Краткая биография Парнок

Софья Яковлевна Парнок (настоящая фамилия — Парнох; 1885-1933) — отец был провизором, мать — врачом (умерла, когда дочери было шесть лет). После окончания гимназии уехала в Женеву, где недолго училась в консерватории. Вернувшись в Россию, поступила на юридический факультет Высших женских курсов; с 1906 г. начала печатать в журналах стихи, прозу, переводы с французского, детские сказки.

В 1907 году вышла замуж за литератора М. М. Волькенштейна, но в 1909 году разошлась с ним, окончательно поняв, что любовь к мужчине противоречит ее природным наклонностям.

Начиная с 1911 году много и удачно пишет как критик-рецензент под псевдонимом Андрей Полянин; в 1916 году выпускает первый сборник — «Стихотворения». В него вошли и стихи, навеянные романом с М. Цветаевой (параллельный цикл М. Цветаевой, посвященный С. Парнок — «Подруга»).

Революцию и Гражданскую войну пробедствовала в Крыму, в начале 20-х вернулась в Москву, где стали выходить ее поэтические книги: сборник сапфических стилизаций — «Розы Пиерии» (1922) и новые стихи патетического, трагического звучания — «Лоза» (1923), «Музыка» (1926), «Вполголоса» (1928).

Формально она была одним из учредителей объединения «Лирический круг», но ни к одному из направлений в современной литературе не принадлежала. Друживший с поэтессой М. Волошин говорил о «пронзительности всех слов, касающихся любви и ее ран» в стихах С. Парнок, а А. Герцык выделяла стремление «усмирить, заковать женскую душу со всеми ее противоречиями в суровый мужественный стих».

Стихи цветаевой посвященные парнок

София Парнок (настоящая фамилия Парнох) родилась в Таганроге. После окончания местной гимназии год жила в Швейцарии, где училась в Женевской консерватории, по возвращении в Россию занималась на Бестужевских курсах. Печатать стихи начала с 1906 г. С 1913 сотрудничала в журнале «Северные записки», где кроме стихов публиковала переводы с французского и критические статьи. В 1914 познакомилась и подружилась с М. Цветаевой, которая посвятила ей цикл стихотворений «Подруга». Первый сборник «Стихотворения» вышел в Москве в 1916 г. В 1917 уехала в Крым, в Судак, где прожила до начала двадцатых годов. Вернувшись в Москву, занималась литературной и переводческой работой. Была одним из учредителей объединения «Лирический круг» и кооперативного издательства «Узел». Выпустила в Москве четыре сборника стихов: «Розы Пиерии» (1922), «Лоза» (1923), «Музыка» (1926), «Вполголоса» (1928).
Парнок не примыкала ни к одной из ведущих литературных группировок. Она критически относилась как к новейшим течениям в современной ей литературе, так и к традиционной школе. Ее поэзию отличает мастерское владение словом, широкая эрудиция, музыкальный слух. Поэтесса А. Герцык выделяла в поэзии Парнок «бесприютный, вечно скитальческий гордый дух», стремление «усмирить, заковать женскую душу со всеми ее противоречиями в суровый мужественный стих», а большой друг Парнок Максимилиан Волошин видел своеобразие лирического голоса поэтессы в сочетании задумчивости с экстазом, в «пронзительности всех слов, касающихся любви и ее ран».

Марина Цветаева: ее стихи о порочной любви привлекли Эльдара Рязанова

К 120-летию поэтессы «Вокруг ТВ» вспоминает картины, в которых прозвучали ее произведения.

8 октября исполняется 120 лет со дня рожденияМарины Цветаевой. Вероятно, это один из самых популярных в наше время поэтов, по крайней мере, стихи Цветаевой постоянно звучат в современных фильмах. Мы решили вспомнить самые известные из них.

«О бедном гусаре замолвите слово»

Рассказывая о стихах Цветаевой, звучащих в кино, нельзя не вспомнить о фильме «О бедном гусаре замолвите слово», где исполняется один из самых известных романсов «Серые шинели» («Романс Настеньки»). В его основу легло стихотворение «Генералам двенадцатого года», которое юная Марина Цветаева в 1913 году посвятила мужу Сергею Эфрону, белому офицеру, в котором видела продолжение тех самых бравых генералов Отечественной войны. Хотя литературоведы считают, что посвящение условно, а на самом деле все стихотворение написано о том самом Тучкове-четвертом (Александр Тучков был четвертым, младшим братом в семье, за что и получил свое прозвище) – герое войны, чью гравюру хранила Цветаева. На это указывает, например, тот факт, что в черновиках «вы» написано с большой буквы.

В 1982 году на экраны вышел фильм Эдуарда Хагагортяна «Государственная граница. Восточный рубеж», в котором звучит песня «Марш офицеров» на музыку Валерия Челнокова. В основу песни легло стихотворение Марины Цветаевой «Дон», написанное в 1918 году. Здесь звучит романс «Горечь! Горечь! Вечный привкус», написанный Мариной Ивановной в 1917 году – в самое непростое для России время. Эта песня больше всего известна в исполнении Эдиты Пьехи, хотя композицию исполняли и другие певцы, например, ВИА «Веселые ребята».

Одна из самых известных песен на стихи Цветаевой звучит в фильме Эльдара Рязанова «Жестокий романс», который вышел в 1984 году. Всем хорошо знаком романс на музыку Андрея Петрова «Под лаской плюшевого пледа» в исполнении Валентины Пономаревой. Интересно, что в основу романса легло стихотворение из цикла «Подруга», который Цветаева посвятила своей любовнице Софье Парнок. Эти порочные отношения породили множество красивейших стихов о любви, звучавших в советских фильмах. Кстати, сама Парнок тоже была поэтессой. Биографы Цветаевой говорят, что в Софье ее поразило сочетание женственности и ребячества, наивности и греховности. Эти отношения настолько захватили Цветаеву, что она, будучи на тот момент женой и матерью, начала ощущать себя мужчиной и даже стихи писала от лица пылко влюбленного юноши. «Под лаской плюшевого пледа» — как раз одно из них.

Некоторые приписывают Цветаевой и текст романса «Любовь – волшебная страна», который звучит в этом же фильме, но на самом деле это знаменитое стихотворение написал сам Рязанов.

Эльдар Рязанов по-особому относится к творчеству Цветаевой, а ее стихи звучат во многих его фильмах. Не обошлась без цветаевской поэзии и знаменитая «Ирония судьбы». В картине песню «Мне нравится, что вы больны не мной» исполняетАлла Пугачева, а само стихотворение было написано в 1915 году и посвящено Маврикию Александровичу Минцу – будущему мужу сестры Цветаевой Александры, причем, этот факт долго оставался тайной, и открыла ее сама Александра. Маврикий Александрович оказывал Марине Ивановне знаки внимания, приклонялся перед ее талантом, а она принимала это за симпатию, хотя на тот момент он уже был обручен с Александрой. Сестра поэтессы уверена: Цветаева без труда могла бы завоевать сердце Минца и отменить помолвку, но не стала делать этого из-за благородства и молча переживала свое чувство.

Марина Цветаева с сестрой

В фильме также звучит песня «Благославляю вас» в исполнении Пугачевой. Стихотворение, которое легло в ее основу, было написано Цветаевой для Софьи Парнок после их расставания. Кстати, биографы до сих пор гадают, что послужило причиной к разрыву отношений, которые длились три года: мнение общества обеих женщин не волновало, они жили вместе и не скрывали отношений, в их романе было много страсти, истерик и стихов, но обе, измотав друг друга, устали и разошлись. Цветаева вернулась к мужу, но, по мнению биографов, на протяжение всей жизни выбирала для себя потом слабых любовников, чтобы чувствовать себя мужчиной рядом с ними.

«Долгое прощание»

Звучат стихи Цветаевой и в фильме Сергея Урсуляка «Долгое прощание». Песню «Моя маленькая» исполняет актриса Полина Агуреева, а написана она на стихотворение «Ландыш, ландыш белоснежный». Эти стихи Цветаева посвятила актрисе Софье Голлидэй, она была влюблена в нее после разрыва с другой Соней – Парнок. Отношения с Голлидэй были нежными, дружескими, совсем не такими, как с Парнок. Интересно, что, вступив в интимную связь друг с другом, женщины параллельно влюблялись в мужчин, причем порой в одних и тех же. Любовь к мужчинам оказалась сильнее, и Сонечка разорвала отношения с Цветаевой.

Марина Ивановна об этом рассуждала так: «Сонечка от меня ушла— в свою женскую судьбу. Ее неприход ко мне был только ее послушанием своему женскому назначению: любить мужчину — в конце концов все равно какого — и любить его одного до смерти.
Ни в одну из заповедей — я, моя к ней любовь, ее ко мне любовь, наша с ней любовь— не входила. О нас с ней в церкви не пели и в Евангелии не писали».

Что же касается стихотворения «Ландыш, ландыш белоснежный», то, услышав его впервые, Сонечка попросила высечь эти слова на своем могильном камне. Она умерла молодой, но эта просьба выполнена так и не была.

Конечно, это далеко не все фильмы, в которых звучат стихи Цветаевой. Многих, наверное, удивит, что самые красивые романсы о любви, которые мы знаем с детства и которые звучали в советских картинах, были посвящены Цветаевой женщинам и рассказывают о запретной, греховной любви. Но поэзия, как известно, очищает и превозносит даже греховные чувства, и поэтому уже неважно, когда и зачем были написаны эти стихи. Важно, что они продолжают жить и стали украшением замечательных фильмов.

Стихи Софии Парнок

Смотрят снова глазами незрячими.

5 августа 1915, Святые Горы София Парнок

Это один из тех стихов, у которых адресат четко обозначен. У многих стихов Софии Яковлевны Парнок адресат завуалирован. 1915 год – разгар их страстного романа с Мариной Цветаевой. И как бы ни было, я думаю эти чувства, этот ураган обеим дал много, это был толчок к развитию, чувственности, огня, страсти, а затем и понимания многого, недоступного к пониманию ранее.

И здесь, я не могу по ассоциации не вспомнить стиха Марины Цветаевой, написанного после (или во время) поездки с Софией Парнок в Ростов Великий.

Как весело сиял снежинками
Ваш серый, мой соболий мех,
Как по рождественскому рынку мы
Искали ленты ярче всех.

Как розовыми и несладкими
Я вафлями объелась шесть!
Как всеми рыжими лошадками
Я умилялась в Вашу честь.

Как рыжие поддевки парусом,
Божась, сбывали нам тряпье,
Как на чудных московских барышень
Дивилось глупое бабье.

Как в час, когда народ расходится,
Мы нехотя вошли в собор,
Как на старинной Богородице
Вы приостановили взор.

Как этот лик с очами хмурыми
Был благостен и изможден
В киоте с круглыми амурами
Елисаветинских времен.

Как руку Вы мою оставили,
Сказав: «О, я ее хочу!»
С какою бережностью вставили
В подсвечник желтую свечу.

О, светская, с кольцом опаловым
Рука! О, вся моя напасть!
Как я икону обещала Вам
Сегодня ночью же украсть!

Как в монастырскую гостиницу
Гул колокольный и закат
Блаженные, как именинницы,
Мы грянули, как полк солдат.

Как я Вам хорошеть до старости
Клялась и просыпала соль,
Как трижды мне Вы были в ярости! —
Червонный выходил король.

Как голову мою сжимали Вы,
Лаская каждый завиток,
Как Вашей брошечки эмалевой
Мне губы холодил цветок.

Как я по Вашим узким пальчикам
Водила сонною щекой,
Как Вы меня дразнили мальчиком,
Как я Вам нравилась такой.

Декабрь 1914 Марина Цветаева

Почему вспомнился именно этот стих, потому что в обеих поэтах чувствуется сильная привязанность и любовь к Богу, православию. Но противиться страсти было не возможно. Это видно из их стихотворений.

С пустынь доносятся колокола.

С пустынь доносятся
Колокола.
По полю, по сердцу
Тень проплыла.

Час перед вечером
В тихом краю.
С деревцем встреченным
Я говорю.

Птичьему посвисту
Внемлет душа.
Так бы я по свету
Тихо прошла.

16 марта 1915 года София Парнок

Читаю, а на душе становится спокойно. И кстати не так уж многие способны говорить с деревцами…Быть талантливым и при этом не стремиться выделяться, любить природу, людей – во всем этом душа Софии Парнок…

Как светел сегодня свет!

То же возможно касается стихотворения Марины Цветаевой:

Сегодня таяло, сегодня
Я простояла у окна.
Взгляд отрезвленней, грудь свободней,
Опять умиротворена.

Не знаю, почему. Должно быть,
Устала попросту душа,
И как-то не хотелось трогать
Мятежного карандаша.

Так простояла я – в тумане –
Далекая добру и злу,
Тихонько пальцем барабаня
По чуть звенящему стеклу.

Душой не лучше и не хуже,
Чем первый встречный – этот вот,
Чем перламутровые лужи,
Где расплескался небосвод,

Чем пролетающая птица
И попросту бегущий пес,
И даже нищая певица
Меня не довела до слез.

Забвенья милое искусство
Душой усвоено уже.
Какое-то большое чувство
Сегодня таяло в душе.

24 октября 1914 Марина Цветаева

24 октября вряд ли уже был снег, чтобы что-то таяло. А вот душа,

замороженная ранее, может начать таять.

Кстати, и София Парнок в письмах Л.Я. Гуревич писала, что долгое

время читала только сказки Андерсона и ничего более читать не

могла. И все мы помним сказку «Снежная Королева».

Марина Цветаева и София Парнок растопили души друг друга.

И стоя у окна ощущали всплеск чувств и эмоций, не испытанных

И поэтому восклицая «Как светел сегодня свет!» София Парнок

наконец-то вновь силится открыть широко глаза, у нее получается,

и она видит радость жизни, свет, добро, красоту.

Я не претендую в своих высказываниях, что именно так и было.

Но мне почему то кажется, что я могу оказаться права. Я думаю,

такие талантливые личности, как София Парнок и Марина Цветаева, вряд ли бы ассоциировали все вокруг только по сезонам года на улице, они смотрели иным восприятием.

Снова на профиль гляжу я твой крутолобый.

Снова на профиль гляжу я твой крутолобый
И печально дивлюсь странно-близким чертам твоим.
Свершилося то, чего не быть не могло бы:
На пути на одном нам не было места двоим.

О, этих пальцев тупых и коротких сила,
И под бровью прямой этот дико-недвижный глаз!
Раскаяния,— скажи,— слеза оросила,
Оросила ль его, затуманила ли хоть раз?

Не оттого ли вражда была в нас взаимной
И страстнее любви, и правдивей любви стократ,
Что мы двойника друг в друге нашли? Скажи мне,
Не себя ли казня, казнила тебя я, мой брат?

София Парнок ( около 1915 года)

София Парнок ждала раскаяния от Марины Цветаевой, как говорит

этот стих. Значит, были обманы, был негатив, о котором мы знать

не можем. Об этом же позже София Парнок пишет в стихе,

посвященном Марине Баранович, ассоциируя ее с Мариной Цветаевой.

Девочкой маленькой ты мне предстала неловкою.

Девочкой маленькой ты мне предстала неловкою.

«Девочкой маленькой ты мне предстала неловкою» –

Ах, одностишья стрелой Сафо пронзила меня!

Ночью задумалась я над курчавой головкою,

Нежностью матери страсть в бешеном сердце сменя, –

«Девочкой маленькой ты мне предстала неловкою».

Вспомнилось, как поцелуй отстранила уловкою,

Вспомнились эти глаза с невероятным зрачком.

В дом мой вступила ты, счастлива мной, как обновкою:

Поясом, пригоршней бус или цветным башмачком, –

«Девочкой маленькой ты мне предстала неловкою».

Но под ударом любви ты – что золото ковкое!

Я наклонилась к лицу, бледному в страстной тени,

Где словно смерть провела снеговою пуховкою.

Благодарю и за то, сладостная, что в те дни

«Девочкой маленькой ты мне предстала неловкою».

Есть стихи, прочитав которые слова почти теряются.

Это можно сказать и об этом.

«Девочкой маленькой ты мне предстала неловкою»…

Страстность, бледное лицо, тень, любовь…

Марина Цветаева много позже укажет, что этот стих София Парнок посвятила ей. Один из немногих стихов, где адресат четко оговорен. А ведь в письмах Борису Пастернаку, где Марина Цветаева пишет, что он не посвящает ей стихов и что мало кто посвящал, пишет, что «много и хороших» написала София Парнок, которую тогда в эмиграции Марина Цветаева поэтом уже не считала (может быть, поэтессой, но не поэтом), а это еще и при том, что лучшие произведения Софии Парнок Марина Цветаева вряд ли могла читать. То есть по словам Марины Цветаевой стихов, которые София Парнок ей посвятила было много, нам остается лишь догадываться какие именно это были стихи и все ли дошли до нас.

А вот о стихотворении «Девочкой маленькой ты мне предстала неловкою» можно с уверенностью говорить, что оно посвящено Марине Цветаевой.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: