Историческая тема в поэзии М

Историческая тема — одна из важнейших тем лирики Лермонтова вообще — разрабатывается на протяжении всего творчества поэта. Лермонтова можно без преувеличения назвать поэтом прошлого и настоящего.
В ранний период своего творчества Лермонтов обращается к истории с позиций поэта-романтика и ищет в прошлом романтических героев. В первую очередь это, конечно, Наполеон, властитель дум многих современников Лермонтова. К его образу, который “выше похвал, и славы, и людей”, поэт обращается в стихотворениях 1828 и 1830 годов. Из русской истории Лермонтов берет образ безжалостного волжского атамана (стихотворение 1831 года “Атаман”), который также наделен всеми чертами романтического героя: сильный человек, противопоставивший себя толпе, но несвободный от своих страстей.
Идея сильной, значительной личности получает свое развитие и в более позднем творчестве поэта, однако рассматривается она уже в несколько ином аспекте. Основная мысль исторических стихов Лермонтова зрелого периода с особенной четкостью выражена в стихотворении 1837 года “Бородино”:

— Да, были люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя:
Богатыри — не вы!

Смысл лермонтовского обращения к исторической теме — взгляд на прошлое с позиций современности, противопоставление прошлого и настоящего. С одной стороны, он видит “могучее, лихое племя”, а с другой:

Толпой угрюмою и скоро позабытой,
Над миром мы пройдем без шума и следа,
Не бросивши векам ни мысли плодовитой,
Ни гением начатого труда.

В эпоху, когда общественная жизнь замирает, деятельный период сменяется периодом рефлексии. Мы можем сказать, что к исторической теме Лермонтова приводят постоянные и мучительные размышления о судьбе своего поколения. Его зовут и манят “веков протекших великаны”, так как в современной ему жизни он не видит ни сильных людей, ни решительных поступков. “Самый выбор этого предмета, — писал Белинский, — свидетельствует о состоянии духа поэта, недовольного современною действительностью и перенесшегося от нее в далекое прошедшее, чтоб там искать жизни, которой он не видит в настоящем”.
Центральным произведением Лермонтова, посвященным теме исторического прошлого России, является “Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова”. Подобно тому как в стихотворении “Бородино” поэт обращается к теме войны 1812 года, одного из важнейших событий русской истории, в котором решалась судьба всей страны, в “Песне. ” объектом внимания Лермонтова становится сложное и кровавое время правления Ивана Грозного, один из наиболее драматичных моментов истории Руси. Именно в такие значимые периоды истории, по мнению Лермонтова, раскрываются наиболее сильные и важные черты русского характера. Все три героя “Песни. ” исключительны. Каждый из них является своего рода высшим проявлением царской мощи, буйного молодечества и чести и достоинства. Все они — сильные личности, достойные внимания, и противопоставление их людям “нынешнего племени” очевидно.
С художественной точки зрения произведение исключительно интересно как образец одной из наиболее удачных в творчестве Лермонтова стилизаций под русское народное творчество периода царствования Ивана Грозного. К теме прошлого Руси, а именно ко времени татарского нашествия, поэт впервые обращается в “Балладе” 1830 года.

И он упал — и умирает
Кровавой смертью бойца.
Жена ребенка поднимает
Над бледной головой отца:
“Смотри, как умирают люди. ”

Однако это стихотворение совершенно не передает стиль эпохи ни в речевом, ни в образном отношении. Более того, произведение явно ориентировано на классическую западноевропейскую балладу. Совсем иное дело — “Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова”. Сюжет ее основан на песнях и преданиях из сборников Кирши Данилова и П. В. Киреевского, то есть имеет фольклорные источники. Само построение произведения указывает на ориентацию на народную песню-былину — три части, каждая из которых заканчивается своеобразным припевом:

Аи, ребята, пойте — только гусли стройте!
Аи, ребята, пейте — дело разумейте!
Уж потешьте вы доброго боярина
И боярыню его белолицую!

“Песня. ” тщательно выписана с точки зрения языка: основой его являются устойчивые словосочетания: “добрый молодец”, “святая правда-матушка”, “красно солнышко”, “широка грудь” и песенные сравнения: “Ходит плавно — будто лебедушка; смотрит сладко — как голубушка; молвит слово — соловей поет. ”, а также характерное для фольклора одушевление природы:

Тучки серые разгоняючи,
Заря алая подымается;
Разметала кудри золотистые,
Умывается снегами рассыпчатыми.

Финал “Песни. ” является по традиции “славой” боярину, боярыне и всему христианскому народу.
Итак, на примере “Песни. ” мы можем утверждать, что обращение к темам русской истории для Лермонтова было важно по двум причинам. Во-первых, поэт пытается найти и показать читателям-современникам примеры, достойные подражания. Во-вторых, историческое прошлое России дает Лермонтову богатый художественный материал.

29461 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Лермонтов М.Ю. / Разное / Историческая тема в поэзии М. Лермонтова

Смотрите также по разным произведениям Лермонтова:

Лирика Лермонтова

Лирика классика русской поэзии Лермонтова с ее многообразием форм и тематической неисчерпанностью содержания в сочетании с музыкальной мелодичностью стиха — признанное достояние русской и мировой культуры. Лирический герой Лермонтова — это образ самого поэта, поэтическое раскрытие реального авторского «Я». Лирический герой Лермонтова еще и способ раскрытия личных переживаний и авторского сознания, реализованного в поэзии. Внешний мир в зрелой лирике как бы разделен на два противоборствующих лагеря — светское общество, выраженное главным образом в мотивах протеста и его отрицания («Как часто, пестрою толпою окружен» и др.); крестьянская или солдатская стихия («Бородино», Родина» и др.). Поэтическое «Я» Лермонтова с годами становится все ближе к народной жизни, тогда как в ранней лирике народ бил представлен безликой, инертной массой, над которой возвышался демонический образ мятежника-одиночки («. А он, мятежный, просит бури», «Тучи небесные, вечные странники. мчитесь вы, будто, как я же, изгнанники»). Лирический герой чужд обществу, «гонимый миром сознания», смело бросивший вызов «земле и небесам», отвергающий тихие пристани человеческой любви, христианского смирения, житейский покой. Он своим сознанием стоит значительно ближе к «простым» людям, разделяя их «страсть и мятежный порыв к свободе», горечь от утраченных надежд («Сосед», «Соседка», «Валерик»). Лермонтовский лирический герой постоянно пребывает в поиске познания подлинных переживаний обыкно-венного «простого человека, который, как и он — лирический герой — страдает от ощущения своего одиночества. Однако „трагизм бытия“ — этого нравственного чувства поэта, созвучен с чувством » простых» людей — «милой соседки», умирающего «брата-армейца», светской женщины, не утратившей целомудрия.

Лирика Лермонтова характеризуется разнообразием выразительных средств, обилием метрических и строфических форм, свободой ритмических вариаций, богатством мелодических и смысловых интонаций, звуковых построений стиха. Поэзия Лермонтова носит отчетливо новаторский характер.

Лермонтов пробует силы и в ритмической прозе, в лирических обращениях, в которых некоторые места имеют характер стиха. Этот опыт наблюдаем в его ритмической прозе «Синие горы Кавказа, приветствую вас! . вы взлелеяли детство мое. ». В этом своеобразном произведении «ритмической прозы» любовная лирика Лермонтова к Кавказу и теплые воспоминания о его пребывании на Кавказе в годы детства и молодости. «Воздух там чист, как молитва ребенка. И люди, как вольные птицы, живут беззаботно», — пишет в этом произведении Лермонтов, восхищаясь «лучами восходящего солнца» и завидуя людям, живущим «как вольные птицы».

Лирика Лермонтова отразила важные для всей русской литературы, равно как и общественного сознания, поиски подлинных духовных ценностей в реальной жизни. Голос лирического героя нередко звучит открыто, непосредственно и потому предельно понятно читателю («И скучно и грустно», «Ветка Палестины», «Выхожу один я на дорогу» и др.). А порой его голос звучит вызывающе грозно («А вы, надменные потомки; Известной подлостью прославленных отцов. Есть грозный суд: он ждет. »).

Символические образы в лирике Лермонтова чаще всего отражают трагическую сущность жизни поэта — во многих его пророчески грустных предвидениях («Засох и увял он от холода, зноя и горя», «. На свете мало, говорят, мне остается жить!»; «Болезнь в груди моей и нет мне исцеления, я увядаю в полном цвете!») отчетливо слышится мотив предвидения скорой кончины, безвременного ухода из жизни; поэт порой осмысляет смерть, как нечто близкое к понятию счастья.

Многообразен ритмико-интонационный строй лирики Лермонтова. В его стихотворениях «Кавказ», «Соседка», «Пленный рыцарь», «Завещание» ритмика столь богата и свежа, а рифмовка так разнообразна и порой неожиданна, что теряется жесткость строгой организации стиха, ощущается личная свобода восприятия текста.

Хотя я судьбой на заре моих дней, О южные горы, отторгнут от вас, Чтоб вечно их помнить, там надо быть раз; Как сладкую песню отчизны моей. Люблю я Кавказ.

Как видим, первая строка («дней») рифмуется с четвертой строкой («моей»), а вторая строка («от вас») совершенно неожиданно рифмуется с третьей («раз») и совсем неожиданно пятая строка — короткая, как выстрел, одновременно рифмуется со второй («вас») и третьей («раз»). Укороченная пятая строка «Люблю я Кавказ» выступает рефреном во всем стихотворении, придавая ему особое ритмико-интонационное построение поэтической речи.

В стихотворении «Соседка» и рифмовка и ритмика совершенно другие:

Не дождаться мне, видно, свободы, А тюремные дни будто годы; И окно высоко под землей, И у двери стоит часовой! Здесь рифмуются первая строка со второй, третья — с четвертой. Схема рифмовки — а а б б.

Интонация стихотворения грустная, лирический герой теряет надежды дождаться свободы; рифмовка слов «свободы — годы» и «земной — часовой» вызывают щемящее чувство обреченности героя. В стихотворении от первой строки до последней слышится мотив безысходности, несбыточной мечты о возможной встречи с такой же узницей, как и он, ибо их разделяет «двойная решетка окна», которую не одолеть. Иногда эта безысходность сменяется светлой мечтой о встрече с узницей, которую он успокаивает: «не грусти, дорогая соседка. Захоти лишь — отворится клетка». И успокоенный сам, он рисует в своем воображении картину возможной тайной встречи, которая все же вряд ли состоится, т. к. свободы герою никак не дождаться: Избери только ночь потемнее. Да отцу дай вина похмельнее, Да повесь, чтобы ведать я мог. На окно полосатый платок.

Однако общая тональность стихотворения «Соседка», хоть и наполнена светлым чувством надежды («И, как божии птички, Вдвоем мы в широкое поле порхнем»), остается печальной, наполненной ощущением безысходности, невозможности получить желанную свободу.

В этой же тональности начинается и стихотворение «Пленный рыцарь», который «молча сидит под окошком темницы», закованный в загадочный «панцирь», со щитом «заколдованным».

В каменный панцирь я ныне закован. Каменный шлем мою голову давит. Щит мой от стрел и меча заколдован, Конь мой бежит, и никто им не правит.
В следующей строфе (в четверостишии) герой расшифровывает атрибуты пленника, которые содержат оказывается иной смысл:
Быстрое время — мой конь неизменный, Шлема забрало — решетка бойницы. Каменный панцирь — высокие стены. Щит мой — чугунные двери темницы.

В опустошенной душе лирического героя нет ни «молитвы» о спасении, ни песни о своей любимой. Ему плохо и «душно в темнице», и он просит «мчись же быстрее, летучее время», чтобы дотянуть до финала, когда «смерть» станет его «властелином».

В стихотворениях «Соседка», «Кавказ», «Пленный рыцарь», «Листок», «Синие горы Кавказа, приветствую вас!» и др. запечатлено общее пессимистическое, всегда наполненное откровенной грустью и печалью настроение поэта, не покидавшее его до конца жизни.

«Мужественная, печальная мысль всегда лежит на его челе, она всегда сквозит во всех его стихах. Это не отвлеченная мысль, стремящаяся украсить себя цветами поэзии: нет, раздумья Лермонтова — его поэзия, его мученье, его сила», — писал о нем А. Герцен.

Время поэзии лермонтова

Когда открываешь томик Лермонтова и погружаешься в мир его удивительной, пронизанной безысходной грустью поэзии, то почему-то никогда не можешь представить его улыбающимся или спокойным. В памяти всплывает лицо с мрачными всезнающими темными глазами, в которых застыли одиночество и тоска. В чем же причина этого трагического разлада с жизнью? В несносном характере, в язвительном остроумии, которое он изливал на то, что вызывало его презрение и гнев? В судьбе, которая, рано лишив его родительской ласки, отказалась подарить ему встречу с женщиной, которая бы любила и понимала его, с теми людьми, которые могли бы стать друзьями-единомышленниками? В том времени, когда страх преследования стал нормой отношений между людьми? Не знаю. Может быть, все это причудливо сплелось и соединилось в этом сумрачном гении России.

Но, наверное, лучше всего скажут о душе поэта его стихи. Все нюансы, все оттенки одиночества находим мы в его поэзии. Пожалуй, наиболее конкретное понимание одиночества как заключения в тюрьме отразилось в стихотворении «Узник», которое было написано во время ареста Лермонтова за стихотворение «Смерть Поэта». Отсюда и такая точность реальных деталей тюремного быта.

Одинок я &#151 нет отрады;
Стены голые кругом;
Тускло светит луч лампады
Умирающим огнем.

Одиночество в темнице обусловлено внешними обстоятельствами, которые не зависят от человека. Но почему же поэт бесконечно одинок даже среди горячо любимой им природы? Ведь красота ночного пейзажа так волнует и притягивает поэта, очаровывает торжественной тишиной и покоем. Все здесь полно гармонии. Даже «пустыня внемлет богу, и звезда с звездою говорит».

В небесах торжественно и чудно!
Спит земля в сиянье голубом.
Что же мне так больно и так трудно?
Жду ль чего? жалею ли о чем?

Здесь настроение покоя и тишины вдруг резко прерывается, как от ощущения внезапной боли. Почему это происходит? Сам лирический герой задает себе тот же вопрос, пытаясь разобраться в причинах своей отъединенности от мира, своего одиночества. Торжественное величие ночи, в которой все полно гармонии, только обострило разлад в его душе, но в то же время этот слиянный мир красоты дарит ему мечту о соединении с природой и людьми, желание гармонии, стремление преодолеть противоречия в отношениях с окружающим. О чем же теперь мечтает герой, если не жалеет о прошлом и не ждет ничего от будущего?

Я ищу свободы и покоя!
Я б хотел забыться и заснуть!

Эту мечту поэта можно понимать по-разному. И как гармонию с миром, и как долгожданную встречу с близкой и любящей душой. Но Лермонтов обречен на жизнь среди чуждых ему людей в том обществе, где царят ложь, фальшь и скука. С этим миром поэт был связан и рождением, и воспитанием, но задыхался в атмосфере интриг и сплетен. Особенно сильно ощущается одиночество в толпе, на новогоднем бале-маскараде, запечатленном в стихотворении «Как часто, пестрою толпою окружен. » Живой, мыслящий, страдающий человек страшно одинок в мире «бездушных людей», «приличьем стянутых масок», «давно бестрепетных рук» светских красавиц. Из царства фальши и пустоты он уносится мечтой в незабываемый мир детства. Память рисует ему милые сердцу картины: «сад с разрушенной теплицей», «спящий пруд», «высокий барский дом». Возвращение из мира грез в шумную, веселящуюся толпу делает одиночество героя особенно невыносимым и рождает «железный стих, облитый горечью и злостью». В этом стихотворении слышится гневный протест поэта против всего того, что делает его жизнь нестерпимой, обрекает его на одиночество.

В лирическом монологе «И скучно и грустно» уже нет взрыва эмоций. Как бы отрешившись от всяких чувств, герой смотрит «с холодным вниманьем вокруг», давая трезвую оценку своего нынешнего восприятия жизни. Каждая строфа этой лирической миниатюры называет одну из ценностей жизни, чтобы затем ее опровергнуть.

Желанья. что пользы напрасно и вечно желать.
А годы проходят &#151 все лучшие годы!

Человек не может жить без желаний: они дают ему силы, чтобы чего-то добиться, заставляют поверить в себя и ощутить радость достижения цели. Но в этих двух строчках поэт говорит о бессмысленности и бесполезности желаний, которые отдаляются от него, как горизонт. И так проходит жизнь, вызывая раздражение и разочарование. Любовь. Это прекрасное чувство обогащает душу, заставляет по-новому взглянуть на окружающее, забыть горести и печали. Таково пушкинское понимание любви. Но Лермонтов признает только вечную любовь, которая навсегда связала бы его с близким и верным человеком.

Любить. но кого же. на время &#151 не стоит труда,
А вечно любить невозможно.

Страсти тоже рано или поздно утихнут, «их сладкий недуг исчезнет при слове рассудка». Итак, герой лирического монолога приходит к безотрадному итогу: не остается в жизни вещей, не презираемых им. Значит &#151 опять одиночество, только оно.

Даже в неодушевленных образах природы воплощены мысли Лермонтова об одиночестве: «Белеет парус одинокий», старый утес стоит одиноко «и тихонько плачет. в пустыне», дубовый листок тоже «один и без цели носится по свету». Эти образы овеяны бесконечным одиночеством и тоской о счастье.

Таким образом, своими лирическими произведениями Лермонтов утверждает мысль о том, что там, где господствует антигуманное, жестокое и фальшивое общество, обесцениваются независимая мысль, искреннее чувство, человечность. Здесь нет места прекрасному и высокому. Лирика Лермонтова полна скорби об одиночестве человека в мире.

Романтизм поэзии Михаила Лермонтова

В своей лирике Лермонтов опирался на традиции русской поэзии и прежде всего Пушкина, дело которого он продолжал, а также – Байрона, создавшего близкий, созвучный поэту мир идей и образов, который он, однако, не взял «в готовом виде», а продолжил, развил, преобразил. К тому времени, когда Лермонтов начал писать, Байрон в России был известен не только для старшего поколения русской интеллигенции конца 1820-х годов, но и был еще в прямом и полном смысле слова современником поэта и его ровесников.

Поэзия Байрона созвучна декабристским идеалам

Интерес к Байрону, которого он в это время открывал для себя, совпал с его собственными исканиями.

Я молод, не кипят на сердце звуки,

И Байрона достигнуть я б хотел:

У нас одна душа, одни и те же муки;

О, если б одинаков был удел!…

Как он, ищу забвенья и свободы,

Как он, в ребячестве пылал уже душой,

Любил закат в горах, пенящиеся воды

И бурь зеленых, бурь небесных вой.

Как он, ищу спокойствия напрасно…

Спустя два года он вернется к этой же теме, но уже для того, чтобы признать свое отличие от британского поэта:

Нет, я не Байрон, я другой,

Еще неведомый избранник,

Как он, гонимый миром странник,

Но только с русскою душой.

В ранней поэзии Лермонтов ярко воплотил принципы романтизма. Основные темы юношеских стихов Лермонтова: природа, дружба, любовь, взаимоотношения людей, социально-политическая борьба, жизнь и смерть, человек и мироздание. Среди них не без влияния отечественной (Пушкин, Баратынский, Веневитинов) и западноевропейской (Шиллер, Байрон, Т. Мур, Гете, Гейне) литературы особо важное значение приобретает философское осознание бытия, места и роли в нем человека:

Пугает сердце этот звук,

И возвещает он для нас

Конец земных недолгих мук,

Но чаще новых первый час…

В раздумьях о жизни, полной страданий и мук, лирический герой приходит к скорбным суждениям о ее скоротечности.

В полном соответствии с романтическим пафосом Лермонтов рисует идеализированный образ Наполеона, «дивного героя», стоящего выше и похвал, и славы, и людей, павшего «жертвой вероломства и рока прихоти слепой»:

Где бьет волна о брег высокий,

Где дикий памятник небрежно положен,

В сырой земле и в яме неглубокой –

Там спит герой, друзья! – Наполеон.

Русский поэт воспел подвиг своих соотечественников в борьбе с французами. Тем не менее в таинственном и властном Наполеоне видел он могучую силу духа:

Хоть побежденный, но герой!

В ранней поэзии Лермонтова принципы романтизма воплотились прежде всего в характере лирического героя -одинокого, мятежного, не принимающего действительности, ищущего единения с вольной природной стихией, отдающегося предельно сильным чувствам:

Корабль умчит меня от ней

В безвестную страну,

И повторит волна морей:

Люблю, люблю одну.

В 1830-1831 годах поэзия Лермонтова формировалась под впечатлением французской революции и непрерывно вспыхивавших в России в связи с холерой и чумой крестьянских восстаний. Она проникнута ожиданием народной революции:

Настанет год, России черный год,

Когда царей корона упадет;

Забудет чернь к ним прежнюю любовь,

И пища многих будет смерть и кровь…

В стихотворении «Парус» мы видим подлинно романтический пейзаж: вольная морская стихия. Он передан необыкновенно экономно, всего несколькими строчками, оставляет очень сильное впечатление простора, голубизны разных оттенков, солнечности движения, даже звуков. Состояния природы, волнующие сами по себе, призваны донести важные оттенки авторской мысли:

Белеет парус одинокий

В тумане моря голубом.

Что ищет он в стране далекой?

Что кинул он в краю родном.

Стихотворение глубоко аллегорично, в нем чувствуется значимый подтекст. Поэт восстает против бесцельной, бездумной жизни, на которую обречено его поколение. Он отказывается от того счастья, которое предлагает ему жизнь, он готов бороться с бурей за будущее своей страны и народа.

Сознание своей исключительности в мире, где блаженствует лишь посредственность, вновь и вновь вызывает ощущение горестного одиночества.

Этот устойчивый в романтической лирике Лермонтова мотив звучит и в произведениях, посвященных природе, Но это совершенно особенная природа: в ней все подчинено тем же законам, которые мы видим в человеческом мире. Разыгрываются те же драмы, что и среди людей. «Тихонько плачет» покинутый тучкой одинокий старый утес. А как близок романтическому герою Лермонтова листок, этот вечный странник, оторвавшийся от «ветки родимой», никому не нужный, «не знающий сна и покоя».

Стихотворения такого типа основаны на развернутой метафоре, олицетворении, их можно назвать аллегорическими. Даже перевод стихотворения Гейне “На севере диком…” звучит совершенно оригинально: в силу того что слова «сосна» и «пальма» в немецком языке относятся к разным грамматическим родам, а в русском языке – к одному, мотив любовного томления, определяющий тему у Гейне, у Лермонтова расширяется до мысли о вечной человеческой разобщенности.

Прием одушевления природных явлений часто встречается в лирике, и не только романтической. Но Лермонтов впервые в русской поэзии стал привлекать сравнения из мира природы применительно к человеку. «Он был похож на вечер ясный», – пишет поэт о Демоне. В поздней лирике Лермонтова природа в основном является спокойной, умиротворенной. Она воплощает совершенство, гармонию. Особенно часто это небо и звезды. Гармония природы может быть противопоставлена дисгармонии в душе человека:

В небесах торжественно и чудно,

Спит земля в сиянье голубом.

Что же мне так больно и так трудно.

Природа можем таить опасность, казаться враждебной человеку, как это происходит в поэме «Мцыри»: «И миллионом черных глаз смотрела ночи темнота», героя “палит огонь безжалостного дня”.

Но все чаще природа манит человека, как родная стихия, близкая его душе: «О, я как брат, обняться с бурей был бы рад», «глазами тучи я следил, рукою молнии ловил».

Мы видим, что природа для поэта – это прекрасный «божий сад». Лишь она может убаюкать душу, помогает забыться, примириться с жизнью.

Конечно, поэту-романтику ближе всего вершины величественных гор, высокие, недоступные звезды, космические глубины, облака, тучи и бури. Но Лермонтов всматривается и в мельчайшие явления окружающего мира, он любит и «росой обрызганный душистой» ландыш, и «малиновую сливу под сенью сладостной зеленого листка,, и «холодный ключ», играющий в овраге. Мир предстает гармоничным и справедливым, когда земля и небо, душа и вселенная едины.

Лермонтов – последний представитель революционно-дворянского романтизма и создатель социально-психологического течения критического реализма. А. В. Луначарский, характеризуя сущность творчества Лермонтова, сказал: «Лермонтов являлся последним и глубоко искренним эхом декабристских настроений*. Именно поэтому он стал продолжателем лучших прогрессивных традиций предшествующей ему литературы и прежде всего творчества Пушкина.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: