Кинжал (Пушкин)

← Наперсница моих сердечных дум… Кинжал
автор Александр Сергеевич Пушкин (1799—1837)
Всё так же ль осеняют своды… →
См. Стихотворения 1821 . Дата создания: март 1821?, опубл.: 1856. Источник: ФЭБ ЭНИ «Пушкин» [1]

КИНЖАЛ.

‎ Лемносской бог тебя сковал
‎ Для рук бессмертной Немезиды,
Свободы тайный страж, карающий кинжал,
Последний судия Позора и Обиды.

Где Зевса гром молчит, где дремлет меч Закона,
‎ Свершитель ты проклятий и надежд,
‎ Ты кроешься под сенью трона,
‎ Под блеском праздничных одежд.

‎ Как адской луч, как молния богов,
10 Немое лезвие злодею в очи блещет,
‎ И озираясь он трепещет,
‎ Среди своих пиров.

Везде его найдет удар нежданный твой:
На суше, на морях, во храме, под шатрами,
‎ За потаенными замками,
‎ На ложе сна, в семье родной.

Шумит под Кесарем заветный Рубикон,
Державный Рим упал, главой поник Закон;
‎ Но Брут восстал вольнолюбивый:

20 Ты Кесаря сразил — и мертв объемлет он
‎ Помпея мрамор горделивый.

Исчадье мятежей подъемлет злобный крик:
‎ Презренный, мрачный и кровавый,
‎ Над трупом Вольности безглавой
‎ Палач уродливый возник.

Апостол гибели, усталому Аиду
‎ Перстом он жертвы назначал,
‎ Но вышний суд ему послал
‎ Тебя и деву Эвмениду.

30 О юный праведник, избранник роковой,
‎ О Занд, твой век угас на плахе;
‎ Но добродетели святой
‎ Остался глас в казненном прахе.

В твоей Германии ты вечной тенью стал,
‎ Грозя бедой преступной силе —
‎ И на торжественной могиле
‎ Горит без надписи кинжал.

Примечания

  1. Пушкин А. С. Собрание сочинений: В 20 т. — М.: Художественная литература, 1947. — Т. 2. Стихотворения, 1817—1825. Лицейские стихотворения в позднейших редакциях. — С. 173.

При жизни Пушкина напечатано не было.

Источники текста: Рукописи: Автографы: 1. Черновой в записной книжке ПБЛ № 42, л. 45 об. — 46 и 64. Опубликован ряд стихов, вставленных произвольно в текст копии, Морозовым в его первом издании собр. соч. Пушкина, т. I, 1887, стр. 239—240. В виде вариантов опубликовано Саитовым в «Материалах для акад. изд. соч. Пушкина» Майкова, СПб. 1902, стр. 109. Транскрипция дана Морозовым в акад. изд. собр. соч. Пушкина, т. III, 1912, прим. стр. 111—113. Факсимиле л. 64 — «Сборник снимков с автографов русских деятелей» изд. «Русской Старины» и Ф. К. Опочинина, СПб. 1873, л. 28, № 62а. 2. Запись со второй половины ст. 30-го до конца стихотворения в сборнике Полторацкого (Пц). Текст, записанный Полторацким, изобилует искажениями, почему и Пушкин, дописывая этот текст, намеренно сделал еще одну ошибку: в ст. 36 «торжественном» (вместо «торжественной»). Опубликовано (с исправлениями) Саитовым в «Материалах для акад. изд. соч. Пушкина» Майкова, СПб. 1902, стр. 107—108; точнее — Цявловским в статье «Автограф стихотворения Пушкина „Кинжал“» — «Голос Минувшего» 1923, № 1, стр. 22—23. Копии в сборниках: 3. Вощинина. (ВщН). 4. Гудовичей. (Гдв). 5. Алмазова (Алм). 6. Нейштадта. (Н1). 7. Шереметева. (Ш). Здесь ст. 1—27. 8. Остафьевском. (Оф). Текст исправлен кн. П. А. Вяземским. 9. Щербакова. (Щр). 10. Соболевского. (Сб). 11. «От безделья и от скуки». (Отб). 12. Библиотеки Академии Наук. (БАН2). 13. Баратынской. (Брт1). 14. Картавова. (Крт). 15. Нейштадта (Н3). 16. Щукина. (Щ). 17 Долгорукова. (Дл). Текст исправлялся (основной — Дла, исправленный — Длб). 18. Нейштадта. (Н2). 19. Гедеонова. (Гд). 20. «Всякая Всячина». (ВВ). 21. Бартенева (Б1). В тексте есть исправления (основной текст — Б1а, исправления Б1б). Напечатано в виде вариантов Цявловским в публикации «Из пушкинианы П. И. Бартенева. I. Тетрадь 1850-х гг.» — «Летописи Гос. Литературного Музея», кн. первая, 1936, стр. 516. 22. Лонгинова-Полторацкого. (Л). 23. Семевского. (Смв). Текст выправлен по ПЗ (см. ниже). Основной текст — Смва, исправления — Смвб. 24. Александрова. (Ал.) 25. Якушкина. (Я1). При тексте приведены варианты (Я1в). 25. Гаевского. (Гв3). 27. Дашкова. (Дш). 28. Ефремова. (Е). 29. Ташкентском. (Тшк). Отдельные копии: 30. Из Остафьевского архива П. А. Вяземского. (Вз4). Один лист F°. 31. Из Остафьевского архива П. А. Вяземского (Вз5). Один лист 4°. Текст исправлен кн. П. А. Вяземским. Опубликовано в виде вариантов Саитовым в «Материалах для акад. изд. соч. Пушкина» Майкова, СПб. 1902, стр. 110. Эта и предыдущая копии — ГАФКЭ, ф. 195, к. 45. 32. Из бумаг Н. В. Путяты (Пт4). — ГЛМ. Опубликовано (с опечаткой в ст. 28) Цявловским, ошибочно принявшим копию за автограф Пушкина, в статье «Автограф стихотворения Пушкина „Кинжал“» — «Голос Минувшего» 1923, № 1, стр. 24—25. 33. Из библиотеки Миклашевских (Мкл). Днепропетровск. Опубликовано в виде разночтений Т. Новополиным в статье «Пушкін і Катеринослав. Історико-літературний нарис» — «Штурм». Журнал Дніпропетровськ. 1936, № 11—12, стр. 107—108, а на стр. 104—105 факсимиле всего текста. 34. Запись декабриста Ильи Ив. Иванова в его следственном деле, л. 21 об. — 22, зачеркнутая по строкам военным министром А. И. Татищевым «с высочайшего соизволения». (Ив). Здесь лишь семнадцать стихов (ст. 1—8, 17—21, 30—33) — ГАФКЭ. Факсимиле в статье М. В. Нечкиной «О Пушкине, декабристах и их общих друзьях. (По неисследованным архивным материалам)». — «Каторга и ссылка» 1930, кн. 4 (65), стр. 16—17. 35. Из архива А. А. Олениной-Андро. (Олн4). Один лист. — ГМП. 36. Из собрания Пушкинского Лицейского музея. (ЛцМ2). 37. Из собрания В. И. Яковлева (Якв3). 38. Неизвестного (Нз2). Три последние копии — ПД. Ф. 244, оп. 4; коп. 36 — № 60; коп. 37 — № 59; коп. 38 — № 122. 39. В сборнике 1827 г., принадлежавшем А. И. Успенскому. (У6). — ГЛМ. № 1703 XXI. 40. На листе тонкой бумаги. Копия поступила из Исторического музея в Ереване в Гос. лит. музей. Шифр: 3178/31 (Ер1). Публикации: 41. Герцена в сборнике «Полярная Звезда на 1856, издаваемая Искандером, книжка вторая». Лондон. 1856, стр. 8—9. (ПЗ). 42. Гербеля в берлинском сборнике «Стихотворений Пушкина» 1861, стр. 18—20. (Гр1). 43. Гербеля в статье «Для будущего полного собрания сочинений А. С. Пушкина» — «Русский Архив» 1876, № 10, стр. 211—212 (Гр3). 44. С. Сухонина в книге «Дела III Отделения собственной е. и. в. канцелярии об А. С. Пушкине», СПб. 1906, стр. 279, по копии, взятой при обыске в сентябре 1827 г. у Коноплева. (Кн). 45. Е. Ляцкого в статье «Один из списков Пушкинского стихотворения „Кинжал“» — «Slovonský sbornik věnovyoný prof. Frontišku Postrnkovi». Praha. 1923, стр. 194—197, по копии на бумаге без вод. зн., «типичной для первых двух десятилетий 19-го века». (Лц).

Печатается по копии Щр, кроме ст. 1, б, 11 и 13, которые печатаются по копии Ш; ст. 5 печатается по черновому автографу и копиям Ал, Б1, Брт1, ВВ, Вз4, Вз5, Гр1, Гр3, Кн, Крт, Л, Лц, Нз2, Олн4, Отб, Оф, ПЗ, Смв, Щ, Я1в.

В отделе «Другие редакции и варианты» помещаются варианты, относительно которых можно предполагать, что они восходят к автографу. Датируется 1821 годом; предположительно — мартом.

Опубликовано за границей в 1856 г. (см. выше); в России опубликовано в 1876 г. (см. выше).

В собрания сочинений Пушкина входит, начиная с первого издания под ред. Ефремова, 1880. (М. Ц. и Т. З.)

Анализ стихотворения Брюсова «Кинжал»

Стихотворение Брюсова «Кинжал» отсылает сразу к двум классическим стихотворениям — пушкинскому «Кинжалу» и стихотворению Лермонтова «Поэт». От них стихотворение Брюсова наследует метрику, ритм, образный ряд.

Стихотворение Пушкина в меньшей степени значимо для понимания брюсовского «Кинжала»: Пушкин воспевает кинжал как орудие возмездия, как символ освобождения от тирании. Образ кинжала никак не связан здесь с идеей поэта, поэзии, как в стихотворении Брюсова. Однако поэтическая традиция, которой принадлежит «Кинжал» Брюсова, начата именно стихотворением Пушкина. Об этом свидетельствует и метрика стихотворения: как и пушкинское, стихотворение Брюсова написано разностопным ямбом. Правда, у Пушкина чередование четырёх-, пяти-, шести- и семистопных строк свободно и не повторяется в разных строфах, тогда как все строфы у Брюсова имеют схему 6-7-6-5; но пронизанное духом свободы стихотворение Пушкина, видимо, и не могло иметь строго порядка в чередовании разностопных строк. Брюсов же делает акцент не на свободе, а на отточенности, безупречности своего дара-оружия.

Лермонтовский «Кинжал» гораздо активнее используется Брюсовым. Само уподобление поэта кинжалу, противопоставление поэта толпе, строгое чередование шестистопных строк с мужскими рифмами и пятистопных — с женскими (у Брюсова также все строки из 6 стоп нечётны и имеют мужские окончания. а строки из 5 и 7 стоп — женские) — всё это объединяет стихи Лермонтова и Брюсова. Но на этом общем фоне особенно отчётливо видны различия.

Лермонтов говорит о поэте, позабывшем о своём предназначении и потому подобном разукрашенному, но бесполезному кинжалу, которым забавляется праздная толпа. У Брюсова поэт сам отказывался от служения людям, пока не почувствовал голоса бури, не услышал зова истории; он верит, что его песнь созвучна грядущим потрясениям, а потому готов снова быть «с людьми».

Вообще Брюсов скорее отталкивается от традиции, чем следует ей. Лермонтовский «Поэт» выстроен как аллегория: картинное описание кинжала, его судьбы получает истолкование во второй половине стихотворения. Стихотворение Брюсова начинается даже не с рассказа о кинжале, а с короткого упоминания о «нём» — если не читать названия, не сразу и догадаешься, о чём идёт речь — кинжал, меч, нож? И тут же появляется фигура поэта — причём фигура отвлечённая; лишь во второй строфе автор говорит, что поэт — он сам (ещё одно отличие от стихотворения Лермонтова: там автор постоянно обращается к поэту «ты», и мы можем лишь догадываться, подразумевает ли Лермонтов самого себя).
В трёх строфах из пяти речь вообще идёт не о кинжале, а о том, как поэт относится к окружающим; да и в обрамляющих стихотворение строфах кинжал — вспомогательный образ. Брюсов использует хрестоматийные стихотворения, чтобы на их фоне вывести собственный рисунок.

В то же время Брюсов как бы реализует пророчества, содержащиеся в стихах Пушкина и Лермонтова. Орудие возмездия наконец востребовано; «осмеянный пророк» не только проснулся, но и встаёт во главе начинающегося движения.

24428 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Брюсов В.Я. / Лирика / Анализ стихотворения Брюсова «Кинжал»

Смотрите также по произведению «Лирика»:

Анализ стихотворения «Кинжал»

«Кинжал» Валерия Брюсова весьма отличается от мелодики «Фантазии» Бальмонта. Это энергичная, четко артикулированная поступь, свойственная большинству стихотворений поэта. Здесь ощутимо размеренное, уверенное в себе движение, точные, выверенные шаги, устойчивое восхождение по ступеням стихов.

По контрасту с расплывчатой многогранностью лирической героя Бальмонта лирическое «я» Брюсова отличается конкретностью позиции. Это уверенный себе человек, не доверяющий чужим призывам, полагающийся на собственный разум. Он гордо отстраняется от мелочности окружающей жизни, уходя в безграничную даль истории.

Вернуть его музу к современности способен только настоящий взрыв социальной стихии. Мещанской робости противопоставляет высокую героику, борьбу на пределе возможностей.

Ведущее начало в поэзии Брюсова — мысль. Логика композиционного строения стихотворения — это обоснование исходного тезиса. Своеобразным дополнительным аргументом становится даже эпиграф, почерпнутый из стихотворения Лермонтова «Поэт». Брюсов словно опирается на освященную временем традицию отношения искусства к жизни. Оттолкнувшись от лермонтовского образа, он заявил о родственности поэтического и социального творчества («песня с бурей вечно сестры»). Уход в «века загадочно былые», ориентация на прошлое вызваны отсутствием в современной жизни творческого начала — страсти, энергии, борьбы.

Поэзия соприродна разящей стали, — с максимальной энергией использует он символику в завершающей строфе. Кольцо доказательства замыкается на том же, с чего начинался процесс поэтической рефлексии — на образе «кинжала поэзии». Убедительность совершенной работы подчеркнута напоминаниями «как прежде», «снова».

Лексика «Кинжала» — звучная, торжественно-приподнятая, близкая высокой ораторской речи. В символизме Брюсов выделялся апелляцией не столько к подсознанию читателей, сколько его разуму. В этом отношении его творчество наследует принципы традиционной риторической поэтики. Брюсова отличает игнорирование полутонов, оттенков, недоговоренностей. Используемые им стилистические приемы должны обеспечить ясность понимания читателем высказываемой поэтом мысли. Вот почему его излюбленным средством становится перифраз. Также характерно тяготение поэта к архаизмам и отвлеченным словесным формулам: «былые дни», «строй жизни», «песенник борьбы».

Риторической стилистике Брюсова целиком соответствует ритмика его стиха. Высшими достоинствами поэзии он считал сжатость и силу, предоставляя нежность и певучесть, как он признавался, Бальмонту. С этим связано пристрастие Брюсова к классическим силлабо-тоническим размерам. Шестистопный ямб первых трех стихов каждой строфы придает «Кинжалу» упругость и четкость. В заключительном четвертом стихе строфы фраза уплотняется до афоризма благодаря сокращению числа стоп до четырех.

Звукописью Брюсов пользуется гораздо осмотрительнее и скупее, чем Бальмонт. У него не найти завораживающего потока звуковых перекличек. В то же использование ассонансов и аллитераций всегда выверено, всегда отвечает поставленной риторической задаче.

Образная ткань стиха Валерия Брюсова наглядна, его образы — чеканны, полновесны, четко очерчены крепкой графической линией. Не случайно современники называли его поэтом «бронзы и мрамора». «Стихи Брюсова, — пишет один из лучших исследователей его творчества, Д. Максимов, — это стихи с развитой упругой мускулатурой. Можно сказать, что Брюсов был поэтом с бронзовым голосом». Не менее выразительно характеризовал ритмику Брюсов его современник М. Волошин: «Ритм брюсовского стиха — это. алгебраические формулы, в которые ложатся покорные слова». В ряду символистов его отличала ориентация не столько на музыкальное начало, сколько «живопись словом». Строгая организованность, гармоничная уравновешенность, соответствие риторических положений и использованных приемов — вот главное в его поэтике.

Идейно-художественный анализ стихотворения Александра Пушкина «Зимний вечер»

«Зимний вечер» – одно из самых известных стихотворений Александра Пушкина. Поэт написал это произведение, находясь в ссылке в родовом имении. Но село Михайловское не греет душу, напротив – на сердце воет вьюга. И только любимая и преданная няня может утешить и успокоить душу Александра Сергеевича.

Система образов построена на контрасте: холодная погода за окном и теплые отношения с няней. Пусть тяжело на сердце лирического героя, но он не отчаивается, зная, что все трудности временны. Он уже столько пережил.

Темой стихотворения «Зимний

Для достижения идеи автор использует всю гамму средств художественной выразительности. Эпитеты создают образы («кровля обветшалая», «ветхая лачужка»), метафоры оживляют их («буря мглою небо кроет, Вихри снежные крутя»).

«Спой мне песню, как синица

Тихо за морем жила;

Спой мне песню, как девица

За водой поутру шла»

Образ песни – это вой человеческой души, это отражение чувств. Разговорная речь подчеркивается вопросами, восклицаниями, обращениями и прочими соответствующими фигурами речи:

«Что же ты, моя старушка,

Приумолкла у окна?»,

«Выпьем, добрая подружка

Бедной юности моей,

Что касается лексико-семантических особенностей стихотворения, то в тексте множество прилагательных, это вытекает из обилия эпитетов. Также динамизм стихотворению придают различные глагольные формы.

Стихотворение состоит их четырех восьмистиший с перекрестной поочередно мужской и женской рифмой. Размер – четырехстопный хорей.

Пушкин по праву заслуживает звания самого русского поэта. Его образы так близки российскому взору: поместье, ветхая лачужка и домашнее жужжание веретена. Гоголь знал летние украинские ночи, а Пушкин – зимние российские вечера.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: