Иллюстрации к произведению пушкина выстрел

Иван Яковлевич БИЛИБИН — Иллюстрации к «Сказке о царе Салтане», «Сказке о золотом петушке», «Сказке о рыбаке и рыбке», к поэме «Руслан и Людмила»

Иллюстрации И.Я. Билибина к сказкам Пушкина ( Салтан под окнами терема, Встреча с Царевной — Лебедь, Пир горой, Чудо-остров; Дадон получает петушка, Дадон встречает Шамаханскую царицу; Эскизы костюмов и декорации к «Сказке о золотом петушке» — Царь Дадон, Шамаханская царица, Дворец Дадона и др., иллюстрации к «Сказке о рыбаке и рыбке» )

Билибин И.Я. — Фронтиспис к «Сказке о царе Салтане» А.С.Пушкина, 1905; Разворот «Сказки о царе Салтане» А.С.Пушкина. По изданию 1962 г.; Иллюстрация к «Сказке о царе Салтане» А.С.Пушкина, 1905; Фронтиспис к «Сказке о золотом петушке» А.С.Пушкина; Иллюстрационный разворот «Сказки о золотом петушке» А.С.Пушкина. По изданию 1962 г.

Иллюстрации к сказкам Пушкина («Сказка о царе Салтане», «Сказка о попе и о работнике его Балде», «Лукоморье», «Кот ученый», «Тридцать три богатыря», «Царевна-лебедь», «Колдун несет богатыря»)

Картины по сказкам Пушкина. И.Канаев /»Сказка о царе Салтане», «Сказка о золотом петушке», «Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях»/

«Руслан и Людмила» — Фронтиспис-виньетка, ч/б. Гравюра М. Иванова по рисунку И. Иванова. Эскиз виньетки А. Н. Оленина. 1820 г. (см. стр. 191)

«КАПИТАНСКАЯ ДОЧКА» /Крупнейшая коллекция иллюстраций, тексты произведений, энциклопедия литературных героев, удобный поиск. Алфавитный указатель. Иллюстрации по главам/

Отдельные иллюстрации к произведения Пушкина на одной странице( Скупой рыцарь, Пир во время чумы, Барышня — крестьянка, Станционный смотритель, Метель, Бесы, Евгений Онегин, Моцарт и Сальери) художников Бенуа, Врубеля, Сурикова, Фаворского, Добужинского, Самокиш — Судковской, Милашевского и др.

Иллюстрации : Умирающий Борис Годунов и царевич Федор. Иллюстрация В. Фаворского к трагедии А. С. Пушкина «Борис Годунов»; Руслан и живая голова. Иллюстрация В. Дудорова к поэме А. С. Пушкина «Руслан и Людмила»; Дон Гуан и дон Карлос. Иллюстрация В. Фаворского к «Каменному гостю» А. С. Пушкина; «Пугачев сидел в креслах на крыльце комендантского дома. На нем был красный казацкий кафтан, обшитый галунами. Высокая соболья шапка с золотыми кистями была надвинута на его сверкающие глаза». Иллюстрация А. Пластова к повести А. С. Пушкина «Капитанская дочка» и др.

Иллюстрации к произведению пушкина выстрел

Повесть «Станционный смотритель» входит в цикл «Повести Белкина», опубликованный впервые, включая «издательское» предисловие, в книге «Повести покойного Ивана Петровича Белкина, изданные А. П.» в 1831 году. Все повести написаны в селе Большое Болдино осенью 1830 года: «Гробовщик» – 9 сентября; «Станционный смотритель» – 14 сентября; «Барышня-крестьянка» – 20 сентября; «Выстрел» – 14 октября; «Метель» – 20 октября.
Первоначальный план повести «Станционный смотритель» сохранился среди страниц рукописи «Гробовщика». План этот не во всем соответствует окончательному тексту. (Рассуждение о смотрителях. Вообще люди несчастные и добрые. Приятель мой смотритель вдовый. Дочь. Тракт сей уничтожен. Недавно поехал я по нем. Дочери не нашел. История дочери. Любовь к ней писаря. Писарь за нею в Петербург. Видит ее на гулянии. Возвратясь, находит отца мертвого. Могила за околицей. Еду прочь. Писарь умер. Ямщик мне рассказывает о дочери.)
Повесть вначале датирована 13 сентября, но на другой день Пушкин вернулся к ней, кое-что поправил и вставил новый эпизод – сцену, в которой молодой человек похищает брошенные смотрителем ассигнации. После этого он исправил дату окончания на 14 сентября.

«. В «Повестях Белкина» человек оказывается сложнее, чем кажется на первый взгляд, богаче собственных намерений и представлений о ценностях жизни. Неожиданность открытий читателя, непредсказуемость сюжетов являют собою гуманизм пушкинской мысли о неисчерпаемости человека
«Повести Белкина» обнаруживают расхождение природы человека и роли, навязанной ему обществом, которую он готов исполнять. В «Станционном смотрителе» дается опровержение сниженной до лубочных картинок истории о блудном сыне.
«Станционный смотритель» открывается спором о достоинствах «почтовой станции диктатора». И опять, как в «Гробовщике», обнаруживается, что положение станционного смотрителя, его должность, похожая на «настоящую каторгу», не исчерпывают всего человека: «Вникнем во все это хорошенько, и вместо негодования сердце наше исполнится искренним состраданием. сословие станционных смотрителей представлено общему мнению в самом ложном виде. Сии столь оклеветанные смотрители вообще суть люди мирные, от природы услужливые, склонные к общежитию, скромные в притязаниях на почести и не слишком сребролюбивые». » Маранцман В.Г. Литература. 8 класс. Методические рекомендации.

*Добужинский Мстислав Валерианович (1875 – 1957) – русский художник, мастер городского пейзажа, участник творческого объединения «Мир искусства», художественный критик, мемуарист. Работал в области станковой и книжной графики (оформлял журналы «Мир искусства», «Золотое руно», «Аполлон»), писал исторические картины.
Много работал в жанре книжной графики, став автором иллюстраций к рассказу «Ночной принц» С.А.Ауслендера (1909), «Барышне-крестьянке», «Станционному смотрителю» и другим произведениям А.С.Пушкина, «Свинопасу» Андерсена (1922), «Белым ночам» Достоевского (1923), «Трём толстякам» Ю.Олеши (1928) и многим другим произведениям. (см. иллюстрации М.Добужинского к стихотворению О.Мандельштама «Примус»)

«Еще в начале 1906 года, желая издать повесть Пушкина «Станционный смотритель» со своими иллюстрациями, Добужинский предлагал издательству Кружка любителей русских изящных изданий единолично выполнить графическое оформление всей книги: «я приму на себя приятную обязанность заняться вообще внешностью книжки (подчеркнуто мною. — Г. Ч.), т. е. сделать обложку, надписи, заглавные буквы, виньетки и пр.». В этом впервые так четко сказалась рационалистическая сторона дарования Добужинского, его способность к логическому мышлению в плане художественного творчества. Эта черта особенно ярко проявилась в его книжной графике, для которой вообще характерен логически эмоциональный подход.
В 1905-1906 годах он сделал иллюстрации к повести А. С. Пушкина «Станционный смотритель». Интерес к «Станционному смотрителю» возник у Добужинского значительно раньше: иллюстрация к неизвестному произведению (ГРМ, 1903) сильно напоминает сцену с Выриным у подъезда дома, где жил Минский. Иллюстрации к «Станционному смотрителю» явились первой художественной интерпретацией повести.
Рисунки к «Станционному смотрителю» были изданы впервые лишь в 1934 году без какого-либо участия художника. Это обстоятельство заставляет говорить только об иллюстрациях, не касаясь всего ансамбля книги.
Новые принципы иллюстрирования, проявившиеся в русской книге начала века, благодаря, главным образом, усилиям А. Н. Бенуа, были близки Добужинскому. Единство с замыслом писателя явилось для него главной задачей. Он связал иллюстрации с текстом не только внешним отражением событий, но и единством эмоционально-психологического содержания. В этом отношении рисунки к «Станционному смотрителю» сыграли положительную роль в истории развития книжной иллюстрации, явившись одним из первых опытов иллюстрирования на новых началах. И хотя рисунки не были изданы в те годы, они экспонировались на выставке в Петербурге и Москве и, несомненно, были хорошо известны художникам.
Вызывают интерес иллюстрации и с точки зрения их исполнения. Добужинский избрал карандаш, близкий тоновому рисунку — весьма распространенной технике иллюстрации в XIX веке. Такой поворот к искусству, от которого отказались все его старшие друзья по «Миру искусства» и от которого отказался он сам, был своего рода «смелым» решением художника, и, конечно, обоснованным. В этом сказались поиски формы рисунка, наиболее близкого характеру и стилю повести. Можно сомневаться в правильности именно такого несколько наивного соответствия, но не оценить и не отметить такого стремления в 1905 году нельзя.» (Источник: Г. И. Чугунов. М. В. Добужинский. Монография. Глава III. Становление. 1902–1909)

Художественное своеобразие прозы Пушкина

Проза Пушкина была качественно новым этапом в развитии русской литературы вообще и русской прозы в частности. Но чтобы понять, в чем новаторство пушкинской прозы, необходимо проследить развитие русской прозы до Пушкина.
“Русская литература XVIII века была главным образом занята организацией стиха” (Б. М. Эйхенбаум). Проза как бы отступала на второй план. Русская проза XVIII века, а особенно конца столетия, тяготеет к нравоучительным, любовным и авантюрным романам, пришедшим в Россию с Запада. С другой стороны, она характеризуется близостью к монументальным стихотворным жанрам: философской оде и сатире. Отсюда преобладание в русской прозе этого времени произведений сатирических (Новиков) и философско-публицистических (Радищев). Перед Карамзиным встает задача обновления русской прозы, то есть преодоления традиций XVIII века. При этом Карамзин, во-первых, максимально сближает прозу с сентименталистской поэзией и, во-вторых, обращается к сугубо бытовому или к историко-бытовому материалу, причем с заметным моралистическим оттенком. К началу 10-х годов XIX века сентименталистская проза становится штампом, который необходимо разрушить. Это и осуществлялось русской прозой этого времени: романтиками (Бестужев-Марлинский, Одоевский) и “дидактиками” (Нарежный, Булгарин). Несмотря на существенные различия, например, установку романтиков на исключительность, оба направления имели много общего с Карамзиным: обращение к бытовому материалу у “дидактиков”, сближение прозы с поэзией, только уже с поэзией романтической, у романтиков. К концу 20-х годов и такая проза становится штампом. Примерно в это время Пушкин пишет первое прозаическое произведение, незаконченный роман “Арап Петра Великого”. Как мы видели, одним из общих принципов русской прозы до Пушкина было сближение ее с поэзией. Основной художественный принцип прозы Пушкина — отказ от подобного сближения, если так можно выразиться, намеренная прозаизация прозы.
Проблематика художественного произведения всегда связана с той целью, которую ставит перед собой автор, и с жанром художественного произведения. Пушкина как преобразователя русской прозы интересовали как частные проблемы русской жизни, так и проблемы всеобщие. Причем, разрабатывая проблемы более частные, Пушкин использует жанр новеллы, а более общие — жанры романа и повести. Среди таких проблем необходимо назвать роль личности в истории, взаимоотношения дворянства и народа, проблему старого и нового дворянства (“История села Горюхина”, “Дубровский”, “Капитанская дочка”).
Предшествовавшая Пушкину литература, как классицистская, так и романтическая, создавала определенный, часто однолинейный тип героя, в котором доминировала какая-нибудь одна страсть. Пушкин отвергает такого героя и создает своего. Пушкинский герой прежде всего — живой человек со всеми его страстями, мало того, Пушкин демонстративно отказывается от романтического героя. Алексей из “Барышни-крестьянки” с виду обладает всеми чертами романтического героя: “Он первый перед ними (барышнями) явился мрачным и разочарованным, первый говорил им об утраченных радостях и об увядшей своей юности; сверх того он носил черное кольцо с изображением мертвой головы”. Охотничью собаку Алексея зовут Сбогар (по имени главного героя повести ТТТ. Нодье “Жан Сбогар”). Но затем сам Пушкин замечает 6 своем герое: “Дело в том, что Алексей, несмотря на роковое кольцо, таинственную переписку и на мрачную разочарованность, был добрый и пылкий малый и имел сердце чистое, способное чувствовать наслаждения невинности”. Если Пушкин в “Дубровском” и использует тему благородного разбойника, то он сильно видоизменяет ее: Дубровский мстит не за обиды, нанесенные бедным и обездоленным, а за смерть своего отца. В противоположность романтической установке на исключительность Пушкин делает главным героем своих прозаических произведений среднего человека — источник новых тем, новых сюжетов, нового художественного эффекта. Кроме того, введение в прозу среднего человека как главного героя позволяет Пушкину выявить особые, типические черты той или иной эпохи, обстановки (в этом смысле Пушкин близок к позиции Вальтера Скотта).
Пушкинская проза характеризуется разнообразием сюжетов: от бытоописательного “Арапа Петра Великого” до фантастичных “Гробовщика” и “Пиковой дамы”. Принципом изображения действительности в прозе Пушкина была объективность. Если романтик, описывая то или иное событие, как бы пропускал его через призму собственного воображения, усиливая, таким образом, трагический или героический эффект произведения, то для Пушкина такой путь был неприемлем. Поэтому он отказывается от романтического сюжета и обращается к бытовому материалу. Но при этом он не идет путем авторов нравоучительных романов XVIII века, сентименталистов или “дидактиков”, мало того, он отказывается от всякого сентименталистского сюжета: “Если бы я слушался одной своей охоты, то непременно и во всей подробности стал бы описывать свидания молодых людей, возрастающую взаимную склонность и доверчивость, занятия, разговоры; но знаю, что большая часть моих читателей не разделила бы со мною моего удовольствия. Эти подробности вообще должны казаться приторными, итак, я пропущу их. ” (“Барышня-крестьянка”). Таким образом, Пушкин, как правило, отказывается от подробного изображения чувств героев, столь характерного для прозы его предшественников. Пушкина интересуют в жизни не только какие-либо ее отдельные проявления, но вся жизнь в целом. Поэтому сюжеты прозы Пушкина так далеки от сюжетов “дидактиков” и романтиков. Большинство прозаических произведений Пушкина тяготеют к острому сюжету “с накоплением веса к развязке” (Б. М. Эйхенбаум). Ю. Н. Тынянов замечает даже, что основой некоторых прозаических произведений Пушкина является анекдот (“Повести Белкина”, “Пиковая дама”). Но в то же время Пушкин намеренно затормаживает развитие сюжета, используя усложненную композицию, образ повествователя, другие художественные приемы. Все это нужно для создания в произведении особой напряженной атмосферы, в которой эффект неожиданности еще сильнее. Иногда Пушкин использует сюжеты других авторов, но значительно видоизменяет их, вводит новых героев, новые детали, обращает внимание на другие стороны сюжета. Так, “Рославлев”, очевидно, близок роману М. Загоскина “Рославлев, или Русские в 1812 году”, “Метель” — новелле Вашингтона Ирвинга “Жених-призрак” (эту параллель заметил Н. Я. Берковский). Интересной с точки зрения сюжета является незаконченная повесть Пушкина “Египетские ночи”, в которой сюжета фактически нет. Ее основная тема — взаимоотношения поэта и общества, поэта и толпы, тема явно стихотворная. С другой стороны, стихотворения Пушкина, посвященные этой теме, бессюжетны. Может быть, поэтому в “Египетских ночах” нет сюжета.
Сжатость сюжета предполагает сжатость самого произведения. Действительно, у Пушкина нет больших по объему произведений: самое крупное — “Капитанская дочка” — занимает чуть более ста страниц. Большинство прозаических произведений Пушкина характеризуется четкостью композиции: они разделяются на главы или эти произведения легко по смыслу разделить на несколько частей, причем каждая из этих частей может восприниматься как законченный отрывок. Подобное деление осуществляется часто с помощью особых приемов повествования. Так, например, “Станционный смотритель” легко разделить на части по трем встречам рассказчика со станционным смотрителем Самсоном Выриным. Часто в прозе Пушкина можно выделить вступление и заключение. Во вступлении дается либо предыстория произведения, либо характеристика главных героев (в первом случае — “Дубровский”, во втором — “Барышня-крестьянка”). Заключение всегда рассказывает о дальнейших судьбах героев. Иногда вступления как такового нет, сразу начинается действие (это особенно характерно для новелл, которые не требуют подробной характеристики героев). Этим подчеркиваются ритм и стиль пушкинской прозы (“Выстрел”, “Гробовщик”, “Пиковая дама”). Часто нет и заключения, произведение остается открытым (“Метель”, “Гробовщик”). Это связано с философским взглядом Пушкина на жизнь как на нечто не прекращающееся, не имеющее конца, поэтому нет конца и у пушкинских повестей. Мы уже говорили о том, что для замедления развития сюжета Пушкин использует разнообразные композиционные приемы. Среди таких приемов необходимо назвать введение в прозаический текст песен, стихов, даже документов (“Дубровский”). Любопытным композиционным приемом является продолжение стихом прозы. Особенно часто он используется в “Повестях Белкина” и “Путешествии в Арзрум”. Вот пример из “Барышни-крестьянки”: “Поля свои обрабатывал он по английской методе:

Но на чужой манер хлеб русский не родится, —

и, несмотря на значительное уменьшение расходов, доходы Григорья Ивановича не прибавлялись”. Подобные приемы не только замедляют развитие сюжета, но и характеризуют героя или ту обстановку, в которой он действует. Часто Пушкин использует такой художественный прием, как рассказ в рассказе или вставная новелла. Он необходим не только для замедления сюжета (это блестяще показывает Борис Михайлович Эйхенбаум в работе “Проблемы поэтики Пушкина”), но и для столкновения в произведении различных точек зрения. Лучшей иллюстрацией этого являются “Повести Белкина”: изданы они Пушкиным, написаны Белкиным, в свою очередь ему рассказаны от разных лиц (титулярный советник А. Г. Н., подполковник И. Л. П. и т. д.), а уже в сами повести вмонтированы рассказы их действующих лиц. Вообще проблема повествователя в пушкинской прозе необычайно сложна. Это объясняется тем, что Пушкин часто не только вводит в прозаическое произведение условного повествователя, но и рассказывает о нем, характеризует его, а сам выступает в роли издателя, и часто трудно понять, где в произведении высказывается сам Пушкин, а где повествователь. Во всяком случае, знака равенства между ними поставить нельзя.
Уже говорилось о том, что Пушкин выступал против описательности в прозе. Но тем не менее описания природы и интерьера в пушкинской прозе встречаются неоднократно. Несомненно, что Пушкину они нужны для создания особой атмосферы рассказа, для характеристики душевного состояния героя. Необходимо отметить, что описания природы в прозе Пушкина всегда соответствуют общему настрою повествования. Вот два примера из “Барышни-крестьянки” и из “Пиковой дамы”: “Заря сияла на востоке, и золотые ряды облаков, казалось, ожидали солнца, как царедворцы ожидают государя; ясное дело, утренняя свежесть, роса, ветерок и пение птичек наполняли сердце Лизы младенческой веселостию” (“Барышня-крестьянка”). “Погода была ужасная: ветер выл, мокрый снег падал хлопьями; фонари светились тускло; улицы были пусты. Герман стоял в одном сюртуке, не чувствуя ни ветра, ни снега” (“Пиковая дама”). С другой стороны, описания интерьера характеризуют не только героя, но и нравы целого круга людей, а иногда и нравы целой эпохи. (Вспомним, что герой Пушкина — средний человек.) Несомненно, что описание кабинета Чарского в “Египетских ночах” характеризует прежде всего его самого, но оно характеризует и быт дворянской молодежи 30-х годов XIX века. В связи с этим особую роль в пушкинской прозе играет деталь. Каждая деталь у Пушкина не только особо выделяется, но и выполняет определенную функцию в развитии сюжета или в характеристике героя: “Не стану описывать ни русского кафтана Андрияна Прохорова, ни европейского наряда Акулины и Дарьи, отступая в сем случае от обычая, принятого нашими романистами. Полагаю, однако ж, не излишне заметить, что обе девицы надели желтые шляпки и красные башмаки, что бывало у них только в торжественные случаи” (“Гробовщик”). Иногда на одной детали построено все произведение: такой прием использован Пушкиным в “Станционном смотрителе”: обыгрывается история блудного сына в картинках, которые висят в комнате Вырина.
Важным был для Пушкина вопрос о слоге и языке прозаического произведения. Пушкин писал в заметке “О причинах, замедливших ход нашей словесности”: “Проза наша так мало еще обработана, что даже в простой переписке мы принуждены создавать обороты слов для изъяснения понятий самых обыкновенных. ” Таким образом, перед Пушкиным стояла задача создания нового языка прозы. Отличительные свойства такого языка сам Пушкин определил в заметке “О прозе”: “Точность и краткость — вот первые достоинства прозы. Она требует мыслей и мыслей — без них блестящие выражения ни к чему не служат”. Такой стала проза самого Пушкина. Простые двусоставные предложения, без сложных синтаксических образований, ничтожно малое количество метафор и точные эпитеты — таков стиль пушкинской прозы. Вот отрывок из “Капитанской дочки”, типичнейший для пушкинской прозы: “Пугачев уехал. Я долго смотрел на белую степь, по которой неслась его тройка. Народ разошелся. Швабрин скрылся. Я воротился в дом священника. Все было готово к нашему отъезду; я не хотел более медлить”.

15779 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Пушкин А.С. / Разное / Художественное своеобразие прозы Пушкина

Смотрите также по разным произведениям Пушкина:

Творчество Пушкина в картинах

Необходимость иллюстрирования произведений. Образы, созданные иллюстратором, и читательские ассоциации. Особое «избирательное сродство» между писателем и иллюстратором. Иллюстрации к произведениям А.С. Пушкина «Барышня-крестьянка», «Бесы», «Анчар».

Рубрика Литература
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 26.11.2013
Размер файла 3,7 M

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Творчество Пушкина в картинах

2. Основная часть

· «Барышня-крестьянка»- В. Милашевский, Д. Шмаринов

· «Бесы»- Н.Каразин, Симаков

· «Выстрел»- В.Гельмерсен, Д.Шмаринов, Б.Косульников

· «Евгений Онегин»- Н.Кузьмин

4. Список используемой литературы

Сознательное отношение к искусству начинается с вопроса: а кто это сделал? Литературные произведения каждый художник воспринимает по-своему. Отсюда и появляется личный почерк художника.

Художник не сомневается в своём праве иллюстрировать любого автора, если только литературный текст даёт толчок для работы воображения и может послужить поводом к созданию зрительных образов. Все как будто согласны с тем, что иллюстрации обогащают книгу и помогают читателю в постижении идей автора. А если художник неправильно понял задумку автора? Вы только подумайте, в какое заблуждение входит читатель, когда видит иное представление о герое или событие, которое так его тронуло! Никакое самое яркое словесное описание литературного героя не может представить читателю с такой конкретной определённостью его облик, с какой это делает иллюстрация. Таким образом, иногда рисунок может стать барьером между читателем и авторским замыслом.

У каждого читателя есть личное отношение к прочитанному. Есть заветные книги, которые входят в жизнь каждого из нас как факты нашей собственной биографии. Эти «первые встречи» с шедеврами мировой литературы остаются в памяти читателя связанными с переживаниями, ими пробуждённых. Как суметь иллюстратору не оскорбить это заветное, не разрушить «кристаллизацию»? Стендаль употреблял этот термин, анализируя процесс зарождения и развития любовного чувства, но этот же термин применим и к чтению, и к созерцанию прекрасного. У читателя «кристаллизуются» свои собственные ассоциации, а литературный герой находит в памяти свои аналогии, свои прототипы, которые противятся чужой подсказке.

Каждый читатель создаёт своего Онегина, свою Татьяну Ларину. Совпадут ли образы, созданные иллюстратором, с читательскими ассоциациями? Случается, что зрительный образ своей назойливой конкретностью только мешает «кристаллизации» читательской мысли.

Эти опасные свойства иллюстрации обязывают художника-иллюстратора очень осторожно подходить к литературному произведению. Только при наличии особого «избирательного сродства» между писателем и иллюстратором случается чудо слияния зрительного и литературного образа в нерасторжимое единство, и тогда иллюстрация остаётся в осознании читателя постоянным спутником книги.

Художник, вложивший свой труд и вдохновение в иллюстрирование книги, всегда мечтает, что его рисунки станут для этой книги «вечными спутниками».

Каждый автор имеет свою «меру натуры», и, разумеется, строгая, «графическая» проза Пушкина потребует совсем иных изобразительных средств, чем проза писателей русской «натуральной школы».

Целью нашего исследования является показать необходимость иллюстрирования произведений.

«Барышня-крестьянка». Лиза и Алексей.

Художник В. Милашевский. 1979 «Барышня-крестьянка». Муромский.

Художник В. Милашевский. 197

Как-то выставку рисунков затеяли Кузьмин, Даран и Милашевский. Из гудковской компании к ним присоединился Расторгуев. Они пригласили также молодых художников из группы «Рост». Случайно собралась чёртова дюжина, и выставка была открыта в Доме печати в феврале 1929 года под названием выставки рисунков группы «13». Сам же подбор участников и экспонатов не был, разумеется, случайным; в итоге наметилась определённая стилистическая линия, позволившая говорить о «13-ти» как о «новой художественной группировке».

На этих картинах видно, что художник делает акцент на природе, рисуя людей нечётко. Он использует цветные краски, что говорит о его разнообразном колорите.

«Барышня-крестьянка». Финальная сцена.

Художник Д. Шмаринов. 1946

Он мастерски владеет различными графическими техниками — акварелью, литографией, линогравюрой, офортом и др.

Главной темой его творчества является родная русская земля, ее неповторимая красота и очарование, ее героическая и многострадальная история.

Д. Шмаринов — один из знатоков старорусских текстов и летописей.

На этой иллюстрации мы видим, что для этого художника не важна природа, краски и цвета, для него превыше всего чувства, мысли и действия героев в тот момент, к которому написана эта картина

«Бесы». Художник Н.Каразин. Открытка. 1899

Число нарисованных им картинок, эскизов и виньеток огромно. Они свидетельствуют о несомненной талантливости художника, который, однако, слаб по части рисунка и гонится больше всего за бойкостью техники и эффектностью композиции, в ущерб правде и серьезности содержания. Всего лучше удается ему пейзажный элемент, хотя и он бывает по большей части преувеличенно-эффектен. Тоже самое должно сказать и о многочисленных акварелях, вышедших из-под кисти Каразина.

«Бесы». Художник И. Симаков. 1904

Ему принадлежат множество орнаментальных рисунков, отчасти изданных потом в сборнике «Искусство Средней Азии»

У этого художника очень хорошо развита фантазия. Выбрав эту тему, он не растерялся и , включив воображение, изобразил бесов оригинально и необыкновенно, будто сам был свидетелем этой истории, которую описал нам Александр Сергеевич Пушкин.

«Выстрел». Художник В. Гельмерсен. 1900-е

«Выстрел». Художник В. Гельмерсен. 1900-е

произведение иллюстрация пушкин анчар

Эти картины написал один и тот же художник. Заметна его особенная черта — расписная рамка к картинам. Для этого художника важны сами герои, а именно их образы, которых он изобразил как теней, а не окружающие их предметы.

«Выстрел». «Маша бросилась к его ногам». Художник Д. Шмаринов. 1946

На этой же картине и герои, и окружающие их предметы четко, художник внимательно вчитывался в это произведение, чтобы передать всю обстановку происходящего.

«Выстрел». «Скажите, правду ли муж говорит?» Художник Б. Косульников

На этой иллюстрации видно, что художник рисовал быстро, в темпе, не вычерчивая линии четко. Его рисунок похож на эскиз. Для этого художника эта спешка придаёт эффект.

«Евгений Онегин» Глава 1. «Там некогда гулял и я». Художник Н. Кузьмин

Роман «Евгений Онегин» занимает центральное место в творчестве Пушкина. Это его самое крупное произведение, самое богатое содержанием, самое популярное, оказавшее наиболее сильное влияние на судьбу всей русской литературы. Своеобразный характер придает «Евгению Онегину» и постоянное участие в романе самого поэта. Он рассказывает нам, прерывая ход событий романа, об эпизодах своей биографии, делится своими размышлениями, чувствами, мечтами в форме «лирических отступлений».

Вот и на данной картине изображено одно из отступлений.

«Евгений Онегин». Глава 1. «Еще бокалов жажда просит залить горячий жир котлет».

Художник Н. Кузьмин

« Все мы знаем «Евгения Онегина» со школьных лет, но это неполное, поверхностное знание. Я не раз обнаруживал, что даже интеллигентные люди путают либретто к опере Чайковского с творением Пушкина. Преодолеть, иллюстрируя «Онегина», этот оперный штамп, освободить в сознании читателя роман Пушкина из-под наслоений оперных образов — было одной из задач иллюстратора,»-считал Н.Кузьмин.

«Евгений Онегин». Глава 1. «С героем моего романа без предисловий сей же час позвольте познакомить вас». Художник Н. Кузьмин

«Он был любим…по крайней мере

Так думал он, и был счастлив».

У каждого художника свой путь в искусстве, но иллюстратора отличает в особенности многообразная нагрузка памяти. Он имеет дело с литературой разных стран и времён, и от него требуется постижение духа литературного произведения и той эпохи, в которой живут и действуют герои. Иллюстратор обязан держать в памяти уйму вещей. Он должен помнить, в какие платья одевалась, какую прическу носила и на каких креслах сидела Татьяна Ларина, он должен знать как запрягается русская тройка, как выглядит печь в крестьянской избе и в какой руке держал Онегин свою шляпу при встрече с Татьяной в первый раз. Он должен заприметить, как отражаются на человеческом лице и в жестах радость и горе, боль и отчаяние, великодушие и скупость, ибо ему придется передавать душевные движения литературных героев. Все эти «заготовки» накапливаются в кладовой. .

Список используемой литературы

1. Н.Кузьмин «Художник и книга»

2. А.С.Пушкин «Евгений Онегин»

Размещено на Allbest.ru

Подобные документы

Виды и тематика лирики. Субъективно-лирическая и гражданская поэзия А.С. Пушкина лицейского периода. Лирика А.С. Пушкина Болдинской осени 1830 г. Зрелая лирика А.С. Пушкина 30х годов: темы, образы, жанры. Становление реализма в лирике А.С. Пушкина.

курсовая работа [117,1 K], добавлен 02.06.2012

А.С. Пушкин и М.Ю. Лермонтов — два типа мировоззрения. Влияние кавказской темы на творчество А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова. Концепции творчества Лермонтова, художественное своеобразие его произведений о Кавказе. Анализ произведений Пушкина о Кавказе.

курсовая работа [68,0 K], добавлен 15.05.2014

Определение роли и значения образа Петра I в творчестве А.С. Пушкина, выявление особенностей, неоднозначности и неординарности исторического деятеля, показанного писателем (на примере произведений «Арап Петра Великого», «Полтава», «Медный всадник»).

курсовая работа [35,8 K], добавлен 30.04.2014

Пушкин как родоначальник новой русской литературы. Знакомство Пушкина с поэтом Жуковским. Влияние южной ссылки Пушкина на его творчество. Издание в 1827 году литературного журнала «Московский вестник». Творчество 1830-х годов. Последние годы жизни поэта.

реферат [16,1 K], добавлен 13.10.2009

«Вольнолюбивые» идеи произведений А.С. Пушкина «Капитанская дочка» и М.А. Шолохова «Тихий Дон», их исторические основы. Анализ судеб героев данных литературных произведений в исторических катаклизмах. Основные персонажи, определяющие фабулы романов.

реферат [32,7 K], добавлен 30.01.2013

Основные периоды в жизни А.С. Пушкина, имеющие свои характерные черты. Ранний и поздний периоды в лицейском творчестве. Южная и Михайловская ссылки. Лирика михайловского периода. Венчание Пушкина с Наталией Гончаровой. Дуэль между Дантесом и Пушкиным.

презентация [922,4 K], добавлен 05.11.2013

Семья А. Пушкина и их влияние на судьбу великого поэта. Роль Арины Родионовны в жизни Пушкина. Учеба поэта в Царском Лицее. Помолвка Пушкина с Натальей Гончаровой. Творчество периода Болдинской осени. Роковая дуэль, на которой Пушкин был смертельно ранен.

презентация [1,4 M], добавлен 18.04.2011

История женитьбы Пушкина на Наталье Гончаровой. Первая встреча Дантеса с Пушкиным и его ухаживания за Натальей. Вызов на дуэль Пушкина Дантесом и переговорный процесс между ними. Смертельное ранение Пушкина на дуэли, его похороны, горе близких людей.

реферат [41,0 K], добавлен 27.08.2009

Обзор взаимоотношения русской поэзии и фольклора. Изучение произведений А.С. Пушкина с точки зрения воплощения фольклорных традиций в его лирике. Анализ связи стихотворений поэта с народными песнями. Знакомство с лирикой А.С. Пушкина в детском саду.

курсовая работа [46,0 K], добавлен 22.09.2013

Мир классической древности в творчестве А.С. Пушкина: особенности осмысления, интерпретации. Формы проникновения античных сюжетов в творчество писателя. «Евгений Онегин» как роман, синтезирующий отечественную, мировую культуры в изображении русской жизни.

курсовая работа [49,8 K], добавлен 12.06.2014

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: