Главные образы романа Александра Сергеевича Пушкина «Евгений Онегин»

Роман в стихах «Евгений Онегин» – чуть ли не самое известное произведение Александра Сергеевича Пушкина. Его знают не только в России, но и по всему миру. Роман является откликом на социальные волнения, которые происходили в России того времени: новые прогрессивные идеи, назревающая революция, свобода мысли, противоборство старого и нового.

Герои романа являются характерными для того времени людьми. Каждый воплощает определенную идею и взгляды на жизнь, будь то городские представители высшего света, мелкие помещики, либо простой народ.

Он получил образование, говорил на иностранных языках, жил в культурной столице России, но ему казалось, что он создан для чего – то другого. Тогда он решает переехать в деревню, сменить быт, обстановку, навести свои порядки. Но занимаясь устройством деревенского быта, он никак не может успокоиться. Онегин не может

На фоне Онегина Ленский кажется живым, подвижным, легким, немного наивным и незащищенным. Он не избегает любви, а, наоборот, с жаром бросается изливать свои чувства, он дорожит дружбой, он верит в доброту и привязанность. Он настоящий романтик. Его смерть – символичное явление, она ярко характеризует позицию автора о том, что возвышенным, одухотворенным поэтам-романтикам приходится тяжело при столкновении с реальность.

Женские герои романа также противопоставлены друг другу. Спокойная, рассудительная, искренняя Татьяна и кокетливая, немного глупая, легкомысленная Ольга. Образ Татьяны противопоставляется также образу Онегина. Она гораздо сильнее его, нравственнее, благородней. Пушкин наградил Татьяну такими качествами, которые сделали ее образ исключительно положительным.

Белинский назвал «Евгения Онегина» энциклопедией русской жизни. Это произведение затрагивает не только политическую и социальную обстановку России, но еще и знакомит читателя с душевными переживаниями. Богатый язык, душевность, любовь, красота – все передано невероятно точно и живо.

Художественное своеобразие пушкинского романа в стихах

Прими собранье пестрых глав,

Полу смешных, полупечальных,
Простонародных, идеальных,

Небрежный плод моих забав,

Бессониц, легких вдохновений,

Незрелых и увядших лет.

Ума холодных наблюдений

И сердца горестных замет. А. С. Пушкин

«Евгений Онегин» — трудное произведение. Самая легкость стиха, привычность содержания, знакомого с детства читателю, как ни странно создают добавочные трудности в понимании пушкинского романа в стихах.

Иллюзорное представление о «понятности» произведения скрывает от сознания современного читателя большое число непонятных ему слов, выражений, фразеологизмов, имен, намеков, цитат.

Особенность и роль «Евгения Онегина» не только в том, что были найдены новый сюжет, новый жанр и новый герой, но и в новаторском отношении к художественному слову. Изменилось самое понятие художественного текста. Роман в стихах — жанр, который автор отделяет и от традиционного прозаического романа, и от романтической поэмы.

«Евгений Онегин» отличается особой манерой, воссоздающей иллюзию непринужденного рассказа. «Забалтываюсь до нельзя», — говори автор. Эта манера связывалась в сознании Пушкина с прозой («проза требует болтовни»). Однако результат простоты авторского повествования создавался только сложными поэтическими средствами. Переключение интонаций, игра точками зрения, система ассоциаций, реминисценций и цитат, стихия авторской иронии — все это создавало только богатую смысловую конструкцию. Простота была кажущейся и требовала от читателя высокой поэтической культуры.

«Евгений Онегин» опирался на всю полноту европейской культурной традиции: от французской психологической прозы XVII—XVIII в.в. до романтической поэмы, также на опыты «игры с литературой» от Стерна до «Дон Жуана» Байрона. Однако чтобы сделать первый шаг в мировой литературе, надо было произвести революцию в русской. И не случайно «Евгений Онегин» — бесспорно самое трудное для перевода и наиболее теряющее при этом произведение русской литературы.

Одновременно «Евгений Онегин» был итогом всего предшествующего пушкинского пути. Поэма «Кавказский пленник» и романтические элегии подготовили тип героя; «Руслан и Людмила» — контрастность и иронию стиля; дружеские послания — интимность авторского тона.

Поэтическое слово «Евгения Онегина» одновременно обыденно и неожиданно. Обыденно, так как автор отказался от традиционной стилистики; «высокие» и «низкие» слова уравнены как материал. Оставляя за собой свободу выбора любого слова, Пушкин позволяет читателю наслаждаться разнообразием речи, в которой есть и высокое, и простое слово.

Контрастное соположение слов, стихов, строф и глав, разрушение всей системы читательских ожиданий придают слову и тексту «Евгения Онегина» краски первозданное™. Неслыханное дотоле обилие цитат, реминисценций, намеков до предела активизирует культурную память читателя. Но на все это накладывается авторская ирония. Она обнажает условность любых литературных решений и призвана выдернуть роман из сферы «литературности», включить его в контекст «жизни действительной». Все виды и формы литературности обнажены, открыто явлены читателю и иронически сопоставлены товарищ с другом, условность любого способа выражения насмешливо продемонстрирована автором. Но за разоблаченной фразеологией обнаруживается не бездонная пустота романтической иронии, а правда простой жизни и точного смысла.

В романе постоянно идет диалог автора с читателем. Вот к примеру авторское обращение к читателю в четвертой главе, открывающееся словами:

«Вы согласитесь, мой читатель. » Этот момент романа отмечен острой иронией, переливами комической экспрессии: от притворного добродушия первоначально.доя ядовитой насмешки в конце. Авторская мысль и слово как бы проникают тут в чужую жизненную позицию, чтобы в итоге довести все до комического абсурда. Исследуется «житейский опыт — ум глупца».

Вы согласитесь, мой читатель,

Что очень мило поступил

С печальной Таней наш приятель;

Не в первый раз он тут явил

Души прямое благородство,

Хотя людей недоброхотство

В нем не щадило ничего

. Враги его, друзья его

(Что, может быть, одно и то же)

Его честили так и сяк.

Пушкинская мысль берет свой разбег с нарочитого пародокса — отождествления «врагов» и «друзей». Далее следует несколько иронических строк в адрес «друзей». И в товарищ автор как бы оглядывается на собеседника:

А что? Да так. Я усыпляю

Пустые, черные мечты.

Этот авторский жест несет в себе энергию живого разговорного слова. И дальше в ходе иронической беседы с читателем возникает момент с абсолютной серьезностью тона. Автор выражает неистовый гнев, сильно личный в своих истоках, но и понятный каждому по его своему опыту.

Я только в скобках замечаю,

Что нет презренной клеветы,

На чердаке вралем рожденной

И светской чернью ободренной.

Что нет нелепицы такой,

Ни эпиграммы площадной,

Которой бы ваш товарищ с улыбкой,

В кругу порядочных людей,

Без всякой злобы и затей,

Не повторил стократ ошибкой..

Примечательно, что авторское высказывание завершается иронически, но уже словами и интонациями «друзей»:

А хотя вообще-то,он за вас горой:

Он вас так любит. как родной!

Вот только небольшой пример многоплановости авторского диалога с читателей в «Евгении Онегине».

Современная автору критика не разглядела в романе его новаторского содержания. Это случилось потому, что в «Евгении Онегине» нет традиционных жанровых признаков: начала, конца, традиционного сюжета и привычных героев. Уже в конце 1-й главы поэт, как бы опасаясь, что читатель не заметит противоречивости характеристик, заявил: «Пересмотрел все это строго: / Противоречий очень много, / Но их исправить не хочу». Таким образом, противоречие как принцип построения «пестрых глав» Пушкин положил в основу художественной идеи романа.

На уровне характеров это дало включение основных персонажей в контрастные пары, причем антитезы Онегин — Ленский, Онегин — Татьяна, Онегин — Зарецкий, Онегин — автор и др. дают разные и порой трудно совместимые облики заглавного героя. Более того, Онегин разных глав предстает перед нами в разном освещении и в сопровождении противоположных авторских оценок. Да и сама авторская оценка дается как целый хор разных голосов.

Гибкая структура онегинской строфы позволяет такое разнообразие интонаций, что в конце концов позиция автора раскрывается не какой-либо одной сентенцией, а всей системой оценок. Так, например, категорическое осуждение героя в 7-й главе, данное от лица повествователя, чей звук слит с голосом Татьяны, «начинающей понимать» загадку Онегина («подражанье, ничтожный призрак», «чужих причуд истолкованье. «), почти дословно повторено в 8-й, но уже от лица «самолюбивой ничтожности», «благоразумных людей», и опровергнуто всем тоном авторского повествования. Но, давая новую оценку героя, Пушкин не отменяет и старой. Он предпочитает сохранить и столкнуть обе. Так, например, в характеристиках Татьяны находим явное противоречие: «русская душою», «она по-русски плохо знала. И изъяснялася с трудом На языке своем родном».

Пушкин, таким образом построив текст, дает понять читателю, что жизнь принципиально не вмещается в литературу. И на самом деле, реальная жизнь таит в себе неисчерпаемые возможности и бесконечные варианты. Поэтому автор не дал сюжету однозначного развития, хотя и вывел в своем романе основные типы русской жизни. Это, с одной стороны, Онегин — тин «русского европейца», человека ума и культуры и одновременно денди, томимого пустотой жизни; и с прочий стороны, Татьяна — русская дама, связавшая народность чувств с европейским образованием, а прозаичность светского существования — с одухотворенностью всего строя жизни.

Пушкин оборвал роман, «не договорив» сюжета. Он не хотел неисчерпаемость жизни сводить к завершенности литературного текста. Но в «Евгении Онегине» он создал не только роман, но и формулу русского романа. Эта формула легла в основу всей последующей традиции русского реализма. Скрытые в ней возможности исследовали и Тургенев, и Гончаров, и Толстой, и Достоевский.

Идейно-художественное своеобразие романа в стихах «Евгений Онегин»

Роман “Евгений Онегин” — самое значительное по объему, по охвату жизненных событий, по многообразию тем и идей произведение А. С. Пушкина. Он чрезвычайно ревностно защищал свой труд от нападок критиков, нетерпеливо ждал выхода в свет каждой очередной главы романа, болезненно реагировал на то, что самые близкие из его друзей — Бестужев и Рылеев — недооценили замысла автора и ставили “Евгения Онегина” ниже “Бахчисарайского фонтана”. Пушкин отразил в романе свой путь от романтизма к реализму, свой жизненный и художественный пафос отрезвления.
Автор ведет на протяжении всего романа непрестанную борьбу с побежденным классицизмом и победившим романтизмом. Он пародирует ложноклассический эпос и уверенно декламирует свой отказ от отжившей эстетики:

Благослови мой долгий труд,
О ты, эпическая муза!
И, верный посох мне вручив,
Не дай блуждать мне вскось и вкривь.
Довольно. С плеч долой обуза!
Я классицизму отдал честь.

Столь же иронически, но гораздо тоньше, пародирует Пушкин опошленную романтическую элегию: современники не могли без улыбки читать предсмертные стихи Ленского, затасканные эпитеты, искусственно преувеличенные чувства, набор высокопарных выражений и интонаций очень напоминали им кочующие из произведения в произведение литературные штампы:

Куда, куда вы удалились,
Весны моей златые дни?
Что день грядущий мне готовит?
Его мой взор напрасно ловит,
В глубокой мгле таится он.
Нет нужды; прав судьбы закон.
Паду ли я, стрелой пронзенный,
Иль мимо пролетит она, Все благо.

Пушкин в “Евгении Онегине” борется за народность литературы, за демократизацию русской культуры, за создание языка русского общества, свободного от устаревшей лексики и от иностранных слов, бездумно вовлекаемых в литературный оборот. Все это он воплощает не только в авторских отступлениях, лозунгах, призывах. Этой мыслью пронизано все произведение.
Пушкин вводит в сюжет образ автора, он чувствует назревшую необходимость самому раскрыться в произведении. Автор проникновенно делится с читателями деталями своей биографии, своими жизненными наблюдениями, идеями. Формы и темы его обращений к читателю необыкновенно разнообразны: он то приближается к нему, то, отделяясь, ведет его за собой, то подчеркивает свое знакомство с героями романа, придавая этим самым правдивость всему описываемому.
Стилевой диапазон повествования предельно широк — от высокого (“Прошла любовь,.явилась муза, и прояснился темный ум. Свободен, вновь ищу союза волшебных звуков, чувств и дум. ”), пронзительно лирического (“Я помню море пред грозою: как я завидовал волнам, бегущим бурной чередою с любовью лечь к ее ногам!”) до предельно реалистического (“. еще не перестали топать, сморкаться, кашлять, шикать, хлопать; еще снаружи и внутри везде блистают фонари. ”) и по-настоящему сатирического (“С своей супругою дородной приехал толстый Пустяков; Гвоздин, хозяин превосходный, владелец нищих мужиков. ”). Поэт рисует реалистическую картину жизни своего времени и создает образ яркого, обаятельного собеседника.
Постоянно держать читателя в напряжении на протяжении всего стихотворного произведения такого размера А. С. Пушкину удалось благодаря изобретению им новой, самой длинной строфы в русской поэзии — четырнадцатистрочной “онегинской строфы”. В ней использованы все классические виды рифмовки: первое четверостишие — рифма перекрестная, второе — рифма парная, третья — охватывающая и, в заключение, двустишие, связанное парным созвучием. Практически весь роман написан этими строфами со строгой системой рифмовки четырехстопным ямбом. Пушкин не зря выбрал этот размер: им очень удобно вести повествование, он энергичен, упруг, вмещает в себя оттенки различных чувств от нежно-лирического, от мечтательного и философского раздумья до порывов гнева, негодования, до выражения иронии, сатирического восприятия. Столь же умело Пушкин меняет ритм, интонацию, лексику, что позволяет отражать мир во всем его разнообразии. К тому же каждая строфа представляет собой как бы отдельную главку. И это дает возможность поэту свободно развивать отдельные эпизоды повествования, если нужно, то и отвлекаться в сторону, вставлять свои размышления о том или ином явлении жизни, не прерывая основной нити рассказа.
Пушкину, с его совершенной поэтической техникой, богатым воображением и волшебным владением русским языком удалось выдержать избранную строфу на протяжении всего романа, нисколько не ослабляя напряженности восприятия событий романа читателем. Только в письмах главных героев друг к другу автор размывает границы строф, подчеркивая этим самым душевный порыв, глубину и силу страсти. Песня крепостных девушек, так перекликающаяся со смятенным душевным состоянием Татьяны, также выпадает из рисунка романа. Ритм здесь медлительный, напевный. В остальном же с первой строфы (“Мой дядя самых честных правил, когда не в шутку занемог. ”) до последней А. С. Пушкин блестяще выдержал стиль и размер повествования. Последние строки романа написаны все тем же энергичным ямбом:

Блажен, кто праздник жизни рано
Оставил, не допив до дна
Бокала полного вина,
Кто не дочел ее романа
И вдруг умел расстаться с ним,
Как я с Онегиным моим.

14820 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Пушкин А.С. / Евгений Онегин / Идейно-художественное своеобразие романа в стихах «Евгений Онегин»

Смотрите также по произведению «Евгений Онегин»:

Очень краткое содержание евгения онегина

Онегин едет к умираещему дяде из Петербурга в деревушку. Ему 24 года, он получил приличное образование. В петербурге он живет на широкую ногу.

Ездит на различные вечера. Проводит много времени за зеркалом. Приехав в деревушку, новая жизнь развлекала Евгения, но потом ему стало скучно.

В это время приезжает Ленский, 18 — летний юноша. Его характер не схож с Онегиным.

После приезда Ленский посещает соседей и влюбляется в Ольгу Ларину. Вскоре Владимир Ленский с Онегиным едут к Лариным. Владимир знакомит Онегина с сестрами Ольгой и Татьяной (Таня полная противоположность Оли) . Прошло полгода..

Татьяна безумно влюблена в Онегина. Она высказывает свои чувства в письме. Евгений тронут признанием, но он не готов к семейной жизни.

Прохоит еще полгода. Ленский дает пришлашение на именины Татьяны. Владимир счастлив, что женится на Ольге. В тоже время Татьяне снится сон в котором: «Ее крадет медведь и приносит к шалашу, который кишит чудищами и хозяином которого является Онегин.

Чудища хотят напасть на Олю, но Евгений защищает ее. Тут же приходят Владимир и Оля. Юноши спорят и Онегин убивает Ленского».На следующий день именинах Татьяны Евгений замечает волнение именниницы. Он злится и начинает специально ухаживать за Ольгой. Владимир вызывает Евгения на дуэль. Результат Владимир-погибает.

Онегин поддался в бега. Оля не сильно расстроилась. И после она обвенчалась на другом. Татьяна навещает дом Онегина.

Отказывает всем женихам. Вскоре мать увозит Таню в Москву. Где Таня выходит замуж.

В Петербург возвращается Онегин и на вечере встречает княгиню. Это была Татьяна. Онегин безумно влюбляется. Но на этот раз Татьяна его отвергла.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector