Imperial Presidency Overview Essay Research Paper Imperial

Imperial Presidency: Overview Essay, Research Paper

Imperial Presidency: Overview

In his book, The Imperial Presidency, Arthur Schlesinger recounts the

rise of the presidency as it grew into the imperial, powerful position that it

is today. His writing reflects a belief that the presidency is becoming too

powerful and that very few people are making a real effort to stop it. He

analyzes the back and forth struggle for power between Congress and the

Presidency. Schlesinger breaks up the first half of the book chronologically. He

begins by discussing the areas concerning the presidency where the founding

fathers agreed and also the areas where they disagreed. He then goes on to

analyze the rise of the imperial presidency through war and recovery, with

emphasis on the events of the twentieth century. After the war in Vietnam,

Schlesinger divides the book based on the specific nature of the events that had

an impact on presidential power. He divides it based on domestic policy, foreign

policy, and the affairs that go on in secrecy.

Schlesinger provides an incredible amount of evidence to recount the ups

and downs of the imperial presidency. He provides a base for his argument with

an in-depth view of what the framers intended and how they set the stage for

development over the next two centuries. An issue that Schlesinger focuses on is

the presidents ability to make war. The decisions of the founders in this area

would have a huge impact on the power contained in the office of the president.

The consensus amongst the framers was that the president, as Commander in Chief,

had the ability to defend the United States and its interests, but the ability

to declare war was vested in the Congress. This decision set the stage for the

struggles between the president and congress. He also discussed the debate over

the power institutionalized in the presidency. At the time, there were two

schools of thought on the subject. Hamilton supported an active president, while

Jefferson argued in favor of a passive president. The final draft included a

compromise of the two theories. There was also some debate over the power of the

president versus the power of congress. Additionally, there was a compromise

made over this issue when writing the final draft. The spirit of compromise

amongst the founders was what provided a viable and secure base for the future

of the presidency.

After his discussion of the founders, Schlesinger shifts to the

president’s powers of war. He analyzes every war, excluding the Revolution, that

the United States has participated in up to and including the war in Vietnam. He

discusses the specifics of each scenario and the way in which the president

handles it. Schlesinger develops the slowly growing power of the presidency by

recounting the actions that the president carried out on his own as well as

those that required the consent of Congress to be accomplished. As time

progressed, Schlesinger made note of all the major events that increased and

decreased the power of the presidency. For example, he discusses the almost

dictatorial power of Lincoln during the Civil War and then the impeachment of

Andrew Johnson shortly thereafter. These are two events that are indicative of

the seesaw struggle between the presidency and Congress. Schlesinger goes on to

discuss additional examples of conflict between the presidency and Congress such

as the dominance of Congress during the late 1800’s, the annexation of Texas,

the Great Depression, W.W.II, the Korean War, and the war in Vietnam.

Schlesinger focuses a great deal of attention on the events of the

twentieth century, because, in part, this was when the power of the presidency

vaulted to the level that it currently maintains. The reason for this, in

addition to what the early presidents had done, was that the government was

growing fast and the role of the government was increasing. There were many gray

areas in which the president could extend his power. The power of the president

to make war as Commander in Chief is an example of a gray area where the

presidency was able to gain much power. Schlesinger discusses how the president

was able to gain power through the clause in the Constitution that gives the

president the power to mobilize the military, without the consent of Congress,

in the name of national defense. This clause allowed the president to deploy

forces around the world. The grayness of this area comes from the fact that what

one man may consider an act of defense, another man may consider to be an act of

aggression, and vice versa. Because of this, the presidency was able to gain a

leg up on Congress.

Schlesinger also discusses the actions taken within the inner sanctum of

the White House. His focus is on the presidents from FDR through Nixon. Many of

these men made many controversial decisions while in the oval office.

Schlesinger goes over these actions with a microscope. For instance, he

discusses the extreme secrecy and deception that Nixon practiced while in office.

He analyzes the specific actions of the administration, the reasons for the

actions, and the result of the actions. According to Schlesinger, the result of

Nixon’s extreme secrecy led him to be withdrawn from the rest of the country. He

eventually created his own reality within the White House. It was a self-

perceived reality where he could do whatever he wanted, right or wrong. This led

to a somber, macabre mood throughout the White House, and eventually led to

Nixon’s downfall. He goes over the administrations of the modern presidents with

a fine-toothed comb. He reviews their actions in reference to their specific

nature (i.e., internal policy and foreign policy). Schlesinger also spends a

chapter discussing the classified actions that only the officials in Washington

knew about. He reviews the covert actions throughout the history of the

presidency, not merely the twentieth century. Although, as is the case with most

other topic areas, he focuses on the modern presidents. The majority of these

secret actions involved either the CIA or the military. Even though we are

unaware that these actions are occurring, they have a big impact on both our

lives and the imperial power of the office of the presidency.

Methodology & Evidence: Imperial Presidency

Schlesinger proves his thesis by following American politics from the

founding fathers up through the Nixon administration. He recounts the major

political actions taken by the presidents over the first two-hundred years of

the United States. He shows how the presidency grew in power and stature by

reviewing the specifics of the actions of the individual presidents. Through

He shows how the presidents wrestled power away from Congress bit by bit over

time. The reactions of Congress are analyzed as well as the rest of Washington,

and the general public. Schlesinger describes how the president gradually, over

time, began to make more and more decisions on his own, leaving Congress in the

dark. His incredible historical knowledge allows him to justify all his

arguments. He provides more than sufficient specific information on what was

really going on in Washington and the White House. It seems as though

Schlesinger knew the specifics and background of every major presidential

decision and treaty every made.

As he moves into the twentieth century, Schlesinger expresses the

opinion that the presidency is gaining too much power and that Congress has not

taken the necessary measures to prevent this. Schlesinger expresses disapproval

of the secrecy that presidents have been exercising and their practice of

circumventing Congress. He directs the most disapproval towards the Nixon

administration. He speaks of Nixon as the most secretive and the most

independent from Congress. The Nixon administration was characterized by the

sneakiness that Schlesinger most strongly disapproved of. Schlesinger does not

express his opinions outright, but infers them through the tone of his writing.

In his book, Richard Neustadt discusses the quest for power and

influence that has become necessary for a modern president to be effective. He

believes that the constitution provides only for the president to be a clerk.

This is why it is necessary for a president to be thirsty for power to be

effective. There is very little power provided for the constitution. He has to

have the initiative to make things happen. The key to power, he believes, is

the ability to persuade people. Neustadt contends that the power of the

President is constantly in jeopardy, and that the ability to persuade is

necessary for the president not only to gain power, but to also maintain his

power. Also, Neustadt believes the president’s ability to influence people is

necessary to move the three branches of government into action. He says that

there are several necessary qualities that a president must have in order to

exert this influence. The president must be tenacious while also understanding

of others. If he wants to get anything done, he must be persistent, but it is

necessary that he listen to the opinions of others and use their suggestions. As

an aspect of his persistence, a president must be able to rebound from adversity.

Then, he will have the respect and confidence of the people.

Neustadt writes the book from the perspective of the general public

looking in from the outside. He shows much understanding of the presidency and

an awareness of the position the president is placed in. His great knowledge of

the presidency and his first hand experience with the institution provide him

with the basis for his argument. He contends that the presidency is not as

powerful as we think it is. In fact, he believes that an increase in

presidential power would be good for the country and is not to be feared. In

essence, he contends that presidents should strive for power and strive for it

Schlesinger and Neustadt both have an incredible knowledge of the

history of American politics, and both have had first hand experience as counsel

to the president. Although, in their respective books, Schlesinger and Neustadt

express distinctly different opinions. Schlesinger is more wary of presidential

power than Neustadt. Neustadt believes that presidents should try to accumulate

as much power as possible for the good of the country. Schlesinger, on the other

hand, believes that the presidency has accumulated more than enough power, and

the other branches of government should take action to check the trend. Neustadt

believes that presidents gain power through good, hard work and persuasion.

Schlesinger writes that power is the result of sneakiness and boldness. In short,

Neustadt thought that an increase power would be positive, and Schlesinger

thought it would be a detriment.

Each author supported his argument by personifying it in a specific

president. Neustadt used FDR, while Schlesinger used Nixon. Neustadt felt that

FDR exemplified all the qualities necessary for an effective presidency. He was

vigorous, experienced, confident, and a sincere person. He was willing to do

what it took to get things done in the best interest of the country, and he did

it ethically. According to Schlesinger, Nixon was also willing to do whatever it

took to make things happen, but ethics were of little importance to him.

Schlesinger discussed how he gained his power by keeping Congress, the media,

and the public ignorant of his actions, legal and illegal. His sneaky,

underhanded ways were what led to his downfall. He had become too powerful. He

felt he could get away with anything.

Neither man is wrong. They just maintain different views. Neustadt

focused on the good things that have come from presidential power (FDR), while

Schlesinger pointed out the negative (Nixon). Although, each man’s argument is

not completely right. Neustadt displays a bit too much optimism. He does not

take in to account the abuses of power that are likely to happen if a president

becomes too powerful. He doesn’t consider the fact that not all presidents are

completely ethical. Schlesinger expresses a bit too much pessimism. This is a

result of the Johnson and Nixon administration. Schlesinger may have been

reacting to all the negative things that were coming out as a result of Vietnam

and Watergate. The Imperial Presidency was written at a time when political

efficacy was very low. Had Schlesinger written the book at any other time, he

probably wouldn’t have been that wary of an overly powerful president. If I had

to make a recommendation, I would endorse both. The seem to compliment each

other. Neustadt discusses how presidential power can improve the presidency and

the government, and enumerates the traits necessary to achieve it. Schlesinger

helps to warn us of the problems that can arise from too much power. Together,

they provide us with both sides of the argument.

Фестиваль презентаций учебных проектов

Старославянизмы в стихотворении А. С. Пушкина «Пророк»

Гимназия № 14 г. Волгограда Руководитель: Шкварковская Е. Ю.

Вопрос о старославянизмах в допушкинской эпохе оставался нерешенным, поэтому отношение Александра Сергеевича к речевым средствам церковно-книжного происхождения представляет большой интерес как для понимания самих закономерностей развития русского языка, так и для понимания творчества поэта в целом. Исходя из этого, предметом нашего исследования стали старославянизмы в лирике А. С. Пушкина (на примере стихотворения «Пророк»). В результате работы мы пришли к следующим выводам: 1) Поэтическая речь всего стихотворения выдержана в суровом, сдержанном, возвышенно-ораторском тоне, несмотря на архаический образ пророка, оно обращено не в глубь веков, а в пушкинскую современность. 2) Отличительными признаками «Пророка» являются, во-первых, архаизмы и славянизмы, во-вторых, особая конструкция фразы (преобладают фразы-инверсии) и, в-третьих, синтаксический параллелизм с многократным повторением союза «и». 3) В данном произведении следует различать три группы старославянизмов: первую составляют славянские слова того же корня, словообразовательной структуры и первоначально прямого, номинативного, значения, что и соответствующие исконно русские, например: брег «берег »; вторую образуют специфические новообразования старославянского языка. Их не было в общеславянском языке; среди них немало лексических единиц, созданных для передачи соответствующих греческих слов. В качестве иллюстрации можно назвать истину «правду»; к третьей относятся семантические старославянизмы, т. е. общеславянские по времени появления слова, получившие в старославянском языке особые значения и с этими значениями вошедшие в древнерусский язык, таковы слова Бог, грех в их современных значениях «богатый», «огрех». 4) Заслуга А. С. Пушкина в том, что он создал систему одного стиля единого языка как общелитературной нормы, преодолев при этом стилистическое однообразие, условность литературной речи. 5) За речевыми средствами церковно-славянского происхождения лирик закрепил весьма разнообразные стилистические функции. Одна из основных -это функция приподнято-торжественного повествования. 6) «Пророк» написан в возвышенно-ораторском тоне, овеян ореолом давности, торжественности, величия, его «слова» говорят, как поэт Пушкин увидел предназначение поэта в том, чтобы быть Словом, объединяющим в себе художественный образ и дар пророчества. Вполне понятным является обострённый, жадный интерес к языковому мастерству Пушкина в наши дни, когда вопросы культуры речи приобрели такое большое общественное значение, когда борьба за хороший, чистый действительно народный язык становится знаменем культуры.

Старославянизмы в поэзии Пушкина

Глава I. Понятие о старославянском языке и старославянизмах

1.1 Лексика русского языка с точки зрения ее происхождения

1.2 Старославянизмы в лексике русского языка

1.3 Признаки старославянизмов

Выводы по первой главе

Глава II. Старославянизмы в поэзии А.С. Пушкина

2.1 Использование старославянизмов в поэзии А.С.Пушкина

2.2 Фонетические признаки старославянизмов в поэзии А.С. Пушкина

2.3 Словообразовательные признаки старославянизмов в поэзии А.С. Пушкина

Выводы по второй главе

Старославянизмы в современном русском языке играют огромную роль. Иногда они воспринимаются лишь как поэтизмы, указывая на определенную эмоционально-стилистическую окраску слова, свою архаическую принадлежность. От номинативного лексического значения старославянизма зависит правильность восприятия, суть не только самого старославянизма, как лингвистической единицы языка, но и всего предложения, абзаца и даже произведения в целом.

Термин старославянский язык и старославянизм не следует понимать слишком буквально. Старославянский язык – это не старый славянский язык, не древнерусский и не общеславянский язык. По происхождению это один из южнославянских языков. Важно заметить, что русский язык относится к восточнославянской группе. Чтобы понять, какое старославянизмы оказали огромное влияние на лексику и словообразование русского языка, необходимо обратиться к истории, а именно к творчеству А.С.Пушкина. Ведь Пушкин выступает преобразователем русской литературной речи. Тот синтез разнородных элементов, который осуществляется в его творчестве, определяет стабилизацию литературного языка, столь бурно развивавшегося в XVIII – начале XIX вв. С Пушкина, в сущности, начинается тот литературный язык, который существует и по сей день.

Частично тема старославянизмов рассматривается в курсе современного русского языка, чаще только в высших учебных заведениях, намного реже данную тему можно встретить в курсе школьной программы. Несмотря на достаточно большое количество литературы, тема использования старославянизмов в поэзии А.С. Пушкина практически не рассматривается. Этим и обусловлена актуальность темы, избранной для курсовой работы.

Объектом исследования в курсовой работе является лексика с точки зрения ее происхождения.

Предмет исследования – старославянизмы в поэзии А.С. Пушкина.

Цель исследования – проанализировать фонетические и словообразовательные признаки старославянизмов в поэзии А.С. Пушкина.

Для достижения цели были поставлены следующие задачи:

Рассмотреть лексику русского языка с точки зрения ее происхождения

Определить понятие «старославянский язык», «старославянизмы».

Выявить и охарактеризовать фонетические и словообразовательные признаки старославянизмов.

Проанализировать фонетические и словообразовательные признаки старославянизмов в поэзии А.С. Пушкина.

Курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложения.

1.1 Лексика русского языка с точки зрения ее происхождения

Все слова в русском языке можно разделить на два больших класса с точки зрения их происхождения: исконные, изначально присущие русскому языку, и иноязычные, т.е. заимствованные русским языком из других языков. Границы между двумя этими классами слов не всегда можно установить точно: некоторые слова пришли в наш язык так давно, что их уже трудно отличить от слов исконных.

Состав русской лексики с точки зрения ее происхождения можно представить так:

Лексика современного русского языка

исконно русские слова

– из славянских языков

– из неславянских языков

– собственно русская лексика

Среди заимствованных русским языком слов особенно значителен пласт старославянизмов (1, с.78). Старославянский язык, будучи языком церкви на Руси, испытывал на себе влияние древнерусского языка. Это был старославянский язык русской редакции, так как он включал в себя элементы живой восточнославянской (древнерусской) речи (13, с.10).

Таким образом, в основу старославянского языка лег один из южнославянских диалектов. Советский лингвист А. М. Селищев писал: «Старославянский язык – это язык славянских переводов греческих книг, – переводов, выполненных Константином и Мефодием и их учениками во второй половине IХ в.». Первоначально старославянский язык распространялся (церковно-книжным путем) среди западных и южных славян и только позже, после того как в 988 году при князе Владимире произошло так называемое крещение Руси, старославянский язык получил широкое распространение и среди восточных славян.

Старославянский язык смог так легко проникнуть, вплестись в древнерусский потому, что древневосточнославянский язык X-XI веков был, при всех своих существенных отличиях, довольно близок старославянскому языку IX века.

Конечно, когда современный читатель читает сейчас старославянский текст:

он (не зная старославянского языка) мало что понимает в нем, но русские в XI-XII веках сравнительно легко читали старославянский тексты. Академик А.А. Шахматов справедливо писал об этом: «По своей близости к русскому языку он (старославянский язык) никогда не был так чужд народу, как была чужда особенно германцам латынь; вследствие этого с первых же лет своего существования на русской почве он стал неудержимо ассимилироваться народному языку», т.е. усваиваться, уподобляться народной речи. Шахматов говорит здесь о германцах и о латыни потому, что для немцев латынь была таким же церковным языком, как для русских старославянский, но латинский язык был непонятен немцам.

Итак, по определению А.В. Калинина, «старославянизм – это слово, заимствованное из старославянского языка» (11, с.87-88). Преграда, избрать, нрав, охлаждать, осязать – старославянизмы. Старославянизмом можно считать также отдельный старославянский элемент в составе какого-то слова, если даже это слово в целом не старославянского происхождения. Так, приставка пред- в слове предъюбилейный – старославянизм, корни овощ- и хран- в слове овощехранилище – тоже старославянизмы, хотя слов предъюбилейный и овощехранилище в старославянском языке не было. Они возникли в русском языке: овощехранилище – в XVIII веке, предъюбилейный – в XX веке. Многие старославянские корни, приставки, суффиксы (как и греческие, латинские и другие иноязычные морфемы) живут в нашем языке как бы отдельно от слов, из которых они взяты, и служат базой для создания новых слов. Сравним: предреволюционный, предэкзаменационный, пломбирование, Ленинград.

Большинство слов старославянского происхождения можно узнать, опознать по некоторым внешним признакам.

Существует несколько фонетических признаков старославянизмов. К ним относятся:

Начальное е на месте русского о.

Например, старославянскому слову елень соответствует русское олень, единственный — одинокий.

Гласный е под ударением перед твердым согласным на месте русского о(ё): крест — крёстный, небо — нёбо.

Начальное а на месте русского я: агнец – ягненок, аз – я (6, с.13).

Начальное ю на месте русского у: юродивый – урод.

Начальные сочетания ра-, ла- перед согласными.

Правда, слов с такими приметами в русском языке мало: раб, равный, разница, ладья. Этим старославянским сочетаниям в русском языке соответствуют ро-, ло-: робить, ровный, в розницу, лодка. Примечание: слово работа нельзя считать старославянизмом: начальное ра – здесь просто результат аканья. В северных говорах слышится робота.

Неполногласие, т.е. сочетания -ра-, -ла-, -ре-, -ле- между согласными на месте полногласных русских -оро-, -оло-, -ере-, -еле-, -ело- в составе одной морфемы: брада — борода, младость — молодость, чреда — череда, шлем — шелом, млеко – молоко (19, с.62-63).

Наличие неполногласных сочетаний между согласными позволяет говорить о старославянском происхождении таких слов, как враг (русск. ворог, ворожить), мрак (русск. обморок, морочить), прах (русск. порох), глава (русск. голова), нрав (русск. норов, приноровиться), краткий (русск. короткий), храм (русск. хоромы), древесный (русск. дерево).

Было бы, однако, ошибкой каждое слово, содержащее ра, ла, ре или ле между согласными, относить к старославянизмам. Такие сочетания возможны и в исконно русских словах, заимствованных из западноевропейских и других языков. При установлении того, является ли слово с неполногласным сочетанием старославянизмом, важно выяснить, имеется ли (или имелся ли) в русском языке соответствующий восточнославянский полногласный корень. Например, слова правда, слава, брат, красивый, глаз, след, крепкий не заимствованы из старославянского языка: нет и не было русских слов поровда, солова, борот, коросивый, голоз, солод (Примечание: слово солод есть в русском языке, но ему соответствует в старославянском корень слад-: сладкий, услада), керепкий.

Иногда русские полногласные соответствия найти бывает нелегко. Старославянскому корню треб- в слове требовать соответствует русское тереб- в слове теребить. Трудность заключается в том, что слова требовать и теребить по смыслу довольно далеки. Еще труднее подобрать русские параллели к старославянским словам время и благо. Слово веремя встречается только в древнерусских памятниках письменности, корень болог – только в географическом названии Бологое. Праздник – слово старославянского происхождения; старославянскому корню праз- находим соответствие в русском слове порожний (чередование з/ж): праздник – день праздный, т.е. порожний, свободный от работы.

Не являются старославянизмами слова с сочетанием ра, ла, ре, ле, заимствованные из других языков: бравый, план, портрет, атлет, плед.

В современном русском языке большинство неполногласных корней (и приставок) старославянского происхождения сосуществует с полногласными русским морфемами.

врат: превратить, вратарь, совратить

бран: брань, бранить, бранный

стран: страна, странный

град: ограда, преграда, заградить

здрав: поздравить, здравствуй

хран: охрана, хранить

влад: владеть, власть

глас: провозгласить, согласный

брег: пренебрегать, небрежный

сред: среда, посреди

влек: влечение, привлекать

плен: плен, пленить

ворот: переворотить, ворота, своротить

борон: оборона, обороняться

сторон: сторона, посторонний, посторониться

город: огород, огородить, перегородка

здоров: здоровый, оздоровить

хорон: хоронить, похороны

голос: голос, голосить

берег: берег, побережье

берег: берегу, оберегать

волок: волоком, волочить

Согласный щ на месте русского ч, также восходящие к одному и тому же общеславянскому созвучию [tj]: нощь — ночь, дщерь – дочь, общество, общий – обчий, обчество, вообче (диалект), возвращу – ворочу, овощи – овочи (русск. диалектн. и украинск.)

В большинстве случаев при определении старославянского характера слов с корневым щ можно найти русское слово того же корня с ч, а также исходную форму с корневым т (в восточнославянском т чередовалось с ч, в старославянском находим чередование т/щ):

хит русск. (диалектн.) хичный

(хитрый) старослав. хищный

русск. свеча, свечу

могт русск. мочь, немочь

(общеслав. могти) старослав. мощь, немощь

Учитывая чередование т/ч (русск.) или т/щ (старослав.), следует признать одни глагольные формы исконно русскими, другие – старославянскими. По-русски оформлено спряжение глаголов: хочу, лечу (от лететь), плачу, трачу, верчу. Не сами глаголы хотеть, лететь являются исключительно русскими (глаголы эти общеславянские, имеются в славянских языках, в том числе были и в старославянском), а их формы на -ч: хочу (в старослав.: хощу).

Старославянское щ обнаруживают при спряжении такие глаголы, как посещу, клевещет, ропще (глаголы посетить и клеветать – старославянские). По этому признаку относим к старославянизмам причастия с суффиксами -ащ-(-ящ-), -ущ-(-ющ-). Этим южнославянским суффиксам в русском соответствуют -ач-(-яч-), -уч-(-юч-), ср. старослав. горящий – русск. горячий, старослав. ходящий – русск. ходячий, старовлав. сидящий – русск. сидячий, старослав. колющий – русск. колючий.

Не всякое щ доказывает старославянское происхождение слова, а только такое, которое возникло в результате чередования т/щ или гт/щ, кт/щ и которому (в большинстве случаев) соответствует русское ч в том же корне. Нельзя считать заимствованными из старославянского языка слова и формы, в которых щ появилось из чередования с ск или ст: тащу (ср. таскать), ищу (ср. искать), прощу (ср. простить), дощатый (ср. доска), роща (ср. рост). Не старославянского происхождения и слова щавель, щадить, щепки, щенок, плющ, лещ, тощий (11, с.88-90).

Сочетание жд на месте русского ж, восходящие к единому общеславянскому созвучию [dj]. Русские слова одежда, надежда, между соответствуют старославянским: одежа, надежа, меж. Корневое д чередовалось в старославянском с жд: ходить – хождение, предупредить – предупреждать, учредить – учреждать, а в русском языке происходило чередование д/ж: ходить – хожу, прохожий, водить – вожу.

Старославянизмы в поэзии Пушкина

ОглавлениеВведение Глава I. Понятие о старославянском языке и старославянизмах 1.1 Лексика русского языка с точки зрения ее происхождения 1.2 Старославянизмы в лексике русского языка 1.3 Признаки старославянизмов Выводы по первой главе Глава II. Старославянизмы в поэзии А.С. Пушкина 2.1 Использование старославянизмов в поэзии А.С.Пушкина 2.2 Фонетические признаки старославянизмов в поэзии А.С. Пушкина 2.3 Словообразовательные признаки старославянизмов в поэзии А.С. Пушкина Выводы по второй главе Заключение Список литературы Введение Старославянизмы в современном русском языке играют огромную роль. Иногда они воспринимаются лишь как поэтизмы, указывая на определенную эмоционально-стилистическую окраску слова, свою архаическую принадлежность. От номинативного лексического значения старославянизма зависит правильность восприятия, суть не только самого старославянизма, как лингвистической единицы языка, но и всего предложения, абзаца и даже произведения в целом. Термин старославянский язык и старославянизм не следует понимать слишком буквально. Старославянский язык – это не старый славянский язык, не древнерусский и не общеславянский язык. По происхождению это один из южнославянских языков. Важно заметить, что русский язык относится к восточнославянской группе. Чтобы понять, какое старославянизмы оказали огромное влияние на лексику и словообразование русского языка, необходимо обратиться к истории, а именно к творчеству А.С.Пушкина. Ведь Пушкин выступает преобразователем русской литературной речи. Тот синтез разнородных элементов, который осуществляется в его творчестве, определяет стабилизацию литературного языка, столь бурно развивавшегося в XVIII – начале XIX вв. С Пушкина, в сущности, начинается тот литературный язык, который существует и по сей день. Частично тема старославянизмов рассматривается в курсе современного русского языка, чаще только в высших учебных заведениях, намного реже данную тему можно встретить в курсе школьной программы. Несмотря на достаточно большое количество литературы, тема использования старославянизмов в поэзии А.С. Пушкина практически не рассматривается. Этим и обусловлена актуальность темы, избранной для курсовой работы. Объектом исследования в курсовой работе является лексика с точки зрения ее происхождения. Предмет исследования – старославянизмы в поэзии А.С. Пушкина. Цель исследования – проанализировать фонетические и словообразовательные признаки старославянизмов в поэзии А.С. Пушкина. Для достижения цели были поставлены следующие задачи: Рассмотреть лексику русского языка с точки зрения ее происхождения Определить понятие «старославянский язык», «старославянизмы». Выявить и охарактеризовать фонетические и словообразовательные признаки старославянизмов. Проанализировать фонетические и словообразовательные признаки старославянизмов в поэзии А.С. Пушкина. Курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложения. Глава I. Понятие о старославянском языке и старославянизмах 1.1 Лексика русского языка с точки зрения ее происхождения Все слова в русском языке можно разделить на два больших класса с точки зрения их происхождения: исконные, изначально присущие русскому языку, и иноязычные, т.е

. заимствованные русским языком из других языков. Границы между двумя этими классами слов не всегда можно установить точно: некоторые слова пришли в наш язык так давно, что их уже трудно отличить от слов исконных. Состав русской лексики с точки зрения ее происхождения можно представить так: Лексика современного русского языка исконно русские слова заимствованные слова: – индоевропеизмы – из славянских языков – общеславянская лексика – из неславянских языков – восточнославянская лексика – собственно русская лексика 1.2 Старославянизмы в лексике русского языка Среди заимствованных русским языком слов особенно значителен пласт старославянизмов (1, с.78). Старославянский язык, будучи языком церкви на Руси, испытывал на себе влияние древнерусского языка. Это был старославянский язык русской редакции, так как он включал в себя элементы живой восточнославянской (древнерусской) речи (13, с.10). Таким образом, в основу старославянского языка лег один из южнославянских диалектов. Советский лингвист А. М. Селищев писал: «Старославянский язык – это язык славянских переводов греческих книг, – переводов, выполненных Константином и Мефодием и их учениками во второй половине IХ в.». Первоначально старославянский язык распространялся (церковно-книжным путем) среди западных и южных славян и только позже, после того как в 988 году при князе Владимире произошло так называемое крещение Руси, старославянский язык получил широкое распространение и среди восточных славян. Старославянский язык смог так легко проникнуть, вплестись в древнерусский потому, что древневосточнославянский язык X-XI веков был, при всех своих существенных отличиях, довольно близок старославянскому языку IX века. Конечно, когда современный читатель читает сейчас старославянский текст: , — он (не зная старославянского языка) мало что понимает в нем, но русские в XI-XII веках сравнительно легко читали старославянский тексты. Академик А.А. Шахматов справедливо писал об этом: «По своей близости к русскому языку он (старославянский язык) никогда не был так чужд народу, как была чужда особенно германцам латынь; вследствие этого с первых же лет своего существования на русской почве он стал неудержимо ассимилироваться народному языку», т.е. усваиваться, уподобляться народной речи. Шахматов говорит здесь о германцах и о латыни потому, что для немцев латынь была таким же церковным языком, как для русских старославянский, но латинский язык был непонятен немцам. Итак, по определению А.В. Калинина, «старославянизм – это слово, заимствованное из старославянского языка» (11, с.87-88). Преграда, избрать, нрав, охлаждать, осязать – старославянизмы. Старославянизмом можно считать также отдельный старославянский элемент в составе какого-то слова, если даже это слово в целом не старославянского происхождения. Так, приставка пред- в слове предъюбилейный – старославянизм, корни овощ- и хран- в слове овощехранилище – тоже старославянизмы, хотя слов предъюбилейный и овощехранилище в старославянском языке не было. Они возникли в русском языке: овощехранилище – в XVIII веке, предъюбилейный – в XX веке.

Многие старославянские корни, приставки, суффиксы (как и греческие, латинские и другие иноязычные морфемы) живут в нашем языке как бы отдельно от слов, из которых они взяты, и служат базой для создания новых слов. Сравним: предреволюционный, предэкзаменационный, пломбирование, Ленинград. 1.3 Признаки старославянизмовБольшинство слов старославянского происхождения можно узнать, опознать по некоторым внешним признакам. Существует несколько фонетических признаков старославянизмов. К ним относятся: Начальное е на месте русского о. Например, старославянскому слову елень соответствует русское олень, единственный — одинокий. Гласный е под ударением перед твердым согласным на месте русского о(ё): крест — крёстный, небо — нёбо. Начальное а на месте русского я: агнец – ягненок, аз – я (6, с.13). Начальное ю на месте русского у: юродивый – урод. Начальные сочетания ра-, ла- перед согласными. Правда, слов с такими приметами в русском языке мало: раб, равный, разница, ладья. Этим старославянским сочетаниям в русском языке соответствуют ро-, ло-: робить, ровный, в розницу, лодка. Примечание: слово работа нельзя считать старославянизмом: начальное ра – здесь просто результат аканья. В северных говорах слышится робота. Неполногласие, т.е. сочетания -ра-, -ла-, -ре-, -ле- между согласными на месте полногласных русских -оро-, -оло-, -ере-, -еле-, -ело- в составе одной морфемы: брада — борода, младость — молодость, чреда — череда, шлем — шелом, млеко – молоко (19, с.62-63). Наличие неполногласных сочетаний между согласными позволяет говорить о старославянском происхождении таких слов, как враг (русск. ворог, ворожить), мрак (русск. обморок, морочить), прах (русск. порох), глава (русск. голова), нрав (русск. норов, приноровиться), краткий (русск. короткий), храм (русск. хоромы), древесный (русск. дерево). Было бы, однако, ошибкой каждое слово, содержащее ра, ла, ре или ле между согласными, относить к старославянизмам. Такие сочетания возможны и в исконно русских словах, заимствованных из западноевропейских и других языков. При установлении того, является ли слово с неполногласным сочетанием старославянизмом, важно выяснить, имеется ли (или имелся ли) в русском языке соответствующий восточнославянский полногласный корень. Например, слова правда, слава, брат, красивый, глаз, след, крепкий не заимствованы из старославянского языка: нет и не было русских слов поровда, солова, борот, коросивый, голоз, солод (Примечание: слово солод есть в русском языке, но ему соответствует в старославянском корень слад-: сладкий, услада), керепкий. Иногда русские полногласные соответствия найти бывает нелегко. Старославянскому корню треб- в слове требовать соответствует русское тереб- в слове теребить. Трудность заключается в том, что слова требовать и теребить по смыслу довольно далеки. Еще труднее подобрать русские параллели к старославянским словам время и благо. Слово веремя встречается только в древнерусских памятниках письменности, корень болог – только в географическом названии Бологое. Праздник – слово старославянского происхождения; старославянскому корню праз- находим соответствие в русском слове порожний (чередование з/ж): праздник – день праздный, т.е

Но к этому сложному вопросу мы еще вернемся. Сейчас важно другое. Мы охарактеризовали глубокую внутреннюю причину рождения стиха, раскрытую Гегелем. Оказывается, что стих, в сущности, создает поэзию, искусство слова, ибо дает нам возможность, заставляет нас воспринять речь (оформленную стихотворно) как нечто глубоко своеобразное по своему содержанию и цели, как поэтическое высказывание. Видя или слыша стихотворный текст, мы сразу настраиваемся на волну художественного восприятия. Однако из этого можно сделать совершенно ошибочный вывод, что всякое стихотворное высказывание уже в силу только своей формы является поэзией, искусством. Рассуждение Гегеля не заканчивается там, где мы его прервали. Он говорит далее, что поэзия не только обладает «преднамеренной» стиховой формой, но и должна в то же время «полностью сохранить видимость непринужденности непосредственной свободы, необходимой искусству, несмотря на то, что ей приходится действовать преднамеренно» (там же, с. 172). Об этом мы уже говорили выше в связи с поэзией Пушкина

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector