Умом Россию не понять… — Ф

Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать —
В Россию можно только верить.

Анализ стихотворения Тютчева «Умом Россию не понять…»

Это одно из самых известных и наиболее часто цитируемых произведений Федора Тютчева. Созданное в 1866 году, оно является, к тому же, и самым коротким, так как состоит всего из четырех строчек. Однако глубинный смысл, заложенный в нем, заставляет каждое новое поколение обращаться к этим бессмертным словам, так образно и метко характеризующим Россию.

Федор Тютчев довольно много времени прожил за границей, состоя на государственной дипломатической службе. Ему был хорошо знаком уклад жизни многих европейских стран, который он считал образцовым и достойным подражания. Вместе с тем, поэт находил эту жизнь чересчур размеренной и пресной, лишенной «изюминки» и слишком уж предсказуемой. Автор очень много размышлял над тем, почему в чистой и благопристойной Европе, где даже низшие сословия общества живут вполне достойно, у людей нет в душе того огня, который свойственен россиянам. Казалось бы, неустроенный быт, грязь, постоянная нужда и болезни должны были не только привести к массовому вымиранию жителей России, но и к разрушению всей страны. Однако события развиваются с точностью наоборот: Европа, наслаждающаяся сытой жизнью, постепенно деградирует, а Россия, прозябающая в вечной нищете, не только наращивает экономические обороты, но и дает миру величайшие умы, обладатели которых в большинстве случаев являются выходцами из народа.

Действительно, «умом Россию не понять», так как в этой стране испокон веков царит хаос, который, как это ни странно, является национальной особенностью славян. Постоянная жажда деятельности, стремление жить лучше, толкают тысячи людей на принятие самых парадоксальных и непредсказуемых решений, которые, в конечном счете, оказываются единственно верными. Отмечая, что Россию «аршином общим не измерить», Федор Тютчев имеет ввиду самобытность русского народа, которая не поддается европейской логике и вызывает у иностранцев суеверный ужас. Это касается не только обычаев и традиции, уклада жизни и устройства общества, в котором к моменту написания этого стихотворения только-только отменили крепостное право. В первую очередь, речь идет о загадочной русской душе и удивительном образе мыслей россиян, которые не укладываются в общемировое понимание. И именно это качество, по мнению Федора Тютчева, является наиболее важным и ценным, так как служит гарантией того, что русский народ не закостенеет в своих обывательских стремлениях, как европейцы, а пытливость и врожденное стремление к познаниям заставит нацию развиваться даже в самых сложных и гнетущих условиях.

«У ней особенная стать – в Россию можно только верить», — подчеркивает Федор Тютчев, словно бы подводя итог своим длительным раздумьям и попыткам понять феномен собственной страны. Действительно, Россия непредсказуема, и эта ее национальная черта ставит крест на честолюбивых планах многих европейцев, которые испокон веков пытались покорить страну, понять которую были не в силах. Более того, сами россияне не в состоянии дать ответ на вопрос, что ждет их через год или два, ведь жизнь постоянно меняется, а славянской душе чуждо чувство инертности. Поэтому все, что остается, так это вера в державу, которая обладает могуществом именно потому, что предугадать ее следующий шаг не в состоянии даже сами россияне.

Следует отметить, что слова Тютчева в этом отношении оказались пророческими, так как все последующие события, которые на протяжении полутора веков происходили в России, постоянно шокировали мировую общественность. Поэтому неудивительно, что даже немецкий канцлер Отто фон Бисмарк в середине 19 века предостерегал своих соотечественников от войны с Россией, утверждая, что на каждую военную хитрость она ответит неимоверной глупостью и при этом окажется в победителях.

Две «ГРОЗЫ»

Сопоставление стихотворений «Гроза» Н.А. Заболоцкого и «Весенняя гроза» Ф.И. Тютчева на уроке литературы в 11-м классе

Приём сопоставления художественных текстов довольно прочно вошёл в школьную практику и активно используется на уроках литературы. Он позволяет учащимся приблизиться к пониманию индивидуальности писателя или поэта, особенностей его стиля. Кроме того, если школьники недостаточно хорошо уяснили такие теоретические понятия, как «традиция» и «новаторство», приём сопоставления будет особенно уместен на уроке. И наконец, сопоставительная работа способствует развитию логического мышления школьников, совершенствованию навыков обобщения накопленных наблюдений над стилем и другими особенностями сравниваемых текстов.

Особенно плодотворной представляется сопоставительная работа, когда мы говорим о художественных произведениях разных веков. В этом случае наглядно будут представлены процесс поступательного развития литературы и изменение взглядов художника слова на окружающий его мир.

Проследим это на примере двух лирических произведений о природе – стихотворений о грозе Н.А. Заболоцкого и Ф.И. Тютчева.

Перед уроком предлагаются следующие вопросы:

  1. Сравните стихотворение Н.А. Заболоцкого «Гроза» со стихотворением Ф.И. Тютчева «Весенняя гроза».
  2. Какая картина грозы вам кажется ярче, образней? Почему?
  3. Как вы понимаете символический образ «светлоокой девы»? В чём смысл обращения к мифологическим образам в стихотворениях Тютчева и Заболоцкого?
  4. Какими художественно-изобразительными средствами пользуются поэты для воплощения своего замысла?

Учащимся предстоит решить нелёгкую задачу: увидеть, как изменилось мировосприятие поэтов разных эпох, наблюдающих одно и то же явление – грозу, в чём сходство и различие изображённых картин.

B начале обратимся к «Весенней грозе» Тютчева. Ф.И. Тютчев «мог откликнуться на любое событие природы и запечатлеть его» (1, 4; здесь и далее в скобках после цитаты первая цифра – порядковый номер книги в перечне литературы, помещённом в конце статьи, вторая – номер страницы). Его поэзия отразила многообразную жизнь природы, она для поэта живая, чувствующая, таинственная. Она для него единственная живая реальность в сравнении с мимолётностью человеческого существования.

Особое место в его творчестве занимают стихи, посвящённые весне. Это самые радостные, самые жизнеутверждающие произведения Тютчева («Весеннее приветствие стихотворцам», «Весенние воды», «Ещё земли печален вид. », «Весна», «Зима недаром злится. », «Весенняя гроза»). Это объясняется тем, что поэт любил жизнь, почти физически ощущал её «переизбыток», разливающийся в природе с наступлением весны. Весна у Тютчева – символ обновления жизни и души человеческой. Его «Весенняя гроза» – это лирическое повествование об обновлении природы под воздействием стихийного природного явления впечатляющей силы – грозы. Картина грозы у Тютчева представлена не только словесными образами. Она полна движения (поток бежит, пыль летит), насыщена яркими красками (небо голубое, солнце нити золотит), звуками (гром, резвяся и играя, грохочет, гремят раскаты, не молкнет птичий гам, шум нагорный – всё вторит весело громам).

Стихотворение, как это часто бывает у поэта, начинается с объяснения в любви: «Люблю грозу. » Далее рождается звук, который заполняет всё пространство «Весенней грозы», – звук грохочущего грома. Эта весёлая гроза разражается в «светлом мире». Радостное, мажорное настроение стихотворения объясняется не только тем, что весенняя гроза – шутка Гебы, которая, смеясь, пролила на землю «громокипящий кубок», но и тем, что она обновляет природу и душу человека.

Четвёртая строфа стихотворения иллюстрирует идею «единства и одушевлённости природы с мифологической персонификацией» (2, 57):

Ты скажешь: ветреная Геба,
Кормя Зевесова орла.

Обсуждая с невидимым собеседником грозу, поэт словно утверждается в божественности происходящего. Тютчеву свойственно обожествлять окружающий мир и тесно связывать явления природы с чувствами и мыслями человека. Ему, человеку, дороги гром, дождь, они стали предметом его размышлений, обобщений, сопоставления, другими словами – творчества.

Мифологические образы, появившиеся в последней строфе, не только блестяще завершают сюжет о ливне, грозе, но и придают ему эпический размах. Четвёртая строфа «выступает не в качестве необходимой сюжетной развязки, а как мифологическая иллюстрация целого. По своему образному ряду она из прошлого, по своему поэтическому качеству она великолепна, украшенная эпическим эпитетом «громокипящий кубок»» (1, 35).

Новое в стихотворении – «непосредственность присутствия земных собеседников, откликнувшихся на божественный глас: один – любовью, другой – пониманием» (1, 38).

Первый вариант «Весенней грозы» был опубликован в 1829 году и содержал всего три строфы. Не было второй строфы варианта, ставшего хрестоматийным. 25 лет спустя в «Современнике» «Весенняя гроза» была напечатана полностью, дополнена картиной дождя.

Вторая строфа не только сделала изображение грозы более ярким, зримым, но и передала стремительность происходящего – «усилились зрительные впечатления. Дождь связал небо и землю. Пространство распахнулось по вертикали и стало зримым, вещественным. Движение сверху вниз стало отчётливее» (1, 32).

«Весенняя гроза» Тютчева показывает, что человек в его поэзии явился не наблюдать за природой, а переживать вместе с ней, соучаствовать в её жизни. Подобные стихи «обнаруживают. необычайную силу мятежной страсти и тягу к роковому, трагическому, к хаотическим стихиям природы и души» (2, 47).

Николай Заболоцкий уже известен школьникам как певец прекрасного: природы, человека, искусства. Ещё в среднем звене учащиеся познакомились с его стихотворениями «Журавли», «Я воспитан природой суровой. », «Одинокий дуб», «Некрасивая девочка», «О красоте человеческих лиц», «Портрет».

С самого начала своего творчества поэт проявлял самое пристальное внимание к теме природы. Интерес к ней формировался под влиянием идей К.Э. Циолковского. Между поэтом и великим учёным велась переписка, в которой Заболоцким была высказана мысль о творческом, личностном преображении мироздания через слово, искусство.

«Школа» Заболоцкого преследовала и высшие цели – привить человеку этическое отношение к мирозданию. Его поэзия распахивает перед нами забытые тайны нашего родства с миром. Заболоцкий писал, что природа полна загадок и человек может их разгадать. Он считал, что не только человек обучает природу, но и она его. Это отличает Заболоцкого от других поэтов природы.

В его лице поэзия нашла подлинного художника, способного «постичь и выразить душу русской природы. Этика его состояла в том, чтобы создать не пейзаж, не фон, на котором раскрываются человеческие взаимоотношения, а полноправный образ мироздания» (3, 42).

Концепция природы в процессе творчества менялась у Заболоцкого несколько раз. Наибольшей глубиной и содержательностью отличаются те стихи поэта, где пейзаж имеет психологические оттенки, философский подтекст. Природный мир часто ассоциируется с мифологическими образами, которые то начинают, то завершают стихотворение. «Гроза» относится именно к таким произведениям.

«Гроза» – «самое совершенное – с точки зрения высокой художественности – творение искусства» (3, 74).

За этим стихотворением – традиция русской классической поэзии. Оно, как и «Весенняя гроза» Тютчева, тесно связывает природу и человека. Человек наблюдает это грандиозное природное явление и своё отношение к происходящему выражает точно так же:

Лирический герой Заболоцкого не сторонний наблюдатель, он в центре мироздания, всецело захвачен великолепием зрелища, но личное отношение поэты выразили похоже: «Люблю грозу» – «Я люблю этот сумрак восторга».

Природа, как и у Тютчева, показана в движении: зарница пробежала, облачный вал шевелится, летит птица, стекает вода, травы падают, бегут стада, и даже слово катится в облаке белом.

Поэт передаёт звуки, подслушанные у природы, рисует выразительную картину дождя («сияющий дождь на счастливые рвётся цветы»), говорит о творческом вдохновении, пришедшем внезапно, неожиданно, подобно грозе.

В то же время ««Гроза» и «Весенняя гроза» – два явления искусства, две эстетики. Их сближает ощущение мира в стихии, буре, грозе, непокое» (3, 75).

Несмотря на явные сближения: тема, образы, краски, звуки – стихотворения Заболоцкого и Тютчева имеют немало различий. Гроза у Тютчева – конкретное природное явление «в начале мая». Силы природы у него неподвластны человеческому разуму: они таинственны, их происхождение божественно. У Заболоцкого всё иначе: «. человек любит грозу за то, что она творит. Красота её созидается в творческих муках, она рождает себя подобно тому, как рождается произведение искусства» (3, 75).

Человек и природа у Заболоцкого слились неразрывно: «человеческий шорох травы, вещий холод на тёмной руке», молния мысли, появление первых дальних громов – «первых слов на родном языке».

Тема творчества у Тютчева появляется только в последней строфе, у Заболоцкого она заявлена сразу – во второй строфе.

И если в стихотворении Тютчева появляется мифологический образ Гебы – богини вечной юности, то у Заболоцкого это просто символический образ красоты – «светлоокой девы», представшей «в дивном блеске своей наготы». Её появление происходит на фоне разыгравшихся зарниц, молний, белых облаков, сияющего дождя. Этот образ многозначен: «Это новый миф (Афродита и радуга). Миф фантастичен, появление девы вызывает перемены в мире. Дева – параллель грозе и вдохновенью, она рождена человеческим сознанием и грозовой природой. Это символ творчества и человека, объединивших свои усилия. В то же время это образ, обладающий властью над природой и словом» (4, 38).

Поэтический язык стихотворений также различен. О родстве с Тютчевым свидетельствует лишь использование слова «сумрак», которое очень любил Тютчев, в метафоре «сумрак восторга».

У Заболоцкого множество метафор, цель которых – показать тесную связь человека и природы. Поэтическая речь передаёт не только художественные образы, но и образы зрительные, слуховые, осязательные. Преобладание звонких согласных в строфе («Содрогаясь от мук, пробежала над миром зарница») передаёт раскаты грома, глухих и шипящих («Человеческий шорох травы, вещий холод на тёмной руке») – порывы ветра и шуршание травы. Свет и тень противопоставлены друг другу, поскольку гроза совмещает в себе нечто величественное и грозное одновременно. Чувства также противоречивы:

И стекает по телу, замирая в восторге, вода,
Травы падают в обморок, и направо бегут и налево
Увидавшие небо стада.
А она.
Удивлённая, смотрит.

Открытие Заболоцкого неотделимо от эстетики XX века, который гораздо шире, чем раньше, вводит проблему творчества в искусство, ищет красоту в жизни и природе. По мысли поэта, искусство должно видеть красоту не в чём-то исключительном, а в самой обыкновенной жизни, где рядом с добром уживается зло, где люди терпят горе и радость, переживают любовь и смерть. Результатом этих философских размышлений поэта стало стихотворение «Гроза», которое тематически близко «Весенней грозе» Тютчева.

Очень верное наблюдение относительно сближения двух поэтов было сделано А.Павловским: «Заболоцкий соприкоснулся с Тютчевым лишь в том, что и он признал глубинные и не во всём ещё познанные связи между Человеком и Вселенной. Соприкосновение с Тютчевым в том, что он тоже любил, боготворил и воспевал природу. » (5, 205).

Сопоставление двух лирических произведений позволяет увидеть, как по-разному, различными поэтическими средствами может быть воплощена в художественные образы одна и та же тема, как различается видение мира, природы, человека у поэтов, принадлежащих разным эпохам.

Л и т е р а т у р а

  1. Шайтанов И.О. Ф.И. Тютчев: поэтическое открытие природы. М.: Изд-во Московского университета, 1998.
  2. Бухштаб Б.Я. Русские поэты. М.: Художественная литература, 1970.
  3. Ростовцева И.И. Мир Заболоцкого. М.: Изд-во Московского университета, 1999.
  4. Маймин Е.А., Слинина Э.В. Теория и практика литературного анализа. М.: Просвещение, 1984.
  5. Павловский А.И. Современная советская поэзия. М.: Советский писатель, 1982.

Рецензии на книгу « Стихотворения » Тютчев, Фет

Нам тоже очень понравилось!Для школьников самое то и стихов много и цена хорошая)

Нам очень понравилась!

Обложка тонкая, как и сами страницы. Зато страниц много. Шрифт и междустрочное пространство хорошо подходит для недавно научившихся читать детей. Сами Стихотворения хоть и классика, но младшим школьником воспринимаются порой сложно, надо объяснять устаревшие слова и понятия. В целом по цене книга недорогая и школьнику всегда пригодится, особенно когда ребенок любит стихотворения и стихотворный ритм в целом.

Федор Тютчев
Дым

Здесь некогда, могучий и прекрасный,
Шумел и зеленел волшебный лес, —
Не лес, а целый мир разнообразный,
Исполненный видений и чудес.

Лучи сквозили, трепетали тени;
Не умолкал в деревьях птичий гам;
Мелькали в чаще быстрые олени,
И ловчий рог взывал по временам.

На перекрестках, с речью и приветом,
Навстречу к нам, из полутьмы лесной,
Обвеянный каким-то чудным светом,
Знакомых лиц слетался целый рой.

Какая жизнь, какое обаянье,
Какой для чувств роскошный, светлый пир!
Нам чудились нездешние созданья,
Но близок был нам этот дивный мир.

И вот опять к таинственному лесу
Мы с прежнею любовью подошли.
Но где же он? Кто опустил завесу,
Спустил ее от неба до земли?

Что это? Призрак, чары ли какие?
Где мы? И верить ли глазам своим?
Здесь дым один, как пятая стихия,
Дым — безотрадный, бесконечный дым!

Кой-где насквозь торчат по обнаженным
Пожарищам уродливые пни,
И бегают по сучьям обожженным
С зловещим треском белые огни.

Нет, это сон! Нет, ветерок повеет
И дымный призрак унесет с собой.
И вот опять наш лес зазеленеет.
Все тот же лес, волшебный и родной.

Комментарий:
Автографы (3) — РГАЛИ. Ф. 505. Оп. 1. Ед. хр. 42. Л. 1—2; собрание П. Г. Богатырева (Москва); НБУ. Ф. Н. Н. Страхова. Первые два — без заглавия, третий — с заглавием: «Современное».

Список — Альбом Тютчевой-Бирилевой, с заглавием «Дым», под текстом дата «26 апреля 1867 г.».

Первая публикация — Отеч. зап. 1867. Т. 172. Кн.1, май. С. 181—182. Вошло в Изд. 1868. С. 239—240, под заглавием: «Дым (Повесть И. С. Тургенева)» и с датой: «Май 1867 г.»; Изд. СПб., 1886. С. 299—300.

Печатается по первой публикации.

Датируется концом апреля — началом мая 1867 г. согласно пометам в автографах.

Автограф РГАЛИ — л. почтовый, карандаш. Под стихотворением дата рукой М. Ф. Бирилевой: «26 апреля». В автографе из собрания П. Г. Богатырева датировано «25 апреля». Написано в связи с появлением в мартовской книжке РВ за 1867 г. романа И. С. Тургенева «Дым». Перед отдачей стихотворения в печать Тютчев внес в него ряд исправлений. Доработка текста производилась, по-видимому, не позднее 9 мая 1867 г. В Отеч. зап. стихи напечатаны вслед за статьей Н. Н. Страхова «Новая повесть Тургенева».

О впечатлении, произведенном на Тютчева романом «Дым», В. П. Боткин сообщал Тургеневу 23 апреля 1867 г.: «Дым» еще читается, и мнение о нем не успело еще составиться. Вчера я был у Ф. И. Тютчева, — он только что прочел — и очень недоволен. Признавая все мастерство, с каким написана главная фигура, он горько жалуется на нравственное настроение, проникающее повесть, и на всякое отсутствие национального чувства».

«Дым» встретил осуждение не только со стороны Тютчева и его единомышленников.

В стихотворении Тютчев противопоставляет отрицательной оценке «Дыма» глубоко сочувственную оценку творчества писателя 1840-х — начала 1850-х гг., которое он сравнивает с «могучим и прекрасным», «волшебным и родным» лесом. В письме к жене от 13 сентября 1852 г. он так отозвался о «Записках охотника»: «. Я только что прочитал два тома Тургенева «Записки охотника», где встречаются чудесные страницы Понимание природы часто представляется как откровение». В другом письме к ней же (от 10 декабря 1852 г.) он снова возвращается к этой книге Тургенева: «Полнота жизни и мощь таланта в ней поразительны. Редко встречаешь в такой мере и в таком полном равновесии сочетание двух начал: чувство глубокой человечности и чувство художественное. С другой стороны, не менее поразительно сочетание реальности в изображении человеческой жизни со всем, что в ней есть сокровенного, и сокровенного природы со всей ее поэзией».

Р. Ф. Брандт замечал, что «стихотворение это представляет патриотский протест против пессимизма тургеневского «Дыма».

Источник: Тютчев Ф. И. Полное собрание сочинений и писем: В 6 т. / РАН. Ин-т мировой лит. им. М. Горького; Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом); Редколлегия: Н. Н. Скатов (гл. ред.), Л. В. Гладкова, Л. Д. Громова-Опульская, В. М. Гуминский, В. Н. Касаткина, В. Н. Кузин, Л. Н. Кузина, Ф. Ф. Кузнецов, Б. Н. Тарасов. — М.: Издат. центр «Классика», 2002—.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: