Ивановский цикл

Ивановский цикл, большой цикл юношеской любовной лирики Лермонтова 1830-1832, обращенной к Наталье Федоровне Ивановой. В изданиях Лермонтова 19 — начала 20 вв. стихи этого цикла публиковались без указания адресата. В 1916 Б. Нейман высказал предположение, что стихотворение, озаглавленные инициалами

обращены к одному и тому же лицу, добавил к названным стихотворениям еще шесть:

Нейман предположил, что отношения героев драмы «Странный человек» Арбенина и Загорскиной носят автобиографический характер и отражают историю любви Лермонтова к Н. Ф. Ивановой (О том, что еще в 1914 В. Каллаш соотнес инициалы Н. Ф. И. с фамилией драматурга Ф. Ф. Иванова, Нейман, очевидно, не знал).

Вопрос о месте Натальи Федоровны Ивановой в жизни Лермонтова и о посвященных ей стихах занял видное место в трудах И. Андроникова, который существенно прояснил картину юношеской любви поэта; однако документально материал, подтвердивший гипотезу Каллаша — Андроникова, был обнаружен и опубликован лишь в 1977 (Я. Махлевич). Исследования Б. Эйхенбаума, Андроникова и др. расширили круг предположительно относящихся к Ивановой стихов: всего в разное время было названо около 40 стихотворений, в т. ч. (помимо указанных):

Список стихотворений, которые по тем или иным признакам могли быть отнесены к Ивановскому циклу, по-видимому, не исчерпан; с другой стороны, принадлежность к этому циклу не менее трети причисляемых стихотворений остается дискуссионной.

Большинство стихотворений Ивановского цикла объединяет сквозной мотив напрасной, «обманутой» «жажды любви»; однако внутри цикла можно выделить две группы: стихи, написанные Лермонтовым в период духовного подъема, вызванного первыми встречами с Натальей Ивановой («Н. Ф. И. вой», «Романс к И. »), и стихи, начиная с послания «К***» («Всевышний. »), темой которых становится «вероломство» возлюбленной («К Н. И. », «Я не унижусь. » и др.). Первые из них проникнуты желанием и надеждой увидеть в ней единственную посреди «бесчувственной толпы» душу, оценившую дар, величие запросов души и страданий поэта:

«Есть сердце, лучших дней залог,
Где почтены мои страданья,
Где мир их очернить не мог».

Упрекающий, обвинительный тон стихов, написанных после разрыва с Ивановой, связан не только с мотивом «измены», но также с неоправданностью предельных ожиданий поэта, несоответствием реального облика возлюбленной и той высокой роли, которую он ей отводил:

«Такой души ты знала ль цену?
Ты знала — Я тебя не знал!»

В некоторых стихах цикла мотив оскорбленной гордости, упреки в обмане, непонимании, «несправедливости»

«Но ты обманом наградила
Мои надежы и мечты».

Лермонтов пытается совместить с чувством прощения:

«Дай бог, чтоб ты нашла опять,
Что не боялась потерять».

Наряду со стихами, «рассказывающими» историю развивающегося чувства, Лермонтова нередко обращается к самой памяти о своей любви: вместе с упреками, вместе с раскаянием, пророчески предрекаемым любимой, звучат и ноты благодарности, выражение верности навсегда соединившему их прошлому, признание благодатной силы и подлинности испытанного чувства. Мотив неизгладимости следа, который герой оставит в душе возлюбленной — один из ведущих в Ивановском цикле («К Н. И. »; «Романс» («Стояла серая скала»); «Время сердцу быть в покое»).

Наряду с открытой, эмоционально-напряженной лирической исповедью большинства стихов цикла, Лермонтов обращается здесь к новому для него жанру стансов. Возможности этого жанра для передачи глубоко субъективных интимных переживаний были раскрыты Дж. Байроном в «Стансах Августе» (1816), хорошо известных Лермонтову. Вместе с тем этот жанр — особенно в русской поэзии 20-х гг. — еще не превратился в отстоявшуюся поэтическую форму. «Стансы» Лермонтова лишены строгой жанровой условности: элементы созерцательности (стихотворение «Мгновенно пробежав умом») или элегические мотивы (желание умереть «за честь страны родной», чтобы излечиться от «тяжких язв» любви — стихотворение «Не могу на родине томиться») свободно соединяются с выражением живого чувства поэта. Именно в стихах Ивановского цикла поэзия Лермонтова отчетливо обрела «равную своему предмету» подлинность.

Значение Ивановского цикла, т. о., не ограничивается важностью автобиографического свидетельства и дневниковой полнотой душевной жизни: интимная исповедь здесь (как и вообще в лирике Лермонтова) — не только возможность психологического самовыражения, но одновременно и способ разрешения высших вопросов бытия, духовного и творческого самоопределения. В стихах Ивановского цикла получили развитие многие ведущие мотивы лермонтовской лирики.

Михаил Лермонтов
стихотворение в альбом Н. Ф. Ивановой
«Что может краткое свиданье»

Что может краткое свиданье
Мне в утешенье принести,
Час неизбежный расставанья
Настал, и я сказал: прости.

И стих безумный, стих прощальный
В альбом твой бросил для тебя,
Как след единственный, печальный,
Который здесь оставлю я.

Стихотворение было написано в 1832 году. Обращено к Н. Ф. Ивановой, одной из знакомых поэта, которая была предметов его увлечений в юности. Пожалуй, именно Наталье Федоровне Лермонтов посвятил наибольшее количество своих стихотворений, мотивом которых являлись: в начале знакомства – восторг и восхищения, и в конце – обманутые надежды и напрасная жажда любви.

Иванова Наталья Федоровна
(Акварель М. А. Кашинцева)

Помимо данного стихотворения Наталье Ивановой были посвященны и обращенны следующие произведения Лермонтова:

• «Болезнь в груди моей»
• «Видение»
• «Время сердцу быть в покое»
• «Всевышний произнес свой приговор»
• «Дай бог, чтоб вечно вы не знали»
• «Измученный тоскою и недугом»
• «К чему волшебною улыбкой»
• «Когда одни воспоминанья»
• «Любил с начала жизни я»
• «Мгновенно пробежав умом»
• «Не могу на родине томиться»
• «Не ты, но судьба виновата была»
• «Романс к Ивановой»
• «Сонет»
• «Я не достоин, может быть»
• «Я не унижусь пред тобою»

Лермонтов стихи ивановой

Что может краткое свиданье
Мне в утешенье принести,
Час неизбежный расставанья
Настал, и я сказал: прости.

И стих безумный, стих прощальный
В альбом твой бросил для тебя,
Как след единственный, печальный,
Который здесь оставлю я

«К *** (Я не унижусь пред тобою…)» М. Лермонтов

Я не унижусь пред тобою;
Ни твой привет, ни твой укор
Не властны над моей душою.
Знай: мы чужие с этих пор.
Ты позабыла: я свободы
Для зблужденья не отдам;
И так пожертвовал я годы
Твоей улыбке и глазам,
И так я слишком долго видел
В тебе надежду юных дней
И целый мир возненавидел,
Чтобы тебя любить сильней.
Как знать, быть может, те мгновенья,
Что протекли у ног твоих,
Я отнимал у вдохновенья!
А чем ты заменила их?
Быть может, мыслею небесной
И силой духа убежден,
Я дал бы миру дар чудесный,
А мне за то бессмертье он?
Зачем так нежно обещала
Ты заменить его венец,
Зачем ты не была сначала,
Какою стала наконец!
Я горд! — прости! люби другого,
Мечтай любовь найти в другом;
Чего б то ни было земного
Я не соделаюсь рабом.
К чужим горам, под небо юга
Я удалюся, может быть;
Но слишком знаем мы друг друга,
Чтобы друг друга позабыть.
Отныне стану наслаждаться
И в страсти стану клясться всем;
Со всеми буду я смеяться,
А плакать не хочу ни с кем;
Начну обманывать безбожно,
Чтоб не любить, как я любил, —
Иль женщин уважать возможно,
Когда мне ангел изменил?
Я был готов на смерть и муку
И целый мир на битву звать,
Чтобы твою младую руку —
Безумец! — лишний раз пожать!
Не знав коварную измену,
Тебе я душу отдавал;
Такой души ты знала ль цену?
Ты знала — я тебя не знал!

Анализ стихотворения Лермонтова «К* (Я не унижусь пред тобою…)»

Летом 1830 года 16-летний Михаил Лермонтов во время отдыха в загородном имении знакомится с Натальей Ивановой – дочерью известного в то время русского писателя. Девушка пленяет его не только своей красотой, но и отвечает юному поэту взаимностью. После неудачного романа с Екатериной Сушковой, которая нещадно высмеивала своего юного поклонника, Лермонтов вновь чувствует вкус жизни. Он очарован своей возлюбленной и посвящает ей первые робкие стихи, в которых намекает на свои чувства. Сейчас уже трудно доподлинно установить, произошло ли у молодых людей любовное объяснение, и давали ли они друг другу клятву верности, но в Москву Лермонтов возвращается окрыленным и полностью излечившимся от уныния.

Известно, что поэт и его избранница в течение 1830 года несколько раз встречались на балах, что стало причиной глубокого разочарования Лермонтова. Он убедился, что был для Натальи Ивановой всего лишь мимолетным увлечением, и на званых приемах она предпочитала проводить время в компании более удачливых кавалеров, с которые открыто флиртовала. Однако окончательный разрыв между влюбленным произошел летом 1831 года. Что именно произошло между Лермонтовым и Ивановой, доподлинно установить уже невозможно. Однако после возвращения в Москву 17-летний поэт неожиданно для себя пишет пьесу под названием «Странны человек», прототипом главной героини в которой является его избранница. Согласно сюжету, девушка, давшая клятву верности своему любимому, впоследствии берет свои слова обратно и отдает предпочтение другому. Вполне вероятно, что в реальной жизни произошло то же самое, и Наталья Иванова попросту увлеклась другим молодым человеком.

Так или иначе, зимой 1832 года, спустя 5 месяцев после роковых событий, Михаил Лермонтов создает стихотворение «К* (Я не унижусь пред тобою…)», рукописный вариант которого отправляет той, которую любил. В этом произведении автор словно бы подводит черту под этим коротким романом, подчеркивая: «мы чужие с этих пор». Объясняя свое решение окончательно разорвать отношения с возлюбленной, поэт отмечает, что слишком большую жертву он принес во имя высоких чувств к той, которая этого не заслуживает. «И целый мир возненавидел, чтобы тебя любить сильней», — отмечает поэт. При этом те полтора года, что длился этот роман, Лермонтов считает безвозвратно потерянными для поэзии, так как он предавался несбыточным мечтам вместо того, чтобы оттачивать свой литературный слог.

Поэт считает себя обманутым и оскорбленным. Но винит в этом не только возлюбленную, которая была совсем не той, которой хотела казаться. В первую очередь автор самого себя именует «безумцем», так как пошел на поводу у собственных чувств, которые затмили голос разума. Однако прозрение наступило достаточно быстро, и своей избраннице Лермонтов желает лишь одного – «мечтай любовь найти в другом».

Как и в пьесе, поэт прямо указывает на то, что причиной разрыва отношений стало то, что Наталья Иванова предпочла ему другого молодого человека. И это настолько обескуражило Лермонтова, что он окончательно разочаровался в представительницах слабого пола, вопрошая: «Иль женщин уважать возможно, когда мне ангел изменил?». Однако отныне поэт больше не намерен тешить себя иллюзиями и пребывать в заблуждениях, считая, что лучше поставить точку в этой любовной истории, чем жертвовать свободой ради иллюзии счастья.

О романе Лермонтова и Ивановой в окружении поэта никто не догадывался, поэтому долгое время стихи, помеченные инициалами Натальи Ивановой, который за полтора года в общей сложности набралось более 30 штук, оставались посмертной тайной поэта. Расшифровать имя таинственной незнакомки, в которую был влюблен Лермонтов, лишь в середине прошлого века удалось литературоведу Ираклию Андронникову, который и пролил свет на трагическую историю любви юного поэта.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Короткая справка