Рассмотрим образ гоголевской России в поэме «Мертвые души»

Работу над «Мертвыми душами» Гоголь начал еще в 1835 году по совету Пушкина и на сюжет, подсказанный им. Сам писатель неоднократно подчеркивал грандиозность и широту своего замысла: «…какой огромный, какой оригинальный сюжет! Какая разнообразная куча! Вся Русь явится в нем!» сообщал он Жуковскому в 1836 году.

В «Мертвых душах» Гоголь поставил самые острые и больные вопросы современной жизни. Он показал разложение крепостного строя, историческую обреченность его представителей.

Вместе с тем Гоголь дал уничтожающую оценку тем проявлениям новых, буржуазных тенденций, стремлению к обогащению, носителем которых выступает Павел Иванович Чичиков. Уже само название поэмы «Мертвые души» имело огромную разоблачающую силу, носило в себе, по словам Герцена, «что-то наводящее ужас», «иначе он не мог назвать; не ревизские мертвые души, а все эти Ноздревы. Маниловы и все им подобные вот мертвые души, и мы их встречаем на каждом шагу»

«Уездный сентиментальный мечтатель», «размазня», по слову Белинского. Манилов, казалось бы, не только безобиден, но и приятен в своем обращении. Он услужлив, любезен, гостеприимен. Манилов мечтает о «благополучии дружеской жизни», строит фантастические планы будущих усовершенствований. Но это пустой фразер, «небокоптитель», у которого слова расходятся с делом.

Коробочка жадная накопительница, «дубиноголовая», как ее назвал Гоголь, лишенная всяких других чувств стяжательница. Крохоборство, скупость, мелочная алчность, подозрительность, полное отсутствие всяких интересов отличает эту провинциальную помещицу, одну «из тех матушек небольших помещиц, которые плачутся на неурожаи, убытки и держат голову несколько набок, а между тем набирают понемногу деньжонок в пестрядевые мешочки, размещенные по ящикам комодов».

Ярким типом, сочетающим в себе наглость, лживость, назойливость, беспринципность и полную неразборчивость в средствах для достижения своих корыстных и низменных целей, является плут и негодяй Ноздрев.

Помещик Собакевич как бы символизирует мрачный и тяжеловесный крепостной уклад. Это заядлый и убежденный крепостник, цинично обнажающий свою грубую и человеконенавистническую натуру. Он враждебно относится ко всему новому, для него ненавистна сама мысль о «просвещении».

Замыкает эту галерею Плюшкин предел человеческого падения, страшная карикатура на собственника. Среди мировых образов скупца, созданных Шекспиром, Мольером, Пушкиным, Бальзаком. Плюшкин занимает особое место, выделяясь утратой всего человеческого. Скупость стала его болезнью, страстью. Это даже не столько комическая, сколько трагическая фигура.

Страшному в своей неподвижности и косности миру помещиков, цепляющихся за старое, живущих в сфере патриархально-крепостнических устоев, противостоит ловкий и предприимчивый аферист Павел Иванович Чичиков, на скупке которым «мертвых душ» крепостных, еще числившихся в ревизских списках, основан сюжет поэмы.

Чичиков человек новой формации. Он делец, «приобретатель», «рыцарь копейки», в котором уже сказались отрицательные черты проникновения в Россию новых буржуазно-капиталистических веяний, растущего значения денежных отношений. Показное благополучие Чичикова лишь маска, прикрывающая беспредельный эгоизм и душевную нечистоплотность.

Сатира, «смех» Гоголя в «Мертвых душах» проникнуты горьким раздумьем, напряженным, скорбным чувством автора. Показывая все уродство и духовное убожество своих героев, он все время переживает утрату в них человеческого начала. Это «смех сквозь слезы», как определил писатель своеобразие своего творческого метода.

Поэму восторженно приветствовал Белинский, увидевший в ней «творение чисто русское, национальное, выхваченное из тайника народной жизни, столько же истинное, сколько и патриотическое, беспощадно сдергивающее покров с действительности и дышащее страстною, кровною любовию к плодовитому зерну русской жизни: творение необъятно художественное…».

Начиная работать над вторым томом, Гоголь (живший тогда за границей) обращается к друзьям с неустанными просьбами присылать ему материалы и книги по истории, географии, фольклору, этнографии, статистике России, русские летописи, и в особенности «воспоминания о тех характерах и лицах, с которыми случилось кому встретиться на веку, изображения тех случаев, где пахнет Русью».

Но главный путь с постижению России – познание природы русского человека. Каков же, по Гоголю, путь этого познания? Этот путь невозможен без познания самого себя. Как писал Гоголь графу Александру Петровичу Толстому, «найди только прежде ключ к своей собственной душе, когда же найдешь, тогда этим же ключом отопрешь души всех».Такой путь прошел Г

Дорога в поэме предстает прежде всего в своем прямом, реальном значении – это проселки, по которым колесит чичиковская бричка, то ухабы, то пыль, то непролазная грязь. В знаменитом лирическом отступлении 11-й главы эта дорога с несущейся бричкой неприметно превращается в фантастический путь, по которому летит Русь среди других народов и государств. неисповедимые пути русской истории («Русь, куда ж несешься ты, дай ответ? Не дает ответа») пересекаются с путями мирового развитии. Кажется, что это те самые дороги, по которым плутает Чичиков. Символично, что из захолустья Коробочки Чичикова выводит на дорогу неграмотная девчонка Пелагея, не знающая, где право, где лево. Так и конец пути, и его цель неведомы самой России, движущейся неизвестно куда по какому-то наитию («мчится, вся вдохновенная Богом!»)

Итак, в движении, развитии находится не только Россия, но и сам автор. Судьба его неразрывно связывается с судьбой поэмы и судьбой страны. «Мертвые души» должны были разрешить загадку исторического предназначения России и загадку жизни их автора. Отсюда – патетическое обращение Гоголя к России: «Русь! Чего же ты хочешь от меня? Какая непостижимая связь таится между нами? Что глядишь ты так, и зачем все, что ни есть в тебе, обратило на меня полные ожиданья очи?»

Русь, народ, его судьба… «Души живые» это надо понимать широко. Речь идет о «людях низкого класса», изображенных в поэме не крупным планом в общей панораме событий. Но значение тех немногих эпизодов, в которых непосредственно изображается народная жизнь, в общей системе произведения чрезвычайно велико.

Типаж, представляющий Россию, весьма разнообразен. От малолетней девочки Пелагеи до безымянных, умерших или беглых, работников Собакевича и Плюшкина, которые не действуют, а лишь мимоходом упоминаются, перед нами проходит обширная галерея персонажей, многоцветный образ народной России.

Широкий размах души, природная сметка, мастеровитость, богатырская удаль, чуткость к слову, разящему, меткому, в этом и во многом другом проявляется у Гоголя истинная душа народа. Сила и острота народного ума сказались, по мысли Гоголя, в бойкости, меткости русского слова (глава пятая); глубина и цельность народного чувства – в задушевности русской песни (глава одиннадцатая); широта и щедрость души в яркости, безудержном веселье народных праздников (глава семь).

Рисуя шумный разгул на хлебной пристани, Гоголь поднимается до поэтического воспевания народной жизни: «Веселится бурлацкая ватага, прощаясь с любовницами и женами, высокими, стройными, в монистах и лентах, хороводы, песни, кипит все площадь».

Живая сила народа подчеркнута и в нежелании крестьян терпеть гнет. Убийство заседателя Дробякина, массовое бегство от помещиков, ироническая издевка над «порядками» все эти проявления народного протеста бегло, но настойчиво упоминаются в поэме.

Воспевая народ и национальный характер, писатель не опускается до тщеславия, слепоты. И в этой точности, честности его взгляда кроется действенное отношение к русской жизни, энергичный, а не созерцательный патриотизм. Гоголь видит, как искажаются высокие и добрые качества в царстве мертвых душ, как гибнут крестьяне, доведенные до отчаяния. Судьба одного мужика заставляет автора воскликнуть: «Эх, русский народец! Не любит умирать своей смертью!» Разрушение добрых задатков в человеке подчеркивает, как современная Гоголю жизнь, все еще не отмененное крепостное право губит народ. На фоне величественных, бескрайних просторов России, лирических пейзажей, которыми пронизана поэма, реальные картины жизни кажутся особо горькими. «Здесь ли, в тебе ли не родиться беспредельной мысли, когда ты сама без конца? Здесь ли не быть богатырю, когда есть место, где развернуться и пройтись ему?» восклицает Гоголь, думая о возможностях Родины.Размышляя над образом России в поэме «Мертвые души», я бы сделал такой вывод: отбросив все «лирические моменты», это произведение представляет собой прекрасное руководство по изучению России начала XIX века с точки зрения гражданской, политической, религиозной, философской и экономической. Не нужны толстые тома исторических энциклопедий. Нужно всего лишь прочитать «Мертвых душ».

Образ России и народа в поэме Н.В. Гоголя «Мертвые души»

У каждого художника есть творение, которое он считает главным делом своей жизни, в которое он вложил самые заветные, сокровенные думы, всё своё сердце. Таким делом жизни для Н.В. Гоголя явились «Мёртвые души». Писательская биография этого художника продолжалась двадцать три года. Из них около семнадцати лет были отданы работе над «Мёртвыми душами».
Это, пожалуй, самое значительное произведение Гоголя. «Мертвые души» — итог многолетних наблюдений и раздумий автора над человеческими судьбами, судьбами России. За удивительным юмором писателя скрываются горькие размышления о своей стране и народе.
Главный герой романа, авантюрист Чичиков, ездит по России, скупая души умерших крестьян. Этот сюжет помогает Гоголю охватить бескрайние просторы России. Перед читателем предстает галерея образов помещиков, чиновников, простого русского народа.
Большое внимание автор уделяет изображению поместного дворянства, подчеркивая его деградацию. Главы о помещиках расположены Гоголем в строго продуманном порядке: от меньшего зла к большему. Автор представляет всех помещиков, изображенных в поэме, как силу крайне косную, лишенную патриотических чувств и устремлений, духовно неразвитую и неспособную выполнять свое общественное предназначение. Каждый из помещиков представляет какую-то одну определенную черту, сформированную паразитическим и бесцельным существованием: беспочвенная мечтательность Манилова, бессмысленное накопительство Плюшкина, скопидомство и отсталость хозяйственных методов Коробочки и т.д. В целом, все эти персонажи составляют один портрет помещичьего сословия крепостнической России.
Безусловно, одним из главных составляющих России тех лет являлись чиновники. Их описанию Гоголь также уделяет достаточно большое место. Писатель не дает широко развернутых образов, уделяя основное внимание характеристике этой среды в целом. Чиновники сознательно обезличены. Автору важно подчеркнуть главное — антинародность и антигосударственность их деятельности, которую Гоголь доводит до степени гротеска и фантасмагории.
Живую, одухотворенную силу русской нации писатель увидел в русском народе. В изображении России народной Гоголь проявил себя как писатель-реалист. Он не идеализирует крестьянство. На протяжении всего произведения появляются гротескно-комические образы мужиков, спорящих о «колесе» и «Заманиловек», образы Селифана, Петрушки, дяди Митяя и дяди Миняя, Карпа, Поликарпа и других. Но в своих лирических отступлениях, в многочисленных эпизодах поэмы Гоголь проводит мысль об умственном и нравственном превосходстве русского народа над теми, кто распоряжается единовластно его судьбой.
Тема богатырства русской души вводится незаметно уже в первой главе и затем доходит до подлинного пафоса в заключительной: «Здесь ли не родиться богатырю…». Талантливость и трудолюбие русского народа изображены в образах «ярославского расторопного мужика», который одним долотом и топором смастерил экипаж, плотника-богатыря Степана Пробки, чудо-сапожника Максима Телятникова, каретника Михеева.
О талантливости народа говорит и его речь, в которой проявился «живой и бойкий русский ум». «… Но нет слова, — пишет автор, — которое было бы так замашисто, бойко, так вырывалось бы из-под самого сердца, так бы кипело и животрепетало, как метко сказанное русское слово». Именно свободолюбие народа, его богатырский дух, «живой и бойкий» ум дают автору право верить в будущее России.
В одиннадцатой главе поэмы сливаются воедино два важнейших мотива творчества Гоголя – мотив России и мотив дороги. Они составляют лирическое отступление, который завершает первый том «Мертвых душ». «Русь-тройка», «вся вдохновенная Богом», предстает в этом отступлении как видение автора, который стремится понять ее движение: «Русь, куда же несешься ты? дай ответ. Не дает ответа».
Гоголь страстно желает понять смысл и цель исторического движения России. Можно сказать, что итогом философских и художественных размышлений автора стал образ неудержимо мчащейся страны, устремленной в будущее и не повинующейся своим седокам-«небокоптителям», неподвижность которых противопоставлена неостановимому движению России.
Размышляя о Родине, Гоголь напоминает о том, что скрывается за изображенной им «тиной мелочей». Он говорит о «чудном, прекрасном делеке», из которого смотрит на Россию. И все «мелкие» герои, изображенные им, постепенно исчезают на фоне необъятной махины – Руси. Только сам автор, наделенный знанием России, полученной им от русской земли, становится единственным эпическим героем «Мертвых душ», прообразом того богатыря, который, по убеждению. Гоголя, должен появиться на Руси.
Тема России и русского народа – главная тема поэмы «Мертвые души». Именно ради нее было задумано и создано гениальное, во многом пророческое произведение Н.В. Гоголя.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Гоголь Н.В. / Мертвые души / Образ России и народа в поэме Н.В. Гоголя «Мертвые души»

Смотрите также по произведению «Мертвые души»:

Реферат на тему: Синонимы и их типы в поэме Н. В. Гоголя «Мёртвые души»

Раздел: Литература, Лингвистика ВСЕ РАЗДЕЛЫ

В зависимости от семантики глагольной основы различаются две субмодели: S V (RA) B и S V(RB) A, где R – локализующее отношение. Обе они выражают в основном вступление в контакт или выход из него (инхоактивную и терминативную локализацию). В русском языке эта конструкция используется достаточно мало. Примеры для первого типа (основа глагола – А): зарыбить пруд (=пустить рыбу в пруд); обезжирить вещество (=удалить жир из вещества); потрошить курицу (=удалять потроха из курицы). Примеры для второго типа (основа глагола – В): заземлять (=присоединять к земле); прилуниться (=сесть на Луну); скучить (=собрать в кучу) В этих глаголах, которые называются глаголами с инкорпорированными актантами, локальное значение ослабляется, проявляются элементы синкретизма. 4) B становится определением. Этот приём часто наблюдается при замене придаточного предложения или причастного оборота предложным оборотом или прилагательным: Путешествие, которое Гумилёв совершил по африке – гумилёвское путешествие по Африке – африканское путешествие Гумилёва. Предложный оборот и прилагательное совмещают в себе значения локализации и квалификации объекта, причём первое значение может уступить место второму. Особый случай превращения обстоятельства места в определение – устранение двойного обстоятельства: Он учится в Петербурге в университете; Возьму эту девушку к себе в дом – Он учится в петербургском университете; Возьму эту девушку в свой дом. Таким образом, различные средства выражения одних и тех же отношений образуют парадигму, синонимическое поле, имеющее ядерную структуру и четыре вторичнве модели, где локализатор выступает в нетипичной для него синтаксической функции: объективно-локативной, предикативно-локативной, субъектно-локативной и определительно- локативной. Особенностью вторичных форм является то, что они метафоричны, образованы путём переноса и, как при всякой метафоре, сквозь новое значение в них проглядывает исходное. Остановимся подробно и на лекисческих синонимах. Кроме семасиологического их определения, данного выше, оговорим, что синонимами принято считать слова, принадлежащие к одной и той же части речи, близкие или тождественные по значению. Синонимы объединяются в синонимические ряды. Основное слово синонимического ряда, передающее наиболее общее понятие и являющееся нейтральным по употреблению, называют доминантой синонимического ряда. Очевидно, что его значение является семой- идентификатором для остальных слов данного ряда. Для синонимического ряда, к которому относятся упоминавшиеся слова «морось» и «ливень» доминантой является слово «дождь». По типам различий синонимы объединены в несколько типов. 1) Семантические (идеографические) синонимы различаются оттенками значения (словарными конкретизаторами): гиперболизировать, преувеличивать, утрировать – выражают разную степень интенсивности; бродить, ходить, шагать, шествовать, называя одно и то же действие, подчёркивают разные способы его совершения. 2) Стилистические синонимы, обозначая одно и то же яление действительности, имеют разную сферу употребления или различную стилистическую окраску (лоб – чело; глаза – очи – зенки).

Количество позиций, в которых слова узкий – тонкий – тесный взаимозаменяемы, ограниченно и, следовательно, ограниченна близость их значений (условие частичной синонимии). Можно сравнить печальный-грустный, спешить – торопиться, где взаимозаменяемость полная, т. к. она является необходимым свойством самих значений этих слов, что и ведёт к максимальной позиционной нейтрализации (условие полной синонимии). Т.о., синонимия осуществляется полным или частичным совпадением отдельных элементов смысловой структуры языкового знака, называемых семасиологами семантическим вариантом (лексико-семантическим вариантом). Синонимия чаще всего рассматривается как свойство лексики, а также фразеологии. В ихучении последней ономасеологический подход берёт верх над семасиологическим. Синонимизируются фразеологические единицы, которые соотномятся с одним и тем же денотативным содержанием (ясно, как божий день – ясно, как дважды два четыре – “совершенно ясно”), но различаются и по способу номинации и по характеру экспресси. Однако понятие синонимии приложимо к смысловым связям единиц других уровней языковой системы. Так, словообразовательная синонимия чаще всего определяется как тождество или близость значений 1) одноосновных слов с разными аффиксами (лимоновый – лимонный; заснуть – уснуть; свердловец – свердловчанин); 2) аффиксов, соединяющихся с разными основами (суффиксы –ун-, -ец- со значением omi a age is – бегун, прыгун, чтец, писец e c). Некоторые учёные включают в словообразовательную синонимию только первое явление. Мы не будем долго останавливаться на этом явлении, т.к. нас скорее интересуют более значения целых слов, словоформ и их сочетаний, нежели отдельных морфем. Неоднородны и критерии синтаксической синонимии. Большинство исследователей видит её в структурно-смысловой общности и взаимозаменяемости: 1) разных типов словоформ в сходных конструкциях и в одинаковой синтаксической функции (ждать ответ – ждать ответа; за грибами – по грибы); 2) разных синтаксических моделей предложения, передающих одну и ту же ситуацию (я прочёл книгу – книга прочитана мной). Под синтаксической синонимией понимают также предложения, соотносительные в лексико-синтаксическом и лексико-фразеологическом планах, составляющие вариативный ряд по отношению к основной модели, которая выражает общее, типовое значение минимальными языковыми средствами и которой смысловые и грамматические центры предложения совпадают (Земля круглая – типовое значение «признак предмета», основная модель. Синонимические варианты: Земля имеет круглую форму; У Земли круглая форма e c). Лексико-синтаксическая синонимия основывается на том, что многие отношения могут выражаться лексически, полнозначными словами, что позволяет провести глубокую реорганизацию синтаксического строя предложения. При формировании вторичных функций синтаксической структуры (в семасиологическом аспекте) сама структурная модель остаётся неизменной, но заменяются лексические классы в определённых синтаксических позициях. При образовании лексико-синтаксических синонимов, иначе говоря – вторичных форм для выражения данного содержания, остаются незыблемыми, напротив, основные лексемы, но изменяется структурная модель предложения.

Гоголь идёт в этом направлении дальше Ломоносова, прямо обращая внимание не только на то, чем уже располагает родной язык, но и на то, чем должен располагать литературный язык. Отсюда и призыв к «обработке языка». Однако, обрабатывая язык, Гоголь не чурается слов и выражений истинно народных. По поводу слова заплатонной, которое Чичиков услышал из уст крепостного человека, Гоголь заключает одним знаменитым предложением-суждением: «Сердцевидением и мудрым познанием жизни отзовётся слово британца; лёгким щеголем блеснет и разлетится недолговечное слово француза; затейливо придумает своё, не всякому доступное, умно-худощавое слово немец; но нет слова, которое было бы так замашисто, бойко, так вырвалось бы из-под самого сердца, так бы кипело и животрепетало, как метко сказанное русское слово». Эту тираду можно, кстати, отнести в первую очередь и к языку самого Гоголя. У Гоголя нет ничего лишнего. Все его стилистические приёмы в «Мёртвых душах» (даже знаменитое «неправильное» употребление слова «чапыжник») не суть только и только приёмы. Напротив. Эти приёмы всегда оказывались связанными либо с общим замыслом всегго произведения, либо с замыслом того или иного его фрагмента. У гоголя нет мелочей. Его стиль – органическая часть его творчества, ставшая органической частью русского литературного языка в целом, а потому исследование лексики Гоголя, этого титана русского слова, могут открыть новые резервы коммуникативных, экспрессивных и эстетических возможностей русского языка. §2. Типы синонимии в поэме «Мёртвые души» Гоголя. Многие примеры использования синонимов у Гоголя стали уже хрестоматийными. Открытое почти наугад взятое наугад же учебное пособие М. Петровой «Русский язык. Лексика. Фонетика. Словообразование» даёт пример именно из «Мёртвых душ»: « Всё небо было совершенно обложено тучами, и пыльная почтовая дорога опрыскалась каплями дождя. Наконец громовой удар раздался в другой раз громче и ближе, и дождь хлынул вдруг как из ведра. Сначала, принявши косое направление, хлестал он в одну сторону кузова кибитки, потом в другую. Потом, изменивши образ нападения и сделавшись совершенно прямым, барабанил прямо в верх его кузова». В данном случае мы наблюдаем пример сочетания идеографической и стилистической синонимии на весьма небольшом участке текста. Прыскать и хлестать совершенно явно различаются словарными конкретизаторами: «падать мелкими капельками» и «бить мощными струями». Слово «хлестать», кроме того, весьма многозначно, слово же «барабанить» попадает в этот синонимический ряд только в контексте. Вероятно также, что употребление этих слов друг за другом помогает избежать повторения какого-либо одного и стилистически организовывает текст. Таким образом, мы можем здесь констатировать наличие семантической функции уточнения динамики образа действия и стилистической функции организации текста. Другой хрестоматийный пример использования синонимов в «Мёртвых душах» – заголовок книги в кабинете полковника Кошкарёва: «Предуготовительное вступление к теории мышления в их общности, совокупности, сущности и во применении к уразумению органических начал обоюдного раздвоения общественной производительности».

К примеру, из образов обитателей губернского города NN и из образов городского пространства описаний домов, бульвара и т.Pд. в 1-м т. поэмы Н. В. Гоголя «Мёртвые души» создаётся единый образ этого губернского города. Но и сам этот образ, наряду с образами Чичикова, помещиков, крестьян, с образами русской природы,P часть грандиозного образа России. Изображённый в произведении мир во всей его цельности может рассматриваться как единый образ. ОбразP элемент произведения, принадлежащий и к его форме, и к его содержанию. Образ неразрывно связан с идеей произведения или с авторской позицией в произведении. Он одновременно является и конкретным, чувственным представлением, и воплощением идеи. Образ всегда конкретен, а не абстрактен, в отличие от идеи, но он не обязательно должен вызывать определённое, чёткое зрительное представление об изображаемом предмете. Особый вид образа образы, заключающие в себе переносные, иносказательные смыслы: аллегория и символ. Образ не обязательно символичен, но всякий символ всегда есть образ

Бібліотека школяра вітає тебе!

Свою роботу ми розпочали в березні 2008 році і весь цей час ми плідно працюємо над розширенням можливостей нашої електронної бібліотеки. Наш сайт стане у нагоді тим, хто навчається і тим, хто постійно намагається здобути нові знання. Ми намагались зібрати інформацію, яка стане у нагоді учню при підготовці домашніх завдань чи складання іспитів, студенту — під час підготовки до сесії. Для Вашої зручності, «Бібліотека школяра» розділена на шістнадцять розділів, серед яких ми зможете знайти: твори з мови, з української та зарубіжної літератури, сочинения по русскому языку и литературе, стислі перекази творів, біографії письменників та історичних діячів, рефетати та багато іншого. Сподіваємось, що «Бібліотека школяра» стане Вам у нагоді. Дякуємо, що завітали до нас!

Анонс основних розділів сайту:

«Біографії» — інформація про життя та творчість великих письменників, політиків, художників, видатних людей, які внесли значний вклад в розвиток культури, української та зарубіжної літератури.

«Реферати» — велика колекція докладів, доповідей, рефератів з різноманітних наукових проблем, а також цікаву та пізнавальну інформацію.

«Зарубіжна література» — коллекція шкільних творів з зарубіжної літератури. На сайті максимально підібрані твори з літератури, які допоможуть Вам в стислі строки написати чудові роботи та отримати вищій бал. Всі твори викладені відповідно до шкільної програми учнів українських шкіл.

«Українська література» — коллекція шкільних творів з української літератури. На сайті максимально підібрані твори з літератури, які допоможуть Вам в стислі строки написати чудові роботи та отримати вищій бал. Всі твори викладені відповідно до шкільної програми учнів українських шкіл.

«Твори з мови» — це велика коллекція нових учнівських творів з української мови.

«Русский язык» — шкільні твори російською мовою. Твори орієнтовані для школярів українських шкіл, які вивчають російську мову.

«Сочинения» — коллекция сочинений по русской и зарубежной литературе на русском языке. Данная коллекция ориентирована на украинских школьников, которые изучают русский язык и литературу.

«Стислі перекази» — стислий, але вичерпний переказ творів великого розміру. Після ознайомлення з переказами Ви матимите повну уяву про зміст повного твору, його головних героях, сюжетні лінії, тему, ідеї.

«Прислів`я та приказки» — прислів’я та приказки українського народу.

«Крилаті вирази» — крилаті вислови народної творчості та вислови з творів української літератури.

«Фразеологізми» — це фразеологічні вирази української народної творчості.

«Цитаты» — в разделе представлено более 5000 цисяч цитат почти пятисот авторов.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: