Историческая тема в творчестве Александра Пушкина

А.С.Пушкин действительно был всем для русского народа. Наряду с другими темами его произведений история занимала не последнее место. Его и считали историком. Он много времени проводил в архивах, путешествовал и общался со свидетелями исторических событий. Прежде чем писать роман, поэт проверял исторические факты и основывался только на истинные источники.

А.С.Пушкин интересовался разными периодами истории, существует целый цикл произведений, посвященный периоду рыцарей. А.С.Пушкин изучал биографии великих людей и ярких исторических

Творчество периода южной ссылки поэта пронизано гордостью за достойный путь развития страны. Эти произведения веют романтикой. Период обучения в лицее отпечатал на творчестве больше сентиментальности. В оде «Вольность» А.С.Пушкин проводит оценку всей мировой истории.

Поэт осуждает бунт и безвластие, он глубоко убежден, что такие события только ослабят державу. Тем не менее, завоевателя Наполеона писатель считает

Безусловно, самый знаковый исторический персонаж, созданный поэтом, был Петр Первый. В его образе автор соединил реализм и романтизм. Образ вышел очень правдоподобным. «Арап Петра Великого» раскрывает не только лидерские и интеллектуальные способности царя, но и его характерные черты как человека и друга. Такого правителя народ еще не знал.

А.С.Пушкин умело гармонировал в своих произведениях исторические факты и романтические черты. Он, таким образом, приближал великих исторических личностей к народу, открывал их с новой стороны. Идеи поэта успешно были продолжены и другими писателями не только его времени, но и современниками сегодняшнего дня.

Историческая тема в творчестве А.С. Пушкина

III. «Литературный подвиг» («Борис Годунов»)…………………………4 IV. 1) «Злодей поневоле»…………………………………………………..6 а) «История Пугачева»………………………………………………6 б) «Капитанская дочка»……………………………………………..8 2) «Великий шкипер»…………………………………………………..9 а) «Арап Петра Великого»…………………………………………..9 б)

«Полтава»………………………………………………………. 10 в) «Медный Всадник»……………………………………………. 10 г) «История Петра»………………………………………………. 11 V. Заключение…………………………………………………………….12 « История народа принадлежит поэту…» (введение) Николай Михайлович Карамзин в своей «Истории государства Российского» провозгласил: «История народа принадлежит государю». И это была

не просто фраза, это была историко-политическая, историко-философская концепция. Будущий декабрист Никита Муравьев возражал: «История народа принадлежит народу». И за этим тоже крылась поэзия – демократическая, антимонархическая. Пушкин в одном из писем выдвигает свое кредо: «История народа принадлежит поэту». И это тоже не просто красивая фраза. Но она отнюдь не означает право поэта на простую субъективную поэтизацию

истории путем вымысла. Всем своим творчеством Пушкин как раз отвергает эту бытующую среди поэтов практику. Он говорит о большем: об осмыслении и исследовании истории литературно-художественными средствами, об открытии с помощью этих средств глубинных токов истории, тех тайных пружин, которые иногда порой все-таки бывают скрыты от глаз рассудительных историков. Пушкин первый и, в сущности, единственный у нас феномен:

ИСТОРИЧЕСКАЯ ТЕМА В ТВОРЧЕСТВЕ А. С. ПУШКИНА

слова Белинского об “энциклопедии русской

жизни” можно отнести ко всему творчеству А,

С. Пушкина. Белинскому вторит и А. Григорьев:

“Пушкин — наше все”. Пушкин и тончайший

лирик, и философ, и автор увлекательных

романов, и учитель гуманизма, и историк. Для

многих из нас интерес к истории начинается

с чтения “Капитанской дочки” или “Арапа

Петра Великого”. Гринев и Mania Миронова

стали не только нашими спутниками и

друзьями, но и нравственными ориентирами.

получилось, что мое знакомство с героями В.

Скотта, самоотверженным Айвенго, отважным

Квентином Дорвардом, благородным Робом

Роем состоялось позже чтения Пушкина, и мне

радостно было находить в них сходство с

любимыми героями нашего гения. Но

пушкинское наследие более многогранно в

жанровом отношении. Не только

ориентированные на историческое предание

баллады и исторические романы (излюбленные

жанры “шотландского чародея”) встречаем

мы в творчестве нашего писателя.

Исторической теме посвящены и поэмы (“Полтава”,

“Медный всадник”), и драмы (“Борис Годунов”,

“Пир во время чумы”, “Скупой рыцарь”, “Сцены

из рыцарских времен”), и лирика (ода “Вольность”,

сатирические “Сказки”, “Бородинская

годовщина”). Пушкин выступил и как автор

исторических исследований. Его перу

принадлежат “История Пугачева”, “История

Петра” и разнообразные исторические

заметки. Интерес к истории у Пушкина был

неизменным, но на различных этапах

творческого пути историческая тема

разрабатывалась им в разных жанрах и разных

знаком романтизма проходит петербургский

период и период южной

ссылки. Произведения этой поры проникнуты

чувством гордости за великий исторический

путь России и романтическим культом

лицейское стихотворение “Воспоминания в

Царском Селе”, отмеченное печатью

сентименталистской и классицистической

поэтики, представляет собой вдохновенный

гимн России и ее военной славе. Здесь

упоминаются “Орлов, Румянцев и Суворов, /

Потомки грозные славян”, воспевается

победа над Наполеоном (“И вспять бежит

традиция в изображении исторических

событий продолжается в оде “Вольность”,

написанной в петербургский период. В этом

произведении Пушкин как бы бросает взгляд

на всю мировую историю:

куда ни брошу взор —

бичи, везде железы.

позор” (то есть зрелище) трагической

истории разных народов — следствие

пренебрежения к нравственному “Закону”. “Печать

проклятия” лежит на тиранах и на рабах.

Восемнадцати летний Пушкин дает завет

там над царскою главой

не легло страданье,

крепко с Вольностью святой

тема будет продолжена в “Капитанской дочке”,

одном из последних произведений Пушкина.

Автор не прием лет “русский бунт —

бессмысленный и беспощадный”. В оде “Вольность”

он одинаково порицает и бунт “галлов”, и

заговорщиков, убивших Павла I, и

тирана Калигулу, и всех “самовластительных

страшный глас” обогащается в лирике

Пушкина и сатирическими оттенками. “Сказки”

(“Ура! В Россию скачет. ”) написаны, конечно,

на злободневную тему, но на этом

стихотворении лежит отсвет библейской

истории. Пушкин высмеивает Александра I,

“властителя слабого и

лукавого”, его рождественские обещания

России. Молодой поэт ставит проблему

истинного человеческого величия, он

рассматривает исторических деятелей через

призму нравственного закона и гуманизма.

Эта мысль получила дальнейшее развитие в “Войне

и мире” Л. Н. Толстого.

Пушкин-романтик все-таки называет

Наполеона “великим человеком” (стихотворение

“Наполеон”), упоминает о нем в

стихотворении “К морю”:

скала, гробница славы.

погружались в хладный сон

по-другому звучит тема Наполеона в седьмой

главе “Евгения Онегина”. “Петровский

замок” назван не “гробницей славы”, а “свидетелем

падшей славы”. Наполеон предстает перед

нами самодовольным, “счастьем упоенным”,

“нетерпеливым героем”, который только

начинает осознавать, что вовсе не цари и

полководцы изменяют ход истории. Не эти ли

строчки “Евгения Онегина” послужили

основой знаменитого эпизода в “Войне и

мире”, когда Наполеон так и не дождался

делегации жителей Москвы на Поклонной горе?

— кто тут нам помог?

зима иль русский бог?

этот вопрос как бы отвечает в “Войне и мире”

Л. Толстой, хотя в его времена десятая глава

пушкинского романа еще не была известна. И в

самом названии великой книги Толстого

нельзя не увидеть перекличку со словами

пушкинского летописца Пимена из “Бориса

Годунова”. Передавая свой труд Григорию

Отрепьеву, он напутствует преемника:

не мудрствуя лукаво,

то, чему свидетель в жизни будешь:

и мир, управу государей,

в “Борисе Годунове” впервые у Пушкина

историческая тема представлена в

реалистическом ключе. Первая русская

реалистическая трагедия, написанная в 1825

году, заканчивается знаменитой ремаркой: “Народ

безмолвствует”. Все персонажи оцениваются

в трагедии с точки зрения народа. В этом

Пушкин продолжает традиции Шекспира, что и

подчеркивается даже строением стиха. Как и

в шекспировских трагедиях, в “Борисе

Годунове” используется белый пятистопный

ямб, имеются также и

тема разрабатывается Пушкиным и в других

драматических произведениях. Однако не

летопись и не события

русской истории послужили основой для

знаменитых маленьких трагедий. В них

использованы предания и традиционные

западноевропейские сюжеты. Историческая

основа интересует Пушкина прежде всего

своей психологической стороной. Так,

психологически возможным считал он

отравление Моцарта его другом Сальери.

Маленькие трагедии на примерах из истории

доказывают, что “гений и злодейство две

только кажется, что летописные и

подчеркнуто бесстрастно. Рассмотрим “Песнь

о вещем Олеге”. Почему погибает князь,

такой могущественный и уверенный в себе? По

канонам ро мантического жанра баллады (“Песнь

о вещем Олеге” написана в 1822 году Пушкиным-романтиком)

герой погибает в трагической схватке с

судьбой, роком. Но в этом произведении можно

увидеть и будущего Пушкина-реалиста, не

боявшегося “могучих владык”, потому что не

они вершат историю, а народ, чьим “эхом”

был “неподкупный голос” поэта.

из самых сложных неоднозначных образов в

произведениях Пушкина, посвященных

историко-психологической теме, является

образ Петра I. Это,

безусловно, самая главная фигура в галерее

“владык”, “венцов” и “тронов” в

пушкинском творчестве. Петр I является

одним из центральных героев поэмы “Полтава”.

Возвеличивая Петра I, рассказывая

о героических событиях русской истории,

Пушкин не забывает, однако, о моральном,

гуманном аспекте исторической темы.

Жертвой истории оказывается несчастная

приподнятость в ту пору соединялась в

творчестве Пушкина с реалистическим

к суровой прозе клонят,

шалунью рифму гонят.

в другом, уже прозаическом произведении

Пушкина (“Арап Петра Великого”), его первом

историческом романе, Петр I не

только “то академик, то герой, то

мореплаватель, то плотник”, как в “Стансах”,

но и заботливый друг, великодушный человек,

идеал монарха и семьянина. К сожалению,

роман не был закончен, тема Петра в этом

освещении не получила дальнейшего развития.

Но в 1833 году она нашла свое продолжение в

новом стихотворном произведении. Это самая

загадочная поэма Пушкина, которая

называется не по имени Петра и не по

топониму, как “Полтава”, а перифразой. Это

поэма “Медный всадник”. Вспоминаются еще

два таких названия произведений Пушкина,

сходных и по сюжету. Кульминационным

моментом в них является оживление статуи (статуэтки),

отнимающей возлюбленную у героя. В “Медном

всаднике”, “Каменном госте” и “Сказке о

золотом петушке” действие происходит в

реальной (Петербург, “Мадрит”) или

вымышленной столице. Герой, бросивший вызов

загадочной стихии или мистической силе,

погибает. Создавая “Медного всадника”,

Пушкин основывался на нескольких

преданиях о тени Петра I, являющейся

в Петербурге то Павлу I, то

А. Голицыну. Жители Петербурга, верившие

этим легендам, считали, что ничто не

угрожает их городу, пока в нем стоит

памятник Петру. Тема Петра переходит в тему

российской государственности, и обращение

к истории как бы высвечивает будущее России.

картина наводнения и гибнущего “Петрополя”

служит предупреждением потомкам. Петр I,

сотворивший Петербург, как

библейский Бог (недаром во вступлении к

поэме местоимение “Он”, отнесенное к

государю, написано с большой буквы, как в

Библии), “Россию поднял на дыбы”. Показывая

конфликт государства и личности, Пушкин

завершает поэму вопросом:

ты скачешь, гордый конь,

где опустишь ты копыта?

символом исторического пути России в “Мертвых

душах” Н. В. Гоголя станет фантастический

полет тройки коней, традиция будет

продолжена А. Блоком в цикле “На поле

размышлений Пушкина над историей, ролью

личности и народа в ней, нравственным

смыслом исторических событий стала главная,

на мой взгляд, книга Пушкина, работа над

которой была завершена в 1836 году. “Капитанская

дочка” вышла в свет за месяц до смерти

автора. Своеобразие пушкинской

исторической прозы недооценили

современники. По мнению Белинского, в “Капитанской

дочке” изображены “нравы русского

общества в царствование Екатерины”,

характер же Гринева критик называет “ничтожным,

бесцветным”. Подобные упреки в слабой

разработке характера главного героя

английские читатели высказывали В. Скотту.

Айвенго, например, не сражается ни в рядах

храбрых йоменов Локсли (Робина Гуда), ни в

рядах феодалов, защитников замка. Не

принимая ни ту, ни другую сторону, он занят

спасением прекрасной Ревекки. Айвенго и

Гринев, как говорит знаменитый

литературовед Ю. Лотман, находят

единственно правильный путь,

приподнимаются над “жестоким веком”,

сохраняя гуманность, человеческое

достоинство и любовь к человеку, независимо

от принадлежности его к той или иной

политической группировке. Даже в “исторической

метели” Гринев не позволил себе сбиться с

дороги, не предал в себе человечность. На

примере ужасов пугачевщины Пушкин

показывает, что “лучшие и прочнейшие

изменения суть те, которые происходят от

улучшения нравов, без всяких

своей “Истории Пугачева” Пушкин не

скрывал ни злодеяний пугачевцев, ни

жестокости правительственных войск. А в “Капитанской

дочке” образ Пугачева поэтичен, и многие

критики, подобно Марине Цветаевой (статья “Пушкин

и Пугачев”), считали, что Пугачев

нравственно выше Гринева. Но Пугачев потому

и рассказывает Гриневу “калмыцкую сказку”

об орле и вороне, что хочет прельстить

своего собеседника “пиитическим ужасом”.

У Гринева же свое отношение к кровавым

событиям, выраженное в его словах: “Только

не требуй того, что противно чести моей и

“бесцветным”, а по-христиански стойким и

самоотверженным предстает перед нами

любимый герой Пушкина, хотя его “записки”

о “бестолковщине времени и простом величии

простых людей” (Гоголь) простодушны и

сущности, пушкинский подход к истории — это

и подход к современности. Великий гуманист,

он противопоставляет “живую жизнь”

политической борьбе. Так, лицейские друзья

всегда оставались для него друзьями, “в

заботах. царской службы” и “в мрачных

пропастях земли”, где томились декабристы.

своей речи о Пушкине Достоевский сказал,

что автор “Капитанской дочки” видел в

нашей истории, в наших даровитых людях

залог “общей гармонии, братского

окончательного согласия всех племен по

Христову евангельскому закону”. Мысль

историческая, “мысль народная” в

пушкинском творчестве — это мысль,

обращенная в будущее.

сказать еще и о том, что поэзия истории для

Пушкина была поэзией нравственного величия,

поэзией высоты человеческого духа. Вот

почему историческая тема в творчестве

Пушкина тесно соединяется с нравственно-психологической.

Историческая тема в творчестве А.С. Пушкина

Экзаменационный реферат на тему: «Историческая тема в творчестве Александра Сергеевича Пушкина»Выполнила: ученица 9 класса «Б» общеобразовательной школы № 1921 Глазунова ВероникаУчитель-рецензент: Плахтиенко Наталья Анатольевна Москва-2002 План I. «История народа принадлежит поэту» (вступление) .3 «Песнь о Вещем Олеге» . 3 II. «Литературный подвиг» («Борис Годунов») 4 «Бунтарь» и реформатор .6 1) «Злодей поневоле» .6 а) «История Пугачева» 6 б) «Капитанская дочка» .8 2) «Великий шкипер» .9 а) «Арап Петра Великого» .9 б) «Полтава» .10 в) «Медный Всадник» .10 г) «История Петра» .11 III. Заключение .12 « История народа принадлежит поэту » (введение) Николай Михайлович Карамзин в своей «Истории государства Российского» провозгласил: «История народа принадлежит государю». И это была не просто фраза, это была историко-политическая, историко-философская концепция. Будущий декабрист Никита Муравьев возражал: «История народа принадлежит народу». И за этим тоже крылась поэзия – демократическая, антимонархическая. Пушкин в одном из писем выдвигает свое кредо: «История народа принадлежит поэту». И это тоже не просто красивая фраза. Но она отнюдь не означает право поэта на простую субъективную поэтизацию истории путем вымысла. Всем своим творчеством Пушкин как раз отвергает эту бытующую среди поэтов практику. Он говорит о большем: об осмыслении и исследовании истории литературно-художественными средствами, об открытии с помощью этих средств глубинных токов истории, тех тайных пружин, которые иногда порой все-таки бывают скрыты от глаз рассудительных историков. Пушкин первый и, в сущности, единственный у нас феномен: поэт-историк. Это и заставило меня выбрать именно эту тему для реферата, так как я всегда интересовалась представлением об истории известных людей. Историзм поэтического мышления Пушкина – не самоцельное обращение в прошлое. Этот историзм всегда современен и социально заострен, он для Пушкина – всегда средство разобраться в настоящем. Начиная с юношеского «Воспоминания в Царском Селе» (1814) голос Клио – одной из девяти муз, покровительницы истории, – постоянно звучит в творчестве Пушкина. К нему, к этому «страшному гласу», он прислушивается всю свою жизнь, стремясь постигнуть ход истории, причины возвышения и падения, славы и позора великих полководцев и мятежников, законы, управляющие судьбами народов и царей. Поражаешься, как много у него произведений исторического звучания. Вся русская история проходит перед читателями Пушкина: Русь древнейшая, старинная открывается нам в «Песне о вещем Олеге», в «Вадиме», в сказках; Русь крепостная – в «Русалке», в «Борисе Годунове»; восстание Степана Разина – в песнях о нем; великие деяния Петра – в «Медном Всаднике», «Полтаве», «Арапе Петра Великого»; восстание Пугачева – в «Капитанской дочке»; убийство Павла I, правление Александра I, война 1812 года, история декабризма – в целом ряде стихотворений, эпиграмм, в последней главе «Евгения Онегина». Наконец, он заявляет о себе как профессиональный историк. Плодом его тщательных архивных изысканий, поездок, расспросов стариков, изучения мемуарной литературы явилась «История Пугачева».

Вслед за «Историей Пугачева» последовала работа над «Историей Петра» – грандиозная по замыслу и объему. Работу над этим произведением прервала роковая дуэль. Кроме того, в бумагах Пушкина остались наброски истории Украины, истории Камчатки. Пушкин намеревался написать также историю Французской революции, историю Павла I. Сохранились наброски, относящиеся к истории допетровской России. В библиотеке Пушкина хранилось более четырехсот книг по истории, в том числе: Феофан Прокопович, Татищев, Щербатов, Карамзин, Тацит, Вольтер, Шатобриан, Тьерри, Гизо и др. В итоге этих исторических занятий у зрелого Пушкина сложился собственный взгляд на ход развития человеческой цивилизации вообще и, в особенности, на судьбу России.«Песнь о Вещем Олеге» 1 марта 1822 г. Пушкин переписал набело только что законченную «Песнь о Вещем Олеге» – одно из первых исторических произведений поэта. Еще в конце июля 1821 г. Пушкин в черновой тетради набросал следующий план: «Олег — в Византию — Игорь и Ольга — поход». Портреты Олега и Игоря изображены в верхней части того же листа и отчасти перекрывают начало какого-то письма на французском языке. Декабристская критика весьма сдержанно оценила «Песнь о вещем Олеге», осуждая в ней отход Пушкина от воспевания героики прошлого. Между тем свободолюбивый пафос пушкинской баллады несомненен, хотя и заключается не в описании подвигов легендарного князя, а в прославлении «правдивого и свободного вещего языка» поэзии, не подвластного суду современников. «Литературный подвиг» Современность с ошеломляющей быстротой становилась историей. Такие грандиозные потрясения, как война 1812 года, как восстание декабристов в 1825 году, по масштабам своим, по значению для судеб народа были событиями эпохальными. История же – даже далекая – переживалась остро, как современность, как нечто происходящее сейчас, могущее сейчас снова повториться. Характерно, что резкое обострение интереса Пушкина к трагедийным событиям истории страны происходит в самый канун декабрьского восстания: «Бориса Годунова» поэт заканчивает 7 ноября 1825 года. То есть историческая трагедия Пушкина не была уходом в прошлое, создание ее не было вызвано желанием отвлечься от злободневных тревог современной жизни. Произведение это, оставаясь историческим в подлинном смысле этого слова, было в то же время остро злободневным. Поэт словно провидит, предчувствует и предрекает конец царствования Александра I, описывая конец царствования Бориса Годунова. Он настолько уверен в этом, что решается на прямое пророчество, определяя срок своего возвращения из ссылки при новом правлении. 19 октября 1825 года, когда рукопись «Бориса Годунова» лежала перед ним почти в готовом виде, он пишет лицейским друзьям: Запомните ж поэта предсказанье: Промчится год, и с вами снова я, Исполнится завет моих мечтаний; Промчится год, и я явлюся к вам! Предсказание исполнилось поразительно точно: осенью 1826 года Пушкин вернулся из ссылки. Но обратимся к трагедии «Борис Годунов». В письме Вяземскому 13 июля 1825 года Пушкин, до того обычно критически отзывавшийся о своих произведениях, назвал «Бориса Годунова» «литературным подвигом», и это не было преувеличением.

Трагедия начинается с диалога между боярами Шуйским и Воротынским: взойдет ли на царство Борис Годунов? Борис у Пушкина, как и Александр I, перед восшествием на трон лицедействует, ломает комедию, делает вид, что власть ему претит. А Шуйский, хорошо зная двуличие Годунова, уверен, что он жаждет трона, что именно поэтому совершил он убийство законного наследника престола царевича Дмитрия. Пимен же произносит мрачные слова: Прогневали мы бога, согрешили: Владыкою себе цареубийцу Мы нарекли. В этом тоже видна параллель с Александром – он вступил на престол, убив своего отца-царя. В исключенном Пушкиным из печатного издания отрывке Борис назван «лукавым» («Беда тебе, Борис лукавый»), так же Пушкин в одном из своих стихотворений именовал и Александра («властитель слабый и лукавый»). Разумеется, когда поэт создавал «Бориса Годунова», перед взором его стоял не только цареубийца Александр I. Его замысел бесконечно шире нравоучительной аналогии двух царей. Пушкина занимает прежде всего вопрос о природе народного мятежа, о народном мнении – вопрос очень его интересующий, освещенный позднее еще и в «Капитанской дочке». Народное мнение, а не цари и самозванцы творят суд истории – вот великая мысль Пушкина в «Борисе Годунове». Мысль, во многом противостоящая идее Карамзина (см. введение) и полемизирующая с ней. Народное мнение и есть «Клио страшный глас», прозвучавший смертным приговором над Годуновым. Проклятие тяготеет и над его сыном Феодором. И потому боярин Пушкин уверен в победе самозванца Димитрия. Когда Басманов, командующий войсками Феодора, говорит с усмешкой превосходства боярину Пушкину, у Димитрия войска «всего- то восемь тысяч», Пушкин отвечает, нимало не смущаясь: Ошибся ты: и тех не наберешь – Я сам скажу, что войско наше дрянь, Что казаки лишь только села грабят, Что поляки лишь хвастают да пьют, А русские да что и говорить Перед тобой не стану я лукавить; Но знаешь ли, чем сильны мы Басманов? Не войском, нет, не польскою помогой, А мнением; да! мнением народным.Борис восстановил против себя это мнение убийством царевича Дмитрия. Напомню вновь: трагедия окончена за месяц до восстания на Сенатской площади. Срока восстания поэт, конечно, не знал, но то, что оно назревает, он не мог не чувствовать. Не мог не размышлять он о его удаче или неудаче, о том, будет ли оно поддержано мнением народным, будут ли царские генералы с восставшими? И в трагедии Басманов, полководец Годунова, а затем Феодора, склоняется на доводы боярина Пушкина присягнуть пока не поздно, Самозванцу: Он прав, он прав; везде измена зреет – Что делать мне? Ужели буду ждать, Чтоб и меня бунтовщики связали И выдали Отрепьеву? Не лучше ль Предупредить разрыв потока бурный И самому Далекий предок поэта боярин Пушкин выведен в трагедии безоговорочно на стороне бунтовщиков, и Годунов бросает в его адрес: «Противен мне род Пушкиных мятежный». К этому роду с гордостью причисляет себя и сам поэт. Не случайно вводит поэт в трагедию своих собственных предков – тут особый расчет: дать возможность читателям услышать его голос без какого-либо нарушения исторической правды.

В исторических работах Гоголя было мало чисел, годов, имен и происшествий, но много рассуждений, т. е. того, что придавало этим сочинениям «мыслящий», по выражению Гегеля, философский характер. Взгляды Гоголя на историю тесно связаны с общеевропейским движением философско-исторической мысли. Заключенные в «Арабесках» статьи по вопросам истории для нас особенно интересны тем, что они позволяют нам ощутить широту мысли Гоголя, понять его раздумья о путях развития мировой истории, о неразрывной связи «судьбы человеческой» и «судьбы народной». Из этого же корня росли его взгляды на искусство, в частности его понимание творчества Пушкина, его концепция народности искусства, наконец, и его собственное художественное творчество. Понимание истории как процесса непрерывного развития и совершенствования общественных форм жизни, просвещения, культуры, науки выступало в сознании Гоголя контрастом по отношению к современному меркантильному миру, полному трагических противоречий, создающему крайне неблагоприятные условия для развития искусства, враждебному всему прекрасному, морали, человечности

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: