Доктор Живаго» Пастернака

Каждая книга живет своей судьбой. И судьба распорядилась так, что «Доктор Живаго», снискавший Нобелевскую премию, известный во всем мире, пришел к нашему читателю только через тридцать лет после рождения. Трагическая судьба.

События романа изображают крутые повороты отечественной истории, деление людей гражданской войной на два враждебных лагеря, ослепление их ненавистью. У каждого своя правда — благо человека. Но… «благими намерениями вымощена дорога в ад».

Юрий Андреевич Живаго — главный герой произведения.

Неотвратимость и неизбежность происходящего вполне понятна главному герою. Его подхватывает вихрь революции. И поскольку

«Какая великолепная хирургия! Взять и разом аристократически вырезать старые, вонючие язвы! Простой, без обиняков приговор несправедливости, привыкшей, чтобы ей кланялись, расшаркивались перед ней и приседали…» Но наивный доктор Живаго в силу своей гуманности не может безоглядно принять взгляды и методы большевиков. Он не может принять жестокость. «Но разве мог хрупкий, добрый Живаго стать жестоким? И вдруг, в один день, стать совсем-совсем другим, забыть об умении мечтать, писать стихи». Ведь жестокость проявляли и красные, и белые. Поэтому доктор Живаго «очутился ни в тех, ни в других, от одного берега отстал, к другому не пристал». Это пережить трудно. И в этих переживаниях, очевидно, воплощаются переживания В. Пастернака, отражается его понимание революции, его восприятие гражданской войны. Понимание психологических особенностей характера доктора Живаго требует от читателя высокого эмоционального напряжения. Читая роман, мы ищем правду вместе с главным героем. А в чем правда? Рухнули надежды, которые возлагал Живаго на новую власть, желая ни много ни мало — спокойно трудиться на благо людей. А встретился с жестокостью и непониманием. Юрию Андреевичу нет места в послереволюционной Москве и он вынужден уехать в Варыкино. Здесь Живаго начинает работать по специальности, но водоворот гражданской войны заносит его в лагерь партизан. В общении с ожесточенными людьми, работая в экстремальных условиях, доктор Живаго верен себе, своему долгу: он человек и врач. Люди для него равны: и раненый белогвардеец, и командир партизанского отряда. Но сохранить такую жизненную позицию, просто остаться человеком — это значит очутиться между двух огней.

Нет опоры у Юрия Андреевича и в личной жизни. Двух женщин любил он. Тоню как мать своих детей, как друга, не способного предать. Она знает его лучше всех и любит безоглядно. Лара — вторая женщина — олицетворение перемен. То она есть, то ее нет. С ней герой познал настоящее счастье, но оно кратковременно. Жизнь разлучает их. Герой Пастернака, разуверившись в жизни, обращается к поэзии. Но чтобы творить, нужно жить. Написана одна строка: «Свеча горела на столе…»

Свеча горела, горела, как путеводная звезда, как надежда на лучшее.

Не найдя опоры в работе, поддержки в любви, себя в поэзии, доктор идет ко дну. Он теряет профессиональные навыки врача, мельчает его дарование. В Москве он способен зарабатывать на жизнь неквалифицированным трудом. И когда где-то впереди замаячила надежда на лучшее, Юрий Живаго умирает.

Он искал правду без насилия. И его смерть — бесконечность пути нравственного совершенствования человека:

Борис Пастернак — Доктор Живаго

Скачать отрывок:

Жанры: Русская классическая проза Советская классическая проза Реализм Проза
Теги: Воспитание детей Возвращение с войны Война Долгие отношения Дружба Сирота Терпение Выживание Семейная история Семейная жизнь Разлука Гражданская война
Характеристики: Романтическое Военное Героическое Историческое Социальное Социально-философское Философское Психологическое
Главные герои: Мужчина

Случайная цитата из книги

«А материалом, веществом, жизнь никогда не бывает. Она сама, если хотите знать, непрерывно себя обновляющее, вечно себя перерабатывающее начало, она сама вечно себя переделывает и претворяет, она сама куда выше наших с вами тупоумных теорий»

Читать онлайн книгу «Доктор Живаго»

Описание книги «Доктор Живаго»

В 1957 году итальянским издательством Фельтринелли были выпущены в свет первые экземпляры «Доктора Живаго». В 1958 году за этот роман Борис Пастернак был удостоен Нобелевской премии, от которой его вынудили публично отказаться. В России произведение было опубликовано лишь в 1988 году (в журнале «Новый мир») более чем за тридцать лет со дня первого выхода «Доктора Живаго» в свет. Действие романа происходит в то непростое время, когда на долю России разом выпали все испытания: Первая мировая и Гражданские войны, отречение царя, революция. Роман Бориса Пастернака о судьбе его поколения, ставшего свидетелем, участником и жертвой этого безумия. Отзывы в прессе Знаменитый роман нобелевского лауреата неоднократно переиздан и давно стал программным произведением русской литературы. Вашему вниманию – аудиопостановка произведения в исполнении заслуженного артиста России Алексея Борзунова. Текст воспроизводится без сокращений: обе части шедевра и стихотворения Юрия Живаго. Ваш досуг Слушать роман в исполнении артиста не так легко, как может показаться на первый взгляд, потому что от слушателя потребуется полное участие, и на этом сказывается специфика романа в целом и интонационные особенности Борзунова: он читает так, будто рассказывает историю про себя самого, очень доверительно и очень искренне, так что начинаешь вслушиваться, сопереживать, следить за ходом истории и в конце концов становишься ее частью. Тем, кому сюжет романа знаком, следует прослушать аудиоверсию хотя бы для сравнения собственного отношения к тем или иным событиям, происходящими в романе, с акцентами, которые расставил Алексей Борзунов. АИФ «Я хочу все узнать» © Б. Пастернак (наследники) ©&? ИП Воробьев В.А. ©&? ИД СОЮЗ

«Доктор Живаго» — сюжет

Главный герой романа, Юрий Живаго, предстаёт перед читателем маленьким мальчиком на первых страницах произведения, описывающих похороны его матери: «Шли и шли и пели „Вечную память“ …». Юра — потомок богатой семьи, сделавшей себе состояние на промышленных, торговых и банковских операциях. Брак родителей не был счастливым: отец бросил семью ещё до смерти матери.

Осиротевшего Юру на некоторое время приютит дядя, живущий на юге России. Затем многочисленные родственники и друзья отправят его в Москву, где он как родной будет принят в семью Александра и Анны Громеко.

Исключительность Юрия становится очевидной довольно рано — ещё юношей он проявляет себя как талантливый поэт. Но при этом решает идти по стопам своего приёмного отца Александра Громеко и поступает на медицинское отделение университета, где также проявляет себя как талантливый врач. Первой любовью, а впоследствии и женой Юрия Живаго становится дочка его благодетелей — Тоня Громеко.

У Юрия и Тони было двое детей, однако затем судьба разлучила их навсегда, и свою младшую дочь, родившуюся после расставания, доктор никогда не видел.

В начале романа перед читателем постоянно возникают новые лица. Всех их свяжет в единый клубок дальнейший ход повествования. Одна из них — Лариса, невольница престарелого адвоката Комаровского, которая всеми силами пытается и не может вырваться из плена его «покровительства». У Лары есть друг детства — Павел Антипов, который впоследствии станет её мужем, и Лара увидит в нём своё спасение. Поженившись, они с Антиповым не могут найти своего счастья, Павел бросит семью и отправится на фронт Первой мировой. Впоследствии он станет грозным революционным комиссаром, сменив фамилию на Стрельников. По окончании Гражданской войны он планирует воссоединиться с семьёй, однако этому желанию так и не суждено будет сбыться.

Юрия Живаго и Лару судьба разными путями сводит в период Первой мировой войны в прифронтовом населённом пункте Мелюзеево, куда главный герой произведения призван на войну в качестве военного врача, а Антипова — добровольно сестрой-милосердия, пытаясь отыскать без вести пропавшего мужа Павла. Впоследствии жизни Живаго и Лары опять пересекаются в провинциальном Юрятине-на-Рыньве (вымышленном уральском городе, прообразом которого послужила Пермь), где они тщетно ищут убежища от уничтожающей всё и вся революции. Юрий и Лариса встретятся и полюбят друг друга. Но вскорости нищета, голод и репрессии разлучат и семью доктора Живаго, и Ларину семью. Полтора года Живаго будет пропадать в Сибири, служа военным доктором в плену у красных партизан. Совершив побег, он пешком вернётся обратно на Урал — в Юрятин, где снова встретится с Ларой. Его супруга Тоня, вместе с детьми и тестем Юрия, находясь в Москве, пишет о скорой принудительной высылке за границу. В надежде переждать зиму и ужасы Юрятинского реввоенсовета, Юрий и Лара укрываются в заброшенной усадьбе Варыкино. Вскоре к ним приезжает нежданный гость — Комаровский, получивший приглашение возглавить Министерство юстиции в Дальневосточной республике, провозглашённой на территории Забайкалья и российского Дальнего Востока. Он уговаривает Юрия Андреевича отпустить Лару и её дочь с ним — на восток, обещая переправить их затем за границу. Юрий Андреевич соглашается, понимая, что никогда больше их не увидит.

Постепенно он начинает сходить с ума от одиночества. Вскоре в Варыкино приходит супруг Лары — Павел Антипов (Стрельников). Разжалованный и скитающийся по просторам Сибири, он рассказывает Юрию Андреевичу о своём участии в революции, о Ленине, об идеалах советской власти, но, узнав от Юрия Андреевича, что Лара всё это время любила и любит его, понимает, как горько он заблуждался. Стрельников кончает с собой выстрелом из винтовки. После самоубийства Стрельникова доктор возвращается в Москву в надежде бороться за свою дальнейшую жизнь. Там он встречает свою последнюю женщину — Марину, дочь бывшего (ещё при царской России) живаговского дворника Маркела. В гражданском браке с Мариной у них рождаются две девочки. Юрий постепенно опускается, забрасывает научную и литературную деятельность и, даже осознавая своё падение, ничего не может с этим поделать. Однажды утром, по дороге на работу, ему становится плохо в трамвае, и он умирает от сердечного приступа в центре Москвы. Проститься с ним к его гробу приходят единокровный брат Евграф и Лара, которая вскоре после этого пропадёт без вести.

Впереди будут и Вторая мировая, и Курская дуга, и прачка Таня, которая поведает убелённым сединами друзьям детства Юрия Андреевича — Иннокентию Дудорову и Михаилу Гордону, пережившим ГУЛАГ, аресты и репрессии конца 30-х, историю своей жизни; окажется, что это внебрачная дочь Юрия и Лары, и брат Юрия генерал-майор Евграф Живаго возьмёт её под свою опеку. Он же составит сборник сочинений Юрия — тетрадь, которую читают Дудоров и Гордон в последней сцене романа. Роман завершается 25-ю стихотворениями Юрия Живаго.

История

В ноябре 1957 года роман был впервые издан на итальянском языке в Милане в издательстве Фельтринелли, «вопреки всем усилиям Кремля и итальянской компартии»(за это Фельтринелли был позднее исключён из компартии).

24 августа 1958 года в Голландии тиражом 500 экземпляров было выпущено «пиратское» (без согласования с Фельтринелли) издание на русском языке

Издание на русском языке по рукописи, не выправленной автором, вышло в свет в Милане в январе 1959 года.

Награды

23 октября 1958 года Борису Пастернаку была присуждена Нобелевская премия с формулировкой «за значительные достижения в современной лирической поэзии, а также за продолжение традиций великого русского эпического романа». Власти СССР во главе с Н. С. Хрущёвым восприняли это событие с негодованием, поскольку сочли роман антисоветским. Из-за развернувшейся в СССР травли Пастернак вынужден был отказаться от получения премии. Лишь 9 декабря 1989 года Нобелевский диплом и медаль были вручены в Стокгольме сыну писателя Евгению Пастернаку.

Критика

Отрицательную оценку роману, потеснившему в перечне бестселлеров «Лолиту», дал В. В. Набоков: «„Доктор Живаго“ — жалкая вещь, неуклюжая, банальная и мелодраматическая, с избитыми положениями, сладострастными адвокатами, неправдоподобными девушками, романтическими разбойниками и банальными совпадениями»

Иван Толстой, автор книги «Отмытый роман»:Потому что этот человек преодолел то, что все остальные писатели в Советском Союзе преодолеть не смогли. Например, Андрей Синявский посылал свои рукописи на Запад под псевдонимом Абрам Терц. В СССР в 1958 году был лишь один человек, который, подняв забрало, сказал: «Я Борис Пастернак, я автор романа „Доктор Живаго“. И я хочу, чтобы он вышел в том виде, в котором он был создан». И этому человеку присудили Нобелевскую премию. Я считаю, что эта высшая награда присуждена самому правильному человеку в то время на Земле.

Книга Доктор Живаго — Борис Пастернак

Главный герой романа, Юрий Живаго, предстаёт перед читателем маленьким мальчиком на первых страницах произведения, описывающих похороны его матери: «Шли и шли и пели „Вечную память“ …» Юра — потомок богатой семьи, сделавшей себе состояние на промышленных, торговых и банковских операциях. Брак родителей не был счастливым: отец бросил семью ещё до смерти матери.

Осиротевшего Юру на некоторое время приютит дядя, живущий на юге России. Затем многочисленные родственники и друзья отправят его в Москву, где он как родной будет принят в семью Александра и Анны Громеко.

Исключительность Юрия становится очевидной довольно рано — ещё юношей он проявляет себя как талантливый поэт. Но при этом решает идти по стопам своего приёмного отца Александра Громека и поступает на медицинское отделение университета, где также проявляет себя как талантливый врач. Первой любовью, а впоследствии и женой Юрия Живаго становится дочка его благодетелей — Тоня Громеко.

У Юрия и Тони было двое детей, однако, затем судьба разлучила их навсегда, и свою младшую дочь, родившуюся после расставания, доктор никогда не видел.

В начале романа перед читателем постоянно возникают новые лица. Всех их свяжет в единый клубок дальнейший ход повествования. Одна из них — Лариса, невольница престарелого адвоката Комаровского, которая всеми силами пытается и не может вырваться из плена его «покровительства». У Лары есть друг детства — Павел Антипов, который впоследствии станет её мужем, и Лара увидит в нём своё спасение. Поженившись, они с Антиповым не могут найти своего счастья, Павел бросит семью и отправится на фронт Первой мировой. Впоследствии он станет грозным революционным комиссаром, сменив фамилию на Стрельников. По окончании гражданской войны он планирует воссоединиться с семьёй, однако, этому желанию так и не суждено будет сбыться.

Юрия Живаго и Лару судьба разными путями сведёт в провинциальном Юрятине-на-Рыньве (вымышленном Уральском городе, прообразом которого послужила Пермь), где они тщетно ищут убежища от уничтожающей всё и вся революции. Юрий и Лариса встретятся и полюбят друг друга. Но вскорости нищета, голод и репрессии разлучат и семью доктора Живаго, и Ларину семью. Два с лишним года Живаго будет пропадать в Сибири, служа военным доктором в плену у красных партизан. Совершив побег, он пешком вернётся обратно на Урал — в Юрятин, где снова встретится с Ларой. Его супруга Тоня, вместе с детьми и тестем Юрия, находясь в Москве, пишет о скорой принудительной высылке за границу. В надежде переждать зиму и ужасы Юрятинского реввоенсовета, Юрий и Лара укрываются в заброшенной усадьбе Варыкино. Вскоре к ним приезжает нежданный гость — Комаровский, получивший приглашение возглавить Министерство юстиции в Дальневосточной республике, провозглашённой на территории Забайкалья и российского Дальнего Востока. Он уговаривает Юрия Андреевича отпустить Лару и её дочь с ним — на восток, обещая переправить их затем за границу. Юрий Андреевич соглашается, понимая, что никогда больше их не увидит.

Постепенно он спивается и начинает сходить с ума от одиночества. Вскоре в Варыкино приходит супруг Лары — Павел Антипов (Стрельников). Разжалованный и скитающийся по просторам Сибири, он рассказывает Юрию Андреевичу о своём участии в революции, о Ленине, об идеалах советской власти, но, узнав от Юрия Андреевича, что Лара всё это время любила и любит его, понимает, как горько он заблуждался. Стрельников кончает с собой выстрелом из охотничьего ружья. После самоубийства Стрельникова доктор возвращается в Москву в надежде бороться за свою дальнейшую жизнь. Там он встречает свою последнюю женщину — Марину, дочь бывшего (ещё при царской России) Живаговского дворника Маркела. В гражданском браке с Мариной у них рождаются две девочки. Юрий постепенно опускается, забрасывает научную и литературную деятельность и, даже осознавая своё падение, ничего не может с этим поделать. Однажды утром, по дороге на работу, ему становится плохо в трамвае, и он умирает от сердечного приступа в центре Москвы. Проститься с ним к его гробу приходят сводный брат Евграф и Лара, которая вскоре после этого пропадёт без вести.

Впереди будут и Вторая мировая, и Курская дуга, и прачка Таня, которая поведает убелённым сединами друзьям детства Юрия Андреевича — Иннокентию Дудорову и Михаилу Гордону, пережившим ГУЛАГ, аресты и репрессии конца 30-х, историю своей жизни; окажется, что это внебрачная дочь Юрия и Лары, и брат Юрия генерал-майор Евграф Живаго возьмёт её под свою опеку. Он же составит сборник сочинений Юрия — тетрадь, которую читают Дудоров и Гордон в последней сцене романа. Роман завершается 25-ю стихотворениями Юрия Живаго.

Интерпретация

По мнению биографа и исследователя творчества Пастернака писателя Дмитрия Быкова, сюжетом символистского романа стала собственная жизнь Пастернака, но не реально им прожитая, а та, какой он хотел бы её видеть. Юрий Живаго, согласно этой трактовке, является олицетворением русского христианства, главными чертами которого Пастернаку виделись — жертвенность и щедрость. Образ Лары литературовед ассоциирует с Россией, вечно мятущейся роковой страной, сочетающей в себе неприспособленность к жизни с удивительной ловкостью в быту. Автор 500-страничного романа незаметно подводит читателя к мысли о том, что не человек служит эпохе, а напротив — эпоха развёртывается так, чтобы человек осуществил себя с наибольшей выразительностью и свободой. [1]

История публикации

Первое издание романа на русском языке вышло 23 ноября 1957 года в Милане в издательстве Джанджакомо Фельтринелли, что стало одной из причин травли Пастернака советскими властями. По мнению Ивана Толстого, издание вышло при содействии ЦРУ США [2] .

В СССР роман в течение трёх десятилетий распространялся в самиздате и был опубликован только во времена «перестройки», в 1988 году в журнале «Новый мир».

Нобелевская премия

23 сентября 1958 года Борису Пастернаку была присуждена Нобелевская премия с формулировкой «за значительные достижения в современной лирической поэзии, а также за продолжение традиций великого русского эпического романа». Из-за развернувшейся в СССР травли Пастернак вынужден был отказаться от получения премии. Лишь 9 декабря 1989 года Нобелевский диплом и медаль были вручены в Стокгольме сыну писателя Евгению Пастернаку.

Иван Толстой, автор книги «Отмытый роман»: [3]

Потому что этот человек преодолел то, что все остальные писатели в Советском Союзе преодолеть не смогли. Например, Андрей Синявский посылал свои рукописи на Запад под псевдонимом Абрам Терц. В СССР в 1958 году был лишь один человек, который, подняв забрало, сказал: «Я Борис Пастернак, я автор романа „Доктор Живаго“. И я хочу, чтобы он вышел в том виде, в котором он был создан». И этому человеку присудили Нобелевскую премию. Я считаю, что эта высшая награда присуждена самому правильному человеку в то время на Земле.

Травля

Травля Пастернака из-за романа «Доктор Живаго» стала одной из причин его тяжёлой болезни и преждевременной смерти в 1960. Началась травля сразу после публикации романа на Западе. Тон задал Никита Хрущёв, который с трибуны сказал о Пастернаке весьма грубо: «Даже свинья не гадит там, где ест». [4] В заявлении ТАСС от 2 ноября 1958 указывалось, что в «своем антисоветском сочинении Пастернак оклеветал общественный строй и народ». Непосредственным координатором общественной и газетной травли стал заведующий отделом культуры ЦК партии Д.А. Поликарпов. Факт публикации книги за рубежом был представлен властями как предательство и антисоветчина, в то время как осуждение книги трудящимися выдавалось за проявление патриотизма. В резолюции Союза писателей от 28 октября 1958 Пастернака назвали самовлюблённым эстетом и декадентом, клеветником и предателем. Лев Ошанин обвинил Пастернака в космополитизме, Борис Полевой назвал его «литературным Власовым», Вера Инбер убедила СП обратиться в правительство с просьбой лишить Пастернака советского гражданства. [5] Затем Пастернака несколько месяцев подряд «разоблачали» в крупнейших газетах, таких как «Правда» и «Известия», журналах, по радио и телевидению, вынуждая отказаться от присуждённой ему Нобелевской премии. Его роман, который в СССР никто не читал, осуждали на организованных начальством среди рабочего дня митингах в институтах, в министерствах, на заводах, фабриках, в колхозах. Выступавшие называли Пастернака — клеветник, предатель, отщепенец общества; предлагали судить и выгнать из страны. Коллективные письма публиковались в газетах, зачитывались по радио. В качестве обвинителей привлекались как люди, не имеющие никакого отношения к литературе (это были ткачихи, колхозники, рабочие), так и профессиональные литераторы. Так, Сергей Михалков написал басню про «некий злак, который звался пастернак». Позже кампания по шельмованию Пастернака получила ёмкое саркастическое название «Не читал, но осуждаю!». Эти слова часто фигурировали в речах общественных обвинителей, многие из которых книг не брали в руки вообще. Травля, пошедшая одно время на спад, вновь усилилась после публикации 11 февраля 1959 в британской газете «Дейли мэйл» стихотворения Пастернака «Нобелевская премия» с комментарием корреспондента Энтони Брауна о том, какому остракизму нобелевский лауреат подвергается у себя на родине. [6] [7] [8]

Публикация романа и присуждение автору Нобелевской премии привели, помимо травли, к исключению Пастернака из Союза писателей СССР (восстановлен посмертно в 1987). Московская организация Союза писателей СССР, вслед за Правлением Союза писателей, требовала высылки Пастернака из Советского Союза и лишения его советского гражданства. В 1960 году Александр Галич написал стихотворение на смерть Пастернака, где есть такие строчки:

Мы не забудем этот смех, И эту скуку! Мы поименно вспомним всех, Кто поднял руку!

Среди литераторов, требовавших высылки Пастернака из СССР, были Л. И. Ошанин, А. И. Безыменский, Б. A. Слуцкий, С. A. Баруздин, Б. Н. Полевой, Константин Симонов и многие другие [9] .

Интересные факты

  • Широко распространено мнение, что прообразом города Юрятина из «Доктора Живаго» является Пермь.

«Пятьдесят лет назад, в конце 1957 года, в Милане вышло первое издание „Доктора Живаго“. В Перми по этому поводу фонд „Юрятин“ даже выпустил настенный календарь „Время Живаго“, а в нем — годовая роспись юбилейных мероприятий». (см. Разговор о жизни и смерти. К 50-летию «Доктора Живаго»).

Зиму 1916 года Пастернак провёл на Урале, в посёлке Всеволодо-Вильва Пермской губернии, приняв приглашение поработать в конторе управляющего Всеволодо-Вильвенскими химическими заводами Б. И. Збарского помощником по деловой переписке и торгово-финансовой отчётности. В этом же году поэт побывал на Березниковском содовом заводе на Каме. В письме к С. П. Боброву от 24 июня 1916 г. Борис называет содовый завод «Любимов, Сольвэ и К» и поселок европейского образца при нем «маленькой промышленной Бельгией».

  • Э. Г. Казакевич, прочитав рукопись, заявил: «Оказывается, судя по роману, Октябрьская революция — недоразумение и лучше было её не делать», К. М. Симонов, главный редактор «Нового мира», также отреагировал отказом напечатать роман: «Нельзя давать трибуну Пастернаку!».
  • Французское издание романа (Галлимар, 1959) иллюстрировал посредством разработанной им техники «игольчатого экрана» русский художник и мультипликаторАлександр Алексеев (1901—1982) [1].

Доктор Живаго

Купить по лучшей цене:

При покупке в этом магазине Вы возвращаете на личный счет BM и становитесь претендентом на приз месяца от BookMix.ru!
Подробнее об акции

134 RUB руб. купить My-shop.ru: 134 руб. купить Лабиринт: 207 руб. купить

смотреть полный список магазинов

Авторы: Борис Пастернак

«Разве когда любят, унижают?»

«Доктор Живаго» — вершина творчества Бориса Пастернака, итог всей его жизни, по праву считается одним из величайших романов как русской, так и мировой литературы. Это книга о судьбах русской интеллигенции его поколения, неразрывно связанных с трагической историей России, поиск ответов на вечные вопросы бытия, история бессмертной любви, выжившей в хаосе революции и Гражданской войны… Обо всём этом и не только в книге Доктор Живаго (Борис Пастернак)

JE SUIS MALADE

Что можно сказать о книге, когда о ней уже все сказано? Ничего. Вот и я говорить ничего не буду. Я спою.

Я больше не мечтаю,
Я больше не курю,
У меня даже больше нет историй.
Я отвратителен без тебя,
Я некрасив без тебя,
Я похож на брошенную вещь в спальне.

Я болен, совершенно болен

Будь то автор этого признания Серж Лама, или неповторимая Далида, или обожаемая мной мадмуазель Живаго Лара Фабиан, или, на худой конец, я — каждый споет о своем, но будет не нов. Автор этой мелодии — доктор Живаго. Живой. Настоящий. Но больной от любви. «Рожденный жить, а не готовиться к жизни».

В подтверждение главного постулата романа, имя главного героя происходит от родительного падежа, используемого в молитве: «Ты есть воистину Христос, сын Бога Живаго». Сам Пастернак рассказывал, что идея назвать главного героя Живаго пришла к нему в детстве, когда в церкви на богослужении он услышал эту молитву и по-детски поставил запятую перед Живаго, превратив, тем самым, это слово в обращение. Позднее по имени героя был назван и сам роман, хотя первоначальное его название было «Смерти не будет». Ее действительно нет. Книга начинается с похорон отца Юрия: «Живаго хоронят», в финале гибнет и сам доктор Живаго, но он воскресает в своих стихах.

Это песня человека без кожи, смертельно больного от любви, зараженного самой жизнью, болезнью, от которой нет спасения на этом свете. Когда она ушла, он умер.

Я больше не горю желанием
Жить этой жизнью,
Ведь она останавливается когда ты уходишь
У меня больше нет жизни,
И даже моя постель
Превращается в вокзальный перрон
Когда ты исчезаешь.

Je suis malade, complètement malade

Цветаева говорила об авторе Живаго так: «В Пастернаке себя не забывают: обретают и себя, и Пастернака, то есть новый глаз, новый слух». Но как сложно вникнуть, ведь Пастернак ведет беседу с собой, читатель для него вторичен, а читатель субъект капризный, и привык к тому, чтобы ему угождали, потому многие за техническими огрехами, не видят романа. Сколько критики и сейчас обрушивается на Пастернака: писал не о том, не так, и для никого. И опять Цветаева отвечает таким критиканам: «Читать Пастернака немногим легче, а может быть, и совсем не легче, чем Пастернаку — себя писать». Посмею ответить и я: если вы не больны, вам не понять.

Je suis malade, complètement malade…

Ты не пожалеешь, главное начни

Это невероятная книга.
Я долго не хотел за нее браться, пока один мой друг не подарил мне её со словами «Ты не пожалеешь, главное начни».
Я начал. И даже сейчас, перечитав ее 2 раза, я держу эту книгу у себя на столе, периодически перелистывая.
Must have для каждого, чья работа зависит от вдохновения.
Если ты дизайнер, художник, фотограф — ты не пожалеешь.
Если ты ещё не читал и не думал — ты не пожалеешь.
Потрясающий слог, невероятный сюжет, утонченное удовольствие.

Только, если ты читаешь ее в первый раз, послушай дружеского совета — записывай имена и краткие характеристики новых персонажей в блокнотик и держи его рядом с книгой — их там огромное количество, и легко запутаться.

Есть о чем подумать

Очень сложно дать связную и последовательную рецензию на книгу, в которой поднимается столько тем и после которой остается масса эмоций и впечатлений. Книга только что дочитана, и все переживания еще свежи. Потому оставлю несколько отрывистую, описанную по пунктам, рецензию (за что прошу меня простить).

Так вышло, что книга попала ко мне в период моей депрессии. За окном зима, холод собачий, в душе примерно то же самое. И в такое нелегкое время книга подошла мне идеально. Я давно присматривала ее, даже пыталась начать читать, но бросала. И вот ее час настал.

Эта история — сама жизнь. Изменчивая, разная. Тяжелая, сумбурная, непонятная. Главный герой ведет за собой через ряд событий, за которыми следишь с искренним любопытством и переживанием. То ты вместе с обедневшими аристократами ютишься к квартирке, в потускневшем, и родном и опасном городе. То отправляешься в долгий путь на поезде. Вместе с ними замираешь и прислушиваешься к лесной тиши, или бежишь прочь из партизанского лагеря обратно к родным и любящим людям. Людские судьбы там тесно переплетаются. Персонажи встречаются и расходятся, и несмотря на масштабность географическую, создается впечатление, что встречи героев — это не «мир тесен», а сама судьба.

Для меня особый интерес представляло описание чувство доктора к двум главным женщинам в его жизни. То, как он их любил. По-разному, но глубоко. Волнующе.

Надо сказать, что об историческом периоде я знала не так много, да и не интересовалась особо. Но после этой книги кардинально поменяла свое мнение. Здесь не просто исторические события, а, что важнее, отражены проблемы людей. Потерянность, отсутствие ясности и уверенности в завтрашнем дне. Именно это чувство абсолютной неизвестности перед поворотами судьбы для меня стало основой жизнеописания доктора. Приходится шустро подстраиваться под события, переезжать, менять работу, менять партии, специальности, друзей, круг общения. И эта опасность не попасть вовремя в «правильную» компанию: если ты чужой, тебя снимут с поезда; если не тот лозунг или аббревиатура — ты уже под подозрением. А менялось все быстро и сумбурно.

Отдельное впечатление оставили описания врачебных будней.То, какими они были на фронте, в большом городе и в деревне. Иногда до мурашек пробирало, испытывала ужас и восхищение перед врачами прошлых лет.

Хочется упомянуть и природу, и второстепенных персонажей — они создают прекрасный живой фон. Причем благодаря прекрасному языку повествования, они ощущаются ярко и натурально. Это не просто фоновый холст, или усиление эффекта от происходящего, нет. Это больше. Это сама жизнь, которая течет вокруг нас, независимо от того, богаты мы или бедны, коммунисты или нет. Природа родная и близкая.

Последнее: стихи. Тут я могу только сказать: обязательно прочитайте их после романа! Конечно, «свеча горела на столе» — это строки, знакомые еще со школы. Но по-настоящему понимаешь их только после романа.

Подводя итог: это безусловно сильная книга, о которой можно говорить много и долго. Перекрещение судеб, исторические события, острота ощущений, взаимоотношений, чудесный язык повествования — все складывается в общую картину, с особым послевкусием. Как будто и правда проживаешь другую жизнь вместе с доктором Живаго.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: