Краткое сочинение на тему философская лирика пушкина

ФИЛОСОФСКАЯ ЛИРИКА А. С. ПУШКИНА Самодержавною рукой Он смело сеял просвещенье, all soch Не презирал страны родной: Он знал ее предназначенье. Поэҭ вериҭ, что Россия выдержиҭ любые испытания, у нее есть верные, любящие сыны, готовые отдать во имя общественного блага свои жизни. И пока страна не оскудеет самоотверженными душами, остается надежда на ее процветание. В ссылку к друзьям-декабристам поэҭ писал: Во глубине сибирских руд Храните гордое терпенье, Не пропадет ваш скорбный труд И дум высокое стремленье. Оковы ҭяжкие падуҭ, Темницы рухнуҭ и свобода Вас примет радостно у входа, И братья меч вам отдадуҭ. Мир опустел. Теперь куда же Меня б ҭы вынес, океан? Судьба земли повсюду та же: Где капля блага, там на страже Уж просвещенье иль ҭиран. А. С. Пушкин Поэзия Александра Сергеевича Пушкина неиссякаемый ис-очник познания и наслаждения. Несмотря на внешнюю легкость и доступность, стихи поэта глубоки по смыслу, актуальны в наше бурное и стремительное время, потому что поднимаюҭ вечные вопросы, волнующие человечество на протяжении всего его существования: в чем смысл быҭия человека, что такое счастье, что ценнее самой жизни, какое место в ней занимаюҭ любовь и дружба? На любой вопрос можно найҭи ответ в лирике великого ҭворца. Поэҭ всегда философ. Пушкин не является исключением. Его философские стихи облечены в такую прекрасную форму, что невольно забываешь о глубочайшем смысле, вложенном автором; приходиҭся преодолевать себя, заставляя задуматься над содержанием произведения. Таково и романҭическое стихотворение К морю. Уезжая в Михайловское, поэҭ прощается со свободной стихией, она сродни художнику-ҭворцу, такая же неукротимая и бесконечная. Глядя на море, поэҭ вспоминает некогда бушевавшего Наполеона, теперь почившего вдали, мысленно воображает Пушкин и Байрона певца свободы и печали. Автор размышляет о быстро текущем времени, неотвратимости разлуки с близкими, друзьями, полюбившимися местами. Но человек наделен памятью, в которой он будет хранить лучшие и дорогие воспоминания. Прощай же, море! Не забуду Твоей торжественной красы Я долго, долго слышать буду Твой гул в вечерние часы. В леса, в пустыни молчаливы Перенесу, тобою полн, Твои скалы, ҭвои заливы. Н блеск, и тень, и говор волн. Как обычно, А. С. Пушкин, начиная от конкретных впе-атлений, переходиҭ к глубоким внутренним переживаниям, Упоминаниям и философским рассуждениям о природе и че-овеке, его месте в этом непростом и величественном мире. АУШкин соединяет землю и небо, прошлое и настоящее, и на этом фоне лирический герой поэта не выглядиҭ мелочным, н значительным, а вполне достоин того окружения, в котор0 довелось родиться и жить. Таков в полной мере поэҭ и в CTJ! хотворении Пророк. И бога глас ко мне воззвал: Восстань, пророк, и виждь, и внемли, Исполнись волею моей, И, обходя моря и земли, Глаголом жги сердца людей. Он и страдалец, он и провидец, собственные муки даюҭ GMV возможность знать больше других, а следовательно, и нести груз ответственности за окружающих. Внешнее перерождение происходящее с лириком, подразумевает огромную внутреннюю ра-боту, перевоплощение певца в пророка, несущего людям истину. Это стихотворение отражает глубинное состояние автора, возмужавшего, много пережившего и передумавшего после восстания декабристов, их высылки в Сибирь. Теперь он не просто таланҭливый поэҭ, воспевающий радость быҭия, а философ, задумавшийся о своем высоком предназначении, великой миссии. Позже, в 1829 году, он напишет стихотворение Брожу ли я вдоль улиц шумных, где предчувствие смерҭи почти физически ощуҭимо, но воспринимается автором с философской неотвратимостью. Почему же столь молодой поэҭ рассуждает о неминуемой смерҭи дань моде, минуҭной грусти или это серьезные рассуждения о бренности жизни? Брожу ли я вдоль улиц шумных, Вхожу ль во многолюдный храм. Сижу ль меж юношей безумных, Я предаюсь моим мечтам. Я говорю: промчатся годы, И сколько здесь ни видно нас, Мы все сойдем под вечны своды И чей-нибудь уж близок час. Да, здесь есть карҭинность, самолюбование, что обязательно присуҭствует при рассуждениях о собственной кончине, но поэҭ переходиҭ мелочные рамки, вырастает в истинного философа, рассуждающего о смене поколений, о вечности быҭия, жизни и природы. Богом так определено, не нам менять хоД явлений. И хоть бесчувственному телу Равно повсюду истлевать, Но ближе к милому пределу Мне все б хотелось почивать.
И пусть у гробового входа Младая будет жизнь играть, д равнодушная природа Красою вечною сиять. Любому художнику нужен покой, чтобы ҭворить, отражая сужающий и собственный миры в ҭворчестве. А. С. Пушкину, ак никому другому, хотелось этого умиротворения, являвшего-величайшим благом, на котором вырастали прекрасные его ворения. (Пример тому две Болдинские осени 1830 и 1833 годов в жизни автора.) И в стихотворении Пора, мой друг, пора поэҭ с искренней грустью восклицает: На свете счастья нет, но есть покой и воля. Давно завидная мечтается мне доля Давно, усталый раб, замыслил я побег В обитель дальнюю трудов и чистых нег. О деревне, сельском покое Пушкин мечтал ҭщетно, убиваемый городской суетой, сутолокой бездарно проводимого времени. Даже трудное и опасное путешествие по зимней дороге поэҭ принимает за благо, как возможность наедине с собой помечтать, поразмышлять о России, ее пуҭях, трудной и прекрасной судьбе. В стихотворении Бесы автор верен своей манере от конкретного эпизода переходиҭ к общим рассуждениям. Мне видиҭся большой смысл, вложенный в этот поэҭический рассказ о путешествии в зимнюю ночь. Мчатся ҭучи, вьюҭся ҭучи; Невидимкою луна Освещает снег летучий; Муҭно небо, ночь муҭна. Мчатся бесы рой за роем В беспредельной вышине, Визгом жалобным и воем Надрывая сердце мне. Самобыҭный, таланҭливый художник, А. С. Пушкин многое сказал в своей лирике, надо только захотеть понять глубинный смысл, заложенный в эҭих прекрасных по форме и содержанию Роизведениях. Начиная читать Пушкина в раннем детстве, ког- еЩе не задумываешься ни о каком внутреннем значении про- ВеДений, а лишь наслаждаешься звуками, постепенно привы- еШь к такому легковесному чтению. И однажды задумавшись Оҭкрыв глубочайший смысл, вложенный лириком в свои ҭворе- я’ начинаешь по-новому относиться к хорошо знакомому, в М’ вероятно, главное величие А. С. Пушкина. Припомните, о други, с той поры’, Когда наш круг судьбы соединили, Чему, чему свидетели мы были! Игралища таинственной игры, Металися, смущенные народы; И высились и падали цари; И кровь людей то славы, то свободы, То гордости багрила алтари. В судьбоносное, сложное и интересное время жил поэҭ и су мел все это отразить в своем ҭворчестве.

Права на сочинение «Философская лирика А. С. Пушкина» принадлежат его автору. При цитировании материала необходимо обязательно указывать гиперссылку на Реф.рф

Философская лирика А. С. Пушкина

Поэзия Пушкина — неисчерпаемая сокровищница для всех, кто умеет наслаждаться не только выразительностью художественных образов и красотой родной речи, но и мудростью мысли, жизненным опытом — плодом долгих раздумий и глубоких чувств — «ума холодных наблюдений и сердца горестных замет».

В лирике великого поэта раскрывается вся его личность, его характер, его личность, отношение к окружающему миру; его думы и переживания.
Перелистывая страницы стихов Пушкина, мы становимся как бы свидетелем его духовного возмужания и художественного развития, становления его мастерства, где нерасторжимы реальная реальность, поэтическое содержание и художественная форма.

Трудно найти в наследии поэта стихи, в которых не высказывался бы взгляд на окружающий мир, на место человека в нем, на «проклятые вопросы» жизни и смерти, счастья и задолженности, то есть на основные вопросы философии.

Уже с лицейских лет А. С. Пушкин размышлял о человеке и его месте в мире и выдвинул свое представление о цели и форме человеческой жизни, пытаясь осмыслить ее как явление временное, признать закономерности вечного движения, смены поколений, бессмысленность попыток ходить наперекор естественным законам бытия, умирание старого и нарождение нового и одновременно утверждение вечной жизни

природы, прославление человеческой жизни, освещенной разумом и глубокими чувствами.

Размышляя о скоротечности жизни, Пушкин постоянно думал о ее неизбежном исходе:

Я говорю: промчатся годы,

И сколько в этом месте ни видно нас,

Мы все сойдем под вечны своды —

И чей-нибудь уж близок час.

Однако мысль о смерти внушает ему не уныние, а покорность воле божией и примирение со своим жребием.

В стихотворении «Вновь я посетил» поэт подводит итоги своих раздумий о смысле жизни, о своей судьбе и в то же пора говорит о будущем, выражает свое утверждение жизни, ее неизменного круговорота. Минувшее встает перед поэтом как признак перемены, как свидетельство об «общем законе» развития жизни. Основным для понимания философских взглядов поэта является стихотворение «Два чувства дивно близки нам», в котором утверждается мысль о том, что человек лишь тогда человек, когда он любит родные места и чтит могилы отцов.

Величие человека — в его «самостоянье», то есть в уникальности, в единичности. В равенстве только самому себе. Но такое самосостояние — не извне, животворящая сила — сам человек, творящий себя.

Во многих своих стихах поэт размышлял о степени зависимости человека от той среды, в которой он формировался. Среда могущественна, она влияет на людей, но, по мнению поэта, человеком имеет право называться тот, кто способен восставать против враждебных ему условий. «Ты понял жизни цель: счастливый человек», — писал он в стихотворении «К вельможам» в 1830 году, восхищаясь способностью адресата этого стихотворения понимать жизнь в ее многообразии, принимать в ней честное и чистое, отвергать и презирать в ней грязное и пустое.

Есть одно малоизвестное стихотворение, в котором Пушкин описывает те два царящие в жизни начала, греховные начала, что служили причиной его первоначального отступления от детской чистоты и веры. Это — демон гордыни и демон разврата. Ту небесную чистоту, которую проповедует «величавая жена» в стихотворении «В начале жизни школу помню я», Пушкин обдуманно отвергает. Но в нем сильны настроения раскаяния и переживания. Пушкин почувствовал, что личность его оказалась на перепутье. По какому пути идти? Человек состоит из двух миров: внешнего — телесного и внутреннего, скрытого — духовного. Вначале, когда человек только начинает свое земное существование, личность его чиста и светла, но ему предстоит трудный выбор: прожить жизнь, полную лишений, но со светлой совестью или поддаться желанию тела — замарать свою душу.

Сила души Пушкина содержится в том, что он жаждет света, преклоняется перед чистотой:

И пыл невольный умиленья

Впервые смутно познавал.

Это победа над демоническим насмешливым взглядом на жизнь. А куда стремится личность Пушкина? Ввысь, освободиться от гордыни, свершить христианский подвиг человеческой души:

Туда б, в заоблачную келью,

В соседство Бога скрыться мне!

Долгие годы духовной борьбы с собою доказали вероятность падения чистоты и для падения — путь возрождения:

И с отвращением читая жизнь мою,

Я трепещу и проклинаю,

И несладко жалуюсь,

И несладко слезы лью,

Но строк печальных не смываю.

Эти сомнения, страсти, охватывающее отчаяние и развивают чувства, мысли, делают человека человеком. Проникновенно звучит молитва Пушкина:

Владыко дней моих! дух праздности унылой,

Любоначалия, змеи сокрытой сей,

И празднословия не дай душе моей,

Не дай мне зреть мои, о боже, прегрешенья,

Да брат мой от меня не примет осужденья.

С верой и надеждой в свои силы отвечает Пушкин Филарету:

И ныне с высоты духовной

Мне руки простираешь ты

И силой кроткой и любовной

Смиряешь буйные мечты.

Сосредоточение своего чувства на своем покаянии не закрывает сердце поэта к людям, к России. Поэт понимал жизнь как труд, как выполнение задолженности перед людьми, как гармоническое единство темного и светлого, не отчаивался в горькие минуты, не обольщался в светлые.

Простая жизнь дарит человека дружбой, любовью, сознанием родства с родной природой.

Сколько прекрасных стихотворений посвятил поэт друзьям, всю жизнь оставаясь верным святому братству. Стихотворения, посвященные лицейским годам, останутся навсегда непревзойденными шедеврами лирики поэта.

Радость, доставляемая любовью, дар человеку от матери-природы. Любовь порождает вдохновенье, помогает поэту воссоздать красоту женщины и физическую, и духовную: «Няне», «Я помню чудное мгновенье», «Мадонна» и другие.

Волшебное перо поэта превращает любовь в возвышенное, чистое и прекрасное чувство, лишенное эгоизма.

Итак, жизнь таит в себе и беда, и радость, и человек, рожденный поэтом, не должен страдать от сознания неизбежности смерти:

И пусть у гробового входа

Младая будет жизнь игрывать,

И равнодушная природа

Красою вечною сиять.

Поэт призван совершить великий подвиг — помочь людям осознать себя, окружающий их мир, постигнуть мудрость мироздания.

Пушкин восстает пророком, задолженность которого «глаголом жечь сердца людей». Пророк у Пушкина выступает как провозвестник истины, несет людям мудрость, знание природы и законов, управляющих вселенной и человеческими судьбами. Рассказ пророка о нисшедшем на него вдохновении выдержан в том библейском стиле, которым написана книга пророка Исайи. Для Грибоедова важно само представление о пророке, понимание его миссии. В библейском представлении пророчество было силой, которая могущественно влияла на судьбу людей, а носители ее явились избранниками, наделенными даром провидения. Показывая творческое прозрение поэта, Пушкин изображает его томимым духовной жаждою. Явление Серафима знаменует рождение того вдохновения, которое отличает пророков и поэтов.

Русский поэт философски осмыслил свою жизнь, свое служение отчизне, сказав:

И неподкупный звук мой

Был эхо русского народа.

Еще более выразительно он определил свою заслугу перед родиной и народом в стихотворении «Я памятник себе воздвиг нерукотворный. «

Не «зарастет» народная тропа к Пушкину.

Его поэзия сильно проникает в душу внимательного читателя, и этому способствует широкое философское осмысление мира и место человека в нем, придающее стихам поэта общечеловеческое, высоконравственное роль.

Сочинение по произведению на тему: Философские мотивы лирики А. С. Пушкина.

Философская лирика – это стихотворения, основу которых составляют раздумья о смысле жизни, о вечных человеческих ценностях. У Александра Сергеевича Пушкина много произведений, где мысль и эмоция идут рядом. Я бы сказал, что мудрость у поэта порой становится одним из чувств. Происходит это, например, в стихотворениях о природе. Здесь выражаются мысли о том, что жизнь мира вечна, что человеку неподвластно изменить ее течение, да и не надо. Природа разумнее нас, мы должны довериться ей и более спокойно относиться к своему возрасту, находить достоинства, как в юности, так и в зрелости, и в старости. Все в этой жизни справедливо, поэтому приятную грусть ощущает герой стихотворения «Вновь я посетил…», когда обращается к «зеленой семье»:
Здравствуй, племя
Младое, незнакомое! Не я
Увижу твой могучий поздний возраст, —
Когда перерастешь моих знакомцев
И старую главу их заслонишь
От глаз прохожего. Но пусть мой внук
Услышит ваш приветный шум, когда,
С приятельской беседы возвращаясь…
…Пройдет он мимо вас во мраке ночи
И обо мне вспомянет.
Не надо бороться со временем, нужно лишь помнить, что оно уходит, и стараться успеть сделать как можно больше хорошего людям, чтобы они не забыли о тебе. Жизнь быстротечна, но прекрасна в каждом своем проявлении, и поэт преклонялся перед ней. Подобная мысль звучит, например, в таком стихотворении:
На холмах Грузии лежит ночная мгла;
Шумит Арагва предо мною.
Мне грустно и легко; печаль моя светла;
Печаль моя полна тобою…
Глубина мысли и чувства здесь необыкновенно волнует нас. Об очень высоком и благородном поэт говорит так просто. Но сколько тихой нежности в его словах! Любовь к миру, к человеку – основа жизни, как утверждает Пушкин. Это тоже философия. Любовь вечна, неизменна, и именно она делает нас людьми. Поэтому любящий человек – всегда гуманист. В лирике Пушкина последнее качество проявляется, например, в уважении к личности, к ее праву на выбор. Об этом поэт пишет в стихотворении «Я вас любил…», которое также можно считать философским:
Я вас любил: любовь еще, быть может,
В душе моей угасла не совсем;
Но пусть она вас больше не тревожит;
Я не хочу печалить вас ничем.
Лирический герой здесь не осуждает возлюбленную, за то, что она предпочла ему другого. Он осознает, что «сердцу не прикажешь» и «на чужом несчастье счастья не построишь» — нельзя быть эгоистом. Герой, наоборот, благодарен и судьбе, и любимой, что большое, замечательное чувство осветило его жизнь. Доброта этого человека – проявление высшей любви к ближнему, которая навсегда останется в его сердце.
Отношениям между людьми посвящено множество философских стихотворений Пушкина. Он рассуждает не только о любви, но и о дружбе — также великом даре человечества. Вот что пишет поэт в произведении «К Чаадаеву»:
Ни музы, ни труды, ни радости досуга,
Ничто не заменит единственного друга.
Ты был целителем моих душевных сил…
..В минуту гибели над бездной потаенной
Ты поддержал меня недремлющей рукой;
Ты другу заменил надежду и покой…
Всю жизнь Пушкин был верен друзьям, и они часто выручали, спасали его. А драматических и трагических ситуаций у поэта было много. Например, в период южной ссылки он так говорил о себе:
Я пережил свои желанья,
Я разлюбил свои мечты;
Остались мне одни страданья,
Плоды сердечной пустоты.
Под бурями судьбы жестокой
Увял цветущий мой венец;
Живу печальный, одинокий,
И жду: придет ли мой конец?
Перед нами философия романтика-пессимиста, неудовлетворенного жизнью и во всем разочарованного. Но проходило время, взгляды поэта менялись, он мирился с тем, что уготовила ему судьба, и ждал лучшего:
Но не хочу, о други, умирать;
Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать,
И ведаю, мне будут наслажденья…
Мироощущение Пушкина в целом было оптимистическим. Особенно это заметно в его поздней философской лирике, где царит спокойная мудрость человека, познавшего жизнь во всех ее проявлениях:
На свете счастья нет, но есть покой и воля.
Давно завидная мечтается мне доля –
Давно, усталый раб, замыслил я побег
В обитель дальную трудов и чистых нег.

Философское в лирике А. С. Пушкина

Страницы: [1] 2 (сочинение разбито на страницы)

Философской лирикой принято называть стихотворения, темой которых стали размышления об общих законах бытия — жизни и смерти, цели прихода человека в этот мир, скоротечности бытия, добре и зле.

Философская лирика занимает значительное место в богатом и разнообразном творчестве Пушкина. В ней отражается то поэтическое познание мира, к которому всю жизнь стремился Пушкин, неуловимо присутствует его философское мироощущение.

Жизнь и поэзия для него были — «одно». То, что ещё з Лицее Пушкин осознал себя Поэтом, которого «благословил» на творчество Г. Р. Державин, наложило особый отпечаток на его мировоззрение.

Тема «поэта и поэзии», размышления о роли поэта в мире были очень важны для Пушкина. Его Поэт, кажется, одновременно принадлежит двум мирам: реальному и поэтическому. Пушкин признаёт его право быть погружённым «в заботах суетного света», казаться «всех ничтожней», но в момент вдохновения поэт чудесно преображается — он уже не властен над собой, его чутким слухом правит «божественный глагол», он полон «лирического волнения» (описанного в «Осени») и, кажется, лишь в эти мгновения живёт по-настоящему. Пушкин нередко сравнивает поэта с пророком:

Почто в груди моей горит бесплодный жар

И не дан мне судьбой витийства грозный дар? —

горестно восклицает он в «Деревне». Отношение к поэтическому дару как дару свыше и к поэту как пророку раскрывается в его стихотворении «Пророк». Библейские реминисценции («шестикрылый серафим»), торжественный, мерный ритм, «высокая» лексика («влачился», «вещие зеницы», «горний полёт») показывают, каким значительным содержанием наполнена для Пушкина пророческая роль поэта: «глаголом жечь сердца людей». Поэтическое творчество превращается в служение, исполнение Божьей воли.

Образ пушкинского Поэта в жизни характеризует литературное одиночество, он «сам свой высший суд». В сонете «Поэту» идеал Пушкина оказывается «твёрд, спокоен и угрюм», свободен от прихотей «любви народной». Размышления о поэте и народе выливаются в противопоставление поэта «толпе»:

Поэту мирному до вас!

Таким образом, свобода и независимость становятся основными условиями творчества.

Тема свободы является одной из важнейших тем лирики Пушкина. Свобода для него не просто жизненная ценность, а состояние души, само творчество невозможно без абсолютной «поэтической свободы» и всех её «составляющих» :

Без слез, без жизни, без любви.

В ранней «вольнолюбивой» лирике Пушкина свобода предстает отвлечённым понятием, идеей, которой «горят сердца», словом-символом, с которым не только у декабристов (духовно близких Пушкину в то время), но и у всей «передовой молодежи» ассоциировался целый мир понятий, и явлений. В оде «Вольность» Пушкин рисует идеал общественной Свободы, философию Свободы, в смысловом поле которой находятся «вольность», «Власть», «Закон», «тираны» и «рабы». Такой свободой «дышало» тогда все его поколение. Тема человеческой, гражданской свободы, отношении «раба» и «владыки» появляется в философской притче «Анчар» и бесконечно расширяется в контексте неоднозначных размышлений о зле, гневе природы и преступном самовластии человека.

В период южной ссылки философия свободы у Пушкина изменяется: появляется «романтическое» понимание свободы как свободы личной, душевной, которая достигается в одиночестве, добровольном изгнанничестве.

Я вас бежал, отечески края, —

говорит герой элегии «Погасло дневное светило».

Ёмким символом свободы для Пушкина становится море— «свободная стихия». В стихотворении «К морю» поэт связывает с ним и свою политическую свободу («поэтический побег»), и личную, видя в человеческой душе ничем не сдерживаемое море страстей: «глухие звуки, бездны глас и своенравные порывы». В море Пушкин видит воплощение философии байронизма, его Байрон «создан духом» моря, так же «могущ, глубок и мрачен». Символическое прощание Пушкина с морем словно показывает, что для него романтическая свобода — прекрасный, но недосягаемый идеал.

Страницы: [1] 2 (сочинение разбито на страницы)

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: