Романтическая лирика

Далеко не все лирические стихотворения Пушкина 1820-1824 годов могут быть названы романтическими . И в пору своего романтизма Пушкин написал ряд стихотворений , выдержанных в классическом духе и восходящих к русской литературе восемнадцатого века.
В стихотворениях Пушкина романтического периода мы нередко находим не романтическое обращение к классической мифологии . На ней целиком построено пушкинское стихотворение 1824 года «Прозерпина» , начатое словами:
Плещут воды Флегетона ,
Своды Тартара дрожат ,
Кони бледного Плутона
Быстро к нимфам Пелиона
Из Аида бога мчат.
Эти строки пропитаны мифологией. И стиль стихотворений Пушкина романтического периода , заключающих мифологические мотивы , далёк от «разорванности» романтического стиля. Таковы превосходные антологические стихотворения «Муза» и «Нереида» :
Среди зелёных волн , лобзающих Тавриду ,
На утренней заре я видел нереиду.
Сокрытый меж дерев , едва я смел дохнуть:
Над ясной влагою полубогиня грудь
Младую , белую как лебедь воздымала
И пену из власов струёю выжимала .
У них плавные , как бы закруглённые концовки.
И всё же самые яркие и смелые лирические произведения Пушкина 1820-1824 годов — это стихотворения романтические . Их пронизывает идея человеческой свободы. Пушкина- романтика возмущало не только отсутствие свободы в самодержавном государстве , его отталкивала душевная мелкость общественных верхов. Эту мелкость он подметил в графе М.С. Воронцове , под начальством которого был вынужден служить в Одессе. В стихотворении о нем Пушкин иронически противопоставил свойственный Воронцову «хороший тон» подлинно выдающимся умственным и моральным качествам:
Он не хранил в своём запасе
Глубоких замыслов и дум ;
Имел он не блестящий ум ,
Душой не слишком был отважен ;
Зато был сух , учтив и важен.
(«Не знаю где , но не у нас» ).
В романтической лирике Пушкина иногда рассказывается, как возникает бесстрастие, как исчезает страсть. Об этом говорится в стихотворении «Чёрная шаль». Герой , переживший измену возлюбленной , «младой гречанки» , которую он «страстно любил» , и убивший её , приходит к полной душевной охладелости . Он навсегда забывает о женской красоте , совсем как старый цыган в пушкинской поэме «Цыганы» . Здесь есть даже совпадения текстов :
С тех пор не целую прелестных очей ,
С тех пор я не знаю весёлых ночей .
Гляжу , как безумный , на чёрную шаль ,
И хладную душу терзает печаль .
( «Чёрная шаль» )

. С этих пор
Постыли мне все девы мира ;
Меж ними никогда мой взор
Не выбирал себе подруги,
И одинокие досуги
Уже ни с кем я не делил .
( Рассказ старого цыгана).
В обоих случаях катастрофическое исчезновение страсти становится трагическим рубежом в жизни человека. ( «С тех пор» , «С этих пор» — именно черта во времени ).
Но чаще, чем душевный холод, в лирике Пушкина -романтика мы видим душевное горение , мощную огненную страсть . Она появляется и тогда , когда Пушкин говорит о своей политической страстности поэта . «Страстею воли и гонениям я стал известен меж людей» , — пишет Пушкин в одном из посланий В.Ф. Раевскому .
И всё же на первый план у Пушкина-романтика выдвигалась тема любви с её принципиальным психологизмом . Поэтому в любовных произведениях блистательнее всего была развёрнута его философия страстей и резче всего проявилась его убеждённость в том , что романтический поэт должен жить в стихии яркой , напряжённой страсти. С представлением о страсти у Пушкина связаны образы пламени . В сердце поэта живёт «пламенная страсть» , «пламенный восторг» , «лобзанья» возлюбленной «так пламенны» , «новый жар волнует кровь», возлюбленная «вливает» в душу «огонь» , «юный пыл страстей» . Противопоставлен этому пламени образ того , что остаётся от любовного горенья- образ пепла.
В «Сожженном письме» Пушкин пишет :
Свершилось! Тёмные свернулися листы ;
На лёгком пепле их заветные черты
Белеют. Грудь моя стеснилась . Пепел милый ,
Отрада бедная в судьбе моей унылой ,
Останься век со мной на горестной груди .
Поэт называет пепел «милым» , «лёгким». Для него пепел- единственная «отрада» . Это всё что осталось от любви, от всего того , что было ему дорого.
Живущий в стихии страстей , поэт- романтик часто говорит об единственности своей любви , захватывающей всё его существо. «Всё в жертву памяти твоей» ,- обращается он к Воронцовой. Даже слава нужна ему лишь для того , чтобы она всегда напоминала о нём возлюбленной. В стихотворении «Желание славы» , посвящённом Воронцовой , читаем :
Желаю славы я , чтоб именем моим
Твой слух был поражён всечасно, чтоб ты мною
Окружена была , чтоб громкою молвою
Всё, всё вокруг тебя звучало обо мне .
Это «единственное» чувство заставляет поэта жить с образом возлюбленной даже тогда , когда её нет с ним . Нередко в любовной лирике Пушкина возникает видение- воспоминание, заменяющее реальность. В стихотворении «Ночь» , посвящённом Амалии Ризнич , перед поэтом «в молчаньи ночи тёмной» с поразительной ясностью , возможной только при огромной силе чувства, предстаёт образ возлюбленной. Он слышит даже звуки её голоса , её страстные признания:
Во тьме твои глаза блистают предо мною.
Мне улыбаются , и звуки слышу я :
Мой друг , мой нежный друг. люблю. твоя. твоя
Такое же, только смягчённое видение-воспоминание есть в знаменитом стихотворении «К ***». Поэт тоже видит лицо любимой женщины и слышит её голос :
В томленьях грусти безнадёжной ,
В тревогах шумной суеты
Звучал мне долго голос нежный,
И снились милые черты.
И в стихотворении «Ненастный день потух. », посвящённом Воронцовой, перед поэтом — видение — воспоминание. Но на этот раз оно исключительно зрительного порядка. Поэт видит возлюбленную на фоне южной природы—движущейся «роскошной пелены» моря:
. по горе теперь идёт она
К берегам, потопленным шумящими волнами;
Там , под заветными скалами,
Теперь она сидит , печальна и одна.
В любовной лирике Пушкина огромная эмоциональная сила переживаний поэта в большинстве случаев разрывает упорядоченность художественных форм. Стиль становится динамичным , остро экспрессивным и даже «разорванным». Подобная «разорванность» отражает душевную взволнованность поэта и противоречивость его любовных переживаний, не поддающихся упорядоченности. Вопросы и восклицания сменяют друг друга в стихотворении «Желание славы» , где поэт сетует на интриги , возникшие в связи с этой любовью :
И что же ? Слёзы , муки ,
Измены , клевета, всё на главу мою
Обрушилося вдруг. Что это я, где я ? Стою
Как путник, молнией постигнутый в пустыне,
И всё передо мной затмилося !
Какую бурю чувств мы видим в этих стихах ! Мы ощущаем все переживания лирического героя . Стихотворение «Ненастный день потух» завершено предельно экспрессивным описанием одиночества возлюбленной:
Одна. никто пред ней не плачет , не тоскует;
Никто её колен в забвенье не целует;
Одна. ничьим устам она не предаёт
Ни плеч, ни влажных уст , ни персей белоснежных,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Никто её любви небесной не достоин.
Не правда ль : ты одна . ты плачешь. Я спокоен
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Но если. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Всё это необыкновенно сильно.
Ряды точек графически выражают взволнованную прерывистость и скачкообразность эмоций возлюбленного. Эти точки в то же время намекают на то, что скрывается в глубинах психологии поэта. И замечательнее всего последнее «Но если. ». Это внезапно обрывает стихотворение и даже лишает его внешней стройности и последовательности рифмовки. Это гениальное «Но если. ». Внезапный обрыв речи повествователя яснее, чем слова , раскрывает ревнивое волнение влюблённого . «Протяжённость» подразумеваемой мысли изображена многоточием , занимающим почти целую строку: поэт чувствовал бы себя глубоко несчастным , если бы любимая женщина была не одна и полюбила бы другого человека.
Вся эта поэзия страстей и бесстрастия имела художественной целью раскрыть психологический . внутренний мир личности и воссоздать её образ. Но перед романтиками стояла и другая задача: отказываясь от традиций «классической» поэзии , они стремились нарисовать индивидуальный образ нации. Эту задачу решил романтик Пушкин.
Подлинным шедевром пушкинского романтического воспроизведения русского национального колорита явилась «Песнь о вещем Олеге». Здесь не только использовано летописное предание и блестяще нарисована эпоха древнегреческого язычества, но и взят явно романтический сюжет чудесного таинственного предсказания. Здесь у Пушкина появляется тема поэта-пророка , не подчиняющегося никакой земной власти, наделённого силой безошибочного предвидения , которое выделяет его из среды обыкновенных людей. Предсказывающий смерть Олега «вдохновенный кудесник» открывает собой длинный ряд таких пушкинских героев , как пророк из первого «Подражания Корану» , Андре Шенье , Моцарт и др. Об этом свидетельствуют слова «Песни»:
Волхвы не боятся могучих владык,
А княжеский дар им не нужен
Правдив и свободен их вещий язык
И с волей небесного дружен.
Грядущие годы таятся во мгле;
Но вижу твой жребий на светлом челе.
В лирических стихотворениях Пушкина -романтика , изображающих жизнь разных народов , нет соответствующих пейзажей или же они не имеют почти ничего национально характерного . Нет пейзажей в стихотворениях «Гречанка верная !» , «Гречанке» (упоминается лишь достаточно абстрактное «небо Греции священной» ), «Чёрная шаль» ( упоминаются лишь «дунайские волны» , куда раб убийцы бросил мёртвые тела). И в «русских» произведениях Пушкина мало национальных пейзажных образов. Дать описание жизни разных народов на фоне соответствующих национальных пейзажей Пушкину удалось лишь в южных поэмах. Зато в пушкинской романтической лирике есть великолепные «личностные» пейзажные стихотворения , рисующие экзотическую природу и вместе с тем проникнутые глубоким и тонким психологизмом . Эти стихотворения связаны не с изображением какой-либо национальной среды , а с переживаниями самого поэта , с его восприятием жизни.
Прекрасны морские пейзажи Пушкина-романтика. Пушкин видел в море воплощение непокорности и бунтарства. Недаром в его стихотворении «Узник» орёл, стремящийся на волю , звал поэта улететь «туда , где синеют морские края» . В стихотворении «Погасло дневное светило» волнение океана пробуждает в поэте воспоминания о его прошлых «желаниях и надеждах» , о прошлой «безумной любви» , которую он не в силах забыть , и бесконечно сильное стремление к новым впечатлениям. Не только о море , но и о волнении души поэта написаны строки этого стихотворения:
Шуми , шуми , послушное ветрило ,
Волнуйся подо мной , угрюмый океан
Я вижу берег отдалённый ,
Земли полуденной волшебные края ;
С волненьем и тоской туда стремлюся я ;
Воспоминаньем упоённый.
И чувствую: в очах родились слёзы вновь;
Душа кипит и замирает;
Мечта знакомая вокруг меня летает ;
Я вспомнил прежних лет безумную любовь,
И всё чем я страдал, и всё , что сердцу мило,
Желаний и надежд томительный обман .
В этих строках прекрасно сочетается волнующееся море и душа в волнении.
Такова романтическая лирика Пушкина. Удивительно тонкая и возвышенная , она стала художественным материалом для многих крупных русских композиторов , находивших в ней мир благородных эмоций. На тексты этой лирики были написаны прекрасные романсы А.Н. Верстовского , М.И. Глинки, Н.А. Римского-Корсакова и др. Особенно замечателен романс Н.А. Римского-Корсакова, написанный на текст стихотворения Пушкина «Редеет облаков летучая гряда. » . Когда после слушания этого романса начинаешь читать пушкинское стихотворение , невольно повторяешь именно те интонации , которые даны в романсе Римского-Корсакова. Так органически сливается музыка с текстом романса. Но всё же основная область романтической лирики Пушкина — это область любовных переживаний. Поэтому все его романтические поэмы имели любовные сюжеты . В них ещё ярче , чем в романтической лирике , выразились сильные , «пламенные» страсти и полярная душевная охладелость. Так как же проявилось всё это в его поэмах ?

Любовная лирика Пушкина

В. Г. Белинский считал, что любовное чувство Пушкина — «это не просто чувство человека, но чувство человека-художника, человека-артиста. Есть постоянно что-то особенно благородное, кроткое, нежное, благоуханное и грациозное во всяком чувстве Пушкина. В этом отношении, читая его творения, можно превосходным образом воспитать в себе человека».

Среди шедевров любовной лирики Пушкина особенно выделяются три стихотворения: «Я помню чудное мгновенье. » (1825), «На холмах Грузии лежит ночная мгла. » (1829) и «Я вас любил. » (1829).

Первое из них имеет конкретный адресат: оно посвящено Анне Петровне Керн и печатается постоянно с вынесенным в заглавие криптонимом «К. «. В основу его положены реальные факты биографии Пушкина. Еще в 1819 году на званом вечере в доме Оленина в Петербурге Пушкин встретился с молодой красави цей А. П. Керн. На юного поэта эта саммит произвела глубокое ощущение. Затем начались годы ссылки — сперва на юг, потом в Михайловское. Пушкин, конечно, забыл об этой случайной, эпизодической встрече. Летом 1825 года А. П. Керн приехала в гости к своей тетушке П. А. Осиповой, усадьбу которой в Тригор-ском Пушкин регулярно посещал. Встретив в этом месте А. П. Керн, поэт вспомнил о старом, мимолетном знакомстве. А когда 19 июля 1825 года Анна Петровна уезжала из Тригорского, Пушкин приехал и вручил ей на прощание эти стихи. А. П. Керн обратила чуткость на некоторое замешательство поэта в момент их вручения: «Когда я собиралась спрятать в шкатулку поэтический подарок, он длительно на меня смотрел, потом судорожно вырвал и не хотел возвращать; насилу выпросила я их опять; что у него промелькнуло тогда в голове, не знаю».

Замешательство поэта не было случайным. Вероятно, Пушкин не хотел, чтобы эти стихи воспринимались биографически-приземленно, как портрет Анны Петровны Керн и как описание истории их отношений. Житейские факты, на которые мы указали, явились для Пушкина лишь первотолчком к созданию стихотворения о святыне любви и ее роли в судьбе человека. Ведь обращены они к «гению чистой красоты» — образу высокому, небесному, взятому Пушкиным из стихотворения Жуковского «Лалла Рук». Учитель Пушкина, как мы знаем, говорил в нем о божественном происхождении красоты, которая, как благодать, посещает душу человека только в чистые мгновения его бытия. «Пушкин,— отмечает Н. Н. Скатов,— усвоил формулу Жуковского и уже в стихах изобразил неизобразимое: явленное чудо, пролетевшее видение»:

Я помню чудное мгновенье: Передо мной явилась ты, Как мимолетное виденье, Как гений чистой красоты.

И одновременно, следуя за Жуковским, Пушкин говорит в этом стихотворении о том, что почувствовать неземную, божественную красоту женского существа можно только пробудившеюся душой:

Душе настало пробужденье:

И вот опять явилась ты.

Вся биографическая подоплека в этих стихах оказывается перевернутой и поставленной в подневольность не от житейских фактов — приехала Керн в Тригорское и разбудила уснувшее чувство Пушкина,— а от душевного состояния поэта, от способности его в минуты приливов поэтического вдохновения ощущать «небесные черты» земной красоты.

Всмотримся в композицию этого стихотворения: оно делится на три равные части по две строфы в каждой. Они взаимосвязаны товарищ с другом и в то же пора самостоятельны по смыслу.

Первая часть напоминает музыкальный аккорд — замирающий и печальный. Это прошлое о былом, чудном мгновении встречи с одухотворенной и чистой женской красотой. Отзвуки этой встречи длительно хранит суть человеческая, наперекор приливам грусти, наперекор «тревогам шумной суеты». Память о любимой, о ее нежном голосе, о милых чертах ее лица защищает от разрушительных влияний жизни, подобно ангелу-хранителю, оберегает чистоту и душевную гармонию любящего человека.

Но вот наступает мгновение, когда жизненные бури и тревоги убивают это спасительное чувство. И тогда случается томительное душевное помрачение. Гармонический аккорд отзвучал, память о любимой исчезла, суть человеческая поэта «вкушает хладный сон». Вторая часть, самая драматическая, продолжает наметившееся в первой затухание возвышенных чувств вплоть до наступления пугающей, немой тишины:

Бурь порыв мятежный

Рассеял прежние мечты,

И я забыл твой звук нежный,

Твои небесные черты.

В глуши, во мраке заточенья

Тянулись тихо дни мои

Без божества, без вдохновенья,

Без слез, без жизни, без любви.

Реальное биографическое пора в этом месте присутствует: порыв мятежный южной ссылки, михайловское тихое заточение. Но заметим, что и в этом месте оно поставлено в прямую подневольность от душевного состояния поэта, теряющего связь с «чудным мгновеньем», с «гением чистой красоты». Обратим чуткость на строгую симметричность в движении чувства и в первой, и во второй части. И там и тут — от кульминации — к спаду: в первой — чудо встречи и постепенно гаснущая память о нем, во второй — взрыв мятежных бурь, разрушивших душевную гармонию,— и постепенное отмирание живых сердечных движений.

Третья часть — как пробуждение от мучительного сна — построена иначе: движение в ней идет не от кульминации к спаду, а от пробуждения к нарастанию душевного подъема, стремительно восстанавливающего все утраченное и достигающего в финале ликующего, мажорного торжества:

Душе настало пробужденье:

И вот опять явилась ты,

Как мимолетное виденье,

Как гений чистой красоты.

И сердце бьется в упоенье,

И для него воскресли ещё

И божество, и вдохновенье,

И жизнь, и слезы, и любовь.

Композиция стихотворения, как мы убедились, очень музыкальна. Н. Н. Скатов связывает ее «с совершенно особым типом музыкального мышления XIX века»: «оно заключает в себе не только романсность, но — симфонизм; это сложная трехчастная соната, подлинно бетховенское произведение: момент развития могучего духа с борьбой двух начал и с разрешающим, торжествующим выходом в светлый победительный финал».

Грустное и нежное прошлое, горестное сознание утраты и, наконец, торжественный взлет радости и восторга прекрасно воспроизвел М. И. Глинка в музыке своего романса, написанного уже после смерти Пушкина и посвященного дочери А. П. Керн. Но при этом, конечно, осталась за пределами музыкального выражения глубочайшая философичность пушкинского произведения, драматическая мистерия человеческого духа, достигающего в борениях с темными силами жизни светлого торжества Красоты, Правды и Добра. Эта граница содержания для своего музыкального выражения потребовала бы усилий целого симфонического оркестра.

Стихотворение «На холмах Грузии. » было написано Пушкиным в 1829 году, во пора его путешествия в Арзрум. Поэт предпринял его в довольно трудную минуту своей жизни: возобновившиеся преследования властей, безрезультатное сватовство к Н. Н. Гончаровой, сильно огорчившее влюбленного поэта. В. Ф. Вяземская, посылая это стихотворение в Сибирь М. Н. Волконской (Раевской), писала в 1830 году, что оно посвящено Пушкиным его невесте. В первой редакции, от которой поэт отказался, был глухой намек на постигшую его неудачу:

Я твой по-прежнему, тебя люблю я вновь

И без надежд и без желаний.

Как пламень жертвенный, чиста моя любовь

И нежность девственных мечтаний.

Во второй редакции стихотворения поэт убрал эти намеки. Ясно только, что речь идет о любви безответной, а может быть, и безнадежной. Но тем чище и бескорыстнее она у Пушкина, потому что такая любовь ничего не ждет и ничего не требует от любимой:

На холмах Грузии лежит ночная мгла;

Шумит Арагва предо мною.

Мне печально и легко; печаль моя светла;

Печаль моя полна тобою,

Тобой, одной тобой. Унынья моего

Ничто не мучит, не тревожит,

И сердце ещё горит и любит — оттого,

Что не любить оно не может.

Стихи пронизаны просветленной и одухотворенной печалью. Она передается более того природе. Жаркую, солнечную Грузию окутала ночная мгла. Обилие полугласных, сонорных звуков «л» и

«м» при полногласном «а» пронизывает всю первую строку, затухает во второй и возобновляется с нарастанием в третьей и четвертой. Ласкающее «л» буквально обволакивает всю первую строфу, определяя ее звуковую доминанту.

Вторая строфа открывается настойчивым и тревожным повторением-призывом «Тобой, одной тобой. «, в котором особенно впечатляет это трижды звучащее «ой» как стон, как призыв, как последняя надежда. А дальше, по контрасту, появляется тяжелое слово «уныние», которое смягчается во второй строке указанием на то, что это уныние просветленное, так как его уже «ничто не мучит, не тревожит». Боль безответного чувства ещё существует, но она не властна, она не способна убить высокую, духовную любовь. Финальные две строки — утверждение и торжество этой любви наперекор всем препятствиям и невзгодам.

В. Г. Белинский писал, что Пушкин «ничего не отрицает, ничего не проклинает, на все смотрит с любовью и благословением. Самая грусть его, несмотря на ее глубину, как-то необыкновенно светла и прозрачна; она умиряет муки души и целит раны сердца. Общий колорит поэзии Пушкина и в особенности лирической — внутренняя красота человека и лелеющая душу гуманность».

Поражает какая-то целомудренная стыдливость и простота поэтической речи Пушкина, чуждающейся метафор, ярких эпитетов и прочих специальных украшений. У него поют сами слова, сочетания слов, сочетания не придуманные, не навязанные языку поэтом, а зэки в самой его природе. И эта мелодия слов и словосочетаний порождает дополнительные поэтические смыслы безусловно, непреднамеренно и непроизвольно.

Эта особенность пушкинской лирики ярче всего, пожалуй, проявляется в стихотворении 1829 года «Я вас любил. «: Я вас любил: любовь ещё, быть может, В душе моей угасла не совсем; Но пусть она вас больше не тревожит; Я не хочу печалить вас ничем. Я вас любил безмолвно, безнадежно, То робостью, то ревностью томим; Я вас любил так искренно, так нежно, Как дай вам Бог любимой быть другим.

По высоте и чистоте нравственного чувства этим стихам трудно подобрать аналогию как в русской, так и во всей мировой литературе. Пушкин поднимается в них над эгоизмом любви, соприродном этому чувству, которое постоянно сопровождается ревнивым отношением к любимому человеку. Пушкин поднимается над ревностью легко и свободно, без всякого самоотречения и самоподавления, демонстрируя в этом месте редчайшую щедрость своей

Сочинение миниатюра Мое любимое стихотворение в лирике Пушкина

Лирика великого русского поэта А. С. Пушкина разнообразна по своей тематике и проблематике, но мне больше всего нравится любовная лирика.

Для Пушкина любовь — одно из самых сильных человеческих чувств и самое естественное проявление человеческих отношений» Любовь, как и поэзия, овладевает всем существом человека, и все его внутренние силы приходят в движение. Не случайно у Пушкина любовь и поэзия — родные сестры. Все это доносит до нас стихотворение, посвященное Анне Петровне Керн «Я помню чудное мгновенье. » Да, это стихотворение знают все, о нем столько сказано и написано, что многие уже просто читают его как какую-то давно известную и «банальную» истину. Но именно в этой простоте и банальности вся сила этого стихотворения, сила всех чувств и переживаний, изображенных в нем.

Это стихотворение было написано в 1825 году в период Михайловской ссылки поэта. Михайловский период составляет новый и важнейший этап в идейно-художественном развитии поэта. Именно в эту пору во весь свой богатырский рост развертывается колоссальная творческая мощь Пушкина. Именно здесь написаны и зарождаются великие полотна поэта. И поэтому такое простое стихотворение является на фоне многообразия произведений как бы невидимым и неярким. Но это только на первый взгляд. Оно именно концентрирует в себе самого Пушкина и его чувства. Ведь в это время поэт живет в «заточении»: нет личного общения с друзьями, единомышленниками. И поэтому любая встреча с человеком из «той» жизни приносит много воспоминаний, переживаний, счастья и горя одновременно.

В стихотворении «К» Пушкин стремится нарисовать совершенный образ женской красоты. Все, о чем поэт пишет в своем небольшом произведении, он переживает сам. Сначала — неожиданная встреча с юной прекрасной девушкой, потом — разлука с ней, годы в заточении, прожитые без всего прекрасного, и вот опять долгожданная встреча, встреча с любовью, хотя и уже прошедшей, которая только навевает прекрасное воспоминание и неизвестно, что сулит в настоящем:

И сердце бьется в упоеньи,

И для него воскресли вновь

И божество, и вдохновенье,

И жизнь, и слезы, и любовь.

В стихотворении Пушкина тема очарования красотой совместилась с другими темами раздумья о жизни, о радости творчества, о чувстве полноты бытия.

Мне очень нравится это стихотворение. Оно становится краткой духовной и, конечно, опоэтизированной биографией А. С. Пушкина. Стихотворение исполнено большой силы, искренности и чистоты чувства. Оно носит глубоко личный характер, здесь преобладает лирическая стихия: плавный ход мыслей и переживаний лирического героя-автора (ибо они здесь сливаются в одно «я»), взаимодействие субъективного и объективного изображения с преобладанием, конечно же, первого начала.

В чем своеобразие любовной темы в лирике Александра Пушкина

Александр Сергеевич Пушкин – великий поэт. Его лирика знакомит нас с раздумьями поэта о смысле жизни, о счастье человека, о нравственных идеалах. Особенно ярко эти мысли воплощены в стихотворениях о любви.

Одно из первых произведений, посвященных теме любви, – послание «К Наталье». Это любовная лирика лицейского периода, написанная в традициях классицизма. Пушкин использует распространенную форму послания, обращаясь к крепостной актрисе. Он не просто влюблен, он влюблен впервые:

В первый раз еще, стыжуся,

В женской прелести влюблен.

В другом раннем стихотворении – «Желание» – лирический герой тоскует, его волнуют горести несчастливой любви, ему тяжело. Любовь в этом стихотворении предстает как одухотворяющее страдание:

Мне дорого любви моей мученье –

Пускай умру, но пусть умру, любя!

В стихотворении «К***» («Я помню чудное мгновенье…») поэт рисует идеал, небесный образ женщины, чуждый всему земному. Лирический герой называет ее «гением чистой красоты», «божеством», восхищаясь ее милыми

Теме любви посвящено стихотворение «На холмах Грузии лежит ночная мгла…». Это размышления поэта о необычайности и противоречивости его чувств. Любовь сопровождается унынием, но унынием легким, печалью «светлой». Это не новая любовь, а прежняя разгорелась в сердце лирического героя – его сердце «вновь горит и любит». Любовь – это неотъемлемая стихия человеческого сердца, это то чувство, без которого человек не может жить полноценной жизнью. Сердце, по словам автора, любит «оттого, что не любить оно не может».

«Я вас любил…» – наверное, самое душевное стихотворение о любви во всей мировой литературе. Это стихотворение‑воспоминание о прежней любви, еще не совсем угасшей в душе поэта. Он не хочет огорчать и тревожить предмет своей любви, не хочет причинять боль воспоминаниями о прошедшем чувстве:

Но пусть она вас больше не тревожит;

Я не хочу печалить вас ничем.

Лирический герой желает любимой женщине такой же искренней, нежной любви, какую испытывает сам:

Я вас любил так искренно, так нежно,

Как дай вам бог любимой быть другим.

Стихотворение «Я вас любил…» – это стихотворение о высоком чувстве, о способности к самопожертвованию, об уважении к чувствам другого человека.

В Одессе Пушкин увлекся Е. К. Воронцовой. Любовь к женщине, которая не принадлежала ему, привела к созданию таких стихотворений, как «Храни меня, мой талисман» (1825 г.) и «Сожженное письмо» (1825 г.). Эти стихотворения проникнуты грустью. Единственное, что осталось в память о чувстве, – это «письмо любви», но и с ним надо проститься: «она велела». И поэт предает огню «все радости свои». Жадное пламя отняло последнее утешение, а печаль, оставленная «перстнем верным», превратилась в «растопленный сургуч», а «пепел милый» остался «на горестной груди» как напоминание о несостоявшемся счастье.

Еще одно стихотворение о любви – сонет «Мадона», посвященный Наталье Гончаровой. В «своей обители» поэт не хочет видеть роскошные работы старинных мастеров. Ему не нужны восхищение посетителей и «важное сужденье знатоков». Дороже всего лирическому герою образ «Пречистой Мадоны». И его желание исполнилось. Всевышний ниспослал ему «чистейшей прелести чистейший образец». Именно так называет Пушкин свой идеал, свою любимую женщину, которая стала его женой, за честь которой поэт отдал свою жизнь.

Таким образом, любовь в поэзии Пушкина – это глубокое, нравственно чистое, бесконечно нежное и самоотверженное чувство, облагораживающее и очищающее человека. Даже тогда, когда ей нет отклика, любовь – это дар жизни. Любовь в жизни поэта значила многое, ведь для него любить – это значило жить и, главное, творить.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: