Выстрел» и «Дубровский»: содержание и анализ

Главный герой произведения выстрел – угрюмый, загадочный человек, бывший гусар Сильвио. Однажды возле городка, в котором жил Сильвио остановился военный гарнизон. Офицеры начали близко общаться с бывшим воякой, и в скором времени поняли, что Сильвио хранит какую-то тайну.

«Выстрел»: краткое изложение

Однажды за карточной игрой, бывший гусар рассказал свою историю, которую на протяжении долгих лет скрывал. Он – прекрасный стрелок и однажды вызвал на дуэль своего обидчика. Противник промахнулся, и когда Сильвио начал готовится к ответному выстрелу, он безразлично начал кушать вишни, которые принес с собой и спокойно ожидать своей смерти.

Эта ситуация разозлила Сильвио он отказался стрелять в своего дуэлянта. Противник, уходя из поля боя, сказал, что Сильвио может использовать свой выстрел в любое удобное для него время. После того, как мужчина рассказал свою историю офицерам, он поделился своими планами на ближайшее будущее: его бывший противник через несколько дней должен был жениться на молодой и красивой девушке, и накануне свадьбы Сильвио решил воспользоваться правом своего выстрела.

Стрелок хотел посмотреть, как его бывший дуэлянт будет смотреть в лицо смерти перед бракосочетанием, будет ли в его глазах прежнее равнодушие. Спустя несколько лет, один из офицеров случайно встретился с графом, в которого собирался стрелять Сильвио.

Увидев нечеловеческий ужас в глазах графа, Сильвио не стал в него стрелять – ему было достаточно увидеть страх своего давнего недруга. От графа офицер узнал, что Сильвио вернулся к военному делу и нашел свою смерть в одном из боев.

«Дубровский» краткое содержание

Повесть «Дубровский» начинается с конфликта двух помещиков – К. П. Троекурова и А. Г Дубровского. Троекуров решает отнять у Дубровского его родовое поместье псевдо законным путем. Старый и больной Дубровский не выдерживает судебной волокиты и умирает на руках своего сына.

Младший Дубровский перед смертным ложем своего отца клянется помститься его противнику. Чтобы поместье не досталось Троекурову, Владимир Дубровский поджигает его. Спустя некоторое время по округе начинается волна вооруженных разбоев, в причастности к котором местные жители подозревают младшего Дубровского.

Однажды Троекуров нанял ля своего внебрачного сына учителя французского языка. Между новоприбывшим учителем и дочерью хозяина поместья возникают любовные чувства. Спустя некоторое время учитель французского языка признается, что он Дубровский. До этого времени, маскировавшегося под француза Владимиру, удалось разузнать в семействе все подробности фальсифицированного против его отца дела.

Дочь Троекурова собирается выходить замуж за другого человека, но уговаривает своего жениха отказаться от нее, чтобы тайно убежать к Дубровскому. Жених оставался непреклонным, и день свадьбы все-таки был назначен. Маша надеялась на то, что Дубровский придет ночью и похитит ее, но ожидания девушки не оправдались.

На следующий день, когда Маша в подвенечном платье стояла перед алтарем, в церковь ворвалась толпа разбойников, которые говорят Маше о том, что она может идти за ними к Дубровскому. Но девушка уже успела повенчаться и отвечает им, что уже замужняя женщина. Дубровский, мучимый предательством любимой, уехал заграницу, после чего разбои в округе прекратились.

Нужна помощь в учебе?

Предыдущая тема: Героический эпос как миф и былина: герой богатырь и героический характер
Следующая тема:&nbsp&nbsp&nbsp«Муму» и «Бирюк» Тургенева: анализ и краткое содержание

Все неприличные комментарии будут удаляться.

Герой романа Пушкина «Дубровский»

За свою недолгую, но безусловно яркую жизнь Александр Сергеевич Пушкин представил миру множество героев, одним из которых является Владимир Дубровский, главный герой одноименной повести, увидевшей свет в 1841 году.

Дубровский – потомственный дворянин, единственный и горячо любимый сын Андрея Гавриловича Дубровского, порядочного человека старой закалки, который был известен своим неподкупным характером.

Судьба распорядилась так, что Дубровскому было суждено пережить две невосполнимые утраты: умер его отец, а вместе с отцом Владимир

На первый взгляд, нам кажется, что Дубровский не самый хороший человек – он играет в карты, употребляет много алкоголя, абсолютно не заботится о своем будущем. Но затем, в последствии развития сюжета, мы видим, что Дубровский не тот, за кого себя выдает – в нем находится место благородству, состраданию, порядочности.

Когда он ловит на дороге приказчика, везущего деньги для офицера, он его не трогает. Позже Дубровский признается матери этого офицера, что и сам когда – то был офицером, поэтому обижать своего товарища он не хотел.

Также о том, что Дубровский обладает положительными качествами говорит и тот факт, что все его крепостные не пошли против него и были готовы сложить головы за Дубровского. Однако Владимир, не желая им беды, распустил свое разбойничье войско.

Во всех поступках, которые совершает главный герой, мы видим бесстрашие, храбрость, силу. И только тогда, когда Дубровский встречается с Машей, своей возлюбленной, казалось бы смелый разбойник вмиг становится робким и кротким, испытывает к ней возвышенное чувство.

Дубровский признается Маше в том, что обман и любовь – это несовместимые вещи, поэтому он предоставляет ей полное право выбора. Кроме того, чтобы не омрачать жизнь юной девушки, Дубровский намерен отказаться от задуманного и оставить в живых ее близких: лишь бы она была счастлива. Это еще раз подтверждает благородство нашего героя.

Художественное своеобразие прозы Пушкина

Проза Пушкина была качественно новым этапом в развитии русской литературы вообще и русской прозы в частности. Но чтобы понять, в чем новаторство пушкинской прозы, необходимо проследить развитие русской прозы до Пушкина.
“Русская литература XVIII века была главным образом занята организацией стиха” (Б. М. Эйхенбаум). Проза как бы отступала на второй план. Русская проза XVIII века, а особенно конца столетия, тяготеет к нравоучительным, любовным и авантюрным романам, пришедшим в Россию с Запада. С другой стороны, она характеризуется близостью к монументальным стихотворным жанрам: философской оде и сатире. Отсюда преобладание в русской прозе этого времени произведений сатирических (Новиков) и философско-публицистических (Радищев). Перед Карамзиным встает задача обновления русской прозы, то есть преодоления традиций XVIII века. При этом Карамзин, во-первых, максимально сближает прозу с сентименталистской поэзией и, во-вторых, обращается к сугубо бытовому или к историко-бытовому материалу, причем с заметным моралистическим оттенком. К началу 10-х годов XIX века сентименталистская проза становится штампом, который необходимо разрушить. Это и осуществлялось русской прозой этого времени: романтиками (Бестужев-Марлинский, Одоевский) и “дидактиками” (Нарежный, Булгарин). Несмотря на существенные различия, например, установку романтиков на исключительность, оба направления имели много общего с Карамзиным: обращение к бытовому материалу у “дидактиков”, сближение прозы с поэзией, только уже с поэзией романтической, у романтиков. К концу 20-х годов и такая проза становится штампом. Примерно в это время Пушкин пишет первое прозаическое произведение, незаконченный роман “Арап Петра Великого”. Как мы видели, одним из общих принципов русской прозы до Пушкина было сближение ее с поэзией. Основной художественный принцип прозы Пушкина — отказ от подобного сближения, если так можно выразиться, намеренная прозаизация прозы.
Проблематика художественного произведения всегда связана с той целью, которую ставит перед собой автор, и с жанром художественного произведения. Пушкина как преобразователя русской прозы интересовали как частные проблемы русской жизни, так и проблемы всеобщие. Причем, разрабатывая проблемы более частные, Пушкин использует жанр новеллы, а более общие — жанры романа и повести. Среди таких проблем необходимо назвать роль личности в истории, взаимоотношения дворянства и народа, проблему старого и нового дворянства (“История села Горюхина”, “Дубровский”, “Капитанская дочка”).
Предшествовавшая Пушкину литература, как классицистская, так и романтическая, создавала определенный, часто однолинейный тип героя, в котором доминировала какая-нибудь одна страсть. Пушкин отвергает такого героя и создает своего. Пушкинский герой прежде всего — живой человек со всеми его страстями, мало того, Пушкин демонстративно отказывается от романтического героя. Алексей из “Барышни-крестьянки” с виду обладает всеми чертами романтического героя: “Он первый перед ними (барышнями) явился мрачным и разочарованным, первый говорил им об утраченных радостях и об увядшей своей юности; сверх того он носил черное кольцо с изображением мертвой головы”. Охотничью собаку Алексея зовут Сбогар (по имени главного героя повести ТТТ. Нодье “Жан Сбогар”). Но затем сам Пушкин замечает 6 своем герое: “Дело в том, что Алексей, несмотря на роковое кольцо, таинственную переписку и на мрачную разочарованность, был добрый и пылкий малый и имел сердце чистое, способное чувствовать наслаждения невинности”. Если Пушкин в “Дубровском” и использует тему благородного разбойника, то он сильно видоизменяет ее: Дубровский мстит не за обиды, нанесенные бедным и обездоленным, а за смерть своего отца. В противоположность романтической установке на исключительность Пушкин делает главным героем своих прозаических произведений среднего человека — источник новых тем, новых сюжетов, нового художественного эффекта. Кроме того, введение в прозу среднего человека как главного героя позволяет Пушкину выявить особые, типические черты той или иной эпохи, обстановки (в этом смысле Пушкин близок к позиции Вальтера Скотта).
Пушкинская проза характеризуется разнообразием сюжетов: от бытоописательного “Арапа Петра Великого” до фантастичных “Гробовщика” и “Пиковой дамы”. Принципом изображения действительности в прозе Пушкина была объективность. Если романтик, описывая то или иное событие, как бы пропускал его через призму собственного воображения, усиливая, таким образом, трагический или героический эффект произведения, то для Пушкина такой путь был неприемлем. Поэтому он отказывается от романтического сюжета и обращается к бытовому материалу. Но при этом он не идет путем авторов нравоучительных романов XVIII века, сентименталистов или “дидактиков”, мало того, он отказывается от всякого сентименталистского сюжета: “Если бы я слушался одной своей охоты, то непременно и во всей подробности стал бы описывать свидания молодых людей, возрастающую взаимную склонность и доверчивость, занятия, разговоры; но знаю, что большая часть моих читателей не разделила бы со мною моего удовольствия. Эти подробности вообще должны казаться приторными, итак, я пропущу их. ” (“Барышня-крестьянка”). Таким образом, Пушкин, как правило, отказывается от подробного изображения чувств героев, столь характерного для прозы его предшественников. Пушкина интересуют в жизни не только какие-либо ее отдельные проявления, но вся жизнь в целом. Поэтому сюжеты прозы Пушкина так далеки от сюжетов “дидактиков” и романтиков. Большинство прозаических произведений Пушкина тяготеют к острому сюжету “с накоплением веса к развязке” (Б. М. Эйхенбаум). Ю. Н. Тынянов замечает даже, что основой некоторых прозаических произведений Пушкина является анекдот (“Повести Белкина”, “Пиковая дама”). Но в то же время Пушкин намеренно затормаживает развитие сюжета, используя усложненную композицию, образ повествователя, другие художественные приемы. Все это нужно для создания в произведении особой напряженной атмосферы, в которой эффект неожиданности еще сильнее. Иногда Пушкин использует сюжеты других авторов, но значительно видоизменяет их, вводит новых героев, новые детали, обращает внимание на другие стороны сюжета. Так, “Рославлев”, очевидно, близок роману М. Загоскина “Рославлев, или Русские в 1812 году”, “Метель” — новелле Вашингтона Ирвинга “Жених-призрак” (эту параллель заметил Н. Я. Берковский). Интересной с точки зрения сюжета является незаконченная повесть Пушкина “Египетские ночи”, в которой сюжета фактически нет. Ее основная тема — взаимоотношения поэта и общества, поэта и толпы, тема явно стихотворная. С другой стороны, стихотворения Пушкина, посвященные этой теме, бессюжетны. Может быть, поэтому в “Египетских ночах” нет сюжета.
Сжатость сюжета предполагает сжатость самого произведения. Действительно, у Пушкина нет больших по объему произведений: самое крупное — “Капитанская дочка” — занимает чуть более ста страниц. Большинство прозаических произведений Пушкина характеризуется четкостью композиции: они разделяются на главы или эти произведения легко по смыслу разделить на несколько частей, причем каждая из этих частей может восприниматься как законченный отрывок. Подобное деление осуществляется часто с помощью особых приемов повествования. Так, например, “Станционный смотритель” легко разделить на части по трем встречам рассказчика со станционным смотрителем Самсоном Выриным. Часто в прозе Пушкина можно выделить вступление и заключение. Во вступлении дается либо предыстория произведения, либо характеристика главных героев (в первом случае — “Дубровский”, во втором — “Барышня-крестьянка”). Заключение всегда рассказывает о дальнейших судьбах героев. Иногда вступления как такового нет, сразу начинается действие (это особенно характерно для новелл, которые не требуют подробной характеристики героев). Этим подчеркиваются ритм и стиль пушкинской прозы (“Выстрел”, “Гробовщик”, “Пиковая дама”). Часто нет и заключения, произведение остается открытым (“Метель”, “Гробовщик”). Это связано с философским взглядом Пушкина на жизнь как на нечто не прекращающееся, не имеющее конца, поэтому нет конца и у пушкинских повестей. Мы уже говорили о том, что для замедления развития сюжета Пушкин использует разнообразные композиционные приемы. Среди таких приемов необходимо назвать введение в прозаический текст песен, стихов, даже документов (“Дубровский”). Любопытным композиционным приемом является продолжение стихом прозы. Особенно часто он используется в “Повестях Белкина” и “Путешествии в Арзрум”. Вот пример из “Барышни-крестьянки”: “Поля свои обрабатывал он по английской методе:

Но на чужой манер хлеб русский не родится, —

и, несмотря на значительное уменьшение расходов, доходы Григорья Ивановича не прибавлялись”. Подобные приемы не только замедляют развитие сюжета, но и характеризуют героя или ту обстановку, в которой он действует. Часто Пушкин использует такой художественный прием, как рассказ в рассказе или вставная новелла. Он необходим не только для замедления сюжета (это блестяще показывает Борис Михайлович Эйхенбаум в работе “Проблемы поэтики Пушкина”), но и для столкновения в произведении различных точек зрения. Лучшей иллюстрацией этого являются “Повести Белкина”: изданы они Пушкиным, написаны Белкиным, в свою очередь ему рассказаны от разных лиц (титулярный советник А. Г. Н., подполковник И. Л. П. и т. д.), а уже в сами повести вмонтированы рассказы их действующих лиц. Вообще проблема повествователя в пушкинской прозе необычайно сложна. Это объясняется тем, что Пушкин часто не только вводит в прозаическое произведение условного повествователя, но и рассказывает о нем, характеризует его, а сам выступает в роли издателя, и часто трудно понять, где в произведении высказывается сам Пушкин, а где повествователь. Во всяком случае, знака равенства между ними поставить нельзя.
Уже говорилось о том, что Пушкин выступал против описательности в прозе. Но тем не менее описания природы и интерьера в пушкинской прозе встречаются неоднократно. Несомненно, что Пушкину они нужны для создания особой атмосферы рассказа, для характеристики душевного состояния героя. Необходимо отметить, что описания природы в прозе Пушкина всегда соответствуют общему настрою повествования. Вот два примера из “Барышни-крестьянки” и из “Пиковой дамы”: “Заря сияла на востоке, и золотые ряды облаков, казалось, ожидали солнца, как царедворцы ожидают государя; ясное дело, утренняя свежесть, роса, ветерок и пение птичек наполняли сердце Лизы младенческой веселостию” (“Барышня-крестьянка”). “Погода была ужасная: ветер выл, мокрый снег падал хлопьями; фонари светились тускло; улицы были пусты. Герман стоял в одном сюртуке, не чувствуя ни ветра, ни снега” (“Пиковая дама”). С другой стороны, описания интерьера характеризуют не только героя, но и нравы целого круга людей, а иногда и нравы целой эпохи. (Вспомним, что герой Пушкина — средний человек.) Несомненно, что описание кабинета Чарского в “Египетских ночах” характеризует прежде всего его самого, но оно характеризует и быт дворянской молодежи 30-х годов XIX века. В связи с этим особую роль в пушкинской прозе играет деталь. Каждая деталь у Пушкина не только особо выделяется, но и выполняет определенную функцию в развитии сюжета или в характеристике героя: “Не стану описывать ни русского кафтана Андрияна Прохорова, ни европейского наряда Акулины и Дарьи, отступая в сем случае от обычая, принятого нашими романистами. Полагаю, однако ж, не излишне заметить, что обе девицы надели желтые шляпки и красные башмаки, что бывало у них только в торжественные случаи” (“Гробовщик”). Иногда на одной детали построено все произведение: такой прием использован Пушкиным в “Станционном смотрителе”: обыгрывается история блудного сына в картинках, которые висят в комнате Вырина.
Важным был для Пушкина вопрос о слоге и языке прозаического произведения. Пушкин писал в заметке “О причинах, замедливших ход нашей словесности”: “Проза наша так мало еще обработана, что даже в простой переписке мы принуждены создавать обороты слов для изъяснения понятий самых обыкновенных. ” Таким образом, перед Пушкиным стояла задача создания нового языка прозы. Отличительные свойства такого языка сам Пушкин определил в заметке “О прозе”: “Точность и краткость — вот первые достоинства прозы. Она требует мыслей и мыслей — без них блестящие выражения ни к чему не служат”. Такой стала проза самого Пушкина. Простые двусоставные предложения, без сложных синтаксических образований, ничтожно малое количество метафор и точные эпитеты — таков стиль пушкинской прозы. Вот отрывок из “Капитанской дочки”, типичнейший для пушкинской прозы: “Пугачев уехал. Я долго смотрел на белую степь, по которой неслась его тройка. Народ разошелся. Швабрин скрылся. Я воротился в дом священника. Все было готово к нашему отъезду; я не хотел более медлить”.

15779 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Пушкин А.С. / Разное / Художественное своеобразие прозы Пушкина

Смотрите также по разным произведениям Пушкина:

Сочинение Идейно-художественное своеобразие романа А.С. Пушкина «Дубровский»

Роман «Дубровский» (1832) – одно из лучших произведений А. С. Пушкина. Герои этого произведения — Владимир Дубровский, Маша Троекурова, Кирилла Петрович Троекуров – сильные и незаурядные личности. Но разница между ними в том, что Дубровский и Маша — натуры благородные, чистые, искренние. Троекуров же – самодур-крепостник, в котором до предела развито чувство собственного превосходства и вседозволенности.
Центральной проблемой романа является проблема защиты человеческого достоинства. Она связана, так или иначе, со всеми персонажами произведения. Прежде всего, эта проблема касается семьи Дубровских, которую Троекуров лишил не только родового поместья, но и покусился на их дворянскую честь, достоинство. Андрей Гаврилович Дубровский не выдержал неравной схватки с более сильным соседом и умер, немного не дожив до потери Кистеневки.
Отстаивать фамильную и свою собственную честь пришлось Дубровскому-младшему. Не найдя защиты закона, который был куплен Троекуровым, Владимиру пришлось стать «благородным разбойником». Вместе с преданными крепостными он ушел в леса «вершить свой суд».
Но чистая и искренняя натура этого героя не позволяла ему стать настоящим головорезом – жестоким и беспощадным. По всей округе разносились вести, что главарь этой разбойничьей банды справедлив и часто бывает милосерден. Кроме того, он не трогает владения самого богатого помещика в округе – Троекурова.
Как оказалось, Дубровский полюбил дочь Кириллы Петровича, Машу, и простил ради нее своего кровного врага. Маша тоже полюбила Владимира. Но эти герои не смогли быть вместе – Кирила Петрович насильно выдал свою дочь замуж за старого графа Верейского. Владимир не успел спасти свою возлюбленную от брака с нелюбимым человеком.
Таким финалом, как мне кажется. Пушкин показывает, что человек в России беззащитен перед злом и несправедливостью. Его не может защитить ни закон, ни общество. Он может лишь рассчитывать на свои собственные силы.
Поэтому я понимаю Владимира Дубровского, который стал разбойником. А что ему еще оставалось делать? Не найдя защиты у закона, он решил тоже жить по неписаным правилам – правилам силы и жестокости. Но его благородная натура все-таки ограничивала героя в этом, делала его «благородным разбойником». .

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: