пройденные в Москве курсы. Дабы не начинать обучение заново и не терять упущенные годы Лермонтов выбирает карьеру военного. В ноябре 1832 года он сдает экзамены в Школе гвардейских прапорщиков и кавалерийских юнкеров, где обучается два года. Разнообразные парады, дежурства и строевые не оставляют абсолютно ни какого времени для творчества. Оживляется поэтическое рвение Лермонтова в 1835 году, когда выходит его поэма «Хаджи Абрек» — первое выступление поэта в печати. Кроме того, Михаил Юрьевич направляет в цензуру драму «Маскарад» и работает над такими поэмами как: «Боярыня Орша», «Сашка», начинает писать роман «Княгиня Лиговская». В 1836-1837 году Лермонтов заканчивает работу над «Боярина Оршу» свою первую зрелую поэму. В это время поэт еще не входит в ближайший круг Пушкина (с жизнью и биографией Пушкина он еще не знаком), однако получает стихотворение «Смерть поэта», которое написано сразу после смерти Пушкина.
Зимой 1837 года Лермонтова арестовали под предлогом его непозволительных стихов. Находясь под арестом, он пишет такие стихотворения как: «Узник», «сосед» и т.п.
В феврале 1837 года Лермонтова переводят прапорщиком в драгунский полк на Кавказе. Однако заболев в дороге его оставляют для лечения в Ставрополе, Пятигорске, Кисловодске (городах, которые находятся по дороге). В 1837 году он пишет сказку Ашик-Карибе, показывая в ней колорит восточной речи а также психологию «турицкого» сказителя.
Пребывая в ссылке раскрывается художественный талант Лермонтова, он пишет пейзажи, портреты, карикатуры акварелью и маслом. Ссылка на Кавказе значительно сокращается благодаря хлопотам его бабушки (через А.Х. Бенкендорфа). Осенью 1837 года выходит приказ о переводе Лермонтова в Гродненский гусарский полк, а позже в лейб-гвардии Гусарский полк, находящийся в Царском селе. Во второй половине января поэт приезжает в Петербург, где проходят основные годы его славы (1838 – 1841г). В эти годы он познакомился с П.А. Вяземским, В.А. Соллогубом, В.А. Жуковским ознакомившись с их жизнью и биографией. Выходят прижизненные сборники «Герой нашего времени» и «Стихотворения». Молодой поэт является членом «Кружок шестнадцати» аристократического общества объединенного законами корпоративного поведения.
Зимой 1841 года Лермонтов получает два месяца отпуска и прибывает в Петербург. Военного представляют к награде, но его величество Николай I категорически отклоняет представление. Проведя в городе около трех месяцев поэт находится во внимании, он полон творческих планов и планирует получить отставку и полностью посвятить себя литературной деятельности. Однако не получив отсрочки Михаил Юрьевич возвращается на Кавказ (в апреле 1841 года).
В мае месяце поэт получает разрешение отправится в Пятигорск и задержатся там для лечения минеральными водами. Находясь на лечении здесь он пишет стихотворения «Утес», «Тамара», «Сон», «Пророк» и тд. Пребывая в Пятигорске, Лермонтов общается в кругу прежних знакомых, среди которых и был его товарищ еще по школе юнкеров Мартынов. На одном из вечеров шутки Лермонтова серьезно задевают Мартынова, повлекшая за собой ссора оборачивается вызовом на дуэль. Лермонтов принимает вызов и не намериваясь стрелять в приятеля, был убит наповал. Похоронен великий поэт в Тарханах (в фамильном склепе).

© Биография Михаила Юрьевича Лермонтова. Биография поэта Лермонтова. Биография автора Бородино Лермонтова. Биография М.Ю. Лермонтова.

Лермонтов Михаил Юрьевич

Биография Лермонтова М.Ю. — молодые годы

Лермонтов Михаил Юрьевич – великий русский поэт, родился в Москве (в 1841 году), где и началась его бурная жизнь и биография. Отец поэта был армейским капитаном, мать являлась урожденной Арсеньевой, единственной наследницей помещицы Е.А. Арсеньевой. Брак между родителями Лермонтова был против воли Арсеньевой, поэтому в семье были постоянные разногласия и ссоры. Мать мальчика умерла очень рано и воспитанием будущего поэта занялась бабушка, полностью отгородив от этого его отца.
Все детство Михаила Юрьевича прошло в поместье Арсеньевой «Тарханы» что в Пензенской губернии. Лермонтов получал домашнее образование, и с детства в совершенстве владел двумя иностранными языками (немецким и французским). Однажды в 1825 году бабушка отвезла внука на Кавказ, позже полученные впечатления от прекрасной природы и быта горских народов вылились в его раннем творчестве (это были работы «Кавказ» и «Синие горы Кавказа, я приветствую вас. ). Еще будучи в Таранах определяется интерес Лермонтова к поэзии и литературе.
В 1827 году семья Лермонтова переезжает в Москву, а уже в 1828 мальчика зачисляют в четвертый класс Московского университета благородного пансиона, где он получает гуманитарное образование. Учась в пансионате, определяется главная ориентация Лермонтова на творчество Пушкина Александра Сергеевича и байроническую поэму. Именно байроническая поэма является основой самого раннего творчества Лермонтова. Уже в 1828 – 1829 годах им пишутся поэмы «Преступник», «Олег», «Измаил-бей», «Демон», «Последний сын вольности», «Два брата» (публикуется уже после смерти поэта). По большому счету, центром байронической поэмы является герой-бунтарь, который находится в войне с обществом, его тяготит «грех» и преступление, которые обычно облегчается тайной и предстоящим страданиям.
Весной 1830 Московский пансион указом Сената преобразовывается в гимназию. Поэт увольняется по прошению и проводит все лето в усадьбе Середниково, в том же году Лермонтов успешно сдает экзамены и поступает в нравственно-политическое отделение Московского университета. Именно к этому времени складывается первое сильное юношеское увлечение Лермонтова девушкой по имени Сушкова. С Е.А. Сушковой он познакомился у их общей приятельницы Верещагиной. Сушковой поэт посвящает: «К Сушковой», «Нищий», «Стансы», «Подражание Байрону» и тд.
Именно в период с 1830 по 1832 год происходит формирование личности Лермонтова, любовные увлечения во много становятся попыткой его самоутверждения.

Биография Лермонтова М.Ю. — взрослые годы

В 1832 году юноша покидает университет и едет в Петербург, где планирует продолжить учебу в Петербургском университете, но ему наотрез отказали засчитать пройденные в Москве курсы. Дабы не начинать обучение заново и не терять упущенные годы Лермонтов выбирает карьеру военного. В ноябре 1832 года он сдает экзамены в Школе гвардейских прапорщиков и кавалерийских юнкеров, где обучается два года. Разнообразные парады, дежурства и строевые не оставляют абсолютно ни какого времени для творчества. Оживляется поэтическое рвение Лермонтова в 1835 году, когда выходит его поэма «Хаджи Абрек» — первое выступление поэта в печати. Кроме того, Михаил Юрьевич направляет в цензуру драму «Маскарад» и работает над такими поэмами как: «Боярыня Орша», «Сашка», начинает писать роман «Княгиня Лиговская». В 1836-1837 году Лермонтов заканчивает работу над «Боярина Оршу» свою первую зрелую поэму. В это время поэт еще не входит в ближайший круг Пушкина (с жизнью и биографией Пушкина он еще не знаком), однако получает стихотворение «Смерть поэта», которое написано сразу после смерти Пушкина.
Зимой 1837 года Лермонтова арестовали под предлогом его непозволительных стихов. Находясь под арестом, он пишет такие стихотворения как: «Узник», «сосед» и т.п.
В феврале 1837 года Лермонтова переводят прапорщиком в драгунский полк на Кавказе. Однако заболев в дороге его оставляют для лечения в Ставрополе, Пятигорске, Кисловодске (городах, которые находятся по дороге). В 1837 году он пишет сказку Ашик-Карибе, показывая в ней колорит восточной речи а также психологию «турицкого» сказителя.
Пребывая в ссылке раскрывается художественный талант Лермонтова, он пишет пейзажи, портреты, карикатуры акварелью и маслом. Ссылка на Кавказе значительно сокращается благодаря хлопотам его бабушки (через А.Х. Бенкендорфа). Осенью 1837 года выходит приказ о переводе Лермонтова в Гродненский гусарский полк, а позже в лейб-гвардии Гусарский полк, находящийся в Царском селе. Во второй половине января поэт приезжает в Петербург, где проходят основные годы его славы (1838 – 1841г). В эти годы он познакомился с П.А. Вяземским, В.А. Соллогубом, В.А. Жуковским ознакомившись с их жизнью и биографией. Выходят прижизненные сборники «Герой нашего времени» и «Стихотворения». Молодой поэт является членом «Кружок шестнадцати» аристократического общества объединенного законами корпоративного поведения.
Зимой 1841 года Лермонтов получает два месяца отпуска и прибывает в Петербург. Военного представляют к награде, но его величество Николай I категорически отклоняет представление. Проведя в городе около трех месяцев поэт находится во внимании, он полон творческих планов и планирует получить отставку и полностью посвятить себя литературной деятельности. Однако не получив отсрочки Михаил Юрьевич возвращается на Кавказ (в апреле 1841 года).
В мае месяце поэт получает разрешение отправится в Пятигорск и задержатся там для лечения минеральными водами. Находясь на лечении здесь он пишет стихотворения «Утес», «Тамара», «Сон», «Пророк» и тд. Пребывая в Пятигорске, Лермонтов общается в кругу прежних знакомых, среди которых и был его товарищ еще по школе юнкеров Мартынов. На одном из вечеров шутки Лермонтова серьезно задевают Мартынова, повлекшая за собой ссора оборачивается вызовом на дуэль. Лермонтов принимает вызов и не намериваясь стрелять в приятеля, был убит наповал. Похоронен великий поэт в Тарханах (в фамильном склепе).

© Биография Михаила Юрьевича Лермонтова. Биография поэта Лермонтова. Биография автора Бородино Лермонтова. Биография М.Ю. Лермонтова.

Памяти Михаила Лермонтова

В экспозиции представлены книги поэта, воспоминания о нем современников, научные материалы, редкие издания. Особый интерес читателей вызовут новинки, например, « Художественное пространство – мир Лермонтова» С. Зотова. Составители выставки не обошли стороной и по сей день волнующую тему трагической гибели поэта: этому посвящены « Роковой поединок» А. Очмана и « Умереть с пулею в груди…» Н. Маркелова. О последних открытиях в лермонтоведении можно узнать из « Летописи жизни и творчества М. Ю. Лермонтова», составленной московским исследователем В. Захаровым. А буквально на днях из печати вышла новая книга ставропольского краеведа В. Кравченко – « Михаил Юрьевич Лермонтов в Ставрополе», ставшая самым свежим изданием экспозиции.

Лермонтов Михаил Юрьевич

Годы жизни: 15.10.1814 — 27.07.1841 Лермонтов М.Ю. Автопортрет Родился в Москве в семье армейского капитана Юрия Петровича Лермонтова (1787—1831) и Марии Михайловны Лермонтовой (1795—1817), урожденной Арсеньевой, единственной дочери и наследницы пензенской помещицы Е. А. Арсеньевой (1773—1845). Брак, заключенный против воли Арсеньевой, был неравным и несчастливым; мальчик рос в обстановке семейных несогласий. После ранней смерти матери Лермонтова бабушка сама занялась его воспитанием, полностью отстранив отца. Детство поэта прошло в имении Арсеньевой «Тарханы» Пензенской губернии. Мальчик получил столичное домашнее образование, с детства свободно владел французским и немецким языками. Летом 1825 бабушка повезла Лермонтова на воды на Кавказ; детские впечатления от кавказской природы и быта горских народов остались в его раннем творчестве («Кавказ», 1830; «Синие горы Кавказа, приветствую вас!.», 1832). В 1827 семья переезжает в Москву, а в 1828 Лермонтов зачисляется полупансионером в 4-й класс Московского университетского благородного пансиона, где получает гуманитарное образование. Уже в Тарханах определился острый интерес Лермонтова к литературе и поэтическому творчеству. Уже в пансионе определяется преимущественная ориентация Лермонтова на А. С. Пушкина, байроническую поэму. Байроническая поэма становится основой раннего творчества Лермонтова. В 1828—1829 гг. он пишет поэмы «Корсар», «Преступник», «Олег», «Два брата» (опубликованы посмертно), «Последний сын вольности», «Измаил-Бей», «Демон». В центре байронической поэмы — герой, изгой и бунтарь, находящийся в войне с обществом и попирающий его социальные и нравственные нормы; над ним тяготеет «грех», преступление, обычно облеченное тайной и внешне предстающее как страдание. В марте 1830 Московский пансион по указу Сената он был преобразован в гимназию. В 1830 Лермонтов увольняется «по прошению» и проводит лето в подмосковной усадьбе Столыпиных Середниково; в том же году после сдачи экзаменов зачислен на нравственно-политическое отделение Московского университета. К этому времени относится первое сильное юношеское увлечение Лермонтова Е. А. Сушковой (1812—1868), с которой он познакомился у своей приятельницы А. М. Верещагиной. С Сушковой связан лирический «цикл» 1830 [«К Сушковой», «Нищий», «Стансы» («Взгляни, как мой спокоен взор.»), «Ночь», «Подражание Байрону» («У ног твоих не забывал.»), «Я не люблю тебя: страстей .»]. По-видимому, несколько позднее Лермонтов переживает еще более сильное, хотя и кратковременное чувство к Н. Ф. Ивановой (1813—1875), дочери драматурга Ф. Ф. Иванова. В эти годы (1830—1832) идет формирование личности поэта, и сменяющиеся любовные увлечения являются во многом попыткой личностного самоутверждения. Возникает жанр «отрывка» — лирического размышления, в центре которого определенный момент непрерывно идущего самоанализа и самоосмысления. Стихотворения 1830—1831 содержат и социальные мотивы и темы. Политическая лирика в прямом смысле Лермонтова редка; социально-политическая проблематика, как правило, выступает у него в системе философских и психологических размышлений.

Это особенно заметно в лермонтовской лирике начала 1830-х гг. Московский университет жил философскими и политическими интересами, в нем функционировали студенческие кружки и общества (И. В. Станкевича, А. И. Герцена, В. Г. Белинского). О связи с ними Лермонтова нет сведений, однако он, возможно, разделял свойственный им дух политической оппозиции и даже принял участие в студенческой акции (изгнание из аудитории профессора М. Я. Малова). Эти идеи нашли у него выражение еще в «Жалобах турка» (1829) и серии стихов, посвященных европейским революциям 1830—1831 , событиям Великой французской революции («Из Андрея Шенье», 1830—1831) и эпохе пугачёвщины («Предсказание», 1830). Так подготавливается проблематика первого прозаического опыта Лермонтова — романа «Вадим» (1832—1834) с широкой панорамой крестьянского восстания 1774—1775 гг. Адресатом лирических стихов Лермонтова в этот период была В. А. Лопухина (1815—1851), в замужестве Бахметева, сестра товарища по университету Лермонтова. Чувство к ней Лермонтова оказалось самым сильным и продолжительным. Лопухина была адресатом или прототипом как в ранних стихах [«К Лермонтов» («У ног других не забывал.», 1831), «Она не гордой красотою.», 1832, и другие], так и в поздних произведениях: «Валерик», посвящение к VI редакции «Демона»; образ ее проходит в стихотворении «Нет, не тебя так пылко я люблю», в «Княгине Литовской» (Вера).В 1830—1831 раннее лирическое творчество поэта достигает вершины; далее начинается спад. После 1832 Лермонтов обращается к балладе («Тростник», 1832; «Желанье» — «Отворите мне темницу», 1832; «Русалка», 1832) и прозе. В поэмах Лермонтова в это время определяются как бы две тематические группы: одна тяготеет к средневековой русской истории («Последний сын вольности», 1831; «Литвинка», 1832), другая — к экзотическим кавказским темам («Измаил-Бей»,1832; «Аул Бастуиджя». 1833—1834; «Хаджи-Абрек», 1833). В 1832 Лермонтов оставляет Московский университет и переезжает в Петербург, надеясь продолжить образование в Петербургском университете; однако ему отказались зачесть прослушанные в Москве курсы. Чтобы не начинать обучение заново, Лермонтов принимает совет родных избрать военное поприще; в ноябре 1832 сдает экзамены в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров и проводит два года в военно-учебном заведении, где строевая служба, дежурства, парады почти не оставляли времени для творческой деятельности (быт школы в грубо натуралистичном виде отразился в так называемых юнкерских поэмах — «Петергофский праздник», «Уланша», «Гошпиталь» — все 1834). Она оживляется в 1835, когда Лермонтов был выпущен корнетом в лейб-гвардии Гусарский полк (сентябрь 1834); в этом же году выходит поэма «Хаджи Абрек» — первое выступление Лермонтов в печати (по преданию, рукопись была отнесена в журнал без ведома автора). Лермонтов отдает в цензуру первую редакцию драмы «Маскарад», работает над поэмами «Сашка», «Боярин Орша», начинает роман «Княгиня Лиговская». Известно о знакомстве Лермонтова с А. Н. Муравьёвым, И. И. Козловым и близкими к формирующимся славянофильским кружкам С.

А. Раевским и А. А. Краевским. В романе «Княгиня Литовская» (1836; не окончен; опубликован в 1882) Лермонтов впервые обращается к социальному бытописанию, предвосхищающему «физиологии» 1840-х гг. Одновременно Лермонтов работает над «Маскарадом» (1835—1836), первым произведением, которое он считал достойным обнародования, трижды подавал в драматическую цензуру и дважды переделывал; драма, однако, была запрещена. В период 1836—1837 гг. Лермонтов создает «Боярина Оршу» (1835—1836), первую оригинальную и зрелую поэму. Орша — первая попытка Лермонтова создать исторический характер — феодала эпохи Грозного, живущего законами боярской чести. Эта тема была продолжена в «Песне про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова» (1838). Своего рода аналогом «Песни.» в лирике Лермонтова было «Бородино», отклик на 25-ю годовщину Бородинского сражения (1837) — «микро-эпос» о народной войне 1812. В 1835—1836 Лермонтов еще не входит в ближайший пушкинский круг; с Пушкиным он также незнаком. Тем более принципиальный характер получает его стихотворение «Смерть Поэта» (1837; опубликовано 1858), написанное сразу же по получении известия о гибели Пушкина. 18 февраля 1837 Лермонтов был арестован; началось политическое дело о «непозволительных стихах». Под арестом Лермонтов пишет несколько стихотворений: «Сосед» («Кто б ни был ты, печальный мой сосед»), «Узник», положивших начало блестящему «циклу» его «тюремной лирики»: «Соседка», «Пленный рыцарь» (оба — 1840) и другие. В феврале 1837 был отдан высочайший приказ о переводе Лермонтова прапорщиком в Нижегородский драгунский полк на Кавказ; в марте он выехал через Москву. Простудившись в дороге, был оставлен для лечения (в Ставрополе, Пятигорске, Кисловодске; по пути следования в полк он «изъездил Линию всю вдоль, от Кизляра до Тамани, переехал горы, был в Шуше, в Кубе, в Шемахе, в Кахетии, одетый по-черкесски, с ружьем за плечами, ночевал в чистом поле, засыпал под крик шакалов.», в ноябре был в Тифлисе. В 1837 он записывает народную сказку об Ашик-Керибе («Ашик-Кериб»), стремясь передать колорит восточной речи и психологию «турецкого» сказителя; народный характер поэт раскрыл в «Дарах Терека», «Казачьей колыбельной песне», «Беглеце». В Пятигорске и Ставрополе он встречается с Н. М. Сатиным, знакомым ему по Московскому пансиону, Белинским, доктором Н. В. Майером (прототип доктора Вернера в «Княжне Мери»); знакомится со ссыльными декабристами (С. И. Кривцовым, В. М. Голицыным, В. Н. Лихаревым, М. А. Назимовым) и близко сходится с А. И. Одоевским («Памяти А. И. Одоевского», 1830). Во время ссылки и позднее особенно раскрылось художественное дарование Лермонтова, с детства увлекавшегося живописью. Ему принадлежат акварели, картины маслом, рисунки — пейзажи, жанровые сцены, портреты и карикатуры; лучшие из них связаны с кавказской темой. Кавказская ссылка была сокращена хлопотами бабушки через А. X. Бенкендорфа. В октябре 1837 был отдан приказ о переводе Лермонтова в Гродненский гусарский (в Новгородской губернии), а затем в лейб-гвардии Гусарский полк, стоявший в Царском Селе.

КУЗЬМИНЫ-КАРАВАЕВЫ КУЛАКОВЫ — Александр Петрович, библиотечный деятель, и Любовь Ивановна, литератор. КУНИНА Ирина Ефимьевна КУРДЮМОВ Всеволод Валерьянович, драматург. КУСЕВИЦКИЙ Сергей (1874 — 1951). ЛАВРЕНЕВ Борис Андреевич (1891 — 1959) — писатель. ЛАВРЕНЕВЫ ЛАВРОВ А. Н. (типограф). ЛАНГ (ЛАНГЕ) Георгий Федорович (1875 — 1948) — врач, профессор. ЛЕКОНТ де ЛИЛЬ Шарль (1818 — 1894). ЛЕЛЕВИЧ Г. (Лабори Гилелевич Калмансон) (1901 — 1945) — критик, поэт, сотрудник журн. «На посту», один из руководителей ВАПП. ЛЕНИН Владимир Ильич (1870 — 1924). ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ (1452 — 1519). ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич (1814 — 1841). ЛЕРНЕР Николай Осипович (1877 — 1934) — историк литературы, пушкинист. ЛЕВБЕРГ Мария Евгеньевна (1884 — 1934) — поэтесса и драматург. ЛИВЕРОВСКАЯ ЛИВШИЦ (издатель). ЛИЛИНА Злата Ионовна (1882 — 1929) — член ЦЕКУБУ, зав. сект. социального воспитания при Педагогическо-просветительском отделе петроградского Наробраза, руководитель работой по управлению театрами Ленинграда (20-е годы). ЛИНЕЦКИЙ ЛОЗИНСКАЯ Татьяна Борисовна (урожд

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич

Лермонтов погиб на дуэли, которая произошла из-за ничтожного по нынешним понятиям повода. Убийцей поэта стал его бывший товарищ по юнкерской школе Николай Мартынов. О ссоре Лермонтова и Мартынова, приведшей к дуэли, очевидцы говорят разное, но все сходятся в том, что Мартынова возмутила острота, пущенная в его адрес поэтом. Увы, понятие чести в XIX веке имело и свои отрицательные стороны. Невинная шутка могла стоить жизни.

Саму дуэль и гибель поэта полнее и точнее всех описал секундант Лермонтова князь Александр Васильчиков.

«Однажды на вечере у генеральши Верзилиной Лермонтов в присутствии дам отпустил какую-то новую шутку, более или менее острую, над Мартыновым. Что он сказал, мы не расслышали; знаю только, что, выходя из дому на улицу, Мартынов подошел к Лермонтову и сказал ему очень тихим и ровным голосом по-французски; «Вы знаете, Лермонтов, что я очень часто терпел ваши шутки, но не люблю, чтобы их повторяли при дамах»,- на что Лермонтов таким же спокойным тоном отвечал: «А если не любите, то потребуйте у меня удовлетворения».

Больше ничего в тот вечер и в последующие дни, до дуэли, между ними не было, по крайней мере нам, Столыпину, Глебову (другим секундантам) и мне, неизвестно, и мы считали эту ссору столь ничтожною и мелочною, что до последней минуты уверены были, что она кончится примирением. Тем не менее все мы, и в особенности М. П. Глебов, который соединял с отважною храбростью самое любезное и сердечное добродушие и пользовался равным уважением и дружбою обоих противников, все мы, говорю, истощили в течение трех дней наши миролюбивые усилия без всякого успеха. Хотя формальный вызов на дуэль и последовал от Мартынова, но всякий согласится, что вышеприведенные слова Лермонтова «потребуйте от меня удовлетворения» заключали в себе уже косвенное приглашение на вызов, и затем оставалось решить, кто из двух был зачинщик и кому перед кем следовало сделать первый шаг к примирению.

На этом сокрушились все наши усилия; трехдневная отсрочка не послужила ни к чему, и 15 июля часов в шесть-семь вечера мы поехали на роковую встречу; но и тут в последнюю минуту мы, и, я думаю, сам Лермонтов, были убеждены, что дуэль кончится пустыми выстрелами и что, обменявшись для соблюдения чести двумя пулями, противники подадут себе руки и поедут. ужинать.

Когда мы выехали на гору Машук (близ Пятигорска) и выбрали место по тропинке, ведущей в колонию (имени не помню), темная, громовая туча поднималась из-за соседней горы Бештау.

Мы отмерили с Глебовым тридцать шагов; последний барьер поставили на десяти и, разведя противников на крайние дистанции, положили им сходиться каждому на десять шагов по команде «марш». Зарядили пистолеты. Глебов подал один Мартынову, я другой Лермонтову, и скомандовали: «Сходись!»

Лермонтов остался неподвижен и, взведя курок, поднял пистолет дулом вверх, заслоняясь рукой и локтем по всем правилам опытного дуэлиста. В эту минуту, и в последний раз, я взглянул на него и никогда не забуду того спокойного, почти веселого выражения, которое играло на лице поэта перед дулом пистолета, уже направленного на него. Мартынов быстрыми шагами подошел к барьеру и выстрелил. Лермонтов упал, как будто его скосило на месте, не сделав движения ни взад, ни вперед, не успев даже захватить больное место, как это обыкновенно делают люди раненые или ушибленные.

Мы подбежали. В правом боку дымилась рана, в левом — сочилась кровь, пуля пробила сердце и легкие.

Хотя признаки жизни уже видимо исчезли, но мы решили позвать доктора. По предварительному нашему приглашению присутствовать на дуэли доктора, к которым мы обращались, все наотрез отказались. Я поскакал верхом в Пятигорск, заезжал к двум господам медикам, но подучил такой же ответ, что на место поединка по случаю дурной погоды (лил проливной дождь) они ехать не могут, а приедут на квартиру, когда привезут раненого.

Когда я возвратился, Лермонтов уже мертвый лежал на том же месте, где упал; около него Столыпин, Глебов и Трубецкой. Мартынов уехал прямо к коменданту объявить о дуэли. Черная туча, медленно поднимавшаяся на горизонте, разразилась страшной грозой, и перекаты грома пели вечную память новопреставленному рабу Михаилу.

Столыпин и Глебов уехали в Пятигорск, чтобы распорядиться перевозкой тела, а меня с Трубецким оставили при убитом. Как теперь, помню странный эпизод этого рокового вечера; наше сиденье в доле при трупе Лермонтова продолжалось очень долго, потому что извозчики, следуя примеру храбрости гг. докторов, тоже отказались один за другим ехать для перевозки тела убитого. Наступила ночь, ливень не прекращался.

Вдруг мы услышали дальний топот лошадей по той же тропинке, где лежало тело, и, чтобы оттащить его в сторону, хотели его приподняты от этого движения, как обыкновенно случается, спертый воздух выступил из груди, но с таким звуком, что нам показалось, что это живой и болезный вздох, и мы несколько минут были уверены, что Лермонтов еще жив».

Убийца Лермонтова тоже порывался написать воспоминания о поэте (как-никак он знал его много лет!) и, очевидно, хотел в какой-то мере оправдаться перед современниками и потомками. Он дважды начинал свои записи и оба раза бросал, написав по нескольку страниц; дальше воспоминаний об учебе в юнкерской школе Мартынов не пошел. Мартынов прожил 60 лет и умер спустя 34 года после дуэли.

Другие книги в разделе «Словари. Энциклопедии. Справочники»:

Лермонтов – Мартынов: дуэль, вопросов о которой больше, чем ответов. Часть I

Ворчалка № 621 от 25.06.2011 г.

Изложение уголовного дела

«Вместо пустых угроз ты гораздо лучше бы сделал, если бы действовал. Ты знаешь, что я от дуэли никогда не отказываюсь, следовательно, ты никого этим не испугаешь».

Мартынов же сказал, что в таком случае он пришлёт к нему своего секунданта. Вернувшись домой, Мартынов позвал Глебова и попросил его быть своим секундантом. Глебов согласился, но попытался склонить Мартынова к примирению с Лермонтовым, но тот сказал, что не он вызывал, а его вызывают, так что он не может сделать первый шаг к примирению.
На следующий день последовал вызов Лермонтову, но секундантам, Глебову и Васильчикову, не удалось склонить Лермонтова к примирению, так что дуэль состоялась. Мартынов прибыл на место дуэли верхом немного ранее назначенного времени, а по дороге его нагнал Глебов на дрожках.
Васильчиков и Лермонтов прибыли тоже верхом. Лошадей привязали к кустам, а сама дуэль состоялась так, как уже было описано выше. На дуэли кроме секундантов никого больше не было. Генеральша Верзилина под присягой показала, что 13 июля у неё действительно были Лермонтов и Мартынов, но никаких неприятностей между ними она не заметила.
Глебов и Васильчиков показали, что они в тот вечер тоже были в доме у Верзилиной, но при них никакой ссоры между Мартыновым и Лермонтовым не происходило, и они узнали о ней позже, уже после своего ухода из этого дома. Свидетели пытались примирить дуэлянтов, но у них ничего не вышло, а доложить начальству о дуэли они не могли, так как дали слово никому не говорить об этой ссоре. Военный суд признал майора Мартынова виновным в проведении дуэли с поручиком Лермонтовым и в убийстве его на этой дуэли.
Корнет Глебов и титулярный советник князь Васильчиков были признаны виновными в том, что они не донесли начальству о намечавшейся дуэли и были на ней секундантами.
Суд приговорил всех троих подсудимых к лишению чинов и прав состояния. Командир отдельного кавказского корпуса тоже признал подсудимых виновными по всем пунктам, но ходатайствовал о смягчении им наказания, учитывая их воинские заслуги, безупречную репутацию, а также молодость секундантов. Мартынова он предлагал лишить чинов и ордена св. Анны 3-ей степени с бантом и написать в солдаты до выслуги. Корнету Глебову и князю Васильчикову вменить в наказание содержание под арестом до предания суду (с 15 июля до 24 августа) и содержать их на гауптвахте ещё один месяц, а Глебова перевести из гвардии в армию с тем же чином.

3 января 1842 года последовало повеление Государя Императора:

«Майора Мартынова посадить в киевскую крепость на гауптвахту на три месяца и предать церковному покаянию. Титулярного советника князя Васильчикова и корнета Глебова простить: первого – во внимание к заслугам его отца, а второго – по уважению полученной тяжёлой раны».

История дуэли

«С самого приезда своего в Пятигорск Лермонтов не пропускал ни одного случая, где бы мог он сказать мне что-нибудь неприятное. Остроты, колкости, насмешки на мой счёт. На вечере в одном частном доме [у генеральши Верзилиной], — за два дня до дуэли, — он вывел меня из терпения, привязываясь к каждому моему слову, на каждом шагу показывая явное желание мне досадить. Я решился положить этому конец».

«Поводом к этой дуэли были насмешки со стороны Лермонтова на счёт Мартынова, который, как говорил мне, предупреждал несколько раз Лермонтова. «

«О причине дуэли знаю только, что в воскресенье 13-го июля поручик Лермонтов обидел майора Мартынова насмешливыми словами; при ком это было и кто слышал сию ссору, не знаю. Также неизвестно мне, чтобы между ними была какая-либо давнишняя ссора или вражда. «

«13-го июля собралось к нам несколько девиц и мужчин. Михаил Юрьевич дал слово не сердить меня больше, и мы, провальсировав, уселись мирно разговаривать. К нам присоединился Л. С. Пушкин, который также отличался злоязычием, и принялись они вдвоём острить свой язык. Ничего злого особенно не говорили, но смешного много. Но вот увидели Мартынова, разговаривающего очень любезно с младшей сестрой моей Надеждой, стоя у рояля, на котором играл князь Трубецкой. Не выдержал Лермонтов и начал острить на его счет, называя его „montagnard au grand poignard“ („горец с большим кинжалом“). [Мартынов носил черкеску и огромный кинжал.] Надо же было так случиться, что когда Трубецкой ударил последний аккорд, слово poignard раздалось по всей зале. Мартынов побледнел, закусил губы, глаза его сверкнули гневом; он подошел к нам и голосом весьма сдержанным сказал Лермонтову:

„Сколько раз просил я вас оставить свои шутки при дамах“.

И так быстро отвернулся и отошел прочь, что не дал и опомниться Лермонтову. Танцы продолжались, и я думала, что тем кончилась вся ссора».

«находят большое удовольствие в его обществе».

Дуэль Лермонтова. Предчувствия

Итак, искал ли Михаил Юрьевич смерти? Допустимо ли считать его дуэль с Мартыновым — самоубийством «чужой рукой», нарочитым риском утомленного и разочарованного жизнью человека?

В 1840 году он написал «Завещание»:

Наедине с тобою, брат,
Хотел бы я побыть:
На свете мало, говорят,
Мне остается жить!
А если спросит кто-нибудь.
Ну, кто бы ни спросил,
Скажи им, что навылет в грудь
Я пулей ранен был.

Однако в тексте стихотворения нет и намека на стремление умереть. Да и речь идет о военных действиях:

Что умер честно за царя,
Что плохи наши лекаря
И что родному краю
Поклон я посылаю.

Чуть позже, в год смерти, он пишет мрачное произведение — «Любовь мертвеца»:

Пускай холодною землею
Засыпан я,
О друг! всегда, везде с тобою
Душа моя.

Но в данном случае Лермонтов не был оригинален и на свой лад развивал тему стихотворения французского поэта Альфонса Карра «Влюбленный мертвец». Хотя незадолго до своей гибели Михаил Юрьевич написал в альбом графине Ростопчиной:

Предвидя вечную разлуку, Боюсь я сердцу волю дать; Боюсь предательскому звуку Мечту напрасную вверять.

И тут он ни словом не обмолвился о жажде смерти или хотя бы равнодушии к ней. Напротив, слышатся грусть, печаль. По воспоминаниям графини: «Лермонтову очень не хотелось ехать. У него были всякого рода дурные предчувствия». Или другое ее свидетельство: «Лермонтов только и говорил об ожидавшей его скорой смерти».

Не следует забывать, что все это было написано уже после гибели поэта. Естественно, Ростопчина с вполне понятным пристрастием подчеркивала дурные предчувствия Лермонтова. Но при этом обратим внимание на то, что ему «не хотелось ехать»! Следовательно, версия о его стремлении к смерти выглядит сомнительной.

Наконец, характер смертельной раны показывает (и это подтверждается свидетелями поединка), что, по всем правилам дуэльного искусства, Лермонтов стоял правым боком к противнику, прикрываясь согнутой в локте правой рукой, держащей пистолет.

Тут-то и возникает недоумение: каким образом при такой позе пуля могла попасть под правое нижнее ребро и тем более выйти у левого плеча?! Совершенно невероятно. Невольно приходишь к мысли, что выстрел был произведен с противоположной стороны, с позиции, расположенной выше Лермонтова. Тем более что как раз там находится скалистый выступ с кустарником.

Кто убил Лермонтова на дуэли?

Дуэль Лермонтова с Мартыновым вошла в историю русской культуры как нелепое и трагическое событие, отнявшее у России ее молодого гения. До сих пор не утихают споры о причине этой дуэли, о поведении главных ее участников, а также о возможностях избежать этого поединка.

Попробуем рассмотреть это происшествие с максимальной скрупулезностью.

Фактическая сторона дуэли Лермонтова и Мартынова. Свидетельства очевидцев

Дуэль между Мартыновым и Лермонтовым состоялась в седьмом часу вечера 15 июля 1841 года. Произошла она в городе Пятигорске около горы Машук. В результате поединка Лермонтов получил рану, несовместимую с жизнью. Поэт скончался на месте и был погребен в Пятигорске.

Рядом с дуэлянтами присутствовали секунданты Глебов и Васильчиков. Также на дуэли находились князь Трубецкой и родственник Лермонтова Столыпин. К следствию были привлечены только два первых свидетеля, другие были скрыты, «дабы происшествие не испортило им карьеры».

Глебов и Васильчиков показали, что приехавший в Пятигорск Лермонтов проявлял неуважение к своему бывшему однокашнику Мартынову, позволяя в его адрес неуместные шутки. Это и стало причиной дуэли. Те же показания дал сам Мартынов.

Секунданты и убийца указывали, что причиной дуэли стала ссора, которая произошла между Мартыновым и поэтом накануне 13 июля на вечере у генеральши Верзилиной. Дамы, присутствующие на этом вечере, впоследствии подтверждали, что Лермонтов был весел и отпустил не совсем удачную шутку в адрес Мартынова. Дело в том, что Мартынов ухаживал за дочерью генеральши, а Лермонтов по-французски предостерег юную девушку от общения со странным человеком в горском наряде с большим кинжалом наперевес.

Мартынов вскипел и позже вызвал поэта на разговор наедине. По всей видимости, именно тогда он спровоцировал на дуэль Лермонтова.

Как впоследствии показали секунданты, Лермонтов ехал на дуэль спокойным и веселым. Он считал, что Мартынов остынет и, скорее всего, будет стрелять в воздух. Сам он также не хотел убивать своего приятеля и стремился разойтись с ним после дуэли по-хорошему.

Однако Мартынов находился в состоянии ярости. Когда дуэлянтам были вручены пистолеты, автор «Героя нашего времени» замешкался с выстрелом (есть версия, что стрелял Лермонтов в воздух), а Мартынов прицельным выстрелом убил своего соперника. Лермонтов скончался через несколько минут от смертельной раны.

Позже по делу состоялось следствие и суд, который приговорил участников этого события к серьезным наказаниям. Первоначально, Мартынов был лишен всех званий и титулов, однако, позже его приговорили к церковной епитимии и аресту, который продлился всего несколько месяцев.

Немного о личности Мартынова

Николай Соломонович Мартынов был личностью незаурядной. Ровесник Лермонтова, его однокашник по военной школе, красивый молодой человек, пользовавшейся успехом у женщин, писавший стихи и поэмы, с юности мечтал о военной карьере. Поначалу его красота и навыки, приобретенные в военной школе, помогали ему. Он достиг должности майора, что для этого возраста было высоким чином. Однако его карьера внезапно оборвалась. Что послужило причиной этому до конца неизвестно, Мартынов сам подал в отставку и получил ее в начале 1841 года. Сплетники обвиняли его в шулерстве.

Мартынов болезненно переживал эту ситуацию. Он не поехал в Москву к родным, а остался в Пятигорске на вольных хлебах. Носил одежду горца и поражал окружающих своими нелепыми шутками. Ему отказали даже в малом: император по причине его отставки распорядился не награждать его медалью за прежние военные заслуги.

В таком состоянии Мартынов встретился с Лермонтовым, приехавшим в Пятигорск для излечения от болезни. Сам Мартынов потом утверждал, что относился к поэту по-доброму, однако, его раздражали шутки Лермонтова в его адрес, надменность поэта и его язвительность. К тому же Мартынов считал, что в 1837 году Лермонтов совершил над ним и его семьей злую шутку, когда без разрешения вскрыл и прочитал письмо его сестры Натальи.

Как известно, после дуэли Мартынов терзался угрызениями совести, страдая от того, что окружающие видят в нем в первую очередь убийцу великого поэта. Через тридцать лет после роковой дуэли он написал свои записки, названные «Моя исповедь». Впрочем, в этих записках Мартынов пытался обелить себя, заявляя, что Лермонтов был невыносимым по характеру человеком, с добрыми задатками, но испорченный «светом».

Посмертные споры о роковой дуэли

Смерть Лермонтова насколько поразила современников, что вызвала многочисленные слухи и домыслы. Сразу же возник вопрос о том, кто убил Лермонтова на дуэли?

Настоящий убийца Н.С. Мартынов казался настолько обычным человеком, что не все удовлетворялись таким простым ответом. Возникало множество других версий, начиная от смелых предположений, что убийцы были подосланы жандармским управлением, потому что Лермонтов однажды осмелился грубо разговаривать с самой императрицей и приближенной к ней дамой, и, заканчивая версиями о мести со стороны обманутых мужей или любовников дам, которых поэт мог бы соблазнить.

Безусловно, все эти версии являлись не чем иным, как сплетнями, распускаемыми не самыми умными людьми, пытающимися снискать себе известность в обществе таким способом.

Однако литературоведы обратили свое внимание еще на одну версию произошедшего. В письмах современников поэта указывается, что они полагали, что несчастный Мартынов являлся братом «княжны Мэри». Напомним, что именно в это время вышел роман М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени», в котором главный герой – усталый от жизни себялюбец Печорин – влюбляет в себя от скуки невинную девушку – княжну Мери, чтобы потом посмеяться над ее чувствами и бросить ее.
Наивно полагать, что в образе главного героя Лермонтов рассказал о своей жизненной ситуации. Однако такие события, как выход в свет романа, его популярность и гибель Лермонтова на дуэли практически совпали по времени, поэтому эта версия встречается в изданиях, посвященных памяти поэта, до сих пор. Хотя вряд ли она близка к истине.

Таким образом, вопросы о ранней гибели Лермонтова, причины дуэли с Мартыновым, обстоятельства, предшествующие ссоре поэта с его оппонентом, до сих пор до конца не выяснены. Известно только одно: 15 июля 1841 года Россия потеряла своего гениального сына, который смог бы написать еще много талантливых произведений.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич

Лермонтов погиб на дуэли, которая произошла из-за ничтожного по нынешним понятиям повода. Убийцей поэта стал его бывший товарищ по юнкерской школе Николай Мартынов. О ссоре Лермонтова и Мартынова, приведшей к дуэли, очевидцы говорят разное, но все сходятся в том, что Мартынова возмутила острота, пущенная в его адрес поэтом. Увы, понятие чести в XIX веке имело и свои отрицательные стороны. Невинная шутка могла стоить жизни.

Саму дуэль и гибель поэта полнее и точнее всех описал секундант Лермонтова князь Александр Васильчиков.

«Однажды на вечере у генеральши Верзилиной Лермонтов в присутствии дам отпустил какую-то новую шутку, более или менее острую, над Мартыновым. Что он сказал, мы не расслышали; знаю только, что, выходя из дому на улицу, Мартынов подошел к Лермонтову и сказал ему очень тихим и ровным голосом по-французски; «Вы знаете, Лермонтов, что я очень часто терпел ваши шутки, но не люблю, чтобы их повторяли при дамах»,- на что Лермонтов таким же спокойным тоном отвечал: «А если не любите, то потребуйте у меня удовлетворения».

Больше ничего в тот вечер и в последующие дни, до дуэли, между ними не было, по крайней мере нам, Столыпину, Глебову (другим секундантам) и мне, неизвестно, и мы считали эту ссору столь ничтожною и мелочною, что до последней минуты уверены были, что она кончится примирением. Тем не менее все мы, и в особенности М. П. Глебов, который соединял с отважною храбростью самое любезное и сердечное добродушие и пользовался равным уважением и дружбою обоих противников, все мы, говорю, истощили в течение трех дней наши миролюбивые усилия без всякого успеха. Хотя формальный вызов на дуэль и последовал от Мартынова, но всякий согласится, что вышеприведенные слова Лермонтова «потребуйте от меня удовлетворения» заключали в себе уже косвенное приглашение на вызов, и затем оставалось решить, кто из двух был зачинщик и кому перед кем следовало сделать первый шаг к примирению.

На этом сокрушились все наши усилия; трехдневная отсрочка не послужила ни к чему, и 15 июля часов в шесть-семь вечера мы поехали на роковую встречу; но и тут в последнюю минуту мы, и, я думаю, сам Лермонтов, были убеждены, что дуэль кончится пустыми выстрелами и что, обменявшись для соблюдения чести двумя пулями, противники подадут себе руки и поедут. ужинать.

Когда мы выехали на гору Машук (близ Пятигорска) и выбрали место по тропинке, ведущей в колонию (имени не помню), темная, громовая туча поднималась из-за соседней горы Бештау.

Мы отмерили с Глебовым тридцать шагов; последний барьер поставили на десяти и, разведя противников на крайние дистанции, положили им сходиться каждому на десять шагов по команде «марш». Зарядили пистолеты. Глебов подал один Мартынову, я другой Лермонтову, и скомандовали: «Сходись!»

Лермонтов остался неподвижен и, взведя курок, поднял пистолет дулом вверх, заслоняясь рукой и локтем по всем правилам опытного дуэлиста. В эту минуту, и в последний раз, я взглянул на него и никогда не забуду того спокойного, почти веселого выражения, которое играло на лице поэта перед дулом пистолета, уже направленного на него. Мартынов быстрыми шагами подошел к барьеру и выстрелил. Лермонтов упал, как будто его скосило на месте, не сделав движения ни взад, ни вперед, не успев даже захватить больное место, как это обыкновенно делают люди раненые или ушибленные.

Мы подбежали. В правом боку дымилась рана, в левом — сочилась кровь, пуля пробила сердце и легкие.

Хотя признаки жизни уже видимо исчезли, но мы решили позвать доктора. По предварительному нашему приглашению присутствовать на дуэли доктора, к которым мы обращались, все наотрез отказались. Я поскакал верхом в Пятигорск, заезжал к двум господам медикам, но подучил такой же ответ, что на место поединка по случаю дурной погоды (лил проливной дождь) они ехать не могут, а приедут на квартиру, когда привезут раненого.

Когда я возвратился, Лермонтов уже мертвый лежал на том же месте, где упал; около него Столыпин, Глебов и Трубецкой. Мартынов уехал прямо к коменданту объявить о дуэли. Черная туча, медленно поднимавшаяся на горизонте, разразилась страшной грозой, и перекаты грома пели вечную память новопреставленному рабу Михаилу.

Столыпин и Глебов уехали в Пятигорск, чтобы распорядиться перевозкой тела, а меня с Трубецким оставили при убитом. Как теперь, помню странный эпизод этого рокового вечера; наше сиденье в доле при трупе Лермонтова продолжалось очень долго, потому что извозчики, следуя примеру храбрости гг. докторов, тоже отказались один за другим ехать для перевозки тела убитого. Наступила ночь, ливень не прекращался.

Вдруг мы услышали дальний топот лошадей по той же тропинке, где лежало тело, и, чтобы оттащить его в сторону, хотели его приподняты от этого движения, как обыкновенно случается, спертый воздух выступил из груди, но с таким звуком, что нам показалось, что это живой и болезный вздох, и мы несколько минут были уверены, что Лермонтов еще жив».

Убийца Лермонтова тоже порывался написать воспоминания о поэте (как-никак он знал его много лет!) и, очевидно, хотел в какой-то мере оправдаться перед современниками и потомками. Он дважды начинал свои записи и оба раза бросал, написав по нескольку страниц; дальше воспоминаний об учебе в юнкерской школе Мартынов не пошел. Мартынов прожил 60 лет и умер спустя 34 года после дуэли.

Другие книги в разделе «Словари. Энциклопедии. Справочники»:

Лермонтов – Мартынов: дуэль, вопросов о которой больше, чем ответов. Часть I

Ворчалка № 621 от 25.06.2011 г.

Изложение уголовного дела

«Вместо пустых угроз ты гораздо лучше бы сделал, если бы действовал. Ты знаешь, что я от дуэли никогда не отказываюсь, следовательно, ты никого этим не испугаешь».

Мартынов же сказал, что в таком случае он пришлёт к нему своего секунданта. Вернувшись домой, Мартынов позвал Глебова и попросил его быть своим секундантом. Глебов согласился, но попытался склонить Мартынова к примирению с Лермонтовым, но тот сказал, что не он вызывал, а его вызывают, так что он не может сделать первый шаг к примирению.
На следующий день последовал вызов Лермонтову, но секундантам, Глебову и Васильчикову, не удалось склонить Лермонтова к примирению, так что дуэль состоялась. Мартынов прибыл на место дуэли верхом немного ранее назначенного времени, а по дороге его нагнал Глебов на дрожках.
Васильчиков и Лермонтов прибыли тоже верхом. Лошадей привязали к кустам, а сама дуэль состоялась так, как уже было описано выше. На дуэли кроме секундантов никого больше не было. Генеральша Верзилина под присягой показала, что 13 июля у неё действительно были Лермонтов и Мартынов, но никаких неприятностей между ними она не заметила.
Глебов и Васильчиков показали, что они в тот вечер тоже были в доме у Верзилиной, но при них никакой ссоры между Мартыновым и Лермонтовым не происходило, и они узнали о ней позже, уже после своего ухода из этого дома. Свидетели пытались примирить дуэлянтов, но у них ничего не вышло, а доложить начальству о дуэли они не могли, так как дали слово никому не говорить об этой ссоре. Военный суд признал майора Мартынова виновным в проведении дуэли с поручиком Лермонтовым и в убийстве его на этой дуэли.
Корнет Глебов и титулярный советник князь Васильчиков были признаны виновными в том, что они не донесли начальству о намечавшейся дуэли и были на ней секундантами.
Суд приговорил всех троих подсудимых к лишению чинов и прав состояния. Командир отдельного кавказского корпуса тоже признал подсудимых виновными по всем пунктам, но ходатайствовал о смягчении им наказания, учитывая их воинские заслуги, безупречную репутацию, а также молодость секундантов. Мартынова он предлагал лишить чинов и ордена св. Анны 3-ей степени с бантом и написать в солдаты до выслуги. Корнету Глебову и князю Васильчикову вменить в наказание содержание под арестом до предания суду (с 15 июля до 24 августа) и содержать их на гауптвахте ещё один месяц, а Глебова перевести из гвардии в армию с тем же чином.

3 января 1842 года последовало повеление Государя Императора:

«Майора Мартынова посадить в киевскую крепость на гауптвахту на три месяца и предать церковному покаянию. Титулярного советника князя Васильчикова и корнета Глебова простить: первого – во внимание к заслугам его отца, а второго – по уважению полученной тяжёлой раны».

История дуэли

«С самого приезда своего в Пятигорск Лермонтов не пропускал ни одного случая, где бы мог он сказать мне что-нибудь неприятное. Остроты, колкости, насмешки на мой счёт. На вечере в одном частном доме [у генеральши Верзилиной], — за два дня до дуэли, — он вывел меня из терпения, привязываясь к каждому моему слову, на каждом шагу показывая явное желание мне досадить. Я решился положить этому конец».

«Поводом к этой дуэли были насмешки со стороны Лермонтова на счёт Мартынова, который, как говорил мне, предупреждал несколько раз Лермонтова. «

«О причине дуэли знаю только, что в воскресенье 13-го июля поручик Лермонтов обидел майора Мартынова насмешливыми словами; при ком это было и кто слышал сию ссору, не знаю. Также неизвестно мне, чтобы между ними была какая-либо давнишняя ссора или вражда. «

«13-го июля собралось к нам несколько девиц и мужчин. Михаил Юрьевич дал слово не сердить меня больше, и мы, провальсировав, уселись мирно разговаривать. К нам присоединился Л. С. Пушкин, который также отличался злоязычием, и принялись они вдвоём острить свой язык. Ничего злого особенно не говорили, но смешного много. Но вот увидели Мартынова, разговаривающего очень любезно с младшей сестрой моей Надеждой, стоя у рояля, на котором играл князь Трубецкой. Не выдержал Лермонтов и начал острить на его счет, называя его „montagnard au grand poignard“ („горец с большим кинжалом“). [Мартынов носил черкеску и огромный кинжал.] Надо же было так случиться, что когда Трубецкой ударил последний аккорд, слово poignard раздалось по всей зале. Мартынов побледнел, закусил губы, глаза его сверкнули гневом; он подошел к нам и голосом весьма сдержанным сказал Лермонтову:

„Сколько раз просил я вас оставить свои шутки при дамах“.

И так быстро отвернулся и отошел прочь, что не дал и опомниться Лермонтову. Танцы продолжались, и я думала, что тем кончилась вся ссора».

«находят большое удовольствие в его обществе».

Знаю Все!

Кто убил Лермонтова на дуэли

Смерть Лермонтова в 1841 году по понятиям 19 века не была результатом убийства: ведь он погиб на дуэли. Однако с современной, более цивилизованной точки зрения его противника Николая Мартынова обычно называют убийцей.

История этой роковой для поэта дуэли начиналась очень буднично, с характерного для Михаила Лермонтова эпизода. Известно, что у Лермонтова был очень тяжелый характер. И еще, подобно Че Геваре, он любил свободу во всех ее проявлениях. Он нередко отпускал злобные шутки в адрес окружающих, едко высмеивал их, и это приводило к ссорам, испорченным отношениям и неоднократным дуэлям. Для русского дворянства дуэль была самым распространенным способом очиститься от нанесенного оскорбления или просто выяснить запутавшиеся отношения.

Человек, который убил Лермонтова, Николай Мартынов, не только не враждовал с ним, они были товарищами еще со времен учебы в юнкерской школе. Возможно, поэтому Мартынов не раз терпел остроты Лермонтова, зная о его несносном характере. Но однажды какая-то шутка показалась ему особенно грубой, к тому же она была сказана при дамах, так что Мартынов выразил свое недовольство. Лермонтов ответил так вызывающе, что рассердил Мартынова еще больше и не оставил ему выбора: тот был вынужден вызвать поэта на дуэль.

В течение трех дней друзья поэта пытались уладить дело миром, однако все попытки оказались безуспешными.

Когда вечером 15 июля они встретились на горе Машук вблизи Пятигорска, секунданты были почти уверены, что противники обменяются пустыми выстрелами и помирятся, потому что повод для дуэли казался совершенно ничтожным. Лермонтов не сделал ни шага, чтобы подойти к барьеру, он только закрылся рукой и локтем от выстрела своего противника. Однако Мартынов решительно подошел к барьеру и сразу выстрелил. Пуля пробила сердце и легкое, так что спасти поэта не было возможности, даже если бы на месте дуэли и оказался доктор.

Вот так и случилось, что Николай Мартынов вошел в историю не как друг юности, а как человек, кто убил Лермонтова на дуэли.

М.Ю. Лермонтов — дуэль на Черной речке как предопределение

«Кровавая меня могила ждет,
Могила без молитв и без креста,
На диком берегу ревущих вод
И под туманным небом, пустота
Кругом..»

Так написал поэт России Михаил Лермонтов в 1831 году, современниками это понималось как художественная сила слога, потомками – как роковое предчувствие безвременной утраты.
Писались эти строки за несколько лет до трагической дуэли А.Пушкина – великого современника Михаила Юрьевича и почти за десяток — до своей собственной по тому же сценарию, но, к счастью, с иным исходом. Даже место действия совпадало – Черная речка, а также образ противника – сын французского посланника. В ситуации с М.Лермонтовым разнится лишь повод.

Поводом для этого поединка, как и для первой ссылки поэта, послужило стихотворение «Смерть Поэта», написанное после гибели Пушкина и ставшее «манифестом» Лермонтова. На одном из вечеров французского посольства к А.И.Тургеневу обращается секретарь французской миссии и от имени посла спрашивает его, дескать, верно ли, что русский поэт Лермонтов в этом произведении «набрасывается» не только на Дантеса лично, но и на всех французов тоже. И.А.Тургенев обращается к Михаилу Юрьевичу с просьбой прислать ему этот текст, затем с написанным знакомятся как секретарь, так и сам посол французского дипкорпуса. Итог – посол согласен, что обличения Лермонтова имеют лишь частный характер, а посему этого поэта можно приглашать на балы в посольство. Но это был лишь первый акт дуэльной истории.

Далее могущественные недоброжелатели поэта сталкивают его с сыном посланника Эрнестом де Барантом, показывая последнему старую «школьную» эпиграмму Михаила Юрьевича на своего товарища, тоже француза, Клерона. Им удается убедить молодого человека, что эта эпиграмма направлена именно против него.

И 16 февраля 1840 года происходит второй акт — разговор поэта с сыном посланника на балу на Английской набережной в особняке графини Лаваль. Эрнест де Барант начинает высказывать свои претензии Лермонтову поначалу с «обычных» обвинений, что тот, мол, в беседе с одной известной особой позволил себе высказывать мнения, невыгодные для Баранта. На что Лермонтов ответил полным отказом: « я никому не говорил о вас ничего предосудительного». Но француз не унимается и называет поведение поэта дурным, и добавляет, что у себя на родине он бы непременно нашел форму, в которой следует заканчивать подобные дерзости. Михаил Юрьевич ответил, что и в России правила чести соблюдаются строго, и здесь также не позволяются никому безнаказанные оскорбления. Кстати, позже, во время судебного разбирательства дела поручика Лермонтова Генерал-Аудиториатом (высшим военным судебным органом) в числе «положительных» сторон поединка будет учтено именно это – принимая вызов от господина де Баранта, Лермонтов «желал тем самым поддержать честь русского офицера».

Третьей из списка «добродетельных причин» суд назовет выстрел поручика Лермонтова в сторону, чем последний «выказал … похвальное великодушие». Лермонтов действительно стрелял в воздух после того, как выдержал удар противника. Интересно, что в этом поединке использовалось два вида оружия – шпаги и пистолеты. Де Барант в нарушении дуэльного кодекса использовал преимущества выбора оружия – по «молчаливому согласию» Лермонтова, будто бы в лице де Баранта была оскорблена вся Франция. На самом деле именно Михаил Юрьевич был оскорбленной стороной.

В процесс «улаживания» условий поединка вмешались секунданты. Столыпин-Монго – секундант Михаила Юрьевича — был не согласен с таким преимуществом – ведь в русской армии шпагой не владели так, как во французской, у нас — больше в ходу была сабля. Виконт Рауль д`Англес стоял на своем – либо шпаги, либо извинения. Благодаря усилиям Столыпина был найден компромисс – противники дерутся вначале на шпагах до первой крови, а дальше — на пистолетах.

Итак, через два дня после «размолвки» на Черной речке поединок начался со шпаг. У Лермонтова конец шпаги ломается, и Барант (считается, что он поскользнулся в это время) наносит поэту удар прямо в грудь. На счастье – рана вышла неглубокой, конец шпаги прошел по боку поэта, но первая кровь уже есть. Соперники переходят к пистолетам. Барант стреляется первым и — мимо. Михаил Юрьевич в ответ стреляет в воздух.

После поединка Петербургом поползли слухи о поединке, и Лермонтов был арестован, как единственный виновный происшедшего. Его секундант Столыпин сам пишет письмо Бенкендорфу о том, что он не может «оставаться с угрызениями совести», если Лермонтов будет наказан. Баранта же даже не допрашивают. Его отец – посол Франции – мечтал сделать сына вторым секретарем миссии, а теперь испрашивает разрешения на выезд того на родину. Однако молодой Барант не спешит покидать столицу и на всех светских раутах обвиняет Лермонтова в обмане – дескать, выстрела в воздух на самом деле не было.

Михаил Юрьевич в это время находился на Арсенальной гауптвахте, куда и просит прийти недовольного Баранта. Разумеется, это было прямым нарушением, караульные не могли допустить подобного, и Лермонтов выходит для встречи в коридор – якобы «вышел по нужде». Барант подтвердил свои претензии к поэту по поводу этого выстрела в воздух, на что Михаил Юрьевич ответил, что это — правда, что она не должна быть Баранту неприятной, но если он недоволен, то Лермонтов согласен возобновить поединок, как только освободится. Эрнест де Барант более стреляться не хотел, принял объяснения и отказался от всех претензий в присутствии двух свидетелей. Так он был поставлен на место.

Трибунал приговорил Лермонтова к гауптвахте в крепости на 3 месяца и переводу в армейский полк тем же чином. Царь перевел поэта на Кавказ.

Интересен еще один эпизод из истории этого поединка. После окончания ареста у Лермонтова стали требовать письменного отказа от своих показаний на следствии опять же-таки по поводу этого выстрела в сторону. На этот раз за дело взялся Бенкендорф, он настаивал на письме Михаила Юрьевича к Барантам с признаниями во лжи. Отказ от такого «приказания» означал бы навсегда сделать Бенкендорфа своим врагом, согласие же – полностью замарать честь офицера. Лермонтов целую неделю сочиняет письмо, но не для Барантов, а для великого князя Михаила, будучи уверенным, что оно попадет и к царю тоже. Разумеется, император прочел послание, но отправил его в жандармерию без всякой резолюции. Однако Бенкендорф понял нюанс ситуации, и с тех пор у Лермонтова еще одним могущественным врагом стало больше.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич

Лермонтов погиб на дуэли, которая произошла из-за ничтожного по нынешним понятиям повода. Убийцей поэта стал его бывший товарищ по юнкерской школе Николай Мартынов. О ссоре Лермонтова и Мартынова, приведшей к дуэли, очевидцы говорят разное, но все сходятся в том, что Мартынова возмутила острота, пущенная в его адрес поэтом. Увы, понятие чести в XIX веке имело и свои отрицательные стороны. Невинная шутка могла стоить жизни.

Саму дуэль и гибель поэта полнее и точнее всех описал секундант Лермонтова князь Александр Васильчиков.

«Однажды на вечере у генеральши Верзилиной Лермонтов в присутствии дам отпустил какую-то новую шутку, более или менее острую, над Мартыновым. Что он сказал, мы не расслышали; знаю только, что, выходя из дому на улицу, Мартынов подошел к Лермонтову и сказал ему очень тихим и ровным голосом по-французски; «Вы знаете, Лермонтов, что я очень часто терпел ваши шутки, но не люблю, чтобы их повторяли при дамах»,- на что Лермонтов таким же спокойным тоном отвечал: «А если не любите, то потребуйте у меня удовлетворения».

Больше ничего в тот вечер и в последующие дни, до дуэли, между ними не было, по крайней мере нам, Столыпину, Глебову (другим секундантам) и мне, неизвестно, и мы считали эту ссору столь ничтожною и мелочною, что до последней минуты уверены были, что она кончится примирением. Тем не менее все мы, и в особенности М. П. Глебов, который соединял с отважною храбростью самое любезное и сердечное добродушие и пользовался равным уважением и дружбою обоих противников, все мы, говорю, истощили в течение трех дней наши миролюбивые усилия без всякого успеха. Хотя формальный вызов на дуэль и последовал от Мартынова, но всякий согласится, что вышеприведенные слова Лермонтова «потребуйте от меня удовлетворения» заключали в себе уже косвенное приглашение на вызов, и затем оставалось решить, кто из двух был зачинщик и кому перед кем следовало сделать первый шаг к примирению.

На этом сокрушились все наши усилия; трехдневная отсрочка не послужила ни к чему, и 15 июля часов в шесть-семь вечера мы поехали на роковую встречу; но и тут в последнюю минуту мы, и, я думаю, сам Лермонтов, были убеждены, что дуэль кончится пустыми выстрелами и что, обменявшись для соблюдения чести двумя пулями, противники подадут себе руки и поедут. ужинать.

Когда мы выехали на гору Машук (близ Пятигорска) и выбрали место по тропинке, ведущей в колонию (имени не помню), темная, громовая туча поднималась из-за соседней горы Бештау.

Мы отмерили с Глебовым тридцать шагов; последний барьер поставили на десяти и, разведя противников на крайние дистанции, положили им сходиться каждому на десять шагов по команде «марш». Зарядили пистолеты. Глебов подал один Мартынову, я другой Лермонтову, и скомандовали: «Сходись!»

Лермонтов остался неподвижен и, взведя курок, поднял пистолет дулом вверх, заслоняясь рукой и локтем по всем правилам опытного дуэлиста. В эту минуту, и в последний раз, я взглянул на него и никогда не забуду того спокойного, почти веселого выражения, которое играло на лице поэта перед дулом пистолета, уже направленного на него. Мартынов быстрыми шагами подошел к барьеру и выстрелил. Лермонтов упал, как будто его скосило на месте, не сделав движения ни взад, ни вперед, не успев даже захватить больное место, как это обыкновенно делают люди раненые или ушибленные.

Мы подбежали. В правом боку дымилась рана, в левом — сочилась кровь, пуля пробила сердце и легкие.

Хотя признаки жизни уже видимо исчезли, но мы решили позвать доктора. По предварительному нашему приглашению присутствовать на дуэли доктора, к которым мы обращались, все наотрез отказались. Я поскакал верхом в Пятигорск, заезжал к двум господам медикам, но подучил такой же ответ, что на место поединка по случаю дурной погоды (лил проливной дождь) они ехать не могут, а приедут на квартиру, когда привезут раненого.

Когда я возвратился, Лермонтов уже мертвый лежал на том же месте, где упал; около него Столыпин, Глебов и Трубецкой. Мартынов уехал прямо к коменданту объявить о дуэли. Черная туча, медленно поднимавшаяся на горизонте, разразилась страшной грозой, и перекаты грома пели вечную память новопреставленному рабу Михаилу.

Столыпин и Глебов уехали в Пятигорск, чтобы распорядиться перевозкой тела, а меня с Трубецким оставили при убитом. Как теперь, помню странный эпизод этого рокового вечера; наше сиденье в доле при трупе Лермонтова продолжалось очень долго, потому что извозчики, следуя примеру храбрости гг. докторов, тоже отказались один за другим ехать для перевозки тела убитого. Наступила ночь, ливень не прекращался.

Вдруг мы услышали дальний топот лошадей по той же тропинке, где лежало тело, и, чтобы оттащить его в сторону, хотели его приподняты от этого движения, как обыкновенно случается, спертый воздух выступил из груди, но с таким звуком, что нам показалось, что это живой и болезный вздох, и мы несколько минут были уверены, что Лермонтов еще жив».

Убийца Лермонтова тоже порывался написать воспоминания о поэте (как-никак он знал его много лет!) и, очевидно, хотел в какой-то мере оправдаться перед современниками и потомками. Он дважды начинал свои записи и оба раза бросал, написав по нескольку страниц; дальше воспоминаний об учебе в юнкерской школе Мартынов не пошел. Мартынов прожил 60 лет и умер спустя 34 года после дуэли.

Другие книги в разделе «Словари. Энциклопедии. Справочники»:

Лермонтов – Мартынов: дуэль, вопросов о которой больше, чем ответов. Часть I

Ворчалка № 621 от 25.06.2011 г.

Изложение уголовного дела

«Вместо пустых угроз ты гораздо лучше бы сделал, если бы действовал. Ты знаешь, что я от дуэли никогда не отказываюсь, следовательно, ты никого этим не испугаешь».

Мартынов же сказал, что в таком случае он пришлёт к нему своего секунданта. Вернувшись домой, Мартынов позвал Глебова и попросил его быть своим секундантом. Глебов согласился, но попытался склонить Мартынова к примирению с Лермонтовым, но тот сказал, что не он вызывал, а его вызывают, так что он не может сделать первый шаг к примирению.
На следующий день последовал вызов Лермонтову, но секундантам, Глебову и Васильчикову, не удалось склонить Лермонтова к примирению, так что дуэль состоялась. Мартынов прибыл на место дуэли верхом немного ранее назначенного времени, а по дороге его нагнал Глебов на дрожках.
Васильчиков и Лермонтов прибыли тоже верхом. Лошадей привязали к кустам, а сама дуэль состоялась так, как уже было описано выше. На дуэли кроме секундантов никого больше не было. Генеральша Верзилина под присягой показала, что 13 июля у неё действительно были Лермонтов и Мартынов, но никаких неприятностей между ними она не заметила.
Глебов и Васильчиков показали, что они в тот вечер тоже были в доме у Верзилиной, но при них никакой ссоры между Мартыновым и Лермонтовым не происходило, и они узнали о ней позже, уже после своего ухода из этого дома. Свидетели пытались примирить дуэлянтов, но у них ничего не вышло, а доложить начальству о дуэли они не могли, так как дали слово никому не говорить об этой ссоре. Военный суд признал майора Мартынова виновным в проведении дуэли с поручиком Лермонтовым и в убийстве его на этой дуэли.
Корнет Глебов и титулярный советник князь Васильчиков были признаны виновными в том, что они не донесли начальству о намечавшейся дуэли и были на ней секундантами.
Суд приговорил всех троих подсудимых к лишению чинов и прав состояния. Командир отдельного кавказского корпуса тоже признал подсудимых виновными по всем пунктам, но ходатайствовал о смягчении им наказания, учитывая их воинские заслуги, безупречную репутацию, а также молодость секундантов. Мартынова он предлагал лишить чинов и ордена св. Анны 3-ей степени с бантом и написать в солдаты до выслуги. Корнету Глебову и князю Васильчикову вменить в наказание содержание под арестом до предания суду (с 15 июля до 24 августа) и содержать их на гауптвахте ещё один месяц, а Глебова перевести из гвардии в армию с тем же чином.

3 января 1842 года последовало повеление Государя Императора:

«Майора Мартынова посадить в киевскую крепость на гауптвахту на три месяца и предать церковному покаянию. Титулярного советника князя Васильчикова и корнета Глебова простить: первого – во внимание к заслугам его отца, а второго – по уважению полученной тяжёлой раны».

История дуэли

«С самого приезда своего в Пятигорск Лермонтов не пропускал ни одного случая, где бы мог он сказать мне что-нибудь неприятное. Остроты, колкости, насмешки на мой счёт. На вечере в одном частном доме [у генеральши Верзилиной], — за два дня до дуэли, — он вывел меня из терпения, привязываясь к каждому моему слову, на каждом шагу показывая явное желание мне досадить. Я решился положить этому конец».

«Поводом к этой дуэли были насмешки со стороны Лермонтова на счёт Мартынова, который, как говорил мне, предупреждал несколько раз Лермонтова. «

«О причине дуэли знаю только, что в воскресенье 13-го июля поручик Лермонтов обидел майора Мартынова насмешливыми словами; при ком это было и кто слышал сию ссору, не знаю. Также неизвестно мне, чтобы между ними была какая-либо давнишняя ссора или вражда. «

«13-го июля собралось к нам несколько девиц и мужчин. Михаил Юрьевич дал слово не сердить меня больше, и мы, провальсировав, уселись мирно разговаривать. К нам присоединился Л. С. Пушкин, который также отличался злоязычием, и принялись они вдвоём острить свой язык. Ничего злого особенно не говорили, но смешного много. Но вот увидели Мартынова, разговаривающего очень любезно с младшей сестрой моей Надеждой, стоя у рояля, на котором играл князь Трубецкой. Не выдержал Лермонтов и начал острить на его счет, называя его „montagnard au grand poignard“ („горец с большим кинжалом“). [Мартынов носил черкеску и огромный кинжал.] Надо же было так случиться, что когда Трубецкой ударил последний аккорд, слово poignard раздалось по всей зале. Мартынов побледнел, закусил губы, глаза его сверкнули гневом; он подошел к нам и голосом весьма сдержанным сказал Лермонтову:

„Сколько раз просил я вас оставить свои шутки при дамах“.

И так быстро отвернулся и отошел прочь, что не дал и опомниться Лермонтову. Танцы продолжались, и я думала, что тем кончилась вся ссора».

«находят большое удовольствие в его обществе».

Дуэль Лермонтова. Предчувствия

Итак, искал ли Михаил Юрьевич смерти? Допустимо ли считать его дуэль с Мартыновым — самоубийством «чужой рукой», нарочитым риском утомленного и разочарованного жизнью человека?

В 1840 году он написал «Завещание»:

Наедине с тобою, брат,
Хотел бы я побыть:
На свете мало, говорят,
Мне остается жить!
А если спросит кто-нибудь.
Ну, кто бы ни спросил,
Скажи им, что навылет в грудь
Я пулей ранен был.

Однако в тексте стихотворения нет и намека на стремление умереть. Да и речь идет о военных действиях:

Что умер честно за царя,
Что плохи наши лекаря
И что родному краю
Поклон я посылаю.

Чуть позже, в год смерти, он пишет мрачное произведение — «Любовь мертвеца»:

Пускай холодною землею
Засыпан я,
О друг! всегда, везде с тобою
Душа моя.

Но в данном случае Лермонтов не был оригинален и на свой лад развивал тему стихотворения французского поэта Альфонса Карра «Влюбленный мертвец». Хотя незадолго до своей гибели Михаил Юрьевич написал в альбом графине Ростопчиной:

Предвидя вечную разлуку, Боюсь я сердцу волю дать; Боюсь предательскому звуку Мечту напрасную вверять.

И тут он ни словом не обмолвился о жажде смерти или хотя бы равнодушии к ней. Напротив, слышатся грусть, печаль. По воспоминаниям графини: «Лермонтову очень не хотелось ехать. У него были всякого рода дурные предчувствия». Или другое ее свидетельство: «Лермонтов только и говорил об ожидавшей его скорой смерти».

Не следует забывать, что все это было написано уже после гибели поэта. Естественно, Ростопчина с вполне понятным пристрастием подчеркивала дурные предчувствия Лермонтова. Но при этом обратим внимание на то, что ему «не хотелось ехать»! Следовательно, версия о его стремлении к смерти выглядит сомнительной.

Наконец, характер смертельной раны показывает (и это подтверждается свидетелями поединка), что, по всем правилам дуэльного искусства, Лермонтов стоял правым боком к противнику, прикрываясь согнутой в локте правой рукой, держащей пистолет.

Тут-то и возникает недоумение: каким образом при такой позе пуля могла попасть под правое нижнее ребро и тем более выйти у левого плеча?! Совершенно невероятно. Невольно приходишь к мысли, что выстрел был произведен с противоположной стороны, с позиции, расположенной выше Лермонтова. Тем более что как раз там находится скалистый выступ с кустарником.

Кто убил Лермонтова на дуэли?

Дуэль Лермонтова с Мартыновым вошла в историю русской культуры как нелепое и трагическое событие, отнявшее у России ее молодого гения. До сих пор не утихают споры о причине этой дуэли, о поведении главных ее участников, а также о возможностях избежать этого поединка.

Попробуем рассмотреть это происшествие с максимальной скрупулезностью.

Фактическая сторона дуэли Лермонтова и Мартынова. Свидетельства очевидцев

Дуэль между Мартыновым и Лермонтовым состоялась в седьмом часу вечера 15 июля 1841 года. Произошла она в городе Пятигорске около горы Машук. В результате поединка Лермонтов получил рану, несовместимую с жизнью. Поэт скончался на месте и был погребен в Пятигорске.

Рядом с дуэлянтами присутствовали секунданты Глебов и Васильчиков. Также на дуэли находились князь Трубецкой и родственник Лермонтова Столыпин. К следствию были привлечены только два первых свидетеля, другие были скрыты, «дабы происшествие не испортило им карьеры».

Глебов и Васильчиков показали, что приехавший в Пятигорск Лермонтов проявлял неуважение к своему бывшему однокашнику Мартынову, позволяя в его адрес неуместные шутки. Это и стало причиной дуэли. Те же показания дал сам Мартынов.

Секунданты и убийца указывали, что причиной дуэли стала ссора, которая произошла между Мартыновым и поэтом накануне 13 июля на вечере у генеральши Верзилиной. Дамы, присутствующие на этом вечере, впоследствии подтверждали, что Лермонтов был весел и отпустил не совсем удачную шутку в адрес Мартынова. Дело в том, что Мартынов ухаживал за дочерью генеральши, а Лермонтов по-французски предостерег юную девушку от общения со странным человеком в горском наряде с большим кинжалом наперевес.

Мартынов вскипел и позже вызвал поэта на разговор наедине. По всей видимости, именно тогда он спровоцировал на дуэль Лермонтова.

Как впоследствии показали секунданты, Лермонтов ехал на дуэль спокойным и веселым. Он считал, что Мартынов остынет и, скорее всего, будет стрелять в воздух. Сам он также не хотел убивать своего приятеля и стремился разойтись с ним после дуэли по-хорошему.

Однако Мартынов находился в состоянии ярости. Когда дуэлянтам были вручены пистолеты, автор «Героя нашего времени» замешкался с выстрелом (есть версия, что стрелял Лермонтов в воздух), а Мартынов прицельным выстрелом убил своего соперника. Лермонтов скончался через несколько минут от смертельной раны.

Позже по делу состоялось следствие и суд, который приговорил участников этого события к серьезным наказаниям. Первоначально, Мартынов был лишен всех званий и титулов, однако, позже его приговорили к церковной епитимии и аресту, который продлился всего несколько месяцев.

Немного о личности Мартынова

Николай Соломонович Мартынов был личностью незаурядной. Ровесник Лермонтова, его однокашник по военной школе, красивый молодой человек, пользовавшейся успехом у женщин, писавший стихи и поэмы, с юности мечтал о военной карьере. Поначалу его красота и навыки, приобретенные в военной школе, помогали ему. Он достиг должности майора, что для этого возраста было высоким чином. Однако его карьера внезапно оборвалась. Что послужило причиной этому до конца неизвестно, Мартынов сам подал в отставку и получил ее в начале 1841 года. Сплетники обвиняли его в шулерстве.

Мартынов болезненно переживал эту ситуацию. Он не поехал в Москву к родным, а остался в Пятигорске на вольных хлебах. Носил одежду горца и поражал окружающих своими нелепыми шутками. Ему отказали даже в малом: император по причине его отставки распорядился не награждать его медалью за прежние военные заслуги.

В таком состоянии Мартынов встретился с Лермонтовым, приехавшим в Пятигорск для излечения от болезни. Сам Мартынов потом утверждал, что относился к поэту по-доброму, однако, его раздражали шутки Лермонтова в его адрес, надменность поэта и его язвительность. К тому же Мартынов считал, что в 1837 году Лермонтов совершил над ним и его семьей злую шутку, когда без разрешения вскрыл и прочитал письмо его сестры Натальи.

Как известно, после дуэли Мартынов терзался угрызениями совести, страдая от того, что окружающие видят в нем в первую очередь убийцу великого поэта. Через тридцать лет после роковой дуэли он написал свои записки, названные «Моя исповедь». Впрочем, в этих записках Мартынов пытался обелить себя, заявляя, что Лермонтов был невыносимым по характеру человеком, с добрыми задатками, но испорченный «светом».

Посмертные споры о роковой дуэли

Смерть Лермонтова насколько поразила современников, что вызвала многочисленные слухи и домыслы. Сразу же возник вопрос о том, кто убил Лермонтова на дуэли?

Настоящий убийца Н.С. Мартынов казался настолько обычным человеком, что не все удовлетворялись таким простым ответом. Возникало множество других версий, начиная от смелых предположений, что убийцы были подосланы жандармским управлением, потому что Лермонтов однажды осмелился грубо разговаривать с самой императрицей и приближенной к ней дамой, и, заканчивая версиями о мести со стороны обманутых мужей или любовников дам, которых поэт мог бы соблазнить.

Безусловно, все эти версии являлись не чем иным, как сплетнями, распускаемыми не самыми умными людьми, пытающимися снискать себе известность в обществе таким способом.

Однако литературоведы обратили свое внимание еще на одну версию произошедшего. В письмах современников поэта указывается, что они полагали, что несчастный Мартынов являлся братом «княжны Мэри». Напомним, что именно в это время вышел роман М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени», в котором главный герой – усталый от жизни себялюбец Печорин – влюбляет в себя от скуки невинную девушку – княжну Мери, чтобы потом посмеяться над ее чувствами и бросить ее.
Наивно полагать, что в образе главного героя Лермонтов рассказал о своей жизненной ситуации. Однако такие события, как выход в свет романа, его популярность и гибель Лермонтова на дуэли практически совпали по времени, поэтому эта версия встречается в изданиях, посвященных памяти поэта, до сих пор. Хотя вряд ли она близка к истине.

Таким образом, вопросы о ранней гибели Лермонтова, причины дуэли с Мартыновым, обстоятельства, предшествующие ссоре поэта с его оппонентом, до сих пор до конца не выяснены. Известно только одно: 15 июля 1841 года Россия потеряла своего гениального сына, который смог бы написать еще много талантливых произведений.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Лермонтов Михаил Юрьевич

Лермонтов Михаил Юрьевич

РУССКИЙ ПОЭТ, ПРОЗАИК, ДРАМАТУРГ, ХУДОЖНИК, ОФИЦЕР

Родился Лермонтов 3 октября 1814 г. в Москве. В возрасте неполного года родители привезли его в имение бабушки Е.А. Арсеньевой — Тарханы. В три года Лермонтов остался без матери. В доме Арсеньевой Лермонтов получил хорошее домашнее образование, которое позже продолжил в Московском благородном пансионе. Начало поэтической деятельности Лермонтова относится ко времени учебы в пансионе.

В 1830 г. М.Ю. Лермонтов поступил в Московский университет на нравственно-политическое отделение. В этом же году было впервые напечатано стихотворение Лермонтова «Весна» в журнале «Атеней».

В 1832 г. Лермонтов поступил в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров. Там он принимал участие в составлении журнала «Школьная заря», в котором были помещены его поэмы «Уланша», «Петергофский праздник», «Гошпиталь», и его юнкерские стихи.

В ноябре 1834 года Лермонтов был произведен в корнеты лейб-гвардии Гусарского полка. В феврале 1837 г. за стихотворение «Смерть поэта» был переведен в Нижегородский драгунский полк на Кавказ.

3 января 1838 г. М.Ю. Лермонтов возвратился из ссылки и выпустил в свет произведения «Песня про . купца Калашникова», «Дума», «Поэт», «Тамбовская казначейша», «Три пальмы».

18 февраля 1840 г. Лермонтов был арестован за дуэль с сыном французского посланника Э. Де Барантом и заключен в Ордонанс-гаус, после чего снова выслан на Кавказ.

15 июля 1841 г. на дуэли с Н.Мартыновым Михаил Юрьевич Лермонтов был убит. Похоронен был на кладбище в Пятигорске, а в апреле 1842 г. гроб с телом Лермонтова перезахоронен на фамильном кладбище в Тарханах.

Стихи классиков

На сайте собраны стихи Пушкина, Есенина, Маяковского, Ахматовой
и других замечательных поэтов, поэзия которых по праву считалась
лучшей в XIX-XX веках.

Exegi monumentum (Я воздвиг памятник, лат.)

. Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,
И назовет меня всяк сущий в ней язык,
И гордый финн, и ныне дикой
Тунгус, и друг степей калмык.

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславиля Свободу
И милость к падшим призывал.

Веленью божию, о муза, будь послушна,
Обиды не страшась, не требуя венца,
Хвалу и клевету приемли равнодушно
И не оспаривай глупца.

Пушкин Лермонтов Блок Есенин

«Слух обо мне пройдет по всей Руси великой», — писал Пушкин. Не об этом ли мечтает каждый поэт? Но «Русь великая» оставит в памяти только имена истинных своих сынов, любящих и воспевающих свою Отчизну. Поэты «золотого века — Пушкин, Лермонтов, Некрасов — оставили прекрасные строки, в которых выражена безмерная любовь к Родине: к народу, красотам природы, славной ее истории.
Патриотические мотивы нашли свое продолжение в лирике поэтов «серебряного века». И Блок, и Есенин, и Маяковский обогатили тему Родины своим творчеством. И хотя они такие разные по мировосприятию, непохожие по таланту поэты, Россия была дорога каждому из них, и каждый воспел ее по-своему. Каждый поэт воспринимал по-своему и красоту природы русской, и боль, и надежды, и судьбу народа России, и ее будущее.
В стихах Блока образ России «проявляется постепенно». В разные периоды его жизни восприятие Родины было различным. Россия раннего Блока это прежде всего любование «ее таинственной красой»:
Русь опоясана реками
И дебрями окружена,
С болотами и журавлями,
И с мутным взором колдуна.
Параллельно с таким образом («Русь») Родины у раннего Блока существует иной образ — безжалостного государства-молоха, ежеминутно требующего жертв:
Я слышу все с моей вершины:
Он медным голосом зовет
Согнуть измученные спины
Внизу собравшийся народ.
Блок чувствует, что «Родина больна», с этим связано его убеждение о невозможности своего, отдельного от России счастья:
Пускай зовут: Забудь, поэт!
Вернись в красивые уюты!
Нет! Лучше сгинуть в стуже лютой!
Уюта — нет. Покоя — нет.
Постепенно поэт подходит к созданию такого образа России, в котором переплетено «прекрасное и уродливое», «высокое и низкое». («Родина», «О, я хочу безумно жить. », «Да, так диктует вдохновенье. »):
Россия, нищая Россия,
Мне избы серые твои,
Твои мне песни ветровые —
Как слезы первые любви!
Лучшее, что написал Блок об историческом прошлом России, — это цикл «На поле Куликовом». Минуты опасности, тяжелых испытаний помогают осмыслить свое назначение:
Вздымаются светлые мысли
В растерзанном сердце моем,
И падают светлые мысли,
Сожженные темным огнем.
Октябрьская революция не принесла долгожданной свободы, и Блок скорбит вместе с Россией, «потерявшей себя»: «. родной простор печален! Изнемогаю на кресте! И челн твой будет ли причален к моей распятой высоте?»
Слово «Русь», судьба ее всегда волновали Сергея Есенина. Его сердце навсегда было отдано Родине. Трудно назвать другого поэта, который так, как Есенин, воспел красоту русской природы: сжатые поля, красно-желтый костер осенней рощи, березовые рощи, зеркальную гладь озер. «Гой ты, Русь моя родная!», «Край любимый», «Отговорила роща золотая», «Радуница» — это все о Руси, о поэтических картинах ее природы. Называя себя последним поэтом деревни, Есенин в цикле «Русь уходящая» скорбел об уходе России из патриархальной старины, об исчезновении страны «березового ситца».
Но более всего
Любовь к родному краю
Меня томила,
мучила и жгла.
Но жизнь России «круто изменилась» после Октября 1917 года. Размышляя о «Руси советской», поэт мучился от непонимания того, «куда несет нас рок событий». Но что бы ни происходило в России, он провозглашал себя «верным и любящим» ее сыном. Родина, истерзанная социальными передрягами, — это боль поэта.
Не ты ль так плачешь в небе, Русь?

Пушкин Лермонтов Блок Есенин

16.12.14
«Пророк» Пушкина в переводе Проспера Мериме .

17.11.14
Фридрих Шиллер. «Ода к радости» . Перевод И.Миримского.

25.06.05
Владимир Высоцкий . «Она была в Париже». Перевод на хорватский язык.

01.06.05
Владимир Высоцкий . «Песня о друге». Перевод на хорватский язык.

16.02.05
Борис Пастернак. «Зимняя ночь». Перевод на хорватский язык.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: