Реферат на тему: Романтизм в творчестве Пушкина

Реферат на тему: Романтизм в творчестве Пушкина

Раздел: Литература, Лингвистика ВСЕ РАЗДЕЛЫ

Впервые в русской романтической литературе Пушкин создаёт образ современного героя. живущего интересами и волнениями своего века. Этим объясняется успех пушкинских «южных поэм». В противоречивом внутреннем мире их главных героев и в их необычайной судьбе современники узнавали самих себя. Пушкин-романтик изображает исключительные , чаще всего контрастные психологические состояния , непохожие на пошлую уравновешенность среднего человека. В романтической лирике Пушкина нарисованы или «могучая страсть», подчиняющая все переживания и поступки человека , или душевная охладелость . То же мы находим в южных поэмах Пушкина. В «Кавказском пленнике» Черкешенка- «страстная дева», полная «восторгов сердца». Ей противопоставлен Пленник , который погубил « страстями сердце» , стал «жертвою страстей». Он почти совершенно охладел душой. В «Бахчисарайском фонтане» Заремой владеют «порывы пламенных желаний» , она «для страсти рождена» и говорит «языком мучительных страстей» . Но тут же нарисован образ разочарованного героя- татарского хана Гирея. Он ещё в начале поэмы «скучает бранной славой» , а после смерти Марии приходит к полному унынию . В «Цыганах» , вершине романтизма Пушкина , « всюду страсти роковые». Поэт подчёркивает , что « послушной душой» Алеко «играли страсти» . Играют они и Земфирой , и её любовником – молодым цыганом , и её матерью Мариулой. Но в поэме действует также охладевший герой – старый цыган , которому после любовной катастрофы «постыли. все девы мира» . Постараемся же теперь разобраться в этом лучше , на конкретном художественном материале романтических произведений Пушкина. Романтическая лирика Далеко не все лирические стихотворения Пушкина 1820- 1824 годов могут быть названы романтическими . И в пору своего романтизма Пушкин написал ряд стихотворений , выдержанных в классическом духе и восходящих к русской литературе восемнадцатого века. В стихотворениях Пушкина романтического периода мы нередко находим не романтическое обращение к классической мифологии . На ней целиком построено пушкинское стихотворение 1824 года «Прозерпина» , начатое словами: Плещут воды Флегетона , Своды Тартара дрожат , Кони бледного Плутона Быстро к нимфам Пелиона Из Аида бога мчат. Эти строки пропитаны мифологией. И стиль стихотворений Пушкина романтического периода , заключающих мифологические мотивы , далёк от «разорванности» романтического стиля. Таковы превосходные антологические стихотворения «Муза» и «Нереида» : Среди зелёных волн , лобзающих Тавриду , На утренней заре я видел нереиду. Сокрытый меж дерев , едва я смел дохнуть: Над ясной влагою полубогиня грудь Младую , белую как лебедь воздымала И пену из власов струёю выжимала . У них плавные , как бы закруглённые концовки. И всё же самые яркие и смелые лирические произведения Пушкина 1820-1824 годов — это стихотворения романтические . Их пронизывает идея человеческой свободы. Пушкина- романтика возмущало не только отсутствие свободы в самодержавном государстве , его отталкивала душевная мелкость общественных верхов. Эту мелкость он подметил в графе М.С. Воронцове , под начальством которого был вынужден служить в Одессе. В стихотворении о нем Пушкин иронически противопоставил свойственный Воронцову «хороший тон» подлинно выдающимся умственным и моральным качествам: Он не хранил в своём запасе Глубоких замыслов и дум ; Имел он не блестящий ум , Душой не слишком был отважен ; Зато был сух , учтив и важен. («Не знаю где , но не у нас» ).

Экзаменационная работа Реферат Романтизм в творчестве А.С. Пушкина г. Новосибирск 1998г. ПЛАН I Вступление 1.Что такое романтизм ? 2.Взгляды А.С. Пушкина на романтизм. II Основная часть 1.Романтическая лирика: а) Обращение А.С. Пушкина к классической мифологии. б) «Человеческая свобода» и «мелкость общественных верхов». в) «Бесстрастие» и «огненная страсть». г) « Образ нации» в лирике Пушкина. д) « Морские пейзажи». е) Романтическая лирика Пушкина- вдохновение композиторов. 2. Романтическая поэма А.С. Пушкина « Кавказский пленник» а) Пленник- психологический портрет пушкинского современника. б) Тема свободы. в) Душевная охладелость героя. г) Тема «огня» и «холода». д) Ревность и душевный героизм Черкешенки. е) Общее значение поэмы. III Заключение. Вклад А.С. Пушкина-романтика в русскую литературу. а) Содержательный романтический мир страстей. б) «Солнце нашей поэзии закатилось!» Что такое романтизм. «Всякий по-своему его определяет и видит!» — писал о романтизме в 1826 г. поэт Н.М. Языков. А в 1958 году, через 132 года, современный исследователь П. С. Мейлах отметил то же самое: «.Ни в одной области литературоведения нет стольких противоречий, такой разногласицы, как в области понимания романтизма». Что такое романтизм каждый определяет по-своему. В своем учебнике для вузов А.Н. Соколов делает акцент на социально- исторической характеристике романтизма : «Русский романтизм, порожденный надвигающимся переломом в развитии России, стал в основном выражением новых антифеодальных освободительных тенденций в общественной жизни и мировоззрении». Но романтики описывают не только эпоху , но и самого человека. Положительный герой романтической литературы- это «человек неистовых страстей , интеллектуально-психологически возвышающийся над толпой , мечтательно устремленный в будущее». Что же такое романтизм для вас ? Какой бы ни был ответ, я думаю, каждый при слове романтика вспомнит незабвенные строки из стихотворения Пушкина : « Я помню чудное мгновенье .» Да и не удивительно , ведь поэзия Пушкина высшее выражение ценностей общечеловеческих: любви , дружбы , чести , совести , справедливости , милосердия , неприятия всяческого произвола , унижения личности. Вся поэзия Пушкина — это его лирический дневник. Поэзия не только его « памятник» , но и его «душа в заветном мире» . Пушкинская муза — муза возвышенная. Кто до него мог так возвышенно воспеть все тончайшие оттенки любовного чувства ? Тут все- и легкая уверенность, и глубокая страсть, и ревность, и ожидание новой , и добродушная насмешка над девичьим кокетством. Вот проходит мимо девушка, и рождаются такие замечательные стихи : Когда нечаянно пройдет передо мной Младое , чистое , небесное созданье, Пройдет и скроется ?. Ужель не можно мне, Любуясь девою в печальном сладострастье , Глазами следовать за ней и в тишине Благословлять ее на радость и на счастье, И сердцем ей желать все блага жизни сей, Веселый мир души , беспечные досуги , Все- даже счастие того , кто избран ей , Кто милой деве даст название супруги . Маяковский восхищался одним пушкинским стихом как высшим проявлением любовного чувства . Он предельно лаконичен : Я знаю , путь уж мой измерен , Но , чтоб продлилась жизнь моя , Я утром должен быть уверен , Что с вами днем увижусь я .

Так органически сливается музыка с текстом романса. Но всё же основная область романтической лирики Пушкина — это область любовных переживаний. Поэтому все его романтические поэмы имели любовные сюжеты . В них ещё ярче , чем в романтической лирике , выразились сильные , «пламенные» страсти и полярная душевная охладелость. Так как же проявилось всё это в его поэмах ? «Кавказский пленник». Первая романтическая поэма Пушкина(«Кавказский пленник», ( законченная в феврале 1821 года , принесла ему успех , наибольший в его литературной деятельности. Успех был вызван тем , что читатели находили в ней образ современного романтического героя , отсутствовавший в допушкинской литературе. Легко убедиться в том , что основные психологические черты заглавного героя поэмы были в высшей степени современными . В Пленнике живёт яркое и смелое вольнолюбие. Он попадает на Кавказ именно потому , что ищет свободы , которой нет в неудовлетворяющем его «свете»- в цивилизованном обществе: Отступник света , друг природы , Покинул он родной предел И в край далёкий полетел С весёлым призраком свободы. Свобода ! он одной тебя Ещё искал в пустынном мире. Сам сюжет поэмы организует тема свободы : герой , лишённый духовной свободы и стремящийся обрести её , попав в плен , лишается свободы физической. Таким образом , опять оказывается бессильным найти счастье. В поэме сказано о закованном в цепи Пленнике : Затмилась перед ним природа. Прости , священная свобода ! Он раб. Другая важная черта Пленника (душевная охладелость. Пленник не может ответить на чувство влюбившейся в него Черкешенки потому , что он лишился способности чувствовать. Об этом говорят его слова , обращённые к Черкешенке: Бесценных дней не трать со мною; Другого юношу зови. Его любовь тебе заменит Моей души печальный хлад. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Как тяжко мёртвыми устами Живым лобзаньям отвечать И очи , полные слезами , Улыбкой хладною встречать! Правда , даже эта душевная охладелость не заставляет героя отвергнуть идеал свободы. Пушкин говорит о Пленнике и свободе : Охолодев к мечтам и мире С волненьем песни он внимал , Одушевлённые тобою; И с верой , пламенной мольбою Твой гордый идол обнимал. Рисуя душевную охладелость Пленника , Пушкин стремился запечатлеть характерную сторону психологии не только русской , но и западноевропейской молодёжи. Но вместе с тем Пушкин нарисовал эту «преждевременную старость души» на основе доступного ему жизненного и литературного материала. О том , что пленника привели к душевной охладелости страсти , подробно рассказано в том месте поэмы , где закованный Пленник вспоминает о родине: Где первую познал он радость , Где много милого любил , Где бурной жизнью погубил Надежду , радость и желанье И лучших дней воспоминанье В увядшем сердце заключил. Это чисто романтическая предыстория Пленника. Особенно важен здесь образ «душевного увядания». Особенности же психологии «увядшего» Пленника были раскрыты Пушкиным по законам романтической поэмы , в которой часто встречался приём контраста , который позволяет оттенить психологические черты героев.

В этих же статьях им были высказаны основные идеи задуманной им в то время истории русской литературы, над которой он урывками работал. Познакомившись с учением Сен-Симона, Белинский воспринял идеи социализма, который, как он писал в 1842Pг., стал для него всем, поглотил «и историю, и религию, и философию». Как признанный вождь сложившегося в то время западничества, Белинский вел полемику со славянофилами, с которыми он боролся как с представителями романтизма в литературе и общественности. Романтическому направлению славянофилов он противопоставлял реальную или натуральную школу, проповедником и истолкователем которой он был в последние годы своей жизни. К этому времени принадлежит целый ряд замечательных его статей об Аполлоне Майкове, Баратынском, Державине, и, наконец, самые значительные из его работ статьи о Пушкине, в которых он дал очень ценный социально-исторический анализ творчества Пушкина. Эти статьи, вместе с более ранними статьями о Гоголе и Лермонтове, подводили итоги закончившемуся периоду русской литературы

Поэма Пушкина «Руслан и Людмила»

«Для вас, души моей царицы,

Красавицы, для вас одних…»

Так начинается романтическая, удивительная, завораживающая уже не одно поколение читателей поэма Александра Сергеевича Пушкина «Руслан и Людмила». Здесь есть всё, что так пленило современников поэта, и не меньше привлекает любителей книг 20-21 веков: любовь и предательство, смелость и коварство, тайна и волшебство.

История создания «Руслана и Людмилы»и заимствования образов

Поэма «Руслан и Людмила» была написана в 1818-1820 годах. Пушкин только окончил Лицей, перед ним открылась жизнь, полная соблазнов и ярких событий. И в это время, с большими перерывами, пишется поэма, замысел которой, скорее всего, возник ещё в лицейские годы. Впервые отрывки поэмы были напечатаны в 1820 году в журнале «Сын отечества», в том же году вышло полноценное издание. В 1828 году увидело свет второе издание, в которое вошли пролог «У лукоморья…» и эпилог «Так, мира житель равнодушный…», а некоторые места были сокращены.

Как это часто бывает, у Пушкина при написании поэмы были «соавторы». Имена трёх соперников Руслана были взяты из «Истории государства российского» Карамзина, а сюжетная линия и настроение произведения навеяны русскими литературными сказками, творениями Вольтера и Ариостро. Карамзин же «подарил» Пушкину описание пира у князя Владимира и врагов Руси – печенегов. Много в поэме от баллады Жуковского «Двенадцать спящих дев», которую Пушкин беззлобно пародировал. Из сказки «О Еруслане Лазаревиче» было заимствовано имя главного героя

Герои поэмы «Руслан и Людмила» реальные и фантастические

На страницах поэмы можно встретить и известного по старинным сказаниям Баяна, и славного князя Владимира Красно Солнышко, и былинных богатырей, и чародеев. Подражая романтическим балладам, Пушкин значительно отходит от них в построении сюжетной линии. Мы привыкли, что приключения героя заканчиваются свадьбой со спасённой им красавицей. У Пушки свадьбой всё начинается, и Людмила похищена с брачного ложа. Здесь напоминание читателю о необходимости бороться за своё счастье, которое не даётся просто так.

Главный антагонист – колдун Черномор – страшен и одновременно смешон, да и силой он никакой не обладает без своей бороды. Если же не обратить внимания на эту бороду, то получится уже совсем не величественная картина:

«Трепеща, скорчился бедняк,

Княжны испуганной бледнее;

Зажавши уши поскорее,

Хотел бежать, но в бороде

Запутался, упал и бьется».

Главный герой Руслан – само олицетворение силы и мужества. При этом соперники Руслана, которые должны вроде бы мешать ему, на самом деле приближают к счастью. Бой с Рогдаем способствует расцвету силы героя, подготовке к грядущим битвам. Ратмир показывает пример спокойной семейной жизни, какая только и возможна с Людмилой. А Фарлаф убийством способствует тому, что Руслан, с помощью Финна, оживает обновлённый в новом качестве:

«И бодрый, полный новых сил,

Трепеща жизнью молодою,

Встает Руслан, на ясный день

Очами жадными взирает».

Теперь он легко справляется с хлынувшими на Русь печенегами и доказывает, что имеет все права на Людмилу.

Интересно происхождение образа гигантской говорящей головы. Сегодня любой житель Питергофа может зайти в парк Сергиевка и там увидеть, что

«…Пред ним живая голова.

Огромны очи сном объяты;

Храпит, качая шлем пернатый…»

Скульптура, высеченная из валуна, в виде слово выглядывающей из земли головы и вдохновила поэта на создание образа.

Большое видится на расстоянии

В наше время поэма Пушкина «Руслан и Людмила» любима многими. Её проходят в школе, заучивают наизусть знаменитый пролог «У лукоморья…», ищут в ней скрытые мотивы и подтекст, однако в момент выхода она получила множество негативных откликов. Поэта обвиняли в искажении русской сказки с целью подражать французским произведениям, и, одновременно, в излишней «народности», безнравственности. Но как тогда, так и теперь, поэмой нельзя не восхищаться: лёгкость стиха, изящность и богатство речи, яркость описаний и многогранность образов всегда были и остаются образцом высочайшей русской литературы.

Глава 3 Григорий Гуковский. Изучение литературного произведения в школе – часть 3

Необходимо здесь же оговорить, что в искусстве всякое образно выраженное содержание становится идеей, ибо оно не только изображается, но и оценивается; это относится, конечно, и ко всякому психологическому содержанию, например, к эмоции. Конечно, эмоция в искусстве – вещь важная, но и эмоция в искусстве предстает как идея, т. е. с оценкой и истолкованием её. Ведь когда поэт в любовном лирическом стихотворении «просто» воспевает свою любовь, – он, разумеется, не только «описывает» эту любовь, но и «воспевает» её, т. е. прославляет, т. е. утверждает эту любовь, такую, как он описал, а не иную, утверждает её как высокую ценность нравственного мира, и в этом – идея такого стихотворения; и так именно и воспринимают eгo юноши и девушки, мечтающие о любви «по Пушкину» /30/ или «по Блоку», т. е. видящие в данной концепции любви высокое и прекрасное.

Искусство тем и отличается, например, от фотографии, что оно не может изображать мир и его явления, не выражая своего отношения к ним, не оценивая их, не подводя их под критерии блага и зла, иначе говоря, не воплощая в своих изображениях идеи. А это значит, в свою очередь, что изучение искусства, и в том числе и прежде всего литературы, изучение её и в школе, и в университете, и в Академии наук – не может не быть изучением идейным.

Нет необходимости останавливаться здесь на пояснении того, что именно идейность искусства обеспечивает ему возможность быть отражением действительности; ведь под таким отражением мы понимаем не воспроизведение эмпирической «случайности» явлений действительности, а образное воплощение сути этой действительности, её исторического смысла. Поэтому, говоря и здесь, и повсюду далее об идее литературного произведения, я имею в виду именно отражение в нем действительности, как и суд над нею.

Проблема методическая и одновременно методологическая заключается в том, как правильно, полно и убедительно для аудитории (будь то класс в школе, студенты или народ) раскрыть идею произведения, раскрыть её в самом произведении, а не прикрепить её к произведению, раскрыть её в системе образов, а не только в прямых суждениях автора, т. е. раскрыть её воспитательно. Потому что ведь конкретно-образное воплощение идеи имеет спою конкретную эмоциональную силу воздействия, свою могучую убедительность, и её-то использует искусство.

Если мы не покажем идею в самой ткани искусства, внутри его образности, то идея эта станет прописью, тощей формулой абстракции, меркнущей рядом с яркостью живой жизни искусства. Если же мы обнаружим идейную направленность самой ткани живых образов, – мы, с одной стороны, еще повысим высокое и яркое звучание образов, осмыслив их, с другой – сделаем идею действенной в сознании, в душе юного читателя, нашего ученика. Вот почему перед учителем и стоит задача научиться самому и научить своих учеников видеть идею в ткани произведения. Между тем это не совсем легко, особенно для учителя, уже в значительной степени привыкшего подходить к идейному содержанию несколько извне, видеть идею тогда, когда она выражена /31/ автором либо в сентенции, либо еще «лучше» – совсем вне искусства, в частном письме, или в статье автора.

Разве мы не помним, какую роковую роль сыграла «сентенция» Карамзина («и крестьянки любить умеют») В толковании eгo повести, как способствовала эта сентенция сужению смысла повести, обеднению eгo, превращению повестив некую пошловатую и плоскую пропись – в освещении школы, как и науки. И разве мы не знаем все, как много напутали толкователи Гоголя, не желавшие обратиться за ответом на вопрос об идейной направленности его творений 30-х годов к тексту самих этих творений, и тщетно искавшие «признаний» самого Гоголя этой поры в eгo письмах и статьях; не найдя таких «признаний», некоторые из них обратились к гоголевской публицистике 40-х годов, реакционной и идейно противостоящей его творчеству 30-х годов; и вот Гоголь, автор «Ревизора», оказался у таких толкователей реакционером.

Эта чудовищная операция произведена на путях поисков непременно прямого выражения идей. Пусть не тех идей, не того времени, в cyщности уже не того человека, это не так важно, важно то, что есть «документ» и можно его процитировать. А заглянуть в текст самих произведений и прочитать там идеи, подлинные идеи Гоголя 30-х годов, идеи, реально содержащиеся в «Ревизоре», в повестях и др., – это ведь потруднее. Для этого надо уметь читать на языке образов русского искусства, а не только уметь читать по-русски. Но без этого умения читать язык образов нет восприятия искусства, нет и воспитания через искусство.

Между тем мы еще не освободились в ряде случаев – и в науке, и в школе – от ошибочных традиций в этом вопросе. Мы преподаем в школе, в старших классах историю литературы. Наука истории литературы есть часть истории так же, как история права, религии, философии или история общественной мысли. Уже поэтому она аналогична истории общественной мысли. Она есть история одной из идеологий, и потому она сходна с другими историями идеологии, а история общественной мысли есть некая неопределенно общая история идеологии. Поэтому многим издавна казалось, что история литературы неразличимо близка к истории общественной мысли, сливается с ней.

Так и понимала дело культурно-историческая школа нашей науки – на Западе и в России. Так же понимали дело /32/ псевдомарксиcтcкие эпигоны культурно-иcтoрической школы, окончательно обнаружившие её бессмысленно-самоубийственную сущность в данном вопросе. Оба эти течения, и первое хронологически, и второе, имевшие некогда значительные заслуги, не были способны укрепить науку истории литературы именно потому, что в самой своей сути заключали принцип ликвидации такой науки путем растворения её в истoрии общественной мысли. Им поэтому были свойственны два типических недостатка.

Во-первых, раскрывая художественное произведение как выражение общественного сознания (что совершенно правильно), стремясь обнаружить в нем его идею (что тоже правильно), представители культурно-исторической и вульгарно-социологической школ видели и искали в нем по преимуществу только конкретно-политическую идею, И тем безнадежно сужали и самое представление о содержании общественного сознания и самую идею, содержание произведения. Разумеется, каждая идея вообще имеет свой политический, точнее, социальный адекват, может и должна быть выражена в терминах политики и социального бытия. Но это не значит, что мы имеем право игнорировать специфические формы идеологий в их разнообразии.

Во-вторых, представители культурно-исторической и вульгарно-социологической школ не могли понять идею, содержание произведения правильно и сколько-нибудь полно потому, что они не владели научным методом установления этой самой идеи, научным методом анализа произведения. Это же обстоятельство, в свою очередь, объяснялось игнорированием при анализе самого текста произведения, низведенного на степень «только» формы, на которую смотрели как на нечто внешнее, случайное, несущественное. Обе эти школы решительно игнорировали тот факт, что литература – это искусство, т. е. идеология, определенным образом оформляющая идею как конкретно-образную сущность, притом оформляющая в пределах и в возможности материала данного искусства, для литературы таким материалом является язык, слово. Именно поэтому анализ текста, начиная от анализа композиции как структуры идеи и вплоть до анализа целенаправленной фонетики текста, тоже как структуры идеи, – был в принципе недocтyпен иcтoрии литературы обоих этих направлений. В самом деле, именно в этой традиции укрепились навыки изучения многого, почти /33/ всего, лежащего вне произведения, изучение чего действительно необходимо, но недостаточно, и что является лишь материалом, подводящим нас к пониманию самого.

«Чувства добрые» в поэзии Пушкина

Есть всегда что-то особенно благородное,
кроткое, нежное, благоуханное
и грациозное во всяком чувстве Пушкина.
Белинский

Какой каплей в море чудесных слов, сказанных о Пушкине, будет мое? Сотой, тысячной или миллионной?! Мне все равно. Какой угодно! Лишь бы капля эта дополнила необозримый океан пушкинской славы, лишь бы капля бушевала вместе с его невиданными волнами по всему миру, разнося всем людям планеты слова о великом сыне России!
Мир Пушкина огромен и прекрасен. Это большое число стихотворений и поэм, замечательные повести и сказки, немеркнущие трагедии и драмы. Уже с самого раннего детства Александр Сергеевич Пушкин становится нашим неразлучным спутником, милым и добрым другом. Чем же дорог нам этот человек, почему не исчезает признательность к его таланту миллионов благодарных потомков?
. Юные годы поэта. Лицей, профессор Куницын, друзья и дружба на всю жизнь и глубокие раздумья о судьбах человечества. Пушкин стремится лучше познать жизнь, окунуться в кипучую литературную деятельность. Молодой и вдохновенный юноша не может примириться с существующей действительностью. Уже в ранних стихотворениях звучит его “неподкупный голос” с гневным осуждением самодержавной России:

Питомцы ветреной судьбы.
Тираны мира! трепещите!
А вы, мужайтесь и внемлите.
Восстаньте, падшие рабы!

Поэт хочет “воспеть свободу миру, на тронах поразить порок!”. Эти слова пушкинской “Вольности” призывно звучали над Русской землей. Мы чувствуем в них пушкинский свободолюбивый дух, его веру в светлое будущее человечества.
Проходит несколько лет, но не утихает боль поэта за родную землю. Он пишет стихотворение “Деревня”, в котором с потрясающей силой обличает ненавистную крепостническую систему:

Не видя слез, не внемля стона.
На пагубу людей избранное Судьбой,
Здесь барство дикое, без чувства, без Закона,
Присвоило себе насильственной лозой
И труд, и собственность, и время земледельца.
Склонясь на чуждый плуг, покорствуя бичам,
Здесь рабство тощее влачится по браздам
Неумолимого Владельца.

Сегодня эти суровые слова, мужественные, полные любви к своему народу строки говорят нам о великом гражданском подвиге поэта. “Друг человечества”, “певец свободы” — так видится Пушкину, поэту и гражданину, его светлая миссия:

Пока свободою горим,
Пока сердца для чести живы.
Мой друг, отчизне посвятим
Души прекрасные порывы!

Эти слова поэта звучат как клятва, как гимн. Обращаясь к своим соотечественникам с призывом посвятить отчизне “души прекрасные порывы”, Пушкин верит, что самодержавие падет и над Россией взойдет “звезда пленительного счастья”. Этот призыв вдохновлял не только декабристов, но и все последующие поколения революционных борцов. Он рождает добрые чувства и благородные порывы, учит гражданственности, активной жизненной позиции.
Пушкин любил свободу “искренне и жарко” и до конца дней своих оставался верен вольнолюбивой музе. Какую нужно было иметь смелость, чтобы после поражения восстания писать: “Я гимны прежние пою. ” Он твердо верит в торжество идей своих друзей, в то, что со временем “оковы тяжкие падут, темницы рухнут” и восторжествует свобода. Горячий пламень своих надежд, могучий и “свободный глас” поэт посылает декабристам в далекую Сибирь, призывая не падать духом;

Во глубине сибирских руд
Храните гордое терпенье.
Не пропадет ваш скорбный труд
И дум высокое стремленье.

И вновь нас поражает удивительная пушкинская доброта, которая сметает все преграды: и ненависть, и неуверенность, и страх за собственную судьбу.
За свою недолгую жизнь поэт создал много лирических произведений.Тематика их разнообразна. Здесь есть все: философские рассуждения и протест против насилия, грусть и радость любви и дружбы. Пушкин пел гимн человеку, благословляя его на жизнь, радость и счастье. Он верил в торжество человеческого разума, и поэтому его строки такие ликующие и жизнеутверждающие:

Да здравствует солнце.
Да здравствует разум!

Какая жажда жизни, какая страстная любовь к ней!
Пушкин знал душу человека, понимал его чувства, переживания! Любое его стихотворение — это гимн красоте, любви облагораживающей, глубокой. На фоне трепетной любовной лирики Пушкина возникают реальные картины жизни, пейзажные зарисовки. Поэт любил русскую природу, ее несказанное величие и посвятил ей немало прекрасных строк. Вот как красиво рисует он “волшебницу-зиму”:

Пришла, рассыпалась, клоками
Повисла на суках дубов;
Легла волнистыми коврами
Среди полей, вокруг холмов.

У Пушкина русская природа, скромная и такая простая на вид, засверкала всеми красками. Пушкин учит любить и утреннюю свежесть весны, и очарование русской золотой осени, и великолепные зимние снежные покровы. А любовь к природе пробуждает в нас любовь к родному краю и к Родине.
Говоря об Александре Сергеевиче Пушкине, нельзя не упомянуть о романе “Евгений Онегин”, в котором, как в зеркале, отразилась вся жизнь необъятной России. По словам Белинского, в нем Пушкин дал “поэтически-воспроизведенную картину русского общества”. Поэт призывает к соединению благородства с простонародностью, самобытностью, учит гуманизму, патриотизму. В “Евгении Онегине” мы видим всю Россию, подлинную. Здесь все русское: жизнь, народ, природа. Недаром широта, глубина, правдивость изображаемого дали основание Белинскому назвать роман “энциклопедией русской жизни”. . На страницах романа мы встречаемся с самим Пушкиным, открываем для себя неисчерпаемое богатство его духовного мира. Ведь не случайно в своем письме к Вяземскому Александр Сергеевич назвал роман “поэтической исповедью”. Действительно, в лирических отступлениях мы видим личность поэта — исключительно гуманного, душевного, остроумного и гениального человека.
Это необычайно тонкая, восприимчивая натура, исполненная глубокого благородства и величия, способная горячо и страстно любить. И эти особенности личности поэта естественно проявились в его стихах.
Анна Петровна Керн. Ее имя обессмертил Пушкин:

Я помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты.
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.

Воображение рисует образ женщины удивительного обаяния, способной внушить чувство сильное и глубокое. Но как не восхищаться и поэтом, который находит в светлой и возвышенной любви источник необъятных творческих сил, величайшего вдохновения! Как не воспитывать в себе искренность и глубину чувств, способность властвовать собой, умение видеть прекрасное в жизни!
Пушкин выполнил свой долг перед Родиной: в свой “жестокий век” восславил свободу и “чувства добрые” лирой пробуждал. И поэтому не зарастает народная тропа к. его “нерукотворному” памятнику.
Поэзия Пушкина

целый мир добрых чувств, каждое из которых — “благородное, кроткое, нежное, благоуханное и грациозное”.
Его поэзия учит быть неравнодушным к природе, к людям. Стихи заставляют задуматься о времени и о себе, делают лучше, нравственно чище, духовно богаче, гуманнее. Поэзия Пушкина дает человеку бодрость и силу духа, учит понимать красоту и доброту, воспитывает глубокую и искреннюю любовь к отчизне, желание посвятить ей “души прекрасные порывы..
“Чувства добрые”, взлелеянные поэтическим гением Пушкина, так понятны и так дороги нам, благодарным его потомкам.

9850 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Рекомендуем эксклюзивные работы по этой теме, которые скачиваются по принципу «одно сочинение в одну школу»:

/ Сочинения / Пушкин А.С. / Разное / «Чувства добрые» в поэзии Пушкина

Смотрите также по разным произведениям Пушкина:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: